home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


12

   Каменный Паук не видел нас с Владом. Зато мы могли разглядеть его в подробностях. Кухонный шкаф из старого серванта мне сделал брат. Алексис впервые занимался мебелью, да ещё у него оказалась трудная задача: совместить шкаф и нижнюю батарею, поэтому шкаф вышел прилично выглядящим, но на деле кривоватым. Так что зеркала задней стенки отлично отражали только выход из кухни, но не саму кухню.

   Мягко ступая босыми ногами, Каменный Паук крался по "дорожке", уложенной из прихожей в кухню. Странно было видеть существо, настолько громоздкое на вид и настолько мягко крадущееся, словно переливающееся при движении.

   Кажется, я недавно радовалась, что "дорожка" глушит мои шаги?

   И что было бы, не будь рядом чуткого Влада?

   Каменный Паук остановился на пороге кухни и внимательно вслушался в тишину.

   Он знает, что на кухне кто-то есть. Наверняка слышал шорохи и позвякивание посуды.

   Яркий свет уходящего со стороны кухни солнца не попадал на него, но страшная слюдяная сеть в его руках тускло переливалась мутно-прозрачным мелким блеском.

   Знает ли он, сколько человек на кухне? Меня и Влада он ещё не видел. Для этого ему надо сделать шаг - и справа от него окажется холодильник. Так он может увидеть меня (сообразив это, я пригнулась), а вот если сделает следующий шаг - я, затаившаяся, сразу замечена не буду, зато Влад...

   Несколько мгновений мне казалось, что я вообще перестала дышать. Господи, как хорошо, что форточка на кухне открыта и наше присутствие приглушено уличным шумом: у меня под кухонными окнами - довольно активная дорога с троллейбусами и автобусами, да ещё она идёт вниз с горки - гудения разогнавшихся машин хватает... Никогда не думала, что такая дорога - плюс для живущего в квартире.

   Итак, собственного дыхания не чувствую. Волка тоже не слышно, но он по определению хищник, умеющий прятаться в засаде.

   Я перевела взгляд на стол, рядом с раковиной. Почему я не сообразила сразу выдвинуть ящик стола с другими ножами и вилками? Хотя что могут значить столовые приборы против мускулистого человекообразного зверя с сетью, убивающей по-садистски - не сразу? Пусть Владу и понравилось, что я сразу схватилась за вилку, как за оружие.

   Каменный Паук шевельнулся. Кажется, ему что-то послышалось за спиной, в жилой комнате? Ведь не зря он слегка, еле заметно, повернул голову - ухом к комнате.

   Его движение резко отозвалось на моих, впавших было в ступор мозгах. Если он сделает эти последние два шага на кухню и волк кинется на него из-за холодильника, то бой будет лицом к лицу, на равных, потому что Каменный Паук явно ожидает нападения! Нет. Не на равных. Потому что на прыжок оборотня он ответит инстинктивно брошенной вперёд сетью! Что для Влада станет либо увечьем, в результате которого его нетрудно будет добить, либо смертью: где-то читала, что сильный удар по носу обычного волка убивает мгновенно.

   Мозги лихорадочно вскипели. Комната! Он всё ещё прислушивается к комнате!

   Я мгновенно представила обстановку внутри комнаты. Что мне нужно?! Поверхность, с которой легко сбросить хоть что-нибудь! Книжные полки! Там полно безделушек! Но я никогда не пробовала телекинеза! Голос Назария ехидно возразил: "И? Трудно попробовать сейчас? Сбрось что-нибудь! Гы-ы... Тебе за это ничего не будет!"

   Коробка с "радугой"! С игрушкой, которая словно разваливается на изгибающиеся обручи! Она лёгкая, но грохоту от неё! Я зажмурилась. Вот она - коробка. Перед глазами. Медлить нельзя. Каменный Паук сейчас снова вернётся к прослушиванию кухни.

   Я представила, что в комнату ворвался сильный ветер - от Алексиса. Он швырнул лёгкую коробку с обычного места - и!.. От странного звука - упавшего с треском лёгкого предмета - Каменный Паук подпрыгнул на месте, одновременно разворачиваясь и вбрасывая сеть в комнату! И яростно зашипел-зарычал от боли и злобы: почти одновременно с броском сети на его спину кинулся волк!

   Оба повалились в сторону прихожей. Я выскочила из кухни, но только беспомощно смотрела на жуткую схватку двух рычащих существ. Как помочь волчьему оборотню?! Оба существа стремительно катались от стены к стене, не давая возможности даже разглядеть хоть какое-то уязвимое место у одного из них. И, только я подумала, что надо бы схватить что-нибудь дубинистое - хотя бы скалку! - и попытаться огреть Каменного Паука по башке, как бойцы отскочили друг от друга.

   Хорошо ещё передо мной оказался Влад.

   Ох ты ж... "Дорожка" превратилась в нечто изрезанно косматое и окровавленное - и это, несмотря на то что сеть осталась в комнате! Почему, кстати? Ах вот в чём дело... Рычащий Каменный Паук судорожно прижимал к себе прокушенную кисть. Но уже сейчас он медленно, движение за движением, подтаскивал сеть к себе - ногой. Вторую руку он вытянул к волку, сдерживая его атаку. Приглядевшись, я сообразила, что он экранирует оборотня, создав невидимую преграду перед ним. Волк тычется носом в неё, но пройти не может...

   Недолго думая, я немедленно задалась вопросом, какие обычно ставятся в учебниках по магическим приёмам: как убрать экран-преграду, если её делает примитивное магическое существо? Мгновенный ответ: невидимый меч - всего лишь иллюзия - сразу рухнул на концентрат силы

   Волк чуть не упал, когда преграда резко исчезла перед ним. Но лишь одно спотыкающееся движение лапами и мордой к полу - и оборотень будто выстрелил собственным телом вверх, обрушившись на Каменного Паука сверху. Тот упал даже не потому, что на него кто-то кинулся, а потому что волк оказался довольно тяжёл. Когда на плечи рушится такой вес, редко кто может устоять на ногах.

   Но, падая, Паук успел дёрнуть к себе сеть и метнуть её на собственные плечи. От личного оружия он-то был защищён, а вот волк...

   Злая, как тысяча чертей в аду, я топталась на месте, боясь сделать шаг и к дерущимся: страшно - как будто беснуется вихрь из шерсти и крови, приправленный злобным рычанием; и назад - на кухню нельзя: а вдруг без меня что-то изменится, а я не смогу понять этого и сама попаду в ловушку?!

   Но скалка!!

   Как тяжело, оказывается, применять знания на практике! Легче чисто по-житейски! Я не выдержала и метнулась в кухню, схватила с разделочной доски, висящей на стене, над газовой плитой, скалку и мгновенно подскочила снова к двери. И что-то при взгляде на Каменного Паука вдруг подумалось: а хватит ли удара скалкой? Голова-то у него... Тоже чуть ли не каменная!

   Судорожно отпрянула в сторону, когда внезапно Каменный Паук тяжёлым мячиком отпрыгнул от пола и с размаху швырнул волка, резко схваченного за шкуру, прямо в меня. Впрочем, может, на меня и не рассчитывал кидать, но так уж получилось...

   Влад влетел прямо в шкаф. Он ещё падал на пол - вместе с посудой и осколками стеклянных дверец, когда Каменный Паук снова шустро бросился к нему. И оторопел, застыл на месте. На пороге, между ним и грохнувшимся, явно оглушённым падением волком, встала я. Со скалкой в руках. Правда, скалки он уже не увидел. Его красные глаза расширились при виде горящего ослепительно белым пламенем боевого меча.

   - Ну, скотина... - медленно и свирепо протянула я. - Попробуешь напороться на моё оружие? А? Попробуешь?!

   И медленно пошла к нему, вздёрнув верхнюю губу в невероятно злобном оскале...

   Каменный Паук попятился было от меня - и вдруг нырком согнулся за сетью - подобрать. И снова встал на месте, угрожающе ворча и с ненавистью глядя на меня.

   Но и я перешла какую-то странную грань, которой сама не понимала, лишь зная одно: делаю всё правильно. И правильно то, что делается со мной.

   Каменный Паук затих, всё обворачивая сетью руку и немигающе глядя на меня. Его-то острые слюдяные звенья не брали.

   А перед моими глазами всё поплыло. Нет, я крепко стояла на ногах. Но тесные стены моей квартиры медленно растворялись, словно не стены это были, а грязь на стёклах, которая сейчас и смывалась невидимым дождём. А сквозь стены - или всё-таки стёкла? - просачивалась странная сумрачная мгла. И чем больше раздавалось в стороны недавно узкое, замкнутое пространство, чем темней становилось вокруг, тем неотвратимей изменялась и я сама. Что принимала как должное, ничему не удивляясь.

   Сначала моя обычная одежда отяжелела и стала металлически жёсткой. Магические доспехи - в придачу к мечу. Затем огрузились ноги - и я, не видя, знала, что, только что босые, они странно привычно облеплены высокими сапогами, укреплёнными металлическими поножами. Необычная обувь оказалась очень кстати, поскольку я уже стояла на снегу - не на белом, а на режуще глаз тёмно-жёлтом. Чуть далее я ощутила, как пропала резинка, которой обычно скручивала волосы в "хвост", а на грудь сползли две косы, с вплетёнными в них магическими артефактами - на первый взгляд, обычными металлическими украшениями-безделушками.

   Очертания моей квартиры пропали напрочь - и кожу на лбу слегка смял чувственно тугой обруч.

   "Это всё моё", - спокойно решила я-другая, глядя на Каменного Паука и сквозь него - и видя бескрайнюю пустыню, наполненную лёгкими бегучими тенями.

   Каменный Паук огляделся и завыл, упал на колени. Я уже хотела отпустить его, чтобы уходил подобру-поздорову и больше не возвращался, как вдруг... Меня словно отодвинули в сторону, и холодный голос сказал, жёстко шевеля моими губами:

   - Гниль - к гнили!

   Паук заверещал, но происходящее уже вошло в странную и страшную точку неотвратимости. И я, отодвинутая кем-то властным и оттого беспомощная, только и могла наблюдать, как живое существо обтекает, начиная с головы. Как будто ледяная глыба под яростно пекущим солнцем - скукоживаясь быстро и беспощадно. Только эта глыба, бывшая некогда живым существом, обтекала тёмной плотью и кровью. Только эта глыба не хотела умирать и продолжала шевелиться и корчиться даже в последние мгновения жизни... Верещание умерло до низкого ворчания и смолкло.

   Видеть умирающее по чужой воле существо - страшно. Но я ничего не могла поделать. Это не я... Это не я заставила его умирать!!

   Но это я бесстрастно шагнула к огромной луже, воняющей гнилой кровью и плотью, присела перед ней спокойно. И хладнокровно сунула руку - в перчатке с высокими манжетами - в густую гниль. Нащупала в тёмной склизкой гуще нечто твёрдое, вынула и положила рядом с собой. Потом ещё и ещё. Вскоре все пять информационных камней блестели от слизи в сумрачной мгле - у моих ног. Вот почему Паук прошёл все элементарные магические защиты против магических существ. Он напитался силой камней, издавна лежащих у источников силы, - сожрав их.

   Последнее, что я нащупала в трясине сгнившей в считаные мгновения плоти, - сердце Каменного Паука. Я вытащила его из тягучей гнили - как ни странно, ещё живое и подрагивающее, и некоторое время безо каких-либо эмоций смотрела на него. Потом разжала пальцы, позволяя упасть ему назад - в гниль.

   Я сложила камни в кожаный мешочек у пояса и встала.

   Пора возвращаться.

   Во всех смыслах.

   Голова вдруг резко опустела - ушла та, которая убила Каменного Паука.

   Бесконечное пространство начало сужаться и наполняться предметами, пока с трудом узнаваемыми, но всё-таки знакомыми. Когда я поняла, что стою между стенами - про себя проговорила: "Кухня. Коридор..." Сумеречная мгла ушла, оставив меня в моей собственной квартире.

   Медленно огляделась и, с трудом передвигая снова босые ноги и выбирая, куда их ставить - из-за поблёскивающих в дневном, привычном глазу свете осколков, пошла к Владу.

   Влад лежал у разбитого вдребезги шкафа, уже перекинувшийся в человеческую форму, но так и не пришедший в себя. Ему повезло: жёсткая волчья шерсть не дала осколкам стекла и фарфора порезать всю кожу, но несколько осколков поострее всё-таки прорвались - особенно заметно на видной мне спине... "Но эти царапины он переживёт, - насмешливо сказала та, со стороны. - Сможешь ли ты пережить свои порезы - в душе?"

   Разглядывая словно чужими глазами это сильное тело, с кровоточащими порезами, и опустившись рядом с ним на колени, я поняла, что он оглушён слишком сильно, чтобы сразу прийти в себя. И... Я могу его привести в себя. Но... Нет, не могу. Слишком погружена в пустотное оцепенение.

   Осторожно и с огромным трудом приподняв его голову, положила к себе на колени, продолжая придерживать её руками. Теперь он словно спал, свернувшись калачиком и уткнувшись головой в мои колени. Надо бы привести его в себя - продолжал твердить внутренний голос. "А кто приведёт тебя в себя?" - насмешливо откликался тот, другой голос. Машинально вынула несколько острых стёкол из его спины, машинально промокнула порезы какой-то тряпкой, лишь бы обсохли и не кровоточили, и снова замерла... Ничего не думала. Совсем. И снова не слышала собственного дыхания...

   ... В дверь сначала позвонили. Потом забарабанили. Потом её с грохотом выбили.

   Я даже глаз не могла поднять на тех, кто ворвался в мою квартиру. Сидела на коленях, покачиваясь, словно убаюкивая Влада. Не среагировала даже на ноги, вплотную придвинувшиеся ко мне. Ноги нескольких человек. Лишь когда кто-то просунул руки под тело Влада и поднял его с пола, я чисто машинально проследила за тем, как его поднимали, заворачивали в многострадальный халат Алексиса и уносили из моей квартиры. Те его ребята, которые с пляжа. Один замедлил шаг у двери и обернулся ко мне - ощутимо злой, раскрыл рот сказать что-то. Я только подняла голову. Не знаю, что он увидел в моих глазах, только дыхание у него перехватило настолько, что я услышала его дёрганый вдох... Он опустил голову, будто боясь встретиться со мной глазами. И ушёл.

   Странное чувство постепенно охватывало меня. Мне чего-то хотелось, но я никак не могла понять - чего. И всё продолжала качаться, сидя на коленях... Надо бы встать, позвонить родным. Любой из них прибежал бы немедленно - погладить меня по голове, утешить, подлечить мои собственные ссадины, которых оказалось так много... Подлечить и мою душу, истерзанную странным вторжением в мой разум. Истерзанную тем, что произошло на моих глазах и чему я не смогла воспротивиться. Я... не хотела убивать - даже этого несчастного Каменного Паука, посланного кем-то, чтобы убить меня... Но так легко сделала это.

   Чьи-то руки опустились на мои плечи.

   Покачиваясь и всё ещё плывя в странном помертвении, я заставила тяжёлые и непослушные губы выговорить:

   - Назарий, что... со мной?

   - Жалеть себя хватит! - жёлчно сказал дядя. - Ишь, расселась - несчастная какая вся. А ну вставай - приберись в квартире, а то гадюшник здесь такой устроила, что дышать нечем. Аська, слышишь меня?! Быстро вскакивай!

   - Дядя, это же не я устроила! Это Каменный Паук здесь был... - Мои губы скривились в судороге плача. - Понимаешь - Каменный Паук! И я его убила!

   - Аська, дура малолетняя! - нисколько не сочувствуя, прикрикнул Назарий. - Ежели от каждого Приближения будешь реветь, это ж кто из тебя выйдет! Вставай, лентяйка, приберись в доме!

   - А трудно было раньше сказать?! - шмыгнув, окрысилась я и немедленно вскочила на ноги. - Про Приближение? Ты же знаешь, что было бы легче всё это переносить!

   - Ишо я говорить тебе должен!! - завопил дядя. - Учиться тебя заставлял - не училась нормально!! Хотя предупреждал!! Говорил на уроки ходить, а ей некогда, видите ли! Личной жизнью она занялась!! Сейчас бы не нылась, дура, а работала над собой! А тебе всё на блюдечке подавай! То скажи, про это предупреди!! Прогульщица!!

   Я уткнулась в ладони и истерически захохотала. Возвращение в реальность было суровым - как только придумал его Назарий! Правильно дядя сказал - прогульщица! Пропустить и не узнать ломающее тело и душу состояние, ведущее к утверждению настоящего мага-универсала - без ограничений в делах магии, могла только самая настоящая прогульщица.

   Что-то грохнуло передо мной, заставив прекратить истерику. Убрав ладони, я изумлённо воззрилась на таз и половую тряпку в нём.

   - Прибери всё тут! - скомандовал Назарий. - А потом - ко мне. И чтобы никаких!!

   Пнул таз ближе ко мне и исчез, прихватив с собой информационные камни и напоследок пробурчав явно что-то нецензурное.

   Приближение - состояние любого будущего сильного мага-универсала. Оно похоже на болезненную ломку, как при гриппе, например. Оно может повторяться несколько раз, причём с каждым разом всё сильней и сильней, топя сознание в апатии и превращая жизнь в нечто болезненное, пичкая будущего мага странными видениями и вхождениями в разное, не самое лучшее, как правило, состояние. Так что... Я снова упрямо шмыгнула носом: а мне себя всё равно жалко! Кому ещё привелось встречать это самое Приближение при таких обстоятельствах, как у меня? Чтобы вываляли в крови, чтобы вымазали в стыде за хладнокровное убийство магического существа! И... И чтобы оставили без человека, который только один сейчас и должен находиться возле меня - утешая и... обнимая. Ну, и целуя, конечно - шмыгнув носом, разрешила я.

   Изо всех сил тщательно орудуя сначала половой щёткой и совком - сметая осколки, а потом отмывая пол от крови, шерсти и последних, совсем маленьких стекляшек, я поклялась больше никогда не пропускать занятий у дяди. Ведь он стопроцентно прав, ругая меня.

   Это надо же - придумать себе вселенскую трагедию! Устроила себе грандиозные скорбь и печаль - и всё из-за чего? У-у... Прогульщица. Не устраивала бы тут спектаклей для актёра и зрителя в одном флаконе - глядишь, и Влада сама бы привела в сознание, а там, глядишь - и не ушёл бы он и не унесли, не сидела бы сейчас в одиночестве. И не занималась всего лишь уборкой помещения.

   А вот интересно... Только сейчас подумала: смогу ли я перевернуть ситуацию с Владом, если у меня, кажется, всё-таки получится стать магом-универсалом? Господи... Цейтнот страшенный. Всё бы сразу сделать: и с Владом и Игнатом решить задачку, и с собственной личностью... Даже не знаю, с чего начать. Спасибо Назарию. Умеет стукнуть так, чтобы в сознание привести!

   Снова злая - уже исключительно на себя, я отжала тряпку, вылила грязную воду, старательно вымыла таз и отполоскала тряпку. Потом постояла перед взломанной дверью, скептически думая, хороший ли повод - потребовать возмещения за сломанную дверь, чтобы сходить к Владу и узнать, как он себя чувствует?

   А потом... Что бы ни говорил Назарий...

   На меня обрушилась такая тяжесть... Ну почему всё происходит одновременно?! Я тяжело села на диван и закрыла глаза. Мне бы сейчас в пчельник - на тот тулуп, да чтобы не одна, а под тяжёлой и тёплой рукой бережно обнимающего меня Влада...

   Но идти к Назарию надо. Я пробежалась ещё раз по кухне и по прихожей: не заполучу ли порез на голой стопе в следующий раз?

   Потом я наконец заглянула в зеркало в прихожей. Мельком - и только было шагнула мимо него, как, споткнувшись, вернулась. Из стекла смотрела девушка в характерной для города одежде - в джинсах и в блузке, правда - одежде, страшно грязной. Ну, сменить, конечно, нетрудно. Девушка, которая непонятным образом привлекала внимание оборотня, красавца и сильного мужчину, приехавшего свататься к её сестре - красавице и сильной магичке. Простенькая такая девушка, ничего особенного... Вот только... Что с моими волосами? Я, поколебавшись, подняла руку потрогать косы, которых никогда раньше не заплетала. Не поверила глазам. Нет, не тому, что косы - я всё-таки их уже видела мельком, когда происходило Приближение. И пусть даже в них остались магические штучки, наполненные неплохой по составу силой... Пришлось включить свет, чтобы увидеть то, во что не верилось. Но при электрическом свете странность быстро пропала. Выключила - и снова промелькнуло. Я - поседела?

   - Ничего не понимаю, - прошептала я отражению.

   Помотала головой - прозвенели в косах украшения, неизвестно где взятые мной: нормальное явление для магов-универсалов, которые в момент Приближения обзаводятся странными, но полезными игрушками...

   Хватит. Пора заняться насущными делами. Ещё не хватало, чтобы снова явился Назарий и спугнул всю прелесть необыкновенных явлений. Что-что, а это он умеет.

   Переодевшись, я кое-как подняла дверь и пристроила её в косяк таким образом, чтобы только не рухнула. После чего быстро, словно слова сами на язык попросились, сотворила заклятие иллюзорности. Теперь каждый, кто пройдёт в подъезде мимо моей квартиры, будет видеть дверь именно закрытой.

   Нашла сумку, проверила содержимое и вытащила поближе, чтобы под рукой было, зеркальце. После чего вышла в подъезд. Несмотря ни на что, к дяде собираюсь идти пешком. Спустилась по лестницам, выбежала во двор. Синицы и воробьи деловито пересвистываются, галки покрикивают на подрастающее поколение, голуби гулят недовольно и озабоченно. Солнце светит всё ещё по-летнему, и лёгкий ветерок беспечно гуляет по густым зелёным кустам на газоне.

   Я вынула зеркальце. Чуть не забыла, что хотела посмотреться.

   Седина была. Странно. Или... Вот не дай Бог - сорвётся вопрос с моих губ. Назарий утопит в крике. Ладно. Сама посмотрю, бывает ли такое при состоянии приближения.


предыдущая глава | Уходящая в тени (СИ) | cледующая глава







Loading...