home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


5

— Черт подери, — еле слышно сказала я Дориану.

Он просто крепче сжал мою руку, а его улыбка расползалась шире. Я не боялась Изабель, вовсе нет. На самом деле, я не думала, что она сможет отбить у меня Дориана, и по магическим способностям она не шла ни в какое сравнение со мной. Вообще-то Изабель учила меня контролировать воздух и ветер, ее специализации, и я быстро превзошла ее. Несмотря на это, она была остра на язык. Я была уверена, что ужин с ней выльется в поток подлых пассивно-агрессивных замечаний. Грубоватый характер Рюрика делал его прекрасным специалистом по метанию колкостей, так что я надеялась на его помощь.

Однако, как только мы сели, в скором времени я поняла, что Изабель не единственная, кого мне стоит опасаться. Прочие присутствующие здесь аристократы не имели значения, но новое лицо заслуживало внимания. Ее звали Эдрия, и она была матерью Изабель. Она выглядела как привлекательная достопочтенная дама. Причем ее волосы и глаза были темными. Изабель была голубоглазой с роскошными золотисто-каштановыми волосами, которые делали ее ошеломляюще красивой. Тело Изабель также внесло немалый вклад в ее привлекательность. То что действительно объединяло этих двоих женщин — это хитрость, коварные поступки. Это означало для меня, что обе не будут долго сомневаться, когда дело дойдет до защиты собственных интересов. И было ясно, что мои отношения с Дорианом не были в их интересах.

На публике же этикет был превыше всего, и Эдрия была образцом вежливости.

— Ваше Величество, какая честь.

— Благодарю, — сказала я, усаживаясь рядом с Дорианом на очень уютном и богато украшенном двухместном диване.

Нас прижало друг к другу, против чего, я знаю, он не возражал, а его глаза продолжали ощупывать мое тело. Наши ноги были так близко друг к другу, что я пошла на уступку и позволила моей ноге слегка повиснуть на его. Наш диван был плотно придвинут к столу, так что длинная тяжелая скатерть скрыла эту мою дерзость, так же как и его руку, которая покоилась на моем бедре.

— Я удивлена видеть вас здесь, Ваше Величество, — скромно сказала Изабель.

Глядя на ее грудь, фактически вываливающуюся из платья, я задавалась вопросом, как я могла чувствовать неловкость по поводу моего обтягивающего лифа.

— Я думала вы заняты управлением вашей страной и вашими... человеческими делами.

— Это вовсе не удивительно, — заметил Рюрик, прежде чем потянулся за гигантской куриной ножкой.

Он зверски откусил огромный кусок, но подождал, пока проглотит, прежде чем продолжить высказываться. Это был прогресс в его прежних манерах.

— Она и мой господин едва могут жить друг без друга.

Я улыбнулась над употреблением "мой господин". Даже после того как Дориан отправил Рюрика служить мне, солдат по-прежнему продолжал считать Дориана своим хозяином.

— Конечно, — сказала Эдрия, врываясь в разговор, когда выражение лица Изабель стало враждебным. — Но из того, что мы слышали, разве вы интересуетесь подобными обязанностями. Поистине, я не ожидала увидеть вас в столь... прекрасном одеянии.

— Очень милое, — сказал Дориан.

Он наконец оторвал от меня свой взгляд и подал знак, чтобы ему долили вина.

Мне совсем не обязательно любить обсуждения моей внешности, даже если обсуждение велось в позитивном русле, но похвала способствует укреплению моего социального статуса.

— А меня удивляет ваше удивление, — сказал Рюрик, на этот раз говоря с набитым ртом.

Что ж, мы могли лишь ожидать такой большой прогресс.

— Все слышали, как прекрасна моя госпожа. Мужчины повсюду хотят ее, но, конечно, она бы выбрала только лучшего себе в супруги. Как мой господин.

Слышать такое от Рюрика было почти очаровательно, но не для тандема матери и дочери.

— В моем понимании, — сказала Эдрия деликатно, — ваша притягательность представляет собой нечто большее, нежели ваша, хм, внешность. Вы и ваша благородная сестра ценны вашими будущими детьми. Я уже вижу, что у нее множество поклонников.

Я посмотрела через комнату на Жасмин, сидящую рядом с Шайей. На лице Жасмин была искренняя улыбка, но я не могла сказать, была ли она вызвана выходом в свет, обществом или собравшимися мужчинами, которые, казалось, осыпали ее комплиментами. Я заставила себя отвести хмурый взгляд.

— Ни у моей сестры, ни у меня нет намерения обзаводиться детьми, — сказала я, поворачиваясь к моим собеседникам.

— Как печально, — сказала Эдрия, слегка метнув взгляд на Дориана. — Как печально для всех нас.

— Ваше Величество, — обратилась Изабель, — вы встречались с моими детьми?

Я вздрогнула от удивления. Я и забыла, что у нее есть дети. Мать и дочь возможно намекали, что пророчество составляло половину моей привлекательности, но я знала, что Изабель, потеряв мужа, приехала ко двору Дориана в поисках влиятельного мужчины, используя как свою красоту, так и плодовитость.

Я проследила за ее взглядом в сторону столика у камина. Большинство его обитателей были молодыми. Это было похоже на детский столик на День благодарения. Я видела немногих детей джентри и могла лишь предположить, что потомство Изабель отличается рыжими волосами. Она сама подтвердила мою догадку.

— Это моя дочь, Ансония.

По человеческим меркам я определила бы возраст Ансонии около десяти или одиннадцати лет. Ее блестящие волосы были заплетены в косы на голове, и она хихикала над щенком, который продолжал подталкивать ее ноги, несомненно прося подачку.

— Рядом с ней мой сын, Пэгил.

Он был серьезного вида молодым человеком, резко контрастируя с его смеющейся сестрой. Собственно говоря, он выглядел немного старше Жасмин. Его рыжие волосы были темнее, чем волосы Ансонии, больше походя на Изабель, а его серо-голубые глаза критически оценивали выходки щенка, будто бы решая, одобряет ли он их. Наконец, крошечная улыбка появилась на лице, преображая его и заставляя нескольких ближайших девочек-ровесниц вздохнуть с обожанием.

Изабель четко представила своих детей как удар против меня, но я уловила искреннюю привязанность в ее глазах, когда она рассматривала их. Я всегда считала ее приезд ко двору с целью толкнуть себя в объятия какого-нибудь мужика граничащим с проституцией, но здесь надо смотреть на обстоятельства. Ее муж умер, оставив семью с финансовыми проблемами. Это делало ее действия более понятными, но я все равно считала ее сукой.

— Дети — это такая радость, — сказала Эдрия, вновь поглядывая на Дориана.

Я тоже посмотрела на него в то время, как он пристально разглядывал Ансонию и Пэгила. Изучение Дориана в течение долгого времени научило меня, что его глаза хранили тайну истинных чувств, в то время как он носил на лице то ленивое и таинственное выражение. И сейчас я увидела вспышку восхищения и тоски, скрытую в этих зеленых омутах. Странное ощущение вспыхнуло у меня в животе, и в первый раз я действительно могла поверить, что Дориан хотел от меня детей лишь потому, что хотел стать отцом, а не по причине наличия тайного плана. От всего этого я неожиданно ощутила чувство вины. И словно прочитав мои мысли, Дориан обратил свое внимание на меня. Его улыбка согрела, и вся тоска, которую выдавали глаза, теперь сменилась любовью, любовью, которая быстро смешалась со страстью, когда он снова осознал мое присутствие. В действительности, желание Дориана, казалось, усилилось по сравнению с тем, когда я впервые вошла, и я вдруг задалась вопросом, предпримет ли он в конце концов серьезную попытку эксгибиционизма. Но нет, сделав глубокий вздох, который, казалось, восстановил его контроль, он с уважением взглянул назад на своих гостей.

И все же, под столом я чувствовала руку, сжимающую мое бедро, его пальцы скользили по гладкому шелку платья.

Дрожь охватила мое тело, но я все так же вежливо сохраняла свое внимание на других собеседниках.

— Просто поразительно, насколько легко Изабель удалось зачать детей, — продолжила Эндрия. — Если бы бедный Марэт был жив, то без сомнений, у них сейчас была бы дюжина детишек.

Мне хотелось указать на тот факт, что если Изабель настолько плодовита, то она наверняка бы забеременела, когда они с Дорианом были любовниками. Но это было бы дурным тоном, поэтому я промолчала. Такие разговоры были не по части джентри, однако, Рюрик бросился защищать мою честь и указал на то, о чем я промолчала.

— Но с тех пор вы были и с другими, — сказал он. — И у вас больше нет никаких детей.

Рука Дориана умело начала собирать складки юбки на моей ноге таким образом, что вскоре собрал ткань в кучу и полностью оголил мое бедро, так что теперь пальцы касались голой кожи. У меня было чувство, что он больше не обращает особого внимания на разговор, несмотря на убедительное изображение интереса, удерживая свой взгляд на каждом, кроме меня.

Изабель сверлила взглядом Рюрика.

- У меня было немного любовников.

Распущенность не была оскорблением для джентри, но в данном случае, преуменьшение её сексуальной жизни объяснило, почему у неё еще не появился ребенок.

Тем временем, рука Дориана скользнула на внутреннюю поверхность моего бедра, двигаясь медленно и осторожно, чтобы никто из окружающих не заметил. Затем он добрался до моего нижнего белья, его пальцы остановились, словно обдумывая это препятствие. Я выбрала нечто тонкое и кружевное, главным образом, чтобы быть неотразимой позже, в спальне, но похоже это пригодилось и сейчас. Он ухватился за край, выбирая момент, а затем дернул так сильно, что ткань разорвалась. В шумной комнате никто этого не услышал, а я едва лишь смогла удержать судорожный вздох. Я одарила его пронзительным взглядом, но он либо проигнорировал, либо не заметил. Я полагаю первое.

— Иногда боги просто ждут удобного случая или скорее правильного человека.

Глаза Эдрии метнулись к Дориану, который победно ей улыбался. Он облокотился на стол и подпер рукой подбородок, пока другая была под столом.

— Очевидно, что брак с Марэтом был правильным, и я уверена, что боги одобрительно улыбнуться следующему мужу Изабель.

Ее тон и вид не оставляли вопросов по поводу того, кто им будет.

Рюрик фыркнул с отвращением.

— Я верю, что боги прикладывают руки к нашим романам, но их не интересуют подробности — и разумеется не то, что происходит под простынями.

Или под столом. Пальцы Дориана, теперь не имея преград, скользили по всем направлениям меж моих ног. Я хотела выразить свое неодобрение, но это противоречило бы тому, какой влажной он меня нашел. Бессмысленная улыбка, которую он одаривал Эдрию, изменилась в слегка самодовольную. С хорошо отработанным навыком, один из его пальцев начал гладить меня, сразу же найдя место, которое воспламенило меня и заставило гореть от удовольствия. Мой пульс ускорился, как от возбуждения, так и от страха, что кто-нибудь заметит.

Затем, словно выставляя напоказ свою наглость, он мастерски продолжал вести разговор, пока работал над тем, чтобы возбудить меня.

— Что ж, если Изабель хочет нового мужа, мы определенно можем это устроить. У меня есть на примете несколько лордов, которые будут счастливы взять ее в жены, или даже в супруги, если она не пожелает еще каких-нибудь обязательств.

Из-за дразнящих пальцев промеж ног, остальная часть моего тела продолжала наливаться огнем. Я чувствовала, что соски затвердели, и пожалела, что мое платье из столь тонкого шелка. К счастью, никто, кажется, не обращал на меня внимания, хотя это могло измениться, судя по тому как быстро я приближалась к оргазму.

Предложение Дориана было не тем, что хотела услышать Эдрия, и выражения благодарности на лице явно было натянутым.

— Вы слишком любезны, Ваше Величество. Но было бы столь расточительно отдать такую плодородную женщину каким-то незначительным лордам. Конечно же, такой подарок как Изабель заслуживает чего-то более... королевского.

Ноющий, дрожащий экстаз, вызванный его прикосновением, вот-вот должен был взорваться. И к моему огорчению, я хотела этого. Мне было нужно довести все до конца. Кончить. Поэтому, для меня было шоком, когда его палец переместился с клитора, проскальзывая в меня. Это тоже доставляло удовольствие, но так же приносило и разочарование, учитывая как близко я была к оргазму. Я слега развела ноги, позволяя ему вернуться, но он продолжал проникать своим пальцем в меня. Его движения были сильными и быстрыми, но лишь незначительное его телодвижение могло указать на то, чем он занимается, и казалось, никто не замечает этого. Было нечто захватывающее, нечто опасно эротичное в осознании того, что он делал со мной при таком количестве свидетелей.

— Вы правы, — сказал Дориан, принимая серьезное выражение лица, словно он действительно рассматривал слова Эндрии всерьез. — И я знаю парочку королей, которые могут заинтересоваться. Рюрик, ты не помнишь… у Короля Лотосов есть супруга?

— Не уверен, — ответил Рюрик, явно наслаждаясь игрой Дориана. — Это тот, у которого седая полоска посреди бороды, верно? А еще у него немного заостренные уши?

— Он самый, — подтвердил Дориан.

И затем, без предупреждения, палец Дориана — такой влажный — выскользнул и вернулся обратно на клитор, начав гладить его с такой силой, что я практически сразу кончила. Я была почти на пике, и этого прикосновения было достаточно, чтобы подтолкнуть меня к оргазму. Мое тело сводило судорогой, поскольку волны блаженства проходили через меня, а Дориан все продолжал гладить, гораздо дольше, чем это было нужно. Наконец, он оторвался, и даже натянул мою юбку обратно, прежде чем возвратить руку на свои колени. Его губы были растянуты в очень довольной улыбке, хотя все его внимание было обращено на Изабель.

— Желаете ли вы, чтобы я вас официально представил?

Выражение её лица было холодным, а ответ её был жестким.

— Вы слишком любезны, Ваше Величество. Я бы не хотела доставить вам неудобство.

Я не обращала на нее много внимания, но теперь поняла, что она обращала его на меня. И я была уверена, что она единственная за столом, кто понял, что произошло — и это не приносило ей счастья.

— Совсем никаких неудобств, — уверил он. — Я посмотрю, что можно сделать.

Эдрия изо всех сил старалась увести беседу прочь от темы союза ее дочери с кем-нибудь, кто не был Дорианом. Я едва слушала, и когда ужин, наконец, закончился, я вернулась с Дорианом в его спальню. Моя слабость после оргазма уступила дорогу гневу, практически в тот же момент, как он закрыл за нами дверь.

— Какого черта ты вытворяешь?! — воскликнула я. — Ты не имел права этого делать!

Дориан издал смешок, аккуратно снял и сложил тяжелый плащ.

— Непохоже, что ты была против. Кроме того, тебе вообще повезло, что я ограничился именно этим, особенно после того, как ты появилась без предупреждения в таком платье.

— Эй, я не обязана консультироваться с тобой по поводу выбора моих нарядов.

— Нет, но тебе следует ожидать последствий.

Он быстро подошел ко мне, переместив руки на мою талию.

— И только из-за уважения в твоему глупому человеческому предубеждению, я не взял тебя в открытую. Вообще-то, ты должна быть благодарна.

— Благодарна?! — воскликнула я.

Я возмущалась, но по правде, близость его тела вновь возбуждала меня. О боже. Словно мое тело все время жаждало его прикосновений.

— Благодарна, — повторил он со свирепым блеском в глазах. — Особенно после того, как я оказал тебе услугу. А за услугу тебе нужно сейчас заплатить.

Хватка на моей талии усилилась, и он толкнул меня на кровать. Я могла легко сопротивляться — мы оба знали кто победит в рукопашном бою. Но я была более чем готова играть в эту игру, особенно, когда он быстро стянул с себя штаны и выставил на показ длинную, твердую эрекцию, которая, без сомнений, была готова взорваться оргазмом в тот момент, когда он увидел меня в платье.

Я до сих пор была влажная, и отчаянно хотела почувствовать его в себе, входящего так же сильно, как до этого были его пальцы. Но к моему удивлению, он не направился к моим ногам. Вместо этого, он прошел вперед и встал на колени так, что моя голова оказалась между ног, и затем он протолкнул себя между моих губ. Я удивленно воскликнула, но звук получился приглушенный, так как он заполнил мой рот и начал скользить туда-обратно.

Он был такой большой, что я едва смогла вместить его. Дориан знал, и похоже, гордился этим, удерживая свой взгляд на мне, в то время как вынуждал меня доставлять ему удовольствие ртом.

— Ты можешь взять его, — сказал он, ритмично двигаясь. — Ты возьмешь его. Я же говорил тебе: ты принадлежишь мне.

Это было грубо и агрессивно, но мы оба знали, что я не возражаю, когда Дориан играл доминирующего. Кроме того, такое разнообразие в нашей сексуальной жизни было очень возбуждающим. Джентри не возражали против орального секса, но из-за своей навязчивой идеи завести детей, предпочитали традиционный секс. Так или иначе, мысль о том, что он кончит мне в рот, на мои губы, сводила меня с ума.

Я могла чувствовать, как он увеличивается, видеть признаки напряжения в момент приближения кульминации. Его губы приоткрылись, из них вырвался слабый стон. И тогда, когда я была уверена, что он сейчас кончит, он вышел из меня, опустился ниже и проворно стащил с меня платье. Крепко схватив мои ноги и раздвинув бедра, вошел в меня с такой силой, что я выкрикнула и выгнула тело. Это длилось всего пару секунд, сильно и быстро, а затем он кончил, все его тело содрогалось, и то что он все-таки излился в меня, доказывало, что он все еще придерживается обычных убеждений джентри.

Когда он наконец выдохся, то рухнул рядом со мной, покрываясь потом и задыхаясь. Я нашла его руку, моё собственное тело обессилело по иным причинам, нежели его. Я вновь перекатилась на него, целуя его шею и пробуя соль с его кожи.

— Я была уверена, что ты кончишь мне в рот, — прошептала я, позволяя своему пальцу играть с его соском.

— Расточительно, — шепнул он, пробежав рукой по моим волосам.

— Разве?

Я приподнялась, заглядывая ему в глаза. Я понизила свой голос до томной и рискованной интонации.

— Ты говоришь, что не хотел бы этого? Позволяя себе кончить в мой рот, заполняя его, заставляя меня попробовать тебя на вкус... сглотнуть? Или возможно ты хочешь кончить на меня? Покрыть собой меня всю?

Его глаза слегка расширились, разжигая в нем желание. Он одарил меня загадочной улыбкой.

— Возможно. Возможно как-нибудь в другой раз.

Я игриво его подтолкнула.

— Дразнишь.

Он зевнул и снял рубашку.

— Это тебя заинтересует, и ты будешь предвкушать чего-то более радостного, чем исход битвы.

— Какой битвы? — спросила я.

Я тоже чувствовала себя уставшей, но его слова заставили меня насторожиться.

— Завтрашней, — ответил он.

Дориан немного отстранился от меня, чтобы натянуть покрывало на нас, затем я вновь оказалась в кольце его рук.

— Немного раньше я получил известие о некотором передвижении Рябиновых сегодня ночью. Я отправил туда армию, чтобы встретить их, и присоединюсь к ним завтра утром. Это около деревни на изгибе реки. Полагаю, Катрис надеется застать их врасплох, но шпион предупредил меня.

— Какое войско ты туда отправил?

Мы разбили войска по подразделениям.

— Первое и третье.

— Оба?! — воскликнула я. — Слишком много.

Он пожал плечами.

— Так же, как и у нее. Мы должны ответить тем же. Кроме того, те деревни являются ключевыми. Они поставляют нам много еды — нам обоим.

Я подавила дрожь. В тех деревнях так же было множество жителей. Придворные Дориана, фермеры и рыбаки, которых могли ограбить и убить, если у Дориана не получится вовремя предупредить их. Мы были союзниками, но опять же, я не могла отделать от чувства вины перед моим народом, находящимся под угрозой все это время — не говоря уже о его.

— Мне тоже нужно пойти, — прошептала я. — Я должна помочь.

Дориан погладил меня по волосам.

— Нет необходимости рисковать нам обоим. Кроме того, разве у тебя нет более приземленных человеческих проблем?

Да, я пообещала Ларе, что завтра выполню больше заказов.

— Но они не так важны, не так, как это.

— Понадобится лишь один из нас, — решительно сказал он. — Честно говоря, вероятно даже это не обязательно. У нас прекрасные главнокомандующие, но факт, что появление одного из нас поднимает боевой настрой наших армий и подрывает силу духа её войск. Ведь она-то не ставит свою изящную ножку на поле боя. Так что перестань беспокоится. Мы захватим их. У нас численное превосходство.

Он поцеловал меня в макушку, и принял моё молчание за согласие. Вскоре, я почувствовала, что он уснул, с той же легкостью, как и многие мужчины после секса. Но не я. Я уже давно страдаю бессонницей, из-за которой не могла заснуть всю ночь. Я устала от армий, подвергающих себя опасности. Я устала от выходок Дориана, подвергающих его опасности. Я хотела, чтобы убийства прекратились. Кийо думает, что остановить все это просто. Ох, если бы только это было правдой.

Через некоторое время, я оставила попытку уснуть. Выскользнув из объятий Дориана, я встала с кровати. Зная, что останусь здесь на ночь, я бы взяла с собой повседневную одежду, но ничего больше. Обыскивая его гардероб — который в два раза больше моего — я отыскала плотный атласный халат. Он был слишком большим, но зато отлично все прикрывал. Я вышла из комнаты в попытке убежать от ненужных мыслей.

В залах замка сейчас стояла тишина, все гуляки уже отправились по своим постелям. Я шла босиком по каменному полу, стараясь не споткнуться о чересчур длинный подол халата. Несколько стражников на посту поклонились, бормоча "Ваше Величество", как только я прошла.

Я давно уже усвоила, что в то время, как некоторые из моих человеческих повадок ставили джентри в тупик, большинство действий монарха — какими бы странными они ни были — не вызывали вопросов. Никто особо бы не задумывался над тем, что я брожу в халате Дориана.

Я дошла до пары стеклянных дверей, которые вели в один из прекрасных внутренних двориков Дориана. Я знала, что там прохладно, но идея посидеть снаружи показалась мне заманчивой. Там стояли на посту другие бдительные стражники, которые распахнули двери при моем появлении. Я знала этот дворик и знала, что в углу стоит потрясающе украшенный разноцветной мозаикой стол. Эту красоту было не различить ночью, но когда я села в кресло, мне открылся прекрасный вид на сад и многочисленные звезды. Мерцания факелов, развешенных на столбах вокруг, было достаточно лишь для освещения, и недостаточно, чтобы разрушить очарование ночи.

Красота и умиротворенность местности успокоили меня немного, но я все равно не могла отделаться от беспокойных мыслей о войне. Большая часть моей жизни проходила в постоянной борьбе, и мне казалось, что я застрахована от крови и убийства. Теперь я знала, что существует огромная разница между отдельным убийством и массовой гибелью. Одно, обычно, имело цель. Отдельное убийство наказывало виновного. Множество смертей на поле боя не наказали никого, кроме невинных.

— Миледи Терновая Королева?

Я подскочила, услышав шепчущий голос, обратившийся ко мне из темноты. Сперва, я ничего не заметила, и подумала, а не имеем ли мы дело с призраком. Затем, появился темный силуэт меж некоторых деревьев. Он приближался все ближе, открывая взгляду иссохшую фигуру женщины-джентри. Она была небольшой, меньше Жасмин, но её белые волосы были густыми и блестящими, а одежда — дорогой. Она остановилась передо мной.

— Кто... кто вы такая? — спросила я.

Мои слова прозвучали грубо, в большей степени из-за моего удивления.

Она не обиделась. И опять же, манеры королевы не обсуждались.

— Меня зовут Мастэра.

Я вздрогнула, и отнюдь не из-за ночного холода. В ней было нечто беспокоящее меня.

— Что вы здесь делаете?

— Я пришла поговорить с вами, Ваше Величество. Вы беспокоитесь из-за войны. Вы хотите остановить ее.

— Как вы узнали?

Она развела руками.

— Я прорицательница. Я чувствую события, некоторые из них в дальнейшем произойдут. А еще я так же помогаю советом.

Мой страх немного улетучился. "Прорицательница" еще одно причудливое название "экстрасенсов", насколько я знала. Когда вы имеете дело со сверхъестественным так же часто, как и я, вы сталкиваетесь и с так называемыми экстрасенсами. Большинство из них мошенники, и я подозреваю, что среди джентри такие тоже встречаются.

— Вы пришли, чтобы дать мне совет? — с усмешкой спросила я.

Мастэра кивнула, с серьезным выражением лица.

— Да, Ваше Величество. Я пришла, чтобы рассказать вам, как остановить войну — без пролития крови.


предыдущая глава | Железная корона | cледующая глава







Loading...