home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


15


   - Назарий Степаныч! - пропел ласковый старушечий голосок. Оказывается, открылась дверь в подвал дяди, и в проём сунулась голова Лилушки. - Агния звонили, сказали - сейчас будут, и не одна - с мамой, Любовью Григорьевной.

   - Агния? - растерянно оглянулся Влад.

   Но Лилушка уже закрыла дверь и ушла.

   Я следила за Владом, изо всех сил желая, чтобы он ушёл и немедленно. И - рвалась к нему: "Не уходи!" Снова треск... Да что такое! Почему Ледяная вуаль снова требует силы?! Неужели, чтобы поддерживать её, нужно неимоверное количество энергии? Придётся снова перечитывать учебник.

   - Я, наверное, пойду, - негромко сказал Влад и отвернулся, пошёл к двери.

   Алексис, нахмурившись, поглядывал то на него, то на меня.

   Я - перехватила оценивающий взгляд Назария.

   Что дядя думает об этой ситуации? Насколько я поняла, он-то знает и понимает больше моего. Но этот хитрюга ведь какой - слова из него не выдавишь, пока сам сказать не захочет...

   Влад открыл дверь, чуть замешкался - видимо, хотел обернуться и попрощаться. Дверь внезапно вырвалась из его руки и жёстко и категорически хлопнула. Влад попробовал её открыть и вопросительно оглянулся на Назария.

   Ошеломлённая, я тоже уставилась на Назария, отвернувшегося, пряча довольную усмешку. Что он делает?! Зачем ему здесь Влад?!

   Но вместо Влада заговорил Алексис.

   - Я не понимаю. Может, хоть кто-то мне объяснит, что за хрень здесь происходит? - недовольно спросил он, почему-то в упор глядя на меня.

   Больше контролировать своего лица я не смогла: Ледяная вуаль рвалась всё с тем же треском и уже безнадёжно. Я стремительно развернулась лицом к столу, на котором лежал всё тот же злосчастный брелок, вытянула - уже машинально - из него силу. Только хотела "заштопать" вуаль, как дядя спокойно сказал:

   - Прекрати. Ничего у тебя с этим не выйдет.

   Чёрт бы подрал этого старика! И не ответишь ведь! Потому как умеет выбирать момент высказаться!

   Сначала в дальнем углу подвала появились первые двое - Агния с мамой. Только они пошли к нам, как открылась дверь (Влад отшатнулся и отошёл, пропуская), и в подвале появились папа и угрюмый Игнат.

   При виде Игната Агния вскрикнула и побежала изо всех сил к нему.

   - Что с тобой?!

   Не обращая внимания на присутствующих, она обняла его, потом слегка отодвинулась и вгляделась в его лицо, половина которого явно была недавно опалена огнём. Игнат неловко застыл в её объятиях - и вдруг так отчаянно схватился за плечи Агнии, так отчаянно прижал её к себе, что мне стало... страшно!

   Папа спокойно прошёл мимо обнявшихся, несмотря на то что в подвале здорово потеплело - от взволнованной Агнии как всегда полыхнуло таким жаром, что дядя, недовольно сморщившись, замахал руками, туша пару загоревшихся столов.

   Получилось так, что мама подошла ко мне и Алексису, папа присоединился к нам. Отдельно стояли Влад, Назарий и обнявшаяся пара.

   - Я хочу знать, кто его так! - звеняще сказала Агния, обернувшись к нам. Её ладони так и остались обнимать лицо Игната. А тот словно уткнулся в них, опустив глаза.

   - Я! - немедленно и обозлившись ответила я.

   - Что?.. Ты? - Агния растерялась. После чего снова повернулась к Игнату и взяла его за руку: - Пошли!

   Я чуть не расхохоталась, продолжив за неё: "И ничего не бойся!"

   Вообще, нервы на взводе. От каждого слова или движения - то в плач, то в смех.

   За это время папа успел сдвинуть два стола и вместе с Алексисом принёс стулья.

   - Сядем-ка. Кажется, пришло время поговорить. Но перед тем... Любушка, ты как? Сама справишься или помочь?

   - Сама, - сказала мама неожиданно строго, одновременно распуская перед работой свои белые волосы. - А то напортачишь ещё. Астра завязала слишком много логических петель. Пока распутаешь... Провозиться придётся долго. Влад, подойдите, пожалуйста. Мне придётся снимать с вас кое-что.

   Удивлённый Влад послушно подошёл, хотя и явно настороже - слишком напряжён.

   - Я помогу, - вызвался Назарий.

   И через секунды я смотрела, как с Влада снимают моё плетение, заглушившее в нём наши памятные встречи. И убравшее меня. Насупилась и смотрела.

   Влад сначала удивился, а потом - понял, приглядевшись к моим петлям. Аж вскинулся, оглянувшись на меня.

   Я отвернулась. Стыдно. Нет. Немного стыдно.

   - Вот ни фига себе, - прошептал Алексис, всматриваясь в снимаемое с Влада. Он подошёл совсем близко и тоже считывал всё.

   У сестры глазища - тоже круглые. Один Игнат уставился в пол. Такое впечатление, что он здорово голодал - судя по резко проступившим скулам. От здорового парня, добродушного и спокойного, ничего не осталось. Рубаха свободно висела на нём, хотя недавно топорщилась на груди, натянутая на широких плечах. Он, если и взглядывал, то диковато, и часто вздрагивал. Один раз поднял глаза на меня и поспешно опустил, да ещё отвернулся в сторону. Так и не поняла, что в них вспыхнуло: желание снова убить меня - прямо сейчас, или что-то другое. Виноватым он себя точно не чувствовал. Насупился упрямо - и молчит. И пальцев из руки Агнии не вырывает, хотя напрягся.

   Вовремя перевела взгляд на Влада. Мама и дядя сняли с него мои заклятия - и принялись снимать что-то другое, более глубинное, чего я раньше не разглядела. Мельком отвлёкшись на движение Игната, бросившего на них взгляд и словно согнувшегося ещё больше, я сама не заметила, как, изумлённая, встала и пошла к ним.

   - Что это?

   Назарий снимал с Влада информацию об интрижке и постели со мной. Влад, внимательно следивший за действиями моих родичей, внезапно ощерился, явно что-то понял и тихо, но угрожающе зарычал, глядя на Игната. Тот зыркнул исподлобья и прикусил губу, совсем сгорбившись. Постепенно успокоенная, Агния, внимательно и с тревогой наблюдавшая за тем, что происходит, обернулась к Игнату и, помедлив, разжала пальцы. Потрясённая, она тоже встала перед Владом, вглядываясь в сложное плетение наложенного заклятия.

   Мама у нас главный специалист по снятию наложенных заклятий - или наведённой порчи. Она работала сосредоточенно и быстро, лишь раз отвлеклась - строго сказать зарычавшему на Игната Владу:

   - Успокойся. Ты мне мешаешь.

   Он послушно замолчал. Но, судя по тому, как дёргался иной раз, был в состоянии таком, что, представься случай, - кинулся бы на Игната немедленно.

   Мама же искоса бросила взгляд и на меня, сдержанно сказала:

   - Сама с себя снимешь - или мне придётся это сделать?

   - Сама, - буркнула я.

   Старательно выбрав место за спиной Влада - у того же зеркала, я принялась снимать с себя всё - начиная с остатков Ледяной вуали и заканчивая наложенным образом невзрачной девицы. Почувствовав взгляд в спину, присмотрелась к зеркалу и покраснела: Влад, пока с него снимали остатки наложенных заклятий, повернулся так, чтобы видеть меня и то, чем я занимаюсь.

   - Всё, - провозгласил довольный Назарий. - Сядем - поговорим?

   Смысл было предлагать это? Ясно же, что наши родители сюда для крутых разборок пришли и без разговора не уйдут.

   Брат с сестрой сели первыми - Агния подальше от Игната и так, чтобы между ним и ею оказался Алексис. Влад дождался, пока сядет моя мама. Я про себя всё же хмуро хмыкнула: стол переговоров именно сейчас? Не поздно ли?

   Сначала меня поразило, что Игнат не сбежал. Он-то тенями наверняка пользуется умело - сам проводник теней мёртвых. Но только открыла рот предупредить - и потрясённо закрыла, всмотревшись и обнаружив: да он буквально спелёнут заклятиями, удерживающими его на одном месте. Ничего себе - родители постарались!.. Вот интересно - им можно! А мне - так сразу: снимай!

   Папа оказался во главе стола. Назарий скромно притулился рядышком.

   - Учтите: слова высказаться никому не дам! Сам объясню обстановку, как её вижу. Что ж... Я не думал, что дойдёт до такого, - тяжело начал папа. - Что за три дня до срока у нас тут закрутятся такие узлы - один за другим. Когда полгода назад со мной связались главы семейств (взгляд на Игната и на Влада), у которых оказались проблемы с девушками-магичками, я думал, что достаточно всё планомерно обговорить - и ваши судьбы решены без всяких сомнений. Вы, все четверо, - предназначенные пары: Влад - Агния, Игнат - Астра. Целых полгода наши семьи изучали вас, ваши характеристики и точки соприкосновения. Пары оказались идеальными по своим параметрам - один к одному. Но никто - каюсь, и я в том числе, - не предусмотрел, что вы перезнакомитесь самостоятельно. Я уважаю чувства, но в данном случае готов быть тираном: завтра у патриарха нашей семьи (Назарий ухмыльнулся) будут оглашены помолвки именно предназначенных пар. Почему я вынужден пойти на такой шаг? Семьи Влада и Игната нуждаются в новой крови - это раз. Два: они оба - последние молодые представители хранителей источников. Вы все прекрасно понимаете, что захиревшая главная семья - это конец всему. Без опоры на главных магов все остальные семьи просто не смогут справиться с источником и разбредутся по другим городам.

   Он замолчал, отдыхая от длинной речи, а пригорюнившаяся мама ласково положила ладонь на его руки, сложенные на столе.

   - Я ни с кого не снимаю вины, - спокойно продолжил папа. - Ни с Игната, который решил, что обойдётся без навязанной ему невесты, если соберёт с помощью Каменного Паука наши информационные камни, а встретив Агнию, решил убрать с дороги Астру, пытаясь её убить (Агния охнула, быстро взглянув на меня, - я хмуро кивнула) или скомпрометировать её в глазах остальных (Влад поднял бровь), да-да - именно, заставив Влада действовать по его личной указке.

   Алексис встал и подошёл сесть рядом со мной.

   Я молчала. Одно дело - догадываться о настоящем положении дел, другое - услышать о них от человека, суждениям которого доверяешь.

   - Не снимаю вины и с Астры, - сказал папа. - В такой ситуации, с точки зрения её жизненного опыта, когда приходится влиять на сознание человека, на его память и таким образом решить проблемы с неприятностями, все её действия выглядят логично. Но неправильно. Поэтому я благодарен Назарию, проследившему за ходом событий.

   Дядя что-то буркнул. Мне показалось: "Посадил тут мне своих на шею..."

   - Итак. Моё последнее слово: завтра вечером в имении деда будут объявлены две помолвки. Возражений не приемлю. Вы все взрослые люди и прекрасно понимаете, что такое долг перед семьёй. Можете быть свободны - до завтра.

   Первым исчез Игнат - сразу после того, как с него сняли сплетение сильнейших заклятий. Исчез, даже не пошевельнувшись. Только-только сидел на стуле, согбенный и мрачный, как старик, - и нет его.

   Влад встал и, не взглянув ни на Агнию, ни на меня, вышел из подвала, открыв послушную на этот раз дверь.

   Ко мне подошла мама.

   - Всё так просто, да, мам? Он меня хотел убить, а я всё равно должна выйти за него замуж? - прошептала я, с трудом удерживаясь от слёз обиды. И добавила - от той же обиды, чтобы больно было не только мне: - Это ведь всё потому, что я приёмная! Агнию замуж за убийцу не отдали бы, да?

   Сестра расслышала мой шёпот: она подняла глаза и невидяще уставилась в стену.

   - Асенька, ты же знаешь, что я никогда не делала различий между Алексисом, Агнией - и тобой, - мягко сказала мама. - Это несправедливо - то, что ты сказала.

   - Может, Астра сказала и несправедливо, но правильно по сути, - хмуро проговорил Алексис. - Я, например, не хотел бы, чтобы моим братом стал потенциальный убийца. Пап, никак нельзя переиграть ситуацию?

   - Нет! - отрезал тот.

   - Папа, - позвала я, сглотнув тугой ком в горле. - Но ведь я теперь сильнее Влада... Я ведь...

   - Вспышки проявления силы бывают, если много заниматься практической магией, - отозвался отец и взял под руку маму. - Или после прямого контакта с силой, как это произошло с тобой у источника. Не обольщайся, девочка. Это всё временное.

   Они ушли, оставив нас под опёкой Назария. Тот поглядывал исподтишка и молчал.

   - Девочки, - хмуро сказал Алексис. - По-моему, сейчас самое время напиться.

   - Извини, Алексис, - выдавила я, всё ещё пытаясь расслабить напряжённое горло. - Не хочу. Да и учебное время сейчас.

   Назарий опять что-то проворчал. Агния вообще промолчала. Она сидела, грудью навалившись на стол, уткнув подбородок в переплетённые пальцы. Полное впечатление, что сидит, задремав. Алексис посмотрел-посмотрел на нас и со вздохом вышел.

   Постояв в нерешительности, я только сделала шаг к Агнии, как дядя вдруг заорал:

   - А ну вон отсюда обе! Ещё реветь тут начнёте - мне на нервы действовать!

   Агния молча встала и пошла к двери. Я чуть было и в самом деле не разревелась, поняв, что она уходит. Но сестра, проходя мимо меня, задела своими пальцами мои - и, вцепившись в меня, глухо сказала:

   - Пошли, Астра. Дядя всё понял как надо.

   Я успела сдёрнуть со стола сумочку и уже за дверью спросила, всхлипнув:

   - А куда?

   - К тебе. Расскажешь про Игната.

   - Ла-адно.

   Она сама вывела меня в гардероб - я успела выглянуть в окно. На улице тихо и пустынно. В смысле - Влада нет. Я скривилась о подступающего плача, но себя пересила.

   Сестра кивнула вопросительно, и я переступила в тень, таща её за собой. Сразу не сообразила, что делаю. Зато Агния серьёзно сказала, сообразив, как я перевела её:

   - Вон ты как. Что там с источником силы? Ты правда напрямую силу брала? Когда?

   - Когда папу пришлось вытаскивать.

   - Ясно. - Сестра бросила свою сумку на подоконник. Села. - Давай рассказывай.

   Через полчаса, сообразивший, где нас искать, появился Алексис - с фирменным магазинным пакетом, пузатым от бутылок и закуски. Он появился вовремя - высушить вселенский слезливый потоп и затушить вселенский пожар, с которым мы уже не справлялись. Ладно хоть огнём прихватило только кухню.

   - Ну, девчонки! - возмутился он уже во время застолья. - Нельзя же так!

   - Пра-авильно! - прогундосила снова ревмя ревущая Агния. - Н-надо было сразу весь дом поджечь! А-аська, пошли к твоему бывшему - я щас хоть ему тако-ой пожар устрою! Хоть выплесну по-настоящему!

   - Опоздали с пожаром, - миролюбиво заметил Алексис.

   - С пожаром никогда н-не поздно, - глубокомысленно заикалась Агния. - Знала бы, где, блин-н, н-наши женихи живут, я б им... Аська... Как ты только жил-ла эти дни-и... Н-не, пошли - твоему бывшему морду набьём?

   - Агния, - терпеливо сказал Алексис. - Ну не получится - честно тебе говорю. Он уехал. Совсем.

   - Н-не поняла! Испугался н-нас?

   - Его мать забрала - сказала, что хватит с неё. Шея у неё, типа, не железная, чтобы он устроился на ней навеки. Сказала, что там, в том городе, где она живёт, она ему и работу хорошую найдёт, и невесту...

   - А-а!.. - теперь обрыдалась я. - Ему хорошо-о! Его никто ни в чём заставлять не будет! Ему и здесь, и там помогут... А мне-е?!

   - Бедные мы с тобой, бедные, Аська! - прорыдала в ответ сестра и чуть не упала со стула, попытавшись обнять меня на расстоянии.

   Алексис еле успел подхватить обеих.

   - Э... Вам не слишком? - осторожно спросил он.

   - Ма-ало!

   Потом мы просто сидели и молчали, каждый думая о своём.

   Конец вечера был примечателен. Агния как-то быстро пришла в себя - внутри, что ли, всё выгорело? Привела себя в порядок: уселась перед зеркалом, расчесалась, навела марафет и спокойно сказала:

   - Астра, ты мне сестра.

   - Ага, - сказала я, примерно догадываясь, что именно она мне скажет.

   - Но Игната ты не получишь.

   - Ну знаете! - возмутился Алексис. - Этот убийца!..

   - Алексис, - прервала его сестра. - Я... люблю его. И мы с ним уже пробовали переспать, когда поняли, что сбежать не получится. Проблема в том, что и на мне, и на нём заклятие, не дающее переспать и не позволяющее удрать за границы города. Папа постарался. А мы уже...

   - Вы - пробовали сбежать?!

   - А что нам оставалось делать?! - взвилась сестра. - Аська, вон, и та голову в кои-то веки подняла! Хоть что-то попыталась сделать! А я что - рыжая?! Буду ждать у моря погоды?! Игнат - мой!

   Следующие пять минут мы дружно тушили шторы.

   - Агния, а ты правда не боишься его? - робко спросила я, заворожённая мыслью, что она выйдет замуж за убийцу.

   - Нет. Я знаю про него одну вещь, которой он не знает.

   - Да? - заинтересовался брат. - А нам скажешь? Мы - никому!

   - Скажу, - решительно сказала Агния. - Папа думает, что у нас идеальные пары. Может быть. Но про себя я знаю, что я сильней Игната. Хотя он по силе близок ко мне. Я с Владом не смогу жить. Он слабей, а мне слабаки не нужны. В браке я хочу быть женщиной, а не командиршей в юбке!

   - Влад не слабый, - возразила я. - Если б ты видела, как он дрался с Пауком!

   - Ты прекрасно поняла, о какой я силе. Мы с Игнатом будем сильной парой именно потому, что я сильней.

   - А сбежать не смогли, - хмыкнул Алексис.

   Она зарычала было, но, спохватившись, опасливо огляделась. Нет, огня нигде не видно... Не сразу, но я сообразила, что имеет в виду Агния, сумбурно высказывая свои мысли о силе. Она перечислила состояние силы характеров и магии. Агния и Игнат сильны в магии. Но характер у сестры жёстче. Она может стать хорошей, пусть и незаметной опорой Игнату, который только с виду умеет держать себя в руках, а на деле, как выяснилось, весьма (мягко говоря) импульсивный. Со Владом же ей придётся постоянно спорить: несмотря на то что он, как маг, слабей, характер у него явно железный, что она и поняла, понаблюдав за ним в дядином подвале. Командиршей в юбке она, конечно, рядом с ним не станет - это она преувеличила, но ругани будет много. Поэтому и возник образ "командирша в юбке".

   И тут же Агния умоляюще взглянула на брата.

   - Алексис, миленький! Погадай-посмотри на Игната!

   - А у тебя что-нибудь есть?

   - Мы сегодня были в баре, - сказала сразу успокившаяся Агния. - Вот. Хватит?

   Она протянула ему сложенную в несколько раз салфетку.

   - Хватит, - кивнул Алексис.

   Мы сели уже в комнате - за стол.

   Некоторое время брат сидел и словно задумчиво рвал салфетку на клочья. Потом замер, а клочки медленно поднялись перед ним. Будто застывшими глазами Алексис смотрел "сквозь" них. А потом начал их перебирать прямо в воздухе, и клочья салфетки словно льнули к его рукам. Лицо брата постепенно из спокойного становилось... Странно, но становилось сочувственным. Он, кажется, сопротивлялся этому сочувствию, пытался недовольно сдвигать брови, но ничего не получалось. Что же он такого увидел, если в лице его проступала даже жалость?

   - Девочки, кое-что с Игнатом ясно, - сказал он, и клочки бумажки упали на стол. - Не знаю, как Астра, но тебе, Агния, даже боюсь говорить об Игнате. Ты и так влюблена, а на фоне этой влюблённости можешь и посочувствовать ему, а это... - Он покачал головой.

   - Говори, - потребовала Агния. - Разберёмся.

   - Он внебрачный сын. Был. Его родила магичка. После чего оставила прямо в роддоме. В Доме ребёнка он был до упора - ждали, может, кто-то оттуда возьмёт. Потом перевели в детский дом. До пяти лет всё было нормально, а потом с ним стало плохо. Проснулся Харон. Только он-то об этом не знал. Он - видел тени и людей, которых никто не видел. В пять лет-то. В семь его усыновили в обыкновенную семью. Там сначала думали, что видимое им - это детские фантазии. Жил более-менее нормально. А потом - период взросления. От него самого потянуло силой, и теперь тени плыли не мимо него, а потянулись к нему - на эту силу. Они умоляли его помочь им, а он ничего не понимал. В семье решили, что подросток с психическими отклонениями. Сводили к врачам. Те прописали успокоительное. Некоторое время лежал в стационаре психбольницы. Потом он понял, что лучше молчать о том, что видит, но его беспокойство было слишком ощутимым: мёртвых-то он продолжал видеть, огрызался на них... Десять лет на транквилизаторах - без понятия, что именно происходит, но в постоянном страхе, что он постепенно сходит с ума. Ему повезло. Мёртвые буквально клубились вокруг него, когда его однажды увидел городской страж. Парня с улицы увели в тамошнюю главную семью стражей. Разыскали его мать. Отца. Мать от него отказалась ещё раз. Отец - обрадовался и немедленно усыновил. Обучение поздно, но начали. Пять лет тому назад. Он выправился, стал спокойным, но время от времени срывается... Агния, ты уверена, что справишься с ним?

   - Теперь, когда знаю, что было, - да, - спокойно ответила сестра и взглянула на меня. - Астра, ты простишь меня?

   Я сидела потрясённая. И я ещё психовала, что мне в моё восемнадцатилетие сказали, что я неродная? Неблагодарная... Хоть что-то теперь прояснилось.



предыдущая глава | Уходящая в тени (СИ) | cледующая глава







Loading...