home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


5

    Одна мысль торчала в мозгах насмешливо-безжалостной занозой: белые шорты хотела поносить?

   Пока отмывала отцу кровь с головы, пока дезинфицировала ему рану, пока пыталась переложить его удобней...

   Потом заноза стала болеть меньше. Это когда я присела на краешек дивана, рядом с папой, и взялась за его руку. Да, неродной. Но до моего восемнадцатилетия он ни разу не заикнулся об этом, пусть иногда я и чувствовала странную холодность, сдержанность с его стороны. Но и к брату с сестрой, к своим детям, он иной раз относился довольно жёстко. Ну, с ними-то понятно - оба стихийники: только заплачь малышка Агния - вокруг немедленно вспыхивал огонь; не дай Бог обидеть маленького Алексиса - и на дворе бушевала непогода. Вот и приходилось держать обоих в ежовых рукавицах. Я-то что? Я-то росла спокойной. Магии в крови нет. Меня только обучали ей.

   Хорошо хоть сейчас, с высоты лет, можно понять папино терпение. Если взять хоть мой характер посмотреть, я ведь тоже была не из идеальных детей. Всякое могла отчебучить.

   В комнате посветлело. Кажется, Алексис более-менее успокоился.

   Нечаянно перевела взгляд с отцовской руки на свои колени.

   Пришлось встать.

   И снова та же мысль: ну и как тебе при таких ножках будут белые шортики?

   Юбка от коленей вниз излохмачена в длинные и короткие лохмушки. Некоторые, на которых засохла кровь, жёстко царапают сплошные раны кожи на ногах. Как только встала - прочувствовала, как отяжелела юбка от впитавшейся в неё крови. Медленно, по нарастающей ноги наполнялись жгучей болью. Она становилась ещё и резкой, едва я пыталась двигаться.

   У меня несколько минут до появления гостей. Надо бы переодеться и немного обработать собственные порезы. Странно, что вообще кровью не истекла.

   В ванной комнате, недолго думая, переоделась в домашний халат, а потом, в самой ванне, сев на угол, со стоном и шипением сквозь зубы принялась обливать ноги еле тёпленькой водой. Стекающая, она немедленно окрашивалась в неравномерно розовый цвет, а я продолжала думать.

   Какое там - белые шорты. Теперь - только джинсы.

   Но есть ещё одно, над чем хотелось бы подумать.

   Шорты, джинсы, украденные информационные камни, даже не пришедший в себя отец, даже собственные раны - всё это мелочь.

   Важнее то, что происходит со мной. Я не понимала пока - что. Но интуитивно чувствовала: той Астры, бывшей до сегодняшнего вечера, уже нет. Виной ли тому навалившиеся события, или поток силы, который я от отчаяния и злобы на свою беспомощность позвала и которой захлёбывалась, пытаясь набрать столько, чтобы суметь помочь папе, - этого я не знаю. Я знаю лишь, что изменилась окончательно и бесповоротно, как бы героически глупо это ни звучало.

   Или я только так думаю. Ну, что изменилась.

   Прислонившись к стене, продолжая направлять струю из душа на ноги, я потихоньку впала в странное равнодушие... Я слышала, как грохнула входная дверь, но не среагировала. Стороной как-то прошла мысль, что у брата и сестры есть ключи от моей квартиры. Наверное, это они. Но ни встать, ни позвать - никакой мысли. Тоже мельком отметила, что рука с душем уже не поливает ноги, а повисла. И душ вот-вот выпадет из пальцев. И - тоже всё равно.

   Свежий ветер ворвался в ванную комнату вместе с распахнутой дверью, вместе с вбежавшим ко мне человеком. Он отобрал у меня душ, выключил воду и, что-то ласково шепча, поднял меня на руки. Я уткнулась в грудь Алексису, расслабилась и дремотно думала, что теперь, когда брат здесь, всё будет хорошо... А потом - как сон, который хочется забыть. Слишком много возни вокруг меня.

   В моём доме - народу... Однокомнатная квартирка сразу тесная-тесная! Это мне так кажется, потому что все мелькают, и я никак не могу сосредоточиться. Вижу Агнию, вижу Алексиса. Лежу на диване, куда положил меня брат...

   ... И прихожу в себя от тихого голоса Агнии:

   - Не верю, что она это сделала.

   - Что? - просипела я. И обозлилась, прокашлялась, сказала громче: - Что я сделала?

   Диван прогнулся под чьим-то тяжёлым телом. Большая ладонь погладила меня по волосам. Папа. Папа? Погладил меня по голове?!

   Я попыталась встать. Но меня решительно вернули в лежачее положение.

   - Лежи, Асенька, лежи. Как ты себя чувствуешь?

   Чему мне удивляться больше? Тому, что папа спрашиваешь, как я себя чувствую, или тому, что вокруг моей персоны носятся все озабоченные?

   - Единственная ненормальность - это то, что мне хочется сесть, а приходится лежать, - проворчала я.

   - Астра, девочка, расскажи, что именно произошло в подземелье, когда ты пришла за мной, - попросил отец. А я смотрела на него, еле удерживаясь от улыбки: такого большого - и перетащить к себе через тени? И ведь смогла! Нечего - не верить!.. Рассказала коротко, ответила на вопросы и снова завозилась, стараясь хотя бы сесть.

   Отец улыбнулся и сам помог мне. Опа... Это когда они успели мне ноги перевязать? И боли почти нет. Кто это сделал? Брат с сестрой не очень любят заниматься целительской практикой. Машинально оглядела комнату и наткнулась на ласковый взгляд синих глаз. Игнат стоял у двери в комнату, вытирая руки полотенцем, - и кивнул.

   - Как ноги?

   - Спасибо, - машинально ответила я и вдруг сообразила: это он занимался целительством! Так он целитель? Спросить вслух?

   - Я немного поработал с твоими ногами, - объяснил он сам, словно в ответ на невысказанный вопрос. - У меня есть небольшие навыки в целительстве. Надеюсь, кожа заживёт быстро... И, Астра, позволь высказать своё восхищение! Я ещё никогда не видел, чтобы уходящий в тени так легко использовал свои способности.

   - Спасибо, - улыбнулась я. - Игнат, а кто ты? Как маг?

   Игнат немного замялся, да и остальные в комнате запереглядывались немного смущённо. Но парень вроде как ещё и усмехнулся, а потом сказал:

   - Я из Харонов.

   Я смотрела на него во все глаза, пока до меня доходило то, что он сказал. Этот синеглазый красавец Игнат - из Харонов? Из тех, кто провожает в мир иной мертвецов, которые по каким-то причинам не могут уйти сам? Ничего себе - у меня жених... Краем глаза заметила, как задумчиво смотрит на него Агния. Любопытно, а кто её жених в качестве мага?

   - Понятно, почему ты занимаешься целительством, - сказала я, чтобы смягчить перед ним свою ошарашенность, которую он наверняка почувствовал. - Спасибо ещё раз. Боли почти не ощущаю. У тебя здорово получилось.

   - Но пока лучше не подниматься, - с заметным облегчением сказал он. - А ещё лучше поспать, чтобы набраться сил.

   - Я останусь с тобой, - заявил Алексис. - Прослежу, чтобы ты спала спокойно.

   - Не надо, - насупилась я. - Отлежусь - завтра всё будет в порядке. Игнат, подтверди. - И улыбнулась ему заговорщицки, стараясь загладить некоторую неловкость после своего вопроса о том, кто он. Он откликнулся сразу.

   - Подтверждаю, - серьёзно сказал он. - Возможно, это воздействие источника, возможно - твои собственные силы, но заживление идёт быстро. Могут остаться полоски на ногах. Увы...

   - Полоски? - не сразу сообразила я. И покраснела. У меня ноги загорелые, что он и разглядел, пока лечил порезы на них.

   - Ладно-ладно, - заторопился отец. - Мы поедем домой. Астра, ты и в самом деле отдыхай, а мы попробуем разобраться, что произошло с камнями. Учти, защиту твоей квартире мы сделали довольно сильную, так что можешь не беспокоиться насчёт безопасности. Игнат оставил на кухне успокоительный чай, не забудь выпить перед сном.

   О том, что произошло с ним самим, он и не заикнулся. В этом - он весь. Главное - дело. Но я успела всё-таки позвать, прежде чем они ушли из моей квартиры:

   - Алексис! - И, когда брат подошёл ближе, а остальные уже поневоле вышли, я спросила: - Сколько камней пропало?

   - Сообразила, да? - невесело вздохнул брат. - Уже пять. Мы вызвали всех, чтобы сидели рядом с местами источников, но без тебя тяжело. Источники - ладно. Камни вот - на вес золота. Сама понимаешь. Астра, если откровенно: очень тяжело с ногами?

   Я сползла на пол, сделала пару шагов.

   - Не сказать, чтобы очень больно, но всё ещё ощущается.

   - До завтра справишься? Или перейдёшь лечиться к Дарёнке? Отец хочет, чтобы ты прошла по всем местам силы и вынесла оттуда камни.

   - Думаю - к утру буду готова. Иди-иди. Пока.

   - Пока, Астра.

   Он ушёл последним и закрыл за собой дверь, а я застыла, всё ещё сидя на диване и покусывая губы. Когда Игнат уходил, он старался незаметно держаться за спиной Агнии. И она пару раз на него взглянула как-то так... Неопределённо. Как будто... Как будто - что?.. И странно, что я начала замечать такие вещи.

   Отец, кстати, ничего не сказал о том, что я безгранично использовала источник. Почему? В другой ситуации он бы сделал мне резкое замечание и придумал бы какое-нибудь наказание. Учебное, конечно. Типа - выучить что-нибудь из других разделов магии, что не относится к моей прямой специализации. А здесь промолчал. Из-за того что пришлось спасать его? Вряд ли. Он на личное внимания не обращает.

   Господи, о скольком надо подумать!

   Не хочу. Буду спать. А завтра... будет завтра!

   Ну, и уснула.

   А утро преподнесло такие сюрпризы!

   Сюрприз первый. Стоя на кухне, я вынимала одну за другой спички из коробка и озадаченно смотрела, как мгновенно вспыхивают коричневые головки, едва только я успевала подумать об огне.

   Моё несколько ошарашенное наблюдение прервал звонок на мобильный. Сюрприз второй. Звонил папа - предупредить, что поднятые по тревоге "электрики" без моего участия, по привычным им ходам проникли во все подземелья, к источникам силы, и забрали последние информационные камни. Источники остались без наблюдения - до тех пор, пока не найдут похитителя пяти камней. После чего папа поинтересовался моим самочувствием и поспешно распрощался.

   Вспыхнула очередная спичка в моих пальцах.

   За время папиного звонка я успела лишь сказать: "Привет, папа!" и "Всё хорошо, папа!" Озабоченный ЧП, папа, кажется, ничего не заметил.

   Итак, первый сюрприз: всё, чем до сих пор из магических знаний мне забивали голову (и я твёрдо была убеждена - пустая трата времени и мозгов), теперь вдруг оказалось понятным и легко воспроизводимым. Ну, например, та же спичка, который теперь необязательно чиркать по коробку.

   Это очень... любопытное ощущение. Близкое к убеждённости: вон, на стене, выключатель. Нужно подойти и включить. И будет светло. Или вот кран. Ты точно знаешь, что к нему надо подойти и покрутить рукоятку, после чего из крана польётся вода. И вот ты смотришь на спичку, как смотришь на выключатель или на кран. И она горит.

   Я чувствовала себя счастливым дикарём, который вдруг обнаружил, что умеет легко пользоваться всеми благами цивилизации.

   Откуда что взялось? Неужели всему виной - переполненность силой из источника? Если это так, то пока лучше скрыть свои возможности. Тем более что неплохо бы сначала проверить их все на практике.

   И первое, что я сделала, уверившись, что в самом деле обладаю умениями универсального мага, это сотворила завесу для того, кто мог бы разглядеть моё странное преображение из слабенького мага в мага-универсала. Покрутившись у зеркала и попытавшись разглядеть, не видно ли следов внезапно прорезавшихся умений, я радостно засмеялась. Здорово! Мне это нравится!

   Следующее, что я сделала, это попыталась привести в порядок свои ноги. Получилось не вполне. Рубцы от порезов затянулись, но белые линии, как предупреждал Игнат, остались. Целительством я занималась мало, так что приёмов, убирающих рубцы, не знала. Придётся взяться за книги всерьёз.

   Теперь мне страшно захотелось...

   Нет. Решила не спешить. Выпила чашечку сваренного кофе, съела сладкий сырок. О-очень старалась думать только о вкусе съеденного. Я старалась! И - не выдержала! Утро теперь свободное! Никто не должен меня хватиться! Значит, есть время на личные дела!

   Быстро влезла в джинсы, нырнула в белый, только вчера купленный топ, лихорадочно пихнула ноги в купленные вчера же белые кожаные шлёпки (Агния настояла - к белым шортам! Спасибо ей!), схватила сумку, тёмные очки и прямо на кухне шагнула в собственную тень!

   По-моему, порога тьмы я даже не заметила. Зато крашенные синей краской доски пляжной раздевалки перед глазами появились мгновенно. Я осторожно высунулась посмотреть на берег. Господи, я даже не представляла, как соскучилась! Как мне хочется хоть издали увидеть Влада! Пусть и не подходя к нему!.. Обидно... Эх, ножки, мои ножки... Как не вовремя вы попали в историю!.. А так хочется быть красивой рядом с таким, как Влад!

   Он сидел на том же месте, в окружении своих шести парней. Девушки были, но той дамочки, с формами, я нигде не разглядела.

   Понаблюдав немного, я не удержалась от улыбки. Время от времени Влад оборачивался посмотреть в сторону входа на пляж. Ждал меня.

   Со вздохом, я осторожно юркнула за раздевалку и перешла дорогу наверху. Прошла песок с такими же раздевалками для тех, кто не хочет купаться, но не откажется позагорать, и присела на скамейке одного из "грибков". Хоть побыть рядом с Владом, зная, что он там и ждёт меня. Ой, как глупо получилось... Но не сидеть же с ними там, будучи в джинсах, когда все раздеты. И ведь не объяснить, почему только вчера приходила позагорать, а сегодня боюсь обнажить ноги.

   Я прислонилась к тёплому деревянному брусу, державшему "грибок", и закрыла глаза. Может, придумать что-нибудь такое, отчего он захотел бы погулять со мной по городу? Но что? При виде меня его первой и естественной реакцией наверняка станет предложение искупаться. Или позагорать. В общем - то, из-за чего люди и ходят на пляж.

   - Почему здесь? - тихо, чуть смеясь, спросили совсем рядом.

   Вздрогнув и обернувшись, я увидела перед собой Влада, одетого только в брюки. Ох ты ж, какое красивое у него тело всё-таки!.. Как он умудрился так бесшумно подойти?!

   - Ой... Привет.

   - Привет. Так почему ты здесь, а не внизу? - садясь рядом со мной на скамейку, спросил он и протянул мне мороженое. На мой удивлённый взгляд он объяснил: - Захотелось мороженого, подошёл к ящику с мороженым и увидел тебя. Ну так что? Что случилось? Почему ты не пошла вниз, к берегу?

   - Понимаешь, Влад... - Слова застряли в напрягшемся горле. Я сглотнула комок и постаралась безмятежно сказать: - Я очень неловкая. Вечером взяла и упала - на ногах царапины. Вот и... - И я осторожно приподняла край одной из штанин, чтобы показать ему часть ноги. Вроде показала немного, да и в основном зажило всё, но Влад удивлённо засвистел при виде белых полос. Я быстро подёрнула штанины и пожала плечами. - Я же сказала - неуклюжая.

   - Больно было? - сочувственно спросил он.

   - Нет, не очень, - расцвела я.

   - Тогда сделаем так. Ты не торопишься?

   - Нет, - ответила я, слизывая с мороженого подтаявшую часть.

   Он вдруг улыбнулся, глядя на меня.

   - Тогда дождись меня. Погуляем вместе. Или ты не согласна на такой вариант?

   - Согласна! - обрадовалась я. А потом угасла. - А твои друзья?

   - А что - друзья? Останутся на пляже, - даже удивился он.

   Пока он уходил к друзьям, чтобы одеться для прогулки, я доедала мороженое и всё раздумывала: почему он так рад? Кто я такая ему? Недавно только была с другим. Его ребята отбили меня у этого другого... А вдруг... А вдруг он думает, что я легкодоступная? Но вчера он обращался со мной уважительно.

   Мороженое стекло на кисть, и я машинально облизала его. Всё ещё держа кисть у рта, я подняла глаза и замерла. Влад стоял рядом и пристально смотрел на мою руку. Когда он снова успел так бесшумно подкрасться? Потом, ни слова не говоря, снова присел рядом со мной, тесно - бедро к бедру, и решительно подтянул мою руку с мороженым к себе. От неожиданности я расслабила руку и, раскрыв рот, смотрела, как он слизывает с моего мороженого капли - глядя мне в глаза и слегка улыбаясь.

   - Слабо... - прошептал он. - Слабо со мной доесть его?

   - Как это? - от неожиданности тоже шёпотом спросила я.

   - Ты - со своей стороны...

   Что это он задумал? Ничего не поняла. Но стало интересно. И что - со своей стороны? Наперегонки, что ли? Ну, попробую - и что?

   Я потянулась к мороженому, которое теперь оказалось в плену двух рук - моей и Влада. И слизнула с его поверхности. Мы чуть не стукнулись носами! Потому что в это же мгновение он одновременно со мной потянулся к холодной белой сладости! Только голову чуть склонил!

   Поверх мороженого пахнуло холодком, когда Влад дохнул на него. Удивлённая и насмешливая, я только хотела зубами вцепиться в белое, чтобы откусить побольше - поддразнить его... И застыла: он резко отодвинул мороженое вместе с моей рукой в сторону, а его язык быстро слизнул мороженое с моих губ. Прикосновение оказалось таким неожиданным, что я только захлопала глазами. Чем этот... этот... и воспользовался! Быстро привстал, перекинул ногу так, словно оседлал скамейку. Другой, свободной рукой удерживая меня за талию, он притиснул меня к себе, продолжая мелкими движениями осторожно слизывать следы мороженого вокруг моего рта, и внезапно мягко, так, что мне не захотелось возражать, раздвинул мои губы. Холодный язык словно влился в мой рот и переплёлся с моим, тёплым. Полное впечатление, что греется от меня.

   Я положила руку ему на плечо - и Влад замер, отпрянув и будто выжидая. Отпрянул - и внутри меня пустота. Не хочу пустоты... Тоже - чуть мешковато, из-за того что держал меня - перекинула ногу через скамью. Теперь мы сидели друг против друга и смотрели глаза в глаза. Его, синевато-серые, блестели - азартным блеском затаившегося, выжидающего хищника. Он медленно поднял мою руку с мороженым и склонился к нему, не сводя с меня взгляда - слизнуть. Игра становилась таинственной и увлекательной. Я осторожно положила одну ногу ему на бедро, приблизившись так, что теперь ещё движение - и сяду ему на ноги полностью. Той же рукой, что только что была на его плече, я обняла его затылок и заставила его нагнуться. Хотя какое - заставила: нагнулся он охотно. Всё. Его блестящие от мороженого губы передо мной. Слегка раскрытые... Я сглотнула и потянулась к нему. Неуверенно попробовала на вкус его нижнюю губу - и лучше бы глаз не поднимала! Подняла - и будто спустила его с поводка. Он низко зарычал - всё, игры больше нет: он просто впился в мои губы - и попробовала бы я не ответить ему! Нет, был момент, когда я испугалась - так сильно он втиснул меня в себя! Но под натиском его губ мне оставалось лишь расслабиться, потому что целовался он божественно! И властно...

   Так властно, что я чувствовала себя слабой - но упоительно слабой!

   ... Пришла в себя и впрямь сидящей верхом на его бёдрах, подбородком на его плече. Руки мои, как обнаружилось, обнимали его под мышками, сцепившись у него за спиной. И он меня держал легко и сильно, словно добычу. И полное впечатление, что он вот-вот позволит себе последний жест, последнее движение - бросить меня на своё плечо и унести куда-нибудь далеко-далеко.

   Я ткнулась носом в его шею.

   - Что? - прошептал он.

   - На виду у всего пляжа, - прошепала я.

   - Тебя это волнует?

   - Я жадная. Мне жаль, если хоть часть нашего поцелуя кто-нибудь увидит.

   Он повернул голову и обхватил губами моё ухо. Я слабо ахнула.

   - Мне нравится... - прошептал он, бережно держа моё ухо зубами. - Почему мне хочется тебя съесть? Ты вкусная, даже без мороженого.

   Что-то горячее разлилось в моей груди после его слов: то ли счастливая волна, то ли тревога: доступная... Слишком...

   Последнее всё испортило. Потому что к слову "доступная" примазалось чужое слово "командировочный". И стало так горько... Я уже не пыталась обнимать его. Но и не пришлось. Меня он держал крепко и не собирался выпускать из рук. А мне было всё равно.



предыдущая глава | Уходящая в тени (СИ) | cледующая глава







Loading...