home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



14

Феофил пришел в гостиницу поздно вечером и созвал всех, чтобы сообщить новости. Атрет остался в своей палатке, но сотник никак на это не отреагировал.

— Корабль уходит в Рим послезавтра, — сообщил Феофил собравшимся. — Это александрийское судно, стоит оно в четвертом доке, в северной части гавани. Сейчас корабль загружается. Документы я вам приготовил. — Сказав это, сотник передал Вартимею мешочек с золотыми монетами. — Раздай монеты, чтобы все могли купить провизии на дорогу.

Когда все разошлись, Феофил отозвал Рицпу в сторону. «Отойдем к воротам». Он посмотрел через двор на Атрета, который неподвижно сидел на своем месте, прислонившись спиной к столбу. Бывший гладиатор смотрел на все происходящее холодным, напряженным взглядом.

Засунув пальцы за пояс, Феофил вынул оттуда несколько золотых монет.

— Раз уж Атрет так упрям, что и деньги от меня брать не хочет, я отдам их тебе.

Рицпа положила свою руку на его ладонь.

— Спасибо тебе за заботу, Феофил, но Атрет взял с собой деньги.

Сотник помедлил, пристально глядя на нее, желая убедиться, что она отказывается от денег вовсе не из чувства гордости. Потом кивнул.

— В любом случае, здесь достаточно, чтобы добраться до Рима. Ему ведь пришлось оставить все свое имущество.

— Все это ничто по сравнению с его желанием вернуться домой.

Феофил грустно улыбнулся.

— Из всех, с кем мне только приходилось сталкиваться в битвах за двадцать пять лет службы, германцы были самыми яростными и решительными в борьбе за свою свободу. Это неумолимый народ. Иудеи похожи на них, но Тит едва их не уничтожил. Те немногие, кто остался в живых после холокоста в Иудее, теперь рассеялись по империи.

— Стремление к свободе живет в каждом человеке.

— Такими нас создал Бог. Труба Христа звучит, и по Его благодати я ее слышу. Молись Богу о том, чтобы и Атрет услышал ее тоже.

— Я молюсь. Постоянно.

— Я не сомневаюсь, — сказал Феофил и нежно прикоснулся к ее щеке.

— Много нам понадобится сил и средств, чтобы добраться до Германии?

— Больше, чем Атрету кажется. Вот мы и увидим, хватит ли у него мудрости, чтобы принять помощь от других людей.

Рицпа смотрела, как сотник вышел за ворота. Когда он оглянулся, она уже направлялась к Атрету.

— Что–то долго вы разговаривали, — сказал германец, глядя на Рицпу мрачным взглядом.

— Феофил наш друг. — Рицпу встревожил гнев, который она увидела в глазах Атрета.

— Может быть тебе он и друг. Но только не мне.

— Он может быть и твоим другом.

— Что он тебе дал?

— Он предлагал деньги, чтобы купить провизию в дорогу. — Рицпа увидела, каким каменным стало лицо германца. — Я знала, что ты не захочешь, чтобы я взяла эти деньги, и я не стала брать.

— Все необходимое я куплю завтра утром.

— Феофил сказал, что тебе не хватит денег, чтобы добраться до Германии.

— Когда нам что–нибудь понадобится, оно у меня будет.

Рицпе не понравился его тон. У нее не было желания спрашивать, как именно он собирается это делать.

— В следующий раз, когда будешь с ним говорить, скажи ему, что, если он еще раз к тебе прикоснется, я его убью. — Сказав это, Атрет встал и, выйдя за ворота, направился в сторону, противоположную той, куда пошел Феофил.

Рицпа услышала, как он стучал в ворота, когда уже давно стемнело. Хозяин гостиницы впустил его, и она приподнялась, наблюдая, как германец идет к своему месту ночлега. Пройдя через двор нетвердой походкой, Атрет упал на солому. Обеспокоенная, Рицпа снова легла.

На следующее утро, когда Рицпа молилась вместе с остальными верующими, он встал и покинул гостиницу. Другие также обратили на это внимание.

— Хочешь пойти с нами на рынок? — спросила Рицпу Поркия.

Рицпа отказалась, выдавив из себя улыбку и заверив, что с ней все в порядке. Но про себя она думала, неужели Атрет снова отправился пить? Она молилась о том, чтобы ее опасения не подтвердились. Но если он вернется, полностью забыв о своей ответственности за нее и за Халева, ей придется взять дело в свои руки.

Она поиграла с Халевом, пока тот не уснул, после чего сама прилегла рядом с ним на солнышке. Ей было приятно чувствовать солнечное тепло. Она с удовольствием смотрела, как подрос Халев, представляла, каким он станет красивым. Свернувшись калачиком рядом с ребенком, она незаметно заснула с мыслями о том, как будет хорошо, если она сможет привести к Богу и Халева, и Атрета.


*  * * | Рассвет наступит неизбежно | *  * *