home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



63

– СЕРЕБРЯННИКОВ!!! – орал я, ворвавшись в больницу. – В КАКОЙ ПАЛАТЕ СЕРБЯННИКОВ??? Немедленно отведите меня к сыну!!! Покажите мне Ваню!!! Быстрее!!!

– Феликс Абрамович. – Тряслась молоденькая медсестричка в приемной. – Н-не надо т-так нервничать… Вы успокойтесь, п-пожалуйста, с-сейчас придет доктор и в-все вам объяснит…

– НЕТ, УЖ! – бесновался я. – Я БУДУ НЕРВНИЧАТЬ! ЭТО МОЙ СЫН, А НЕ ВАШ!!! ГДЕ ОН?

В бессилии я прислонился к стене. Господи, господи, неужели?… мой единственный сын – наркоман. Я просто не мог в это поверить. Может это был хитрый трюк Марины – попытка привлечь мое внимание, вернуть в семью? Нет… вряд ли… Таким не шутят…

Надо было видеть ужас и страх на лицах медперсонала и пафосных родителей, которые пришли навестить своих непутевых чад. Хотя за спиной у меня был лишь преданный охранник, одного его вида вкупе с моим грозным взглядом хватило на то, чтобы создать эффект присутствия целой роты ОМОНа или танкового полка.

– Ф-Феликс Абрамович?! – С лестницы спустился лысоватый потненький врач с огромным носом и мерзковатой улыбкой. – П-пожалуйста, не надо н-нервничать… Я сейчас вас отведу к сыну. А вы, пожалуйста, будьте покорректнее, ведь это все-таки больница… Пациенты и посетители напуганы. Пойдемте со мной…

Я понимал, что эта сраная клиника больше думает о своей репутации, чем о судьбе моего сына и моих чувствах, и это меня бесило еще больше. Я знал, какие деньги они срывали на пациентах типа Ванечки и прочих богатых недотепах. От злобы я со всей силы саданул кулаком по стене. Мерзотный докторишка, потея и лебезя, постарался увести меня наверх побыстрее, попутно кинув льстивый извиняющийся взгляд в сторону запуганной и онемевшей толпы.

Мы поднялись на второй этаж. По пути я узнал массу нового. Лучше бы врач не рассказывал мне этого.

Оказывается, уже год мой сын употреблял наркотики. Травка и кокаин давно не приносили ему нужного кайфа, и последним его увлечением стал героин. Ваня конкретно сидел на игле…

Героин?! Это же все – конец!!! Ну неужели ему было мало ощущений на свою жопу? Неужели я мало ему давал?!

Я слушал речи врача в пол-уха и только крепче сжимал зубы, словно голова плавилась от выступившего пота. Перед входом в палату врач попросил меня быть, так сказать «поспокойнее», ибо зрелище, которое предстояло мне увидеть, по его словам, будет «далеко не самым приятным».

Пальцы моего спутника медленно опустились на дверную ручку и я услышал омерзительный скрип. Из палаты повеяло запахом лекарств, раздался невнятный стон. Я содрогнулся, осторожно просунул голову в дверь и увидел ЕГО…

Мой сын, мой единственный сын, лежал на кровати весь бледный и дрожащий, опутанный тяжелыми ремнями, полностью сковавшими его. Кожаные путы надежно стягивали его руки, а он бился и мычал, трясясь словно в агонии. Крепкие замки сдерживали его руки, и я видел, какие раны он уже себе натер. Даже простыня и одеяло были в крови. Мощнейшие лекарства и транквилизаторы не помогали – я видел, как вены проступают у него на лице, кровь запеклась на обкусанных губах, а глаза, казалось, выпрыгнут из орбит.

Мыча и барахтаясь, сын пытался освободиться от невероятных мук. Но все тщетно – сделать он ничего не мог.

– ПАПА!!! Папочка!!! – застонал он, когда увидел меня на пороге палаты. – Как я рад, что ты приехал! СКАЖИ ИМ, ЧТОБЫ ДАЛИ МНЕ ДОЗУ!!! ВСЕГО ОДИН РАЗ, Я ЖЕ УМРУ… ПАПА!!!

Он снова попытался освободиться от пут.

– Забери меня отсюда, умолляюю… Забери скорей!!! Мне так плохо… ПАПА!!! – Наклонив голову вбок, он выблевал в стоящий рядом с кроватью таз потоки омерзительнейшей желто-зеленой слизи. – Аааа… как плохо… умоляююююю… Забериии!!!!!

– Пиздец… – Едва сумел вымолвить я. – Долетался…

Я не верил своим глазам. Злость и невероятная жалость боролись во мне. Пожалуй, впервые во мне просыпалась отеческая любовь – настоящая и искренняя. Как ни крути, хоть я и считал Ванечку сосунком и червяком, я всегда хотел лишь одного – чтобы он вырос сильным человеком, чтоб превзошел меня, жил счастливо. Я любил его, любил моего единственного сына…несмотря ни на что…

– Вы только не волнуйтесь, Феликс Абрамович! – доктор попытался увести меня из палаты. – Мы применяем самые новые, самые гуманные способны лечения! Наш метод абсолютно надежен и гарантирует 100 % выздоровление! Все наши специалисты проходили практику в лучших западных клиниках.

– ААААААА!!!!!!! КАК МНЕ ПЛОХО!!!!! – в этот момент заорал Ванечка. – Я БОЛЬШЕ НЕ МОГУ… ВКОЛИТЕ МНЕ ЧТО-НИБУДЬ!!! Я НЕ МОГУ ТААААААК… – Он весь сжался и дернулся ко мне, словно хотел прильнуть ко мне, прикоснуться к моему сердцу, однако тугие ремни сдержали его запястья и откинули назад. – ПАПА… ПОМОГИ…

Слезы наворачивались мне на глаза. Я должен был ему помочь, должен был спасти его. Но как?!!! КАК?!!!

Я ведь не мог помочь даже самому себе… И тут я вспомнил про Полину!!! НЕЛЬЗЯ БЕЖАТЬ ОТ ПРОБЛЕМ! Да, нельзя, подумал я принял решение! Я должен был повести его по самому сложному пути, который бы дал искупление, но какой ценой!!!

Повернувшись к доктору и стараясь быть как можно жестче, я спокойно сказал:

– Все. Хватит. Я забираю сына.

– П-простите, Феликс Абрамович?! – осекся тот.

– Я забираю сына. Увожу его с собой. И не вздумайте мне мешать.

– Что значит, увожу?.. – Не понимал тот.

– Вы поняли мою последнюю фразу? – не обращая внимания на его реплики, спросил я.

– Д-да-да… п-понял… – Испуганно залепетал доктор, глядя на меня круглыми глазами.

– Вот и славно.

– Вадик! – заорал я охраннику, который все это время дежурил в коридоре. – Давай отвязывай его. Понесешь до машины на руках.

– Но-но, Феликс Абрамович… Он же может умереть без нужного ухода, без лекарств и процедур!!! – заколебался тот. – Вы понимаете, что это очень опасно???

– Молчать!!! – рявкнул я.

– Ф-Феликс Абрамович… – Доктор таки осмелился подать голос. – Я все-таки протестую…Вы потеряете сына, если увезете его из клиники…

– И ТЕБЯ ЭТО ТОЖЕ КАСАЕТСЯ!!! – заорал я.

Врач побледнел, но больше не посмел даже пикнуть. Стараясь не смотреть мне в глаза, он дал сигнал санитарам. Медики стали отвязывать Ванечку. Почувствовав ослабление оков, сын стремительно дернулся и попытался вырваться. Но я был наготове – бдительный Вадик по моей команде тут же уверенно сдержал его натиск.

– Быстрее! – командовал я. – Забираем его! Всe!

Я велел охраннику закинуть сына на плечо, и мы двинулись на выход. В последний раз взглянув на перекошенное лицо доктора, я вышел из палаты. Я не знал, почему я так поступаю, но что-то внутри подсказывало мне, что я все делаю правильно!

Мы быстро сбежали вниз и вынесли сына из больницы. Бьющийся в судорогах сын сопротивлялся, и доставил нам немало хлопот – даже больше, чем пытавшаяся остановить нас на выходе охрана. Вслед нам смотрели десятки изумленных глаз. Некоторые люди даже выбежали на улицу, но противостоять моим действиям никто не решился.

– Садись на заднее сидение. – Крикнул я Вадику, когда мы затолкали туда сына. – Будешь держать его и следить за ним… Поехали быстро, пока они не опомнились…

– Уууууу!!!!!!!!!!!!! – словно в ответ мне, завыл Ванечка.

– Феликс Абрамович, – судорожно спросил охранник, уже садясь в машину и обхватывая Ванечку крепкими руками. – Простите, только что теперь?

– Я знаю, что. А ты – держи его и готовься. Дорога предстоит неблизкая, но я щедро тебе заплачу.

– Феликс Абрамович, – сказал охранник, – я помогу вам в любом случае, и это не вопрос денег…

– Тогда в путь, – мне была очень приятна подобная преданность, – сейчас только заедем на заправку.

Вадик, держа Ванечку, покорно кивнул, а я вытащил из кармана брюк ключи зажигания и нажал на газ. Я даже не хотел представлять, какой скандал завтра будет в прессе, как отреагирует на мое решение Марина, каковы будут последствия моего похищения ребенка из больницы – это в тот момент волновало меня меньше всего. Я думал, как спасти Ваню.


предыдущая глава | Звездопад. Похороны шоу-бизнеса | cледующая глава