home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


8

  Агния приехала на машине, поэтому я сразу сказала ей, что домой уйду тенями. Она же согласилась, что ей тоже неплохо бы поездить по городу, развеяться.

   На крыльцо музея выходить - провожать её - я не стала. Снова притаилась рядом с окном, сразу за вахтенным столом, благо Лилушка покрикивала на кого-то в конце одного из коридоров.

   Наблюдала следующую картину.

   Слева от музейного крыльца есть переулок. Там же - скромная автостоянка, принадлежащая хозяйству музея. Всего для двух машин. Туда сестра и отправилась.

   Сидевший через дорогу, на пешеходной дорожке, чёрный волк (крупный пёс - для горожан) проводил Агнию внимательным взглядом. Внимательным - то есть голова его медленно поворачивалась вслед уходящей. Но с места он даже не сдвинулся. А когда Агния исчезла из виду, он резко обернулся к музею. От окна я отпрянула и сразу побежала к гардеробу.

   Хорошо понимаю Игната, если он в самом деле влюбился в Агнию. Увидеть мою сестру и не влюбиться в неё - сложно. Она так хороша! Но почему тогда Влад...

   В музейном гардеробе ступила в тень рядом с окном и шагнула уже в свою кухню.

   Эх, жаль всё-таки я очень несдержанная. Не вздрогнула бы тогда, на пляже, узнала бы побольше. Почему, увидев след Агнии в информационном поле Влада, я не сообразила копнуть глубже? Например, задать очень волнующий меня сейчас вопрос: а как Влад относится к Агнии, которая, вообще-то, его официальная невеста? Ведь сестра, судя по тому, как она отозвалась о нём, увидела в предназначенном женихе лишь интересного мужчину - до появления Игната. А к Игнату её настоящие чувства прорвались, когда она с отчаянием бросила мне: "Ты довольна?"

   Господи, сколько мыслей! Никогда ещё в жизни не анализировала происходящего так подробно и кропотливо. Неужели всегда, когда пытаешься в чём-то по-настоящему разобраться, возникает столько вопросов? Ужас какой-то...

   О-ой... Влад знает, где я работаю. Мамочки... Агния приехала ко мне. Он - знает, что у неё есть младшая сестра?! И... я ведь сначала не думала закрываться от него как маг. Знает ли он, кто я? А если знает, что маг, то кем именно он меня считает: обычным магом из здешней городской стражи? Или магом, имеющим отношение к семье Агнии?

   Чашка, которую я машинально взяла, внезапно вылетела из ослабевших в задумчивости пальцев. Охнув, суматошно бросилась за нею, мгновенно представив осколки по всей кухне...

   А-а!! Хорошо ещё - ладони подставить не успела!

   В полной тишине, ещё не долетев до пола, чашка взорвалась в воздухе. На пол уже упали те самые осколки, которые я успела представить в воображении.

   Потрясённая, я с открытым ртом всматривалась в осколки несчастной посудинки - жертвы моего воображения и моей нынешней силы.

   Это называется... Это называется - бойтесь своих желаний. Особенно визуализированных в красочном мире личного воображения.

   Ну что? Трудно было представить, что чашка падает в мои успешно и вовремя подставленные ладони? Или вообще зависает в воздухе, терпеливо ожидая, пока её возьмут? Так нет же. Мне надо было увидеть именно трагедию. Что это? Инерция мышления? Типа, раз чашка падает - значит, ей обязательно разбиться надо? Или у меня настрой на негатив? Думай теперь ещё и про это...

   Думать - упорно не хотелось. Время - восьмой час. После встречи с Владом и дядей мороженого и нескольких чашек чаю для меня маловато - на весь день-то. Есть хотелось, в общем.

   Заглянув в холодильник, озадачилась. Пусто. Нет, в морозильнике, конечно, приткнулась в угол обледенелая пачка пельменей, а в нижней коробке грустно засыхала половинка капустного кочана... Скептически обозрев бедные одинокие продукты, я взглянула на часы. Гастроном, расположенный в соседнем доме, ещё открыт. Что ж, придётся бежать. С голодным желудком как-то ложиться неохота.

   Сумка, ключи, деньги. Сунула ноги в уличные шлёпки, вылетела за дверь - и чуть не влетела назад, в квартиру!

   С трудом заставила себя остановиться, внимательно, сохраняя серьёзную мину лица, приглядеться к громадному чёрному псу, разлёгшемуся у соседней квартиры, и сказать заискивающим голосом полной идиотки:

   - Ой, какая собачечка красивая! Ты, случаем, не потерялась? Что-то я не помню у нас в подъезде таких, как ты! Или ты к кому-нибудь в гости пришла, собачечка? Хотя... Ой, а не в квартиру ли на пятом этаже тебя привели? - И сказала тоном человека, пугающего ребёнка: - Там такая страшная немецкая овчарка живёт! Правда, она с виду только страшная, а так - такая пусечка! Уж не к ней ли тебя привели, а, собачечка?

   Я хотела добавить ещё кое-что (ну, чуть не вырвалось: "Не на случечку ли?"), но решила, что это уже перебор будет.

   За время монолога успокоила всполошённое дыхание, закрыла дверной замок и тем же голосом счастливой идиотки, жалеющей живность, ласково просюсюкала:

   - Собачечка, если ты потерялась, давай я тебя на улицу выведу? А погладить тебя можно? - И потянула ладонь, намереваясь дотронуться до башки зверя.

   Тот промолчал, пристально следя за моей рукой, потом поднял на меня глаза. Верхняя губа поползла, ощеряя солидные клыки. А чтобы любвеобильная идиотка поняла правильно, из глотки зверя раздался низкий, предупреждающий рык.

   Что и требовалось доказать: Влад всё-таки принимает меня за обычного человека!

   - Ладно, собачка, лежи себе на холодном бетонном полу, если тебе так нравится, - сердобольно вздохнула я. - Если долежишь минут двадцать и дождёшься меня, получишь сардельку. Подождёшь? У нас магазин тут недалеко, в соседнем доме. - Обогнув зверя, я начала спуск по лестницам, продолжая свои размышления вслух, словно припоминая: - А ещё надо купить хлеба и кефиру. А ещё яблок хочется... - Делая паузы и притворяясь, что не замечаю, как спускается за мной чёрный пёс, я думала и о том, что будет дальше: Влад-то голоден не меньше, если не больше моего.

   В сонном царстве вечернего магазина мне пришлось бродить одной: волк проводил меня до ступенек к двери и прилёг под окном-витриной.

   Хотела себе взять что полегче: творожков, фруктового кефира, но обнаружила, что стою у витрины с колбасами и мясными изделиями, прикидывая, чего и сколько хватит, чтобы накормить голодного мужчину.

   Мда. Предпочитаемые мной продукты выглядели в магазинной корзине довольно хило - среди пакетов для Влада. С трудом держа осанку и перегибаясь от тяжести на сторону, дотащила покупки до стола за кассой и переложила их в пакет и в сумку. Разделённый на две руки груз уже не казался тяжёлым.

   Завидев меня, чёрный волк, лежавший - положив морду на лапы, встал. У меня исподволь росло впечатление, что вид у него с каждым моим шагом становится всё более виноватым. Как же: даме, вообще-то, неплохо бы помочь - с грузом-то.

   Зловредно решив не смущать его до поры до времени и пройдя пару шагов вперёд, я жёстко бросила, оглянувшись:

   - Ну, чего лежишь? Пошли, раз явился!

   Чуть полюбовавшись ошеломлённо сдвинутыми бровками (он пока не понял - отреагировал на сменившийся тон), я нагло присвистнула - типа, собачку зову, и поспешила к дому.

   И весело было от этой ситуации, и страшновато.

   На свой третий этаж поднялась без лифта. Пусть ему ещё будет стыдно!

   У двери поставила обе сумки на пол и некоторое время встряхивала кистями с затёкшими от тяжести пальцами. Между прочим, искренне. Но всё - нарочито медленно, словно в раздумье. Наконец вынула ключ и открыла дверь.

   - Что с тобой сделаешь? Голодный, небось. Заходи.

   Чёрный пёс нерешительно постоял и осторожно, сутулясь, вошёл в квартиру - мимо посторонившейся меня.

   Я подняла сумки, шагнула домой и захлопнула за собой дверь. Фи. Теперь могу даже на ключ не закрывать: крупинки каменной соли, заговорённой на охрану, никого не выпустят, пока я не захочу или не позволю.

   В моей маленькой прихожей чёрный пёс насторожённо принюхивался к запахам, явно не решаясь пока заходить в комнату. Я прошла мимо него, остановилась, переложив сумки в одну руку. Вот теперь можно открыть дверь ванной комнаты и спокойно сказать:

   - Там, на крючке, висит халат брата. У вас фигуры - почти одно к одному. Думаю, размер подойдёт.

   И, не оборачиваясь, прошествовала на кухню.

   Он появился на пороге кухни тогда, когда я задумчиво вываливала из пластиковой коробки картошку фри. Задумчиво, потому что размышляла, едят ли оборотни картошку. Оглянулась на шелест. Ишь. Халат-то как ему идёт. Плечи-то какие широченные... А потом быстро отвернулась скрыть улыбку, вспомнив, что под халатом у него... Ну, что, кроме халата, на нём ничего нет.

   Кроме картошки, я успела принести из комнаты сюда, на кухню, фотографию в рамке, где мы с Агнией стоим с Алексисом в обнимку. Я твёрдо решила сразу расставить все точки над И. Искоса глянув на Влада, я заметила, как он стремительно обшарил глазами кухоньку и замер - на снимке. Пока я раскладывала картошку - наблюдая за ним исподтишка, Влад взял фотографию и всмотрелся.

   - И что я должен понять? Это твой парень? Он брат...

   - Агнии, - подсказала я и поставила на стол тарелки. - Садись - поужинаем.

   - Ты знаешь Агнию? - безразлично спросил он.

   - Алексис и Агния - мои брат и сестра. Сводные, - тоже довольно равнодушно сказала я.

   Он метнул на меня острый взгляд. Одной рукой выдвинул из-под стола стул. Сел. Фотографию на стол так и не поставил. Снова всмотрелся - хотя успел сглотнуть слюну после короткого взгляда на стол. Я сама отобрала у него снимок и велела:

   - Поешь. Да и я голодная.

   Хм. Картошку фри оборотни едят. Это я усвоила на наглядном примере. Да ещё как едят! Уписывают за обе щёки! Ну, не забывая о других продуктах, конечно. Глядя на него, и я, поначалу не очень желавшая есть мясо, не заметила, как начала подъедать потихоньку - кусочек за кусочком.

   Когда он откинулся на спинку стула, расслабленно отпивая из стакана налитый из пакета мой любимый кефир с персиком (любимый не только Штырём), он всё ещё молчал, глядя на меня, словно приглашая первой начать - чувствовалось - серьёзный разговор.

   - Тебе не понравилась Агния, - сказала я спокойно, без вопросительных интонаций. - Почему? Или это слишком интимный вопрос?

   - Я не успел подольше с нею пообщаться, - хладнокровно ответил он. - А потом ей уже перебежали дорогу.

   - Не поняла.

   - Ты.

   Если он хотел польстить мне, то лесть была мгновенно перебита воспоминанием, как он ответил брату про меня: "Одно другому не мешает. Дело-то ещё не решено".

   - В смысле, тебе захотелось интрижки со мной?

   Он помолчал и ответил:

   - Да. Захотелось. Если бы я знал...

   - И... что тогда бы? Договаривай.

   - К чему ты всё это?

   Теперь замолчала я. А правда - к чему? Назарий спросил: "А что ты сделала, чтобы он с тобой остался?" Но ведь Влад со мной не останется. Я не принадлежу к семье, с которой он хотел бы породниться. Во мне ему интереса нет, как нет интереса Игнату. Кто моя семья. И кто я.

   - Так. Хотела прояснить ситуацию. Для себя.

   - И - прояснила?

   - Да. В прихожей, на трельяже, стоит телефон. Можешь позвонить друзьям, чтобы привезли тебе одежду. Свою где оставил? В кустах около музея?

   - Когда ты узнала про меня?

   - Сегодня. Брат подсказал.

   - А брат... - Он вдруг напрягся - даже лицо затвердело. - Сводный, ты говоришь?

   - Сводный, - подтвердила я, не понимая, почему это его заинтересовало. Потом сообразила, фыркнула про себя. Даже в интрижке соперников не хочет. Впрочем, мне сейчас всё равно. - Ну, ты друзьям не собираешься звонить?

   - Зачем? - он усмехнулся, повольготней откидываясь на спинку стула. - Мне и здесь неплохо.

   - Ну, если ты потом хочешь уходить в одном халате и по дождю... А то и без халата... - пожала я плечами. - Тогда - пожалуйста. - И, не давая вставить слово, объяснила: - Алексис едет сюда. Скоро будет.

   - Ты кто? Какой магией владеешь? - Он с интересом кивнул мне.

   - Я маг, открывающий порталы теней.

   - Теперь понятно, как ты исчезла из раздевалки на пляже, - со вздохом облегчения сказал он, словно решил непосильную, казалось бы, задачу.

   О как... Оказывается, он всё-таки знал обо мне, что я маг.

   Я выжидательно смотрела на него, а он словно и не боялся приезда Алексиса. Всё ещё откинувшийся на стуле, он выглядел абсолютно спокойным. Мне стало не по себе.

   - Почему ты хочешь дождаться брата?

   - А кто сказал, что я хочу?

   Я примолкла. Кажется, он начинает неизвестную мне игру. Мне это не нравится. Вон как кривится, ухмыляясь. И глаза его... Помню, что они синевато-серые, а сейчас полнятся странной тьмой. Угрожающей.

   Попыталась представить, о чём он думает. Представить и без зонда.

   Ну дурной!.. Он думает, что я его просто пугаю!

   Хм... Ладно. Я встала у окна и открыла окна.

   - Помнишь, мы с тобой только что прогулялись?

   - Ну, помню.

   - Небо какое было? Звёздное?

   - Ну да, звёздное... - Ага, в голосе уже тревога появилась. - И что?

   - Слышишь?

   Не знаю, как у оборотней со слухом, но прислушиваться больно и не пришлось: раскат грома прокатился оченно даже выразительный. Влад не выдержал - встал к окну рядом со мной. Присмотрелся к небу, уже обложенному тучами.

   - И чего ему у тебя надо?

   - Догадайся с первого раза, если он тебя знает как жениха Агнии.

   Насчёт того, что его жениховство уже ничего не значит, Влад ещё не знает. Так что бросил на меня недовольный взгляд и пошёл в прихожую. Легко. Легко оставил меня для разборок с братом. Очень легко... Я сморщилась от подступивших слёз и резко ударила по раковине боковой стороной расслабленной кисти. Интрижка.

   Боль в ушибленной кисти не помогла. Меня затрясло всухую, но хватило нескольких секунд, чтобы справиться с эмоциями... Ну и ладно. Спасибо папе, что придумал такой грандиозный план, что хотел осчастливить и меня... Только вот мне этого совершенно не надо.

   Он снова заглянул в кухню и сказал:

   - Звонить не буду. Где-то через минуту просто выпусти меня из квартиры. Только сама сюда, в прихожую, не входи в это время.

   Говорить не могла. Только качнула головой - ага, мол. И отвернулась к окну.

   Окно я уже закрыла. Свет лампы отражался в ней тускло, но создавал обманчивое впечатление зеркала. Я увидела, как насторожённо смотрит на меня Влад, перед тем как уйти. Наверное, боится, что я всё-таки выйду в момент оборотничества.

   - Иди-иди. Я подожду, - сказала я отражению в стекле.

   Складывалось странное впечатление, что такое происходит не впервые. Что-то типа дежавю. Неужели откликнулся эпизод с другом Алексиса? Но тот просто пропал - без предупреждения. И я даже не знала, что он ушёл, пока Алексис не сказал. Может, мне такое суждено? Бывать постоянно брошенной? Или попадающейся только таким, как Женька? Нет уж. Хватит. Лучше заняться магией всерьёз и думать не о чувствах, а о рецептах и...

   Тёмная тень в стекле вдруг быстро приблизилась. Тёплые сильные руки обняли меня так, что спиной я плотно прижалась к его горячему телу.

   - Зачем? Зачем?! - на грани слёз выдавила я. - Тебе так уж очень хочется переспать со мной? Не надо... Уходи! Пожалуйста, уходи! Не надо... Сейчас приедет...

   - Брат, - прошептал Влад. - Я помню. Помню. Но, Ася... Асенька...

   Я судорожно изогнулась в его руках от пронизавшей нежности, с какой он прошептал моё имя и провёл пальцами по моей руке, чтобы потом крепко стиснуть плечи. Словно боялся, что сбегу, что вырвусь... И, едва я запрокинула к нему голову - увидеть бездонно тёмные глаза, мгновенно склонился, чтобы мягко и упруго прижаться к моим покорным губам, чтобы раскрыть их...

   Громыхнуло так, что мы оба вздрогнули. Выждав мгновения, Влад чувственно провёл тёплыми губами линию от моих губ до уха, которое смял губами же, отчего я беззвучно ахнула, а тело покрылась мурашками... Повисла в его ласкающих шею и лицо руках и губах - до болезненно откликающихся нервов.

   - Поговорим ещё... - прошептал он в моё ухо. - Поговорим. Позже. Когда время будет и когда никто не помешает.

   Разомкнул объятия и исчез в прихожей. Отсчитав секунды, я осторожно вышла к нему. Открыла дверь на лестничную площадку. Чёрный зверь дошёл до начала лестницы и оглянулся. Блеснули жёлтые глаза. Я быстро захлопнула дверь. Вернулась на кухню и стремительно уничтожила следы пребывания в ней Влада. Сейчас приедет брат, но он ничего не заметит.

   Но что имел в виду Влад, говоря, что хочет поговорить со мной? Я - не хочу. Заново испытать те странные чувства, которые он пробудил во мне? Такой нежности к себе я никогда ещё не испытывала.

   Поёжившись, я достала из шкафа свечи, воткнула их в подсвечник на семь штырей и зажгла. Дым от спичек рассеяться не успел, как в дверь позвонили. Пошла открыть.

   - Астра, - начал с порога хмурый Алексис, - ты... - И осёкся. - Свечи? Что ты хочешь делать?

   - Ухожу к Дарёнке. Ты был прав. У неё спокойней.

   - А как же я? Поздно уже.

   - Если хочешь, переночуй здесь, - предложила я, деловито собираясь и стараясь не поворачиваться к нему лицом. - Ключи от квартиры на том же месте - на гвозде среди вешалок.

   Кажется, он что-то заподозрил. Шагнул и развернул меня к себе. Вгляделся.

   - Глаза сухие, - заметил он.

   - Угу...

   - Аська, поехали к Дарёнке вместе? - предложил он. - Вот прямо сейчас.

   - Почему - сейчас?

   - Будет долгая изматывающая дорога. То, что нам нужно в этом настроении. Обоим. Возьмём такси, поедем...

   - ... по дождю и в грозу, - печально сказала я. - Напугаем водителя. Как там Агния?

   - Нормально, - вздохнул Алексис. - Сожгла две комнаты, но пока держится.

   Пока держится - это из области фантастики, как и всего две сожжённые комнаты. Когда у неё был роман с одним из друзей Алексиса и она поняла, что брошена, она, ничтоже сумняшеся, сожгла его машину, послав огонь вслед беглецу. Тому с трудом удалось выскочить из машины за секунды до взрыва. Родительский дом успели потушить, только потому что Алексис вовремя сообразил, что происходит...

   Я бы так не смогла.

   И тут же словно снова заглянула в тёмные волчьи глаза. Влад сильный. Смогла бы я вообще надеяться на его любовь? Говорят, что волки-оборотни любят всего раз в жизни. Если уж Влад решился на интрижку со мной, о какой любви может идти речь?

   - Ася... Что решила?

   Правды, что именно я решила, конечно, я не скажу.

   - Поехали, - сказала я. - Только в дом Дарёнки заходить не будем.

   - Ты имеешь в виду - старый пчельник? Где мы шалаши строили? - с сомнением спросил Алексис.

   - Там не только шалаши. Там и старые кровати есть. Дарёнка вынесла их из дома, когда меняла обстановку. Разве ты не знал?

   - Нет. Ну что? Всё взяла?

   Я огляделась. Всё. До последней свечки. На то, что я задумала, мне хватит немного ингредиентов, чтобы помагичить.



предыдущая глава | Уходящая в тени (СИ) | cледующая глава







Loading...