home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


4

  - Тогда марш в машину, - велела Агния. - Едем ко мне. - И, уже обратившись к "электрику", спросила: - Наше присутствие необходимо?

   - Нет, Агния, можете ехать, - улыбнулся тот.

   Но сразу заняться камнями нам всё-таки не довелось. Только я села на заднее сиденье, только Алексис последним закрыл за собой дверцу, подсев к сестре, как запел её мобильник. Агния, приглядываясь к экрану, удивлённо прошептала:

   - Незнакомый номер. Может, ошиблись?

   И стала слушать. Причём её лицо всё больше и больше вытягивалось. Наконец, сунула телефон в карман. Даже Алексис промолчал, хотя смотрел на неё насторожённо: очень уж её лицо стало жёстким. Но и она молчала слишком долго, словно забыв, что мы рядом и должны немедленно ехать на её городскую квартиру. Я младшая - с моего любопытства спрос небольшой. Так что я спросила напрямую:

   - Агния, что?

   Что-то мягкое промелькнуло в лице обернувшегося Алексиса. Кажется, за вопрос благодарность. Агния же очнулась от своего странного ступора и хмуро сказала:

   - С камнями придётся подождать. Отец пропал. Позвонил Игнат - твой жених, Астра, - взглянула она на меня. - Помнишь - я говорила, что отец показывает ему город? Игнат сказал, что отец попросил его посидеть на скамейке возле супермаркета, рядом с кинотеатром "Мир", а сам зашёл в подъезд жилого дома. Прошёл час, прежде чем Игнат решился позвонить мне.

   - Час?! - ахнула я, вспомнив, что следующий источник находится именно в подвале того самого жилого дома, куда зашёл отец. А секунды спустя дошло, что сказала Агния о женихе. Но пока этот Игнат для меня - всего лишь прозвучавшее имя. Происшествие с отцом взволновало больше.

   В машине заметно потеплело, а секунды спустя стало вообще трудно дышать горячим воздухом, несмотря на открытые окна, воздухом: Агния еле сдерживала себя. Я притихла. Сестра иногда непредсказуема. Не знаешь, что в следующий раз может заставить её вспыхнуть. В прямом смысле слова.

   - Агния, успокойся, - низким, повелительным голосом сказал Алексис. - Возьми себя в руки - и поехали к "Миру".

   Сестра ещё с минуту помолчала, а потом завела машину.

   Мы все сидели тихо, пока она гнала по городу, не обращая внимания на дорожные указатели. Защищённые магическим экраном, мы были не видимы обычному глазу, но, честно говоря, на иных поворотах я бы хотела, чтобы нас остановили или притормозили.

   Наконец, когда осталось проехать проспект к кинотеатру, Алексис заговорил:

   - Ты его видела, этого Игната? Узнаешь?

   - Видела. Он меня - нет. Но узнает, - мрачно сказала Агния.

   - Откуда у него твой номер телефона?

   - Отец ему дал все наши номера. Твой тоже есть. Ты не выключал мобильник?

   - Э... Ты права, - признался Алексис, вынув свой телефон и просмотрев пропущенные звонки. - Он мне тоже звонил.

   У Алексиса есть дурная привычка: когда ему хочется свободы, он отключает мобильный. Кстати, такое же есть и у меня. Но я побаиваюсь отключаться надолго. Мои способности переходить порталами теней требуются довольно часто.

   Я вздохнула. Как ни странно, Агния услышала.

   - Астра, если не хочешь пока подходить к нему, сиди в машине.

   - Придумали тоже - сватовство устраивать, - проворчал себе под нос Алексис.

   Агния хмыкнула. А я снова вздохнула. Но вздыхала уже по инерции. Теперь одновременно с тревогой за отца меня беспокоило, что я сейчас увижу человека, которому... Ну, "предзназначена" - не скажешь, но который считается моим женихом.

   Агния лихо завернула в переулок, ведущий во дворы вокруг кинотеатра. Машина ткнулась в кусты, нависшие над краем дороги.

   - Вон он, на скамейке сидит. - Она обернулась ко мне, заботливо спросила: - Познакомить или пока не стоит?

   Я поняла её: можно представить меня как Астру, но можно представить и в качестве родственника, не упоминая моего имени, - в качестве безымянного сотрудника магической стражи. Мелькнуло, что второе лучше: всё равно я тёмненькая, так что...

   - Вообще ничего не говори, - предложила я. - Спросит имя - скажешь. Нет? Ну и ладно. Переживу. Пошли. Времени у нас...

   Брат с сестрой зашагали впереди - я держалась за ними, стараясь не слишком привлекать к себе внимания. Мы быстро подошли к скамейке под липой, между жилым домом и кинотеатром. Сидящий на ней человек, время от времени посматривавший вокруг, понял, что высокие парень и девушка, а также спешащая за ними девушка поменьше идут именно к нему. Он поднялся. И у меня перехватило дыхание. Более красивого человека я ещё никогда в жизни не видела!

   Тоже высокий, как мои брат с сестрой, но широкоплечий. Тоже светловолосый, но как-то по-тёплому - пшенично, а не бело-пепельный, как они. Лицо слегка скуластое, глаза - синие-синие, как чистое небо на рассвете! Его напряжённые губы, едва он завидел подходящих и понял, что мы - к нему, изогнулись в такой чарующей улыбке облегчения, что я затаилась от восторга, позабыв обо всех своих тревогах. Ох и взгляд у него - тёплый, притягивающий сразу и беспрекословно. И одет парень не так, как брат с сестрой - довольно привычно городскому глазу, а в какие-то мягкие, шоколадного цвета штаны и бежевую рубашку, с коротким рукавом и с еле заметной вышивкой по вороту. Даже обувь необычная - сандалии из ремешков.

   На ходу Алексис слегка повернулся, чтобы я слышала, и бросил:

   - Не поддавайся. Он использует магию притягательности. Так знакомиться легче.

   Я не сразу сообразила, что он имеет в виду. Но опомнилась и быстро накинула на себя защиту от воздействия. Ну и что? Менее привлекательным Игнат всё равно не стал. И я пряталась за спинами брата и сестры и, снова ошалевшая, выглядывала из-за них со всё ещё ужасающей меня мыслью: этот поразительно красивый человек - мой жених?

   Правда, эйфория прошла быстро, когда я заметила, что Игнат сам прибалдел - от Агнии. Он этого почти не показал - хорошо держал себя в руках. Но его мгновенное короткое движение всем телом к ней я увидела отчётливо. Озадаченная, всё ещё прячась за Алексисом, я мысленно спросила себя: и как мне теперь к этому относиться? Перед глазами мягко всплыло лицо Влада - он словно улыбнулся мне. И сразу стало спокойней. Он не так красив, как этот Игнат, но рядом со Владом... уютней. Так что... Я мысленно хихикнула. Так что пусть со всем этим разбирается Агния! А я буду любоваться Игнатом, как картинкой... Как ни странно, последняя мысль меня здорово успокоила. Только заставила под конец снисходительно попенять самой себе: не слишком ли я легкомысленна? Или до сих пор ещё ребёнок - с такой-то опёкой, как Агния и Алексис?

   Здесь, под липами, оказалось тепло и спокойно. Как раз для хороших переговоров. Правда, пару раз взглянув на небо, я подумала, не попросить ли Алексиса жёстче держать себя в руках: вместо облаков, наверху сгущались тёмно-синие тучи. Он-то смог успокоить Агнию в машине, а сам?.. Вспомнив об отце, тем не менее, я тоже снова принялась думать только о том, что могло с ним произойти.

   Когда мы остановились перед вставшим Игнатом, брат представил всех:

   - Алексис, Агния... - И запнулся.

   Игнат меня сумел удивить. Он поднял бровь, разглядев меня за спинами старших, и после вынужденной паузы приветливо сказал:

   - И Астра.

   Попытавшись сохранить деловой вид, я всё-таки не выдержала и улыбнулась ему. И кивнула:

   - Здравствуйте, Игнат.

   - Не возражаете - на "ты"? - спросил он и, предложив мне руку, буквально вытащил меня из-за спин брата и сестры, после чего, взяв под локотки, вежливо усадил на скамейку. Сам - сел рядом, выждав, пока сядет Агния.

   Смутившись от его слегка старомодной церемонности, присел и Алексис.

   - Расскажите, что произошло, - ровным голосом попросила сестра.

   Сразу серьёзный, Игнат вздохнул:

   - Добавить к тому, что я уже сказал, наверное, не смогу. Ваш отец привёз меня сюда, когда показывал источники. Но, когда мы подошли к этому дому, он вдруг забеспокоился и предложил мне посидеть некоторое время здесь. А сам ушёл. Не дождавшись его, я начал звонить по всем данным номерам - города, увы, не знаю. Всё.

   - Астра, проверишь? - спросила Агния.

   Я огляделась. Площадь перед кинотеатром, переулочные дороги по его сторонам, пространство перед жилым домом, в подвалах которого, возможно, что-то произошло с отцом, - всё слишком открыто. Было бы солнце - ещё ничего: отошла бы прямо за скамейку и, спрятанная сидящими на ней, быстро шагнула бы в тень.

   Но Алексиса, когда он сильно взволнован, успокоить трудно. Он может успокоиться внешне. Но внутреннее его состояние всё равно отразится на плачевном, мягко говоря, состоянии неба. И здесь свечами уже не обойдёшься. Попробуй-ка зажечь свечку под проливным дождём.

   Словно поняв, о чём я думаю, брат виновато опустил глаза.

   - Мне нужен, как минимум, подъезд, - прикинув все возможности, сказала я. - Но здесь они все с домофонами.

   - Алексис откроет, - нетерпеливо сказала Агния. - Игнат, ты подождёшь?

   - Э... Не впервые меня сегодня просят подождать, - улыбнувшись, сказал парень. - Поэтому простите, но... Можно с вами? Мне интересно, что именно хочет проверить Астра и как именно.

   - Ничего интересного! - беспечно и счастливая от его хотя бы делового внимания сказала я. - Просто зайду в подвал и выйду. Не забыть бы свечи и мобильник.

   В общем, когда Игнат пошёл за нами, никто возражать не стал.

   У первого же подъезда вперёд прошёл Алексис и оглянулся. Несмотря на четыре часа дня, происходящему на улице можно было дать и восемь вечера. Так низко опустились тучи, а поднявшийся ветер азартно гонял по асфальту редкие пока тополиные листья и мелкий мусор.

   Но брат оглянулся не на предгрозовую темь - на машину, стоящую неподалёку от подъезда. Проследив направление его взгляда, я узнала - папина. Пустая и одинокая - впечатление одиночества, конечно, оттого что неизвестно, где её хозяин.

   По лицу брата прошла судорога. Нависшие над городом тяжёлые тучи прорезала остро разлапистая молния. На мгновения вокруг воцарилось странное, призрачно-голубоватое пространство. Чуть позже громыхнуло так, что под ногами земля ощутимо откликнулась дрожью. И сразу взвыли все противугонки на машинах.

   В доме, в котором из-за надвинувшейся предгрозовой тьмы многие включили свет, мягко жёлтые окна - все одновременно - померкли. А подъездная дверь, до сих пор плотно примыкавшая к косяку, медленно и совсем чуть-чуть отошла от него.

   Игнат, стоявший за спиной Алексиса, уважительно прошептал:

   - Впечатляет.

   Брат хмуро покосился на него и распахнул дверь перед нами.

   Вчетвером мы ввалились в подъезд. На нижней площадке, довольно широкой и сумрачной (единственное окно наверху, над дверью), никого. Я быстро зажгла свечу и, передав вторую, тоже зажжённую, Агнии, замерла, припоминая местоположение здешнего источника. Секунды - и я шагнула в сторону, в тень Алексиса, предусмотрительно вставшего в свет перед сестрой.

   Источник находился чуть в стороне от дома. Сразу за кладкой. Стража обычно добирается до него через подвал. Там есть невидимый люк, защищённый магией от обычных человеческих глаз. Но пробираться через него тяжело. А на двери в подвал висит замок, который не под силу открыть Алексису. Обычный замок потому что. Вызывать стражу - долго. Поэтому и решились послать меня. Итак, я увидела кладку стены и на всякий случай постаралась встать близко к ней - спиной.

   Привычный промельк тьмы перед глазами - переход через портал.

   Снова тёплое пламя свечи.

   Перешла. Здесь темно и тихо. Глубоко под землёй. Звуки с улицы не проходят.

   Одного взгляда хватило: тот же колодезный сруб, отсутствие информационного камня - и...

   - Папа!

   Я бросилась к телу, безвольно лежащему, словно выбросив руки вперёд, спиной опираясь на сруб.

   Свечу поставила на край сруба, не заметив, как снова обожглась упавшей на ладонь каплей воска. Пока были просто слова, что папа пропал, как-то не очень верилось, что с ним может что-то произойти. Но сейчас я сидела перед ним на корточках, собираясь с духом и умоляя всех и всё, чтобы с ним ничего страшного, кроме обморока, не оказалось бы. Даже промелькнула глупая мысль: а что, если это не папа?

   Но кому, как не ему, могла принадлежать беловолосая голова?

   Я задавила в себе поднимающуюся панику и осторожно попыталась перевернуть его. Поставить на ноги - вряд ли смогу, папа тяжёлый, но усадить, хотя спиной прислонив к срубу источника, можно попробовать. Остро пожалела, что не взяла с собой ни платочка, ничего.

   Мобильный, оставленный возле сруба, звякнул, когда я успешно перевернула тело, то и дело придерживая бессильно падающую голову. Агния. Я ткнула громкую связь.

   - Астра, что у тебя?

   - Папа лежит около колодца. Без сознания, но живой. Пульс есть.

   - Сможешь хоть немного определить, что с ним?

   - У него на голове рана. Мне кажется, его ударили (рычание Алексиса! Представляю, какая сейчас на улице гроза беснуется!) по голове, и он упал. Агния, что делать? Я не могу привести его в сознание, чтобы вытащить!

   Боюсь, в моём голосе послышались истеричные нотки на грани слёз. Если честно, мне стало страшно. Я не Дарёнка, чтобы определить, в каком папа состоянии. Я не она, чтобы суметь самостоятельно привести его в себя. А ведь человека без сознания я не смогу вывести через порталы теней!

   - Успокойся, сестрёнка, - неожиданно сухо сказал Алексис. - Я сейчас...

   Он ещё договаривал, когда свеча резко слетела с края сруба и, прокатившись с полметра по неровной земле, почти сразу потухла.

   Слетела так, как будто в неё кто-то бросил камнем. Как будто её сбили камнем. В следующий миг в кромешной тьме я услышала смачный треск - совсем рядом. И обмерла, сообразив: кто-то безжалостно раздавил мой телефон. Втиснувшись спиной в сруб и обняв отца за плечи, чтобы не упал, я отчаянно прислушивалась к тишине. В кармане у меня зажигалка, но я боялась сделать хоть одно движение. Если телефон был в шаге от меня, значит, тот, кто его раздавил, до сих пор стоит тут же.

   Еле сдерживая зачастившее дыхание, я прислушивалась и прислушивалась к тишине, но, кроме своего дыхания и бьющего в уши пульса, не слышала ничего.

   Тот, сбивший свечу, всё ещё стоит рядом со мной? Или ушёл?

   Темнота, более глубокая, чем та, что притихла вместе со мной в глухом пространстве. С губ рвался вопрос: "Кто здесь?" Но в душе я была уверена, что стоит мне издать хоть звук, меня стукнут так же безжалостно, как отца. Как раздавили свечу - зная, что именно она даёт мне шанс выйти отсюда.

   Но плач пробился. И вскоре я затряслась не только из-за плача, но и от ужаса, что не могу остановить его; что тот, который в шаге от меня, сможет сориентироваться в темноте и ударить меня. Почему-то я была уверена, что он похож на Женьку. И что, если ударит, то ногой. Совершенно потерянная, я могла то и дело вдыхать воздух, чтобы хоть секунды не дышать и не плакать, давая ориентир для страшного незнакомца.

   И в одну из таких пауз я, с похолодевшим сердцем, услышала короткое сопение. Это был такой тихий звук, что его можно было услышать именно в полной тишине. И этот звук я узнала: человек не просто дышал тяжело. Нет, этот звук обозначал эмоцию: невидимка презрительно хмыкнул.

   А через мгновение я вскрикнула от боли: что-то множественное упало мне на ноги, рассекая кожу быстро-быстро. Будто заработала машина со множеством лезвий. От неожиданности и дикой боли я инстинктивно дёрнула ноги к себе и закричала уже в полный голос. Но это дёрганое движение оказалось страшней, вызвав болевой шквал, более острый, чем предыдущий. Как будто лезвия соскользнули с коленей к стопам.

   Сначала задавленные было, слёзы рванули сразу. Ноги горели и быстро увлажнялись бегущей кровью. Но одного прикосновения к собственной крови оказалось достаточным, чтобы я неуклюже и тяжело поднялась. В груди горела уже только злоба.

   Почему-то стало понятным, что невидимка ушёл. Подземелье со срубом чувствительно опустело. Боль, сжигающая меня, меня же и подняла. Я уверенно вытащила из карманов юбки зажигалку и чиркнула ею. Да, здесь пусто. Никого, кроме меня и папы.

   Стараясь не смотреть на папу и на свои ноги, по которым щекочуще и жгуче бежала кровь, я огляделась. Зарёванная, сопливая, я постепенно зверела. Меня? В этом колодце?! Никто не похоронит! Снова опустила зажигалку на край сруба. Точно знаю: теперь тот, невидимка, думает, что уел меня! Потому и ушёл спокойно. А вот фиг тебе!

   Всхлипывая и втягивая воздух насморочным носом, я перегнулась через край колодца, опустилась на него полностью животом. Источник мягко покачивался - привычно сильный и упругий. Я сунула в него руки по плечи. И вдохнула, открывшись.

   Никогда бы не осмелилась сделать такое. Не появись этот кровожадный невидимка, я бы сидела рядом с папой и ждала бы, когда приедут "электрики". Но этот (чуть не сорвалось словечко похлеще!) заставил меня действовать.

   С детства нам вбивали, что нельзя использовать источник силы больше необходимого, которое мы должны ощущать сами. И мы в самом деле чувствовали определённую норму того, что брали. Но теперь... Я захлебнулась в силе, которая рванула с кончиков моих пальцев в меня, распирая и заставляя чувствовать себя громадной и всемогущей. Громко всасывая её сквозь зубы, впитывая всеми порами, я думала только о том, что никогда ещё не была такой злой. Вынудили.

   Оторвавшись от источника, встала. Порезы на ногах всё ещё кровоточили. Но это пройдёт когда-нибудь. Сейчас не до того. Могу стоять - и пока хватит для задуманного.

   Сейчас главное - другое. Я набрала силы, чтобы поднять папу. И теперь я нагнулась к телу, которое только что с трудом ворочала. И с трудом же, но сумела поднять его на ноги. Взгромоздила, прислонив - словно заставив сесть на край колодца. Придерживая одной рукой его тело - схватившись за собранную на его груди рубаху, я взяла зажигалку и, потянувшись через бессознательное тело, отодвинула её. Вздрагивающая тень отца оказалась за мной... Только сейчас поняла, что до сих пор всхлипываю. Но ненависть к тому, кто оказался беспощадным ко мне, слабой, не проходила.

   - Папа, тебе придётся потерпеть...

   Глубоко вздохнув, я повалила тяжёлое тело отца на себя, одновременно шагнув в его тень...

   ... И оттолкнула его от себя - на диван. Он упал неуклюже, и я успела снова схватить его за грудки, чтобы не стукнулся головой. И обвела шальными, плохо понимающими глазами, где именно я оказалась.

   Да, я загадывала это место и видела его перед глазами, когда на подламывающихся ногах шагала в тень. Но сейчас, когда проделала всё это, поверить не могла, что я всё-таки очутилась в собственной городской квартире, в гостиной комнате, которая одновременно является и спальней, и деловым кабинетом. Да ещё привела сюда папу. Притащила.

   Оглянулась на равномерный грохот, который был настолько скучным, что на него и внимания-то обращать не хотелось. Вон оно что... За окнами свирепеет гроза. Дождь не идёт - колотит по стёклам. И, кажется, это уже не только дождь. Блин, если град выбьет мне стёкла из окон, Алексиса прибью!

   А тело папы, кстати, начинало съезжать. Гудящими от напряжения руками я затащила его полностью на диван, потом постояла немного рядом, поражаясь: я это сделала?! Потом поплелась на кухню, тяжело переступая ногами. Здесь у меня стационарный телефон. Подошла в темноте к столу. Свет включать боюсь. А вдруг тот страшный неваидимка знает, где я живу? По свету в окнах сразу сообразит, что я дома.

   Набрала номер Агнии.

   - Агния... - шёпотом.

   - Астра!! - Где-то в стороне раздался крик Алексиса: "Это Астра?! Где она?!"

   - Я дома. С папой. - И тут я сломалась. - Агния, приезжа-ай!.. Мне пло-охо!

   Судорожно бросила трубку, глупо боясь, что через провода обычного телефона до меня доберётся невидимка из подвала. И всласть разревелась, чувствуя, как, засыхая, твердеет кровь на исполосованных ногах.


предыдущая глава | Уходящая в тени (СИ) | cледующая глава







Loading...