home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


14

  Наверное, это лето я запомню именно таким: маленький уголок сквера, скамейка под опущенными над нею зелёными ветвями деревьев и кустов, неподалёку - клумба с огненно-жёлтыми и коричневыми бархатцами и строгими георгинами, лохматыми хризантемами и небесно-голубыми флоксами...

   И ласковый шёпот Влада, под который моё тело то мягко расслаблялось в истоме, то снова и снова зажималось в приятном, хоть и мучительном напряжении.

   Но что-то странное прозвучало в его словах... Диссонанс, который я не сразу поняла. Он всё ещё продолжал называть меня ласковыми именами. Но...

   - Пошли, Астра! Сейчас в номере никого нет, нам никто не помешает, девочка моя сладкая, звёздочка моя... Пусть будет хоть один раз, хоть одна встреча, но ведь ты хочешь её точно так же, как я... Ты ведь хочешь быть со мной... Не правда ли, звёздочка?..

   Стараясь быть по-прежнему расслабленной, я открыла глаза.

   - Ты хочешь?..

   - Да, милая... Позабавимся, а там - хоть потоп. Надо брать от жизни всё, пока она предлагает. Точно?.. Пошли? Здесь недалеко. Время есть - только на нас, на двоих...

   Надеясь, что мою дрожь он принял за сладострастную дрожь желания, я улыбнулась ему, потрогала пальцами его губы, мягко нашёптывающие колдовские наговоры-уговоры. Полностью придя в себя, я вдруг поняла, что он расстегнул мне пояс джинсов, и его ладонь поглаживает мой живот... Мои щёки словно запеклись от стыда...

   - Влад, милый...

   Я приподняла кончик косы, свешенной уже привычно на грудь, и осторожно, чтобы ему понравилось, провела волосами по его лицу. Он нежно кивнул и приласкался к моей ладони, после чего снова прильнул к моим губам. Занявшись ими и моим ртом серьёзно, он, кажется, больше не контролировал себя, и я, уже совсем пришедшая в себя, смогла безо всяких подозрений положить косу ему на плечо - словно играючи, обвить его шею, после чего жёстко сказала лишь одно слово - прямо в рот:

   - Замри!

   Пришлось выждать несколько секунд, прежде чем сама поверила, что он и в самом деле впал в ступор. Слёзы, побежавшие по моим щекам, будто кипели, сжигая кожу. От злобы. От ненависти... Вздрагивающее от плача тело трудно унять, но ледяным приказом я заставила себя прекратить судорожные конвульсии... Наконец, я поверила, что он повиновался моему заклятию. Отвалила его от себя - устроив на спинке скамейки - основательно, чтобы не упал. Не отворачиваясь от него, чтобы никто другой не увидел, вынула его руку из моих джинсов и, уже впустую сотрясаясь от сухого же злого плача, застегнула "молнию".

   Он сидел на скамье - такой привлекательный и притягательный... Правда, завораживающая улыбка обольстителя постепенно таяла, превращая лицо в маску спокойствия. Прислонила я его к спинке скамьи довольно плотно. Так что теперь смогла отодвинуться...

   Ветреный друг Алексиса воспользовался мной мимоходом, привыкнув к лёгким играм-интрижкам. Я простила его, когда поняла, что он по-другому и не умеет. Он постоянно влюбляется, остывает и постоянно исчезает. Когда он исчез из моей жизни, я почти молилась, чтобы появился человек, который бы полюбил меня, а не просто влюбился. Пусть я не смогу полюбить, но мне хотелось, чтобы полюбили меня. Мне хотелось хотя бы такого счастья! Особенно зная, что я в семье не родная. И появился Женька. Его любовь быстро превратилась в тяжкий груз... Но... Он любил меня. Пусть на свой манер, пусть деспотически... Сразу после того как брат с сестрой помогли мне избавиться от него, я даже не думала искать другого. Мне казалось - он, другой, нашёл меня сам.

   И только сейчас я поняла, чего именно я хотела и хочу.

   Мне уже не хотелось бы, чтобы полюбили лишь односторонне. Мне хотелось взаимной любви. Но больше всего мне хотелось, чтобы меня защищали! После того что мне довелось за эту пару дней пережить, мне так захотелось защищённости! Особенно после того, что поняла: какой бы я ни была сильной, мне хочется, чтобы меня защищали!

   Дрожь снова сотрясла моё тело. Я задышала глубоко-глубоко...

   Мне показалось, что эту любовь-защиту я нашла в чувствах Влада...

   Собрав волю в кулак, я прикоснулась к его информационному полю.

   Злоба перегорела. Осталась лишь униженная угрюмость... Недавний диагноз подтвердился даже на брошенный мельком взгляд. Он хочет со мной только небольшого любовного приключения. Той же интрижки. Постели.

   Что ж. Со мной это удобно. Не родная в могущественной семье. Не настоящий маг. Почему бы и не позабавиться? Тем более... Я всхипнула - и сама испугалась своего всхлипа. Тем более, он всё-таки собирается жениться на Агнии.

   Солнечный день, яркий и светлый, померк... Небо и деревья словно пригнулись, потускнели - и отдалились от меня. Опустошённая, я смогла скривить губы, вместо того чтобы усмехнуться: ты же сама была согласна на всё, что угодно. Что же теперь?..

   - Три минуты, - угрюмо сказала я и поднялась, захватив с собой сумку и стрелы.

   Три минуты ему на оцепенение, после чего он сможет очнуться.

   Оскорблённая мужчиной женщина - мстительна. Изощриться в мести для неё - заставить мужчину испытать всё то, что она сама пережила, то есть всю гамму эмоций от первого потрясения после прозрения - до разрушительной ярости.

   У меня три минуты - написать помадой на его лбу "дурак", раздеть догола - и пусть только попробует на глазах хохочущих зевак перекинуться в зверя! Впрочем, он маг - и последний номер с ним не пройдёт, так как он благополучно сотрёт память целой толпе! Итак, у меня остаётся только одно - помада на лбу и... и...

   Ничего не смогу с ним сделать.

   Даже с беспомощным.

   Слишком глубоко влез в моё сердце. Когда только успел. И даже это ненавистное лицо - дорого так, что я не осмелюсь... осквернить любимые черты.

   В последний раз заглянула в его лицо. Маска спокойствия перетекла в маску почти трагического раздумья... Надо же - даже в ступоре актёрствует... Застывшие на слепом созерцании асфальта глаза остались прежними, спокойными. Только брови сдвинулись, как будто ему что-то не нравится или его что-то беспокоит...

   Я... решила. Если он ещё раз попытается приблизиться ко мне... я его убью.

   Блин! И скажу, что так и было!!

   Всего лишь сделала туманными воспоминания о сквере. Хватит с него. Типа - нечто произошло, но как и с кем - неизвестно. Стёрла все воспоминания о себе, как о девушке, с которой он... встречался. Теперь внутри него лишь одно знание: я - сестра Агнии, его официальной невесты.

   Не слишком ли сумбурно я всё выполнила? Ничего. В процессе последующего общения поправлю, если что. Зато сделала чисто. Как и хотела.

   Я обошла скамейку, встала за его спиной. Здесь темно от теней. Даже перешагивать не надо будет, чтобы уйти. Я просто переступила в тень теней - в призрачный мир на грани тени и реальности, где никто меня не увидит. На этой грани краски мира потускнели до серых тонов, а птичий пересвист и человеческие голоса пропали, утонув в мёртвой тишине. Встала я на теневую границу, чтобы дождаться "пробуждения" Влада и посмотреть, что он будет делать, когда придёт в себя от колдовского "замри!". Ну да... Хочется увидеть его ошарашенность и досаду из-за сбежавшей добычи.

   Мелкая месть. Но месть. Хотя бы её требовало изрыдавшееся от боли сердце.

   Плечи Влада дрогнули. Он поднял голову. Стараясь не всхлипывать, хотя знаю, что он не услышит, я следила, как он удивлённо оглядывается. И жалела, что не потребовала от него, подвластного моей магии, забыть вообще обо мне.

   Влад встал. Постоял на месте. Теперь я пожалела, что спряталась за скамейкой, за его спиной, и не вижу его лица. Для торжества, что мелкая месть состоялась, это было бы неплохо. А он ступил шаг вперёд и, нагнувшись, что-то поднял с асфальта. Осторожно переступив и приглядевшись, я заметила, как он поднёс к носу какую-то мелочь, ещё немного постоял и пошёл из этой части сквера.

   Снова шмыгнув носом, я попробовала потянуть за собой призрачную тень портала, в котором стояла. Получилось, но с трудом: не привыкла пользоваться такими приёмами - только знала о них, благодаря, конечно, Назарию.

   Затрачивая большие силы, но постепенно привыкая к использованию приёма, я "проводила" Влада до выхода из сквера. Вот!.. Вот ведь!.. Он пошёл наверх, к музею! Какого чёрта!!

   Пришлось вернуться в сквер. Здесь разыскала скамейку и присела подумать, что же дальше. Думать пришлось тоже изо всех сил, чтобы учесть все нюансы того, что может произойти. В конце концов, я потратила ещё с полчаса, используя все заклинания, на которые мне может хватить имеющихся сил. Со скамейки я встала чистой для магов. Никто не разглядел бы в моём личном поле Влада и мою влюблённость в него. Никто не разглядел бы вообще его образа во мне. Я вычистила эпизод со сквером. Про эпизод в сарае я даже думать не стала. Видели и видели - Бог с ним. Главное - он его не помнит, а другие деликатны ко мне - и не будут ему напоминать.

   Пора брать себя за шкирку и - работать над главным. Если мне выпала такая удача - возможность стать магом-универсалом, надо прекратить тратить время на пустые мелочи, вроде... интрижек с чужим женихом. Заруби себе это на носу, Астра, - с чужим!

   Прежде чем явиться под язвительные очи Назария, спустилась от сквера до пристани. Там, на маленьком пятачке, народ вовсю торговал всякой всячиной - и не только продуктами из магазинов, но и изделиями собственных рук - от рисунков на камне и бересте до вязаных штучек и украшений. Последние меня-то и интересовали. Пройдясь между рядами торгующих, я набрала себе дешёвой мелкой бижутерии: кольца, браслеты, всякие фенечки для волос, кулончики и даже штуковинки для сумки, типа декоративных брелоков, да и просто висюлек без особого назначения, - оторвалась, в общем.

   Меня и в самом деле интересовало всё. Ведь теперь, при возможности качать силу из источников безгранично, я могла сделать артефакт даже из украшений с искусственными камешками, лишь бы был настоящий металл, а не цветной. Разглядеть настоящий теперь тоже не проблема. Так что моя сумка значительно отяжелела от закупленной горы безделушек - на радость продавцам.

   После чего снова спряталась в сквере - с трудом найдя пустую скамейку в тенях. Послеобеденное же время уже. Села. С такой силищей даже шагать не надо - только подумать о перемещении. Так что только-только сидела на скамье - и очутилась в подвале Назария, сидя уже на стуле. Штырь аж вякнул от неожиданности, постоял-постоял, глядя на меня очумело выпученными глазищами. Но, когда признал, поднял хвост и подошёл немедленно: о, это ты! С сумкой! Давай, вытаскивай - знаю, что в твоей сумке для меня вкуснятина приготовлена!

   Погладила его по крупной башке и встала, положила на стол сумку и стрелы. Из сумки вынула баночку йогурта и пошла с ним, под конвоем кота, к уголку Назария - за чашкой и стаканом. Чашка - для кота, стакан - соответственно для дяди.

   - Явилась? - спросил Назарий, не оборачиваясь ко мне.

   - Явилась, - ровно подтвердила я.

   - Со стрелами разобралась?

   - Не до конца. Назарий, я у тебя тут посижу, пока со стрелами работаю?

   - Работай, - разрешил дядя и оглянулся, прищурясь - внимательно присматриваясь ко мне. - Что ж ты как - радикально-то? Любой дурак увидит, что поле чистила добела. Неаккуратно делаешь.

   Так. Увидел. Ну, дяде положено замечать такие вещи.

   Я разлила йогурт по посудинам и повернулась к дяде.

   - Назарий, покажи - как надо. Обещаю быть старательной ученицей.

   Он скептически воспринял моё высказывание.

   Но гонял и в хвост, и в гриву. Весь знакомый ранее материал по чистке поля или по внедрению в него ложных событий я прошла заново, удивляясь, как раньше не понимала всего этого, а лишь воспринимала как данное. Причём сейчас я не просто училась, как обещала - покорной ученицей. Нет. Честно говоря, удивлялась спокойствию Назария: если отключалась в середине учебной беседы с ним и не воспринимала информации, он не успевал встрять с руганью, потому что я требовательно говорила:

   - Стоп. Не поняла. Дядя, повтори вот отсюда, пожалуйста.

   Он, всё ещё скептически сжав рот, смотрел на меня, но ругаться уже не ругался. Ещё более поразительным для меня стало, что он ничуть не возражал против новой формы обучения, а лишь зорко следил за усвоением.

   Первым делом после занятий с Назарием я подошла к отложенному делу со стрелами. Как ни странно, теперь, внимательней приглядевшись, я всё-таки нашла слабые следы на стрелах и увидела того, кто пытался меня убить. Хм... Любопытно. Чем это я так насолила проводнику мёртвых, что он решился на моё убийство? Или это вопрос из области беспардонного и завуалированного обвинения Агнии: "Ты довольна?"

   Ещё один от "любовей" сбрендил. Да ещё как конкретно.

   Бог с ним. Теперь он меня не сможет тронуть. Мне он неинтересен.

   Пора заняться главным - оберегами и артефактами.

   Удобно быть сильной и черпать из источников тогда, когда тебе нужно, а не терпеливо дожидаться, пока тебе разрешат подойти к ним и взять ту контролируемую малость, что я обычно брала. Все мои покупки я быстро начинила заклинаниями, удерживающими силу, и быстро перераспределила назначение каждого украшения. Подошла к зеркалу. Мда... Сияю силой, как новогодняя ёлка.

   Некоторое время смотрела в собственные глаза-отражения, маскируя набранное. Блеск артефактов померк, а затем и вовсе исчез.

   Издалека приглядывающий за мной, Назарий довольно хмыкнул и сделал только пару замечаний. Причём, после того как я ввела его поправки в заклятия, он сказал:

   - Вот если б ты научилась их ещё на одних инстинктах задействовать... Мм...

   - Дядя, я только начинаю, по сути-то, - задумчиво сказала я, всё ещё глядя в зеркало - проверяя раз за разом, правильно ли я всё сделала.

   Один раз не выдержала - поднялась на первый этаж, в гардероб музея. Осмотрелась, нет ли где Лилушки, чтобы не приставала с расспросами, и осторожно встала с краю окна и выглянула. Влад сидел на цоколе здания напротив, через дорогу. Лицо было странное, насколько я смогла рассмотреть: он как будто пытался понять, что он здесь делает. И не понимал. А это непонимание его здорово злило.

   Мои заклятия подействовали. Плохо подчищенное информационное поле его раздражало.

   Вниз спустилась задумчивая, но с новой идеей. Пока дядя подбирает мне для учёбы литературу, рассчитанную на мага-универсала, неплохо бы подстраховаться и накинуть на себя Ледяную вуаль, не дающую прорываться эмоциям. Я снова уединилась у зеркала и, вспоминая учебную статью, старательно выполнила все манипуляции. Опустившееся спокойствие подсказало, что сделала всё правильно. Только вот... Только вот подошёл Назарий, цепко впился острыми глазищами в моё отражение и странно хехекнул. И ушёл. А я чуть рот не открыла, интуитивно сообразив: несмотря на все преграды, поставленные мной против магов, он считал с меня абсолютно всё!

   Это что же - против глаза дяди нет заклятий? Хм... А всё возможно, если вспомнить, что автором многих наших учебников является именно он! Ну-ну... Сразу вспомнилось ещё одно его высказывание: "Тебе пятёрку? Это я знаю на пятёрку - ученик же по определению знать больше учителя не может!"

   - Всем привет! - провозгласил Алексис, входя в подвал Назария.

   Тот только было глянул мельком, как снова обернулся к нему, потом ко мне, замер.

   Замерла и я.

   В подвал следом за братом вошёл Влад.

   - Здравствуйте, - спокойно сказал он.

   Помешкав, ему ответил Назарий. В мою сторону он уже старательно не глядел, а изучающе смотрел на оборотня: увидел мою чистку и вложенное повеление не помнить меня. Тот был абсолютно спокоен. Я быстро обшарила его глазами с расстояния и озадачилась: Влад тоже стёр с себя воспоминание о сквере! Но... Всё правильно. Оставшиеся после моего вмешательства воспоминания о сквере мешали ему, потому что были смутными. Он, видимо, пытался вспомнить, что же там произошло и с кем, а память не поддавалась, упорно доказывая, что событие было!

   - Представляете, - весело сказал Алексис, нисколько не сомневаясь и направляясь ко мне, - этот тип сидит через дорогу от музея и думает, зайти или нет. Я ещё у него спросил, не к Астре ли он. А он говорит - наверное, к ней. Ну, я и проводил его мимо нашей Лилушки. А что поделать? Мимо неё и правда муха не пролетит без допроса с пристрастием - не то что человек. Только вот...

   До Алексиса наконец дошло, что молчание в подвале воцарилось не оттого, что все его слушают, а от чего-то другого. Он осёкся, убрал за плечи свалившиеся вперёд белые волосы и вопросительно окинул взглядом нас - меня и Назария, который изображал энергичную деятельность, на деле всего лишь перебирая банки и склянки со своим любимым зверьём из иномирья.

   Но Влад, всё ещё стоя у двери в подвал Назария и склонив голову набок, принюхался к запахам и медленно, словно сомневаясь, пошёл напрямую ко мне. Я видела, как ноздри его носа раздулись и вздрагивали, пока он приближался.

   Дядя, поджав рот и прикидываясь, что работает, исподтишка следил за его перемещениями. Я продолжала накидывать заклятие на металлический брелок, изображая, что происходящее меня не касается.

   Добравшись между столами до меня, Влад протянул мне тюбик помады.

   - Случайно, не вы потеряли?

   Мельком глянув на брата, я заметила, как он вздёрнул брови. "Вы"?

   Так вот что подобрал Влад, когда очнулся от трёхминутного ступора и первым делом нагнулся подобрать нечто! Ну, всё правильно. Как по запахам на помаде не сообразить, где меня искать? Шёл по невидимому никому, кроме оборотня, следу - и нашёл владелицу в здании музея. Небось, сидел на том цоколе и думал: попробовать зайти? Попробовать найти растеряху, потерявшую важную для девушки вещь?

   И как мне теперь расценивать этот жест?

   Получается, что он похож на ветреных друзей Алексиса? Он почти забыл меня, но его тянет познакомиться с новой девицей? Или тут что-то другое?

   - Спасибо, - чопорно сказала я, забрав помаду с его ладони. - Вы очень добры.

   Нисколько не стесняясь, Влад глазами обшарил мою фигуру. Кажется, он искал хоть какие-то свои точки соприкосновения с моей личностью. А ещё, кажется, сейчас очень сожалел, что напрочь стёр воспоминания о сквере.

   Но его проникающему взгляду предстал приготовленный мной для него образ невзрачной девицы, не вызывающей у мужчины ни малейшего желания; единственно - надо относиться к ней вежливл, так как она сестра яркой и даже прекрасной Агнии.

   Он настолько растерялся, что в открытую уставился на меня.

   Спасая неловкую ситуацию, я выговорила всё так же чопорно:

   - Сегодня хорошая погода, не правда ли?

   И сама пристально уставилась на него.

   Что с ним? Почему он ко мне прилип? Он должен был на моё "спасибо" бросить "пожалуйста" и немедленно отойти, сразу же забыв о моём существовании.

   А он стоит, хлопает на меня ошеломлёнными глазами, словно что-то хотел сказать, но забыл, что именно. Я быстро проверила его информационное поле. Нет, судя по его состоянию, я сделала всё правильно... Он не должен стоять здесь! Я тоже не железная!

   Что-то треснуло. Я машинально взглянула на дядю Назария. Какая-нибудь его склянка взорвалась? Он ухмыльнулся мне и покрутил пальцем у виска. Опять дурой обозвал. Я подняла брови, уже не обращая внимания на нахмурившегося Влада и на ошарашенного: что происходит-то? - Алексиса.

   Дядя обречённо махнул на меня рукой и отвернулся.

   Я с недоумением снова посмотрела на Влада. А... он-то чего? С чего это у него взгляд стал ещё более проникающим?

   Снова треск. На этот раз машинально взглянула на себя.

   Ледяная вуаль. Всего лишь трещит "по швам" Ледяная вуаль. Почему?!

   Пришлось поспешно "впрыснуть" в трещины Вуали силы из пары талисманов. Впрыскивать пришлось долго - и всё. От артефактов ничего не осталось. Нет, внешняя оболочка, конечно, сохранилась - на моей кисти два браслета как были, так и остались... Никогда не думала, что Ледяная вуаль требует столько затрат...

   - Ну и дура... - негромко пробурчал Назарий.

   Это... он мне? Но что я делаю не так?!

   Лихорадочно проверив состояние Ледяной вуали, я вызывающе взглянула на хмурого Влада... Перед ним снова стоит невзрачная девица. И эта девица невзрачным, серым голосом (от которого у меня самой заныли скулы) повторила дурацкий вопрос:

   - Хорошая сегодня погода, не правда ли?



предыдущая глава | Уходящая в тени (СИ) | cледующая глава







Loading...