home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


22

 Нас искали шесть дней. И не находили бы ещё долго, если б не Алексис.

   ... Агнию прочили замуж за Влада, потому что он слабый маг. На второй день нашего сумасшедшего сосуществования в сарае Дарёнки и в его не очень отдалённых окрестностях я, жадно изучающая Влада - с ненасытным чувством обладания (обоюдного!), интереса ради посмотрела на него уже с точки зрения личной специализации и обнаружила в его поле блок.

   - Влад, а ты кто по человеческой профессии?

   - Егерь - в нашем краевом охотничьем хозяйстве. По совместительству - председатель городского охотничьего клуба.

   - А магическая специализация - работа с ментальными следами?

   - Угу.

   Он не спросил, почему мне захотелось узнать о нём. Обо мне-то уже знал, что учусь у Назария, будучи младшей сотрудницей музея, где все работники, кроме некоторых, - наши маги. Поэтому спокойно воспринимал все вопросы о себе.

   - Способность у тебя наполовину заблокирована. Ты знаешь?

   - Блок? - он перевернулся на живот - в сарае мы сдвинули две кровати вместе и навалили на них всё ранее сброшенное на пол. Не так холодно всё же, чем на полу. И сами валялись на них, постоянно сытые и голодные одновременно - друг из-за друга. Синевато-серые глаза недоверчиво заглянули в мои. - Сильный?

   Странно, почему он сомневается? Наверное, привык к этому блоку, как близорукий постепенно привыкает видеть мир не целостным и не отчётливым, а размыто. А потом удивляется, какой чёткий мир вокруг, если надеть очки или линзы...

   - Не очень. Хочешь - сниму прямо сейчас?

   - Сколько это займёт?

   - Пару секунд.

   - Давай... Только... - Он вытянулся рядом, на кровати - огромный и сильный, не спуская с меня прищуренных глаз. - Только вот... Не. Давай, снимай по-шустрому, а по-отом, княгинюшка моя... - Последние два слова он произнёс шёпотом, от которого у меня внутри всё полыхнуло. Но интерес всё-таки проявил: - А... где? Блоки-то?

   - Не искушай ответить, - тоже тихо, но с чувством протянула я, хищно усмехаясь - прямо в его глаза. - А то вместо разблокирования...

   - Что, княгинюшка моя? - почти мурлыкнул он, а синевато-серые глаза мгновенно блеснули острой желтизной предвкушения и полной боевой готовности.

   Смешно и весело!.. Ах так!.. Я оскалилась в ответ и с визгом запрыгнула на него, на его спину. Он зарычал и мгновенно бы опрокинул меня, перевернувшись. Если бы я уже сбоку не съехала с его прогнувшейся горячей спины и не шлёпнулась под него же, под его тёплое и напряжённо нервное тело. И на его место, которое он успел согреть. А-а, как хорошо здесь и уютно!.. Фыркнула от удовольствия. Мигом запихал под себя - и только нагнулся, кажется желая поцеловать, как вдруг замер, прислушиваясь к себе.

   - Ты... Сняла блок?

   - Ага, - запыхавшись, сказала я, радостно глядя на него снизу вверх, приятно придавленная им. - Он у тебя лёгкий - снимается на раз. Как себя чувствуешь?

   Он опустил глаза, глядя явно в пространство перед собой. Даже обо мне забыл на мгновения, хотя возвышался надо мной, опираясь на руки, расставленные по обе стороны от меня. И не только глядя в пространство. Брови постепенно смыкались на переносице, словно в тревоге. Я знала, к чему он прислушивается: мир вокруг стал для него более прозрачным и ощутимым - чувственным. Наконец его глаза сфокусировались на мне... Низкое, медленное рычание из ощеренного, но всё равно желанного рта, к которому я немедленно потянулась - поцеловать вот это вкусное и прямо сейчас:

   - Княгинюшка моя... А-астра...

   ... Потом, пока я отдыхала, Влад обежал сарай. И напрочь снял все следы нашего присутствия здесь, пометив убежище только как нашу собственность. Потом мы, хохоча от безудержного завоевательского чувства, присвоили и небольшой пруд, куда бежала ключевая вода. Мы превратились в дикарей! По ночам - августовским, похолодавшим - прятались под старые тряпки, наваленные на кровати, - для нас лучше всяких перин. Днём, едва появлялось солнышко, босыми бегали по лесу: он - небрежно повязав на бёдрах рубаху, я - в старом платье-тунике, что разыскала на "складе" вещей. Каждая охапка листьев, каждая густущая трава, склонённая для пущего удобства, были нам постелью. Нанежившись и наигравшись (ммм, как ненасытен был Влад и как ненасытна оказалась я!), мы мчались к пруду и с азартно воинственными криками окунались во всё ещё тёплую воду. Плавали наперегонки, чтобы однажды столкнуться - и... Его вопросительно пожирающий меня взгляд, моё частящее дыхание - всё сливалось в сумасшествие двух тел, которые притягивало не то что магнитом, а как части одного целого!.. Иногда думаю - странно, как мы тогда не утонули...

   - ... Астра, а почему ты решила, что Алексис убил меня? - как-то спросил Влад, задумчиво переворачиваясь под солнышком - погреться, когда мы выползли из воды, совершенно измученные. - Тебе так сказали?

   - Нет. Эту конкретную глупость я придумала сама, - вздохнула я. - Алексис переживал, из-за того что пришлось в тебя стрелять, но как-то не додумался, что я могу понять его выстрел как смертельный. Переживал, чувствовал себя виноватым, поэтому не заговаривал со мной о тебе. А я не догадалась его спросить, что же именно произошло. Остальные думали, что я знаю - ты жив, и ничего не говорили мне, потому что не понимали, почему не спрашиваю сама. А я боялась спрашивать. Вообще боялась о тебе говорить. Закрылась в себе полностью и работала, чтобы только не думать, чтобы заглушить... Глупость - в общем. Из-за недоговорённости. - И я поцеловала его в ухо, а потом легонько спустилась губами к его ждущим губам...

   Допускались в святую святых - на "нашу", самовольно присвоенную территорию - только волки, которым милостиво позволялось приносить к сараю, пока мы спали, хоть какие-то продукты.

   Для меня всё это было внове и любопытно: оборотни Влада обладали особым чутьём и появлялись так, что я вспоминала об их существовании, только удивлённо глядя на сумки с продуктами, аккуратно прислонённые к стене сарая, рядом с дверью. Чтобы видны были сразу... Кое-что мы съедали сразу, кое-что - разогревали на старом очаге, оборудованном когда-то на голой земле: маленькое углубление, с вбитыми в землю железными стержнями из прутьев толстых, жёстких проводов. Разыскали даже маленький чугунок, чтобы кипятить в нём воду для чаёв и для кофе. Дым уходил к дырявой здесь крыше - чердака-то нет. Удобно.

   Вспоминая, как Влад, отлёживавшийся у Дарёнки, недовольно спрашивал: "Опять мне спать не дадут?", вспоминая Дарёнку, выгонявшую сопровождение Влада, я поражалась, как волки соблюдают субординацию: он, раненый, подспудно хотел, чтобы его развлекали, и парни отлично это поняли, несмотря на ворчание начальства. Сейчас Влад хотел быть только со мной наедине - и ни одного оборотня в окрестностях "нашего" сарая я не видела... Вроде и панибратские отношения, но расстояние держат.

   Когда мы вдоволь наговорились друг с другом - только друг о друге, меня начала интересовать та жизнь, в которую Влад обещал меня увезти.

   - Влад, а в вашем городе только оборотни?

   - Большинство. Но есть и просто маги. Тебя что-то волнует, моя княгинюшка?

   - Нет. Мне любопытно ваше магическое общество. Вот и хочется постепенно о нём узнавать. Как да что...

   - Ну, могу рассказать поподробней, раз у тебя такой интерес.

   - Расскажи.

   Так я узнала, что городской охотничий клуб, председателем которого является Влад, является тем же пунктом сбора для магов его города, что для наших - музей изобразительных искусств. В клуб, конечно, нередко заглядывают и просто люди - заядлые охотники, но маги приходят сюда, как в собственный дом. И - тоже неудивительно: как и наш музей, занявший здание старинного купеческого дома, клуб располагается в старинном же каменном особняке, издавна принадлежащем роду Влада.

   И только тогда я догадалась спросить:

   - Влад, а почему ты меня княгинюшкой зовёшь?

   Он, почти лежащий на мне в момент вопроса, приподнялся заглянуть в мои глаза - оторвавшись от исследования (на предмет чувственности!) моей шеи - губами, конечно, и, сам озадаченный, сказал:

   - Ну как - почему? Разве я не говорил? Замуж-то ты за князя выходишь... Потому и... - он усмехнулся и шёпотом, от которого меня выгнуло навстречу его телу, выдохнул мне в зацелованный рот: - ... княгинюшка моя...

   И, только отдыхая после его атакующих ласк, я мысленно покрутила головой и попробовала примерить к себе - княгиня. Я - княгиня. Хм... Ой... Ничего себе... Губы неудержимо разъехались в улыбке. Мне - нравится! Сразу представился приземистый каменный домина с тихими тёмными комнатами и коридорными переходами - что-то такое старинное... И я в этом домине - в мехах, маленькая, но хозяйка! Приглушила смешок... Интересно, как всё будет на самом деле!.. А ещё интересно, как воспримут меня его родители и два младших брата. Если честно, то побаиваюсь их немного.

   А в душе пело: несмотря ни на что - у меня два комплекта родителей в заначке!

   Две семьи, которым я родная. Приятно чувствовать себя... защищённой!

   В следующий раз, когда мы только-только проснулись и лёжа переглядывались между собой, обмениваясь ещё сонными улыбками, я сказала:

   - Я тоже придумала, как тебя буду звать. Мой большой и серый волк.

   - Э... Я, вообще-то, чёрный. И на дразнилку похоже, - недовольно поморщился он.

   Я привстала на локте, сверху вниз глядя на него - большого, любимого, и севшим от созерцания его тела низким голосом томно выговорила:

   - Да-а, но... эта дразнилка такая сексуа-альная...

   За что и поплатилась: меня прервали на полуслове - зато счастливая!

   Много мы разговаривали и об Открывающих. Он всё качал головой, кого привезёт в свой город, и не переставал расспрашивать о том, как именно всё происходило.

   - А почему тебя просто не научили входить в этот мир Теней? Была бы подготовленной - легче бы всё прошло. Или я чего-то не понимаю?

   Задавая вопросы, он рассеянно крутил в руках пряди моих белых волос - всё ещё никак не мог привыкнуть к их цвету. Мне легче - улыбнулась я - я их почти не вижу, разве по утрам, расчёсываясь.

   - Я сама не всё понимаю. От меня добивались сильной чувствительности к магии, потому что я была страшно заблокированной - до такой степени, что всем казалось: у меня вообще нет способностей, разве что чисто выработанной. Это раз. От меня добивались, чтобы я сама пыталась уйти с головой в магию, потому что жить в семье сильных магов - значит, чувствовать себя очень слабой, в сравнении с другими, и довольно сильно бояться окружающего мира. В голову вкладывалось главное: не маг - мир опасен. И я это чувствовала. Порывами было, конечно, желание развить в себе способности. Но... Подкачали сами родные. Если папа твёрдо держался обозначенной Назарием линии, то мама опекала меня, как могла. А уж про брата и сестру говорить не приходится. Они-то про намерения родителей не знали, но чувствовали себя виноватыми передо мной. Ведь они привыкли о младшей заботиться - ещё бы: сестрёнка без способностей, как в этом мире выживет! Типа, я совсем одна-одинёшенька на свете осталась. Уж кто-кто, а Алексис и Агния меня в покое не оставляли. И... в мир Теней перейти в полном сознании нельзя. Это я так понимаю сейчас. Нужно что-то, что заставляет почти отречься от сознания и эмоций. И тогда, когда переходишь границу двух миров, у тебя появляется мало того что полная подмена сознания. Ты не чувствуешь себя человеком. Но ещё тебя и очищают - то есть разблокируют.

   - Ты тоже не чувствовала?

   - Конечно. Ощущение, как будто я совсем другая. Не человек. И не маг. Нечто другое. Как будто изнутри кто-то поднялся другой. Не телесный. И Тени могли подчиняться только этому... существу. И этот же миг, когда я стала другой, снял с меня все блоки. А когда появились эмоции, Тени набросились на меня. - Влад подтащил меня к себе и крепко обнял. Я помолчала, устраиваясь удобней в его сильных руках, и продолжила: - Здесь сплошная рулетка - с Открывающим. Сможет ли он пройти это испытание и выйти из него живым? Мне повезло, что за мной следили родные. Ведь не будь Алексиса - убила бы тебя. Не будь родителей - погибла бы сама. Возможно.

   - Но как же вошли в мир Теней твои родные? Ты же говоришь, что туда нельзя обычным магам - с эмоциями?

   - Понимаешь, я ведь подсоединена к источникам напрямую. Первое Приближение сделало меня настолько сильной, что я не замечала сначала, что оставляю такой ментальный след, что по нему в любое место может пройти любой маг. Другое дело - сможет ли он, обычный маг, там, в этом месте, выжить. И вот что ты мне скажи, мой любимый чёрный волк: как ты-то смог пройти за мной?

   - Ты вошла в зал. Я заметил тебя только тогда, когда ты вдруг начала пятиться от меня, - задумчиво сказал Влад, вспоминая. - Ты пятилась - такая разъярённая... А я никак понять не мог, что случилось. Вроде радоваться надо: нам разрешили пожениться так, как мы того хотим. А ты - злишься. И решил пойти за тобой, чтобы поговорить, спросить, в чём дело. Потом понял, что ты переходишь - может, даже сама не замечая того. Увидел необычно сильно открытый портал и успел проскочить в него. И всё. Говоришь, что я не должен был там вообще появиться?

   - Ты же блокированный, - тоже задумалась я. - А значит, был слабый. Нет, не понимаю. Ну и ладно. Хорошо, что Алексис первым проскочил следом за тобой.

   - Нда... Этот твой Алексис - другая статья, - проворчал Влад, невольно ёжась.

   - Надеюсь, ты не собираешься драться с ним? - встревоженно подняла к нему лицо.

   - Ты имеешь в виду, как с Игнатом? Нет.

   - Кстати, колись, что за драку вы с ним устроили в вестибюле?

   - Этот недоделанный Харон высказался о тебе... непочтительно. - Влад нахмурился, припоминая. - И вот что интересно. Он ведь тогда сказал глупость, которая теперь видится совсем по-другому.

   - И что он сказал? Не тяни!

   - Он сказал, что с тобой все носятся, слишком оберегая тебя. Правда, он выразился так: как курица с яйцом. Вроде как его это раздражало. Как ты думаешь, он мог что-нибудь знать о тебе - ну, как о родной-неродной в твоей семье?

   - Понятия не имею, - пожала я плечами, потом задумалась и кивнула: - Да, забота моих родных должна была его здорово раздражать. Алексис нам рассказал его историю - она потяжелей моей будет. - И жалобно спросила: - Во-олк, а тебе это ещё интересно? Может, займёмся чем-то ещё - более увлекательным?

   Он даже отвечать не стал... Ну, то есть ответил, только действием. Ммм, каким...

   А потом, вымотанные "чем-то более увлекательным", мы блаженно уснули - и наступило утро.

   Оно началось с серенького дождика, постепенно перерастающего в грозу.

   Под начало дождя мы успели сбегать на полюбившийся нам обоим пруд и искупаться. Вернувшись к сараю, обнаружили на привычном месте сумку с завтраком и затащили её в наше прибежище. И вот, пока мы ели, а потом пили горячий кофе из двух термосов, шелест дождя по крыше постепенно перерос в грохочущий ливень. А потом началось! Потемнело до ночной темнотищи. Грохот грома и беспрестанное полыхание молний заставляло прижиматься к Владу - в попытках найти приют. Чем он незамедлительно и радостно воспользовался.

   А потом лежали молча, прячась от сырого воздуха под тряпками и слушая громыхание грозы по крыше...

   Гроза стихла внезапно.

   И внезапно ушла тьма, а в щели сарая засияло солнышко.

   Влад хмыкнул. Капли с крыши заглушил ветер, зашелестевший в кустах вокруг сарая. Не поверившие поначалу, вокруг нашего убежища робко запели птицы - одна за другой вскоре они заперекликались так оживлённо, что я повеселела, и даже дрожь от ужасающего грома, которую не мог пересилить Влад своими объятиями, перестала меня тревожить. Странно, но Влад догадался первым.

   - Асти (быстро же он привык называть меня детским именем, когда узнал, что именно так меня зовут дома), тебе не кажется, что дождь для ливня с грозой слишком быстро прошёл?

   - Думаешь - гроза была магической?..

   Стук в деревянную дверь прервал наши догадки и предположения.

   Мы переглянулись. Ничего себе - не сработали наши метки-запреты!

   - Я подойду, - сказала я и соскользнула с кровати. - Тебя прикрыть?

   Влад заворчал, но я усмехнулась и сама бросила на него какую-то тряпку. Привыкли - бегать нагишом. Хотя я могла бы оставить его обнажённым, но чувство собственничества превозмогло: не хочу, чтобы его таким видел кто-то посторонний, пусть даже этот посторонний - один из моих родных!

   Надев через голову потрёпанную тунику, я подошла к двери и распахнула её.

   - Заходи, - гостеприимно сказала я Алексису. - Ты чего сам-то промок?

   - Я думал - вы меня вообще не пустите, - пробормотал брат, входя. - Я не промок. С крыши накапало, пока ждал, что откликнитесь. Привет.

   - Привет! - отозвался Влад и нехотя присел на кровати.

   Алексис сам подошёл к нему пожать руку. И сел рядом.

   - Вы ещё долго собираетесь здесь жить?

   - А как ты нас нашёл? - поинтересовалась я. - Хочешь кофе?

   Брат передёрнул плечами и кивнул.

   - Снимай рубашку, - скомандовала я. - Пока говорим - просохнет.

   - Люди добрые, - усмехнулся Алексис, освобождаясь от одёжки. - Вы хоть соображаете, что уже неделя прошла, как вы пропали? Волки молчат, как партизаны, и смываются, едва только пристанешь к ним с расспросами. Дарёнка - в растерянности, хотя Назарий её допрашивал по полной! Никаких следов!

   - Но ты же нашёл нас!

   - Я пустил по твоим следам поисковый ветер, - фыркнул брат. - Тоже скажешь - нашёл. Мы там все переволновались здорово. Ну что? Возвращаться собираетесь?

   - Если только предупредить, что мы уезжаем, - лениво зевнул Влад, искоса и насторожённо поглядывая на Алексиса.

   - С этим проблемы, - сказал брат. - Последних новостей не знаете. К нам собираются приезжать отовсюду - уже многие знают об Открывающей. Мы хоть и не афишировали, что произошло, но стражи многих городов имеют своих предсказателей и гадальщиков. Нам уже звонили - просятся приехать. Много магов в последнее время рождается с заблокированными способностями. Чистокровных, сильных магов остаётся всё меньше. Весть об Открывающей дала многим надежду.

   Теперь Влад насторожённо посмотрел на меня. Насколько я его знала, он не будет настаивать на собственном решении, каким бы оно ни было. Этот вопрос должна решать именно я. Я задумчиво присела рядом с ним, обняв его за талию. Машинальным, пусть и властным движением он тоже обнял меня.

   - Папа сказал, многие семьи готовы платить бешеные деньги за разблокировку, - добавил почему-то хмурый Алексис.

   Вот как. У меня появилась неплохо оплачиваемая работа.

   Я почувствовала, что Влад расслабил руку, обнимавшую меня. Оставляет мне свободу выбора? Или его жест - что-то другое?

   - А что ты думаешь сам? - спросила я брата.

   - Бежать вам надо, - не задумываясь, ответил он и вздохнул. - Пока они, все наши, всей толпой не накинулись на вас. Начнут давить - будет хуже некуда.

   Влад немедленно выпрямился. Я глянула на него поневоле исподлобья: сидела-то, уже прижавшись к его боку, головой к его плечу.

   Ух, какое у него надменное выражение лица!.. Никогда до сих пор не видела! Впрочем, правильно. Это ему-то, волчьему князю, говорят о побеге?

   - Решать тебе, - повторил Влад высказанное братом.

   Но при этих словах расслабившаяся рука его снова отвердела и машинально прижала меня к себе. Я поняла: если даже я вякну про "остаться", он не замедлит меня утащить к себе, в "свою нору", насильно. И будет прав. Ведь это наше общее желание.

   - Влад, сколько ты можешь позволить себе ещё просидеть в нашем городе?

   - Дня три от силы, - отозвался он, присматриваясь ко мне.

   - Так. Собираем вещички и пока переходим ко мне на квартиру. Надо себя в порядок привести перед выходом... в свет, - нехотя усмехнулась я. И дотянулась, поцеловала Влада. - Что, мой князь, призадумался? Мыться неохота?

   - Лучше б ещё разок на пруд сбегали, - проворчал он.

   - А что? Вы на наш пруд бегали купаться? - заинтересовался Алексис. - Ребята, сбегаем вместе? А то я совсем отстал от такой жизни. Это ж красота - искупнуться разок.

   - Бегите, - разрешила я. - Я пока вещи соберу... Влад, стой! - Я кашлянула, сдерживая улыбку. - Трусы не забудь.

   Хи-и... Покраснели оба!


предыдущая глава | Уходящая в тени (СИ) | cледующая глава







Loading...