home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 28

К моменту их приезда вечеринка была в самом разгаре. Одетые в белые кители официанты разносили сотням гостей напитки и суши. Гости толкались на террасе величиной со стадион, а по краям розового, в форме сердца плавательного бассейна играл живой оркестр (исполнявший переложение популярной песенки «Сыграй эту клевую музыку, белый мальчик»), а разогретые чем-то изнутри длинноногие блондинки с силиконовыми грудями и в пренебрегающих законами гравитации бикини танцевали зажигательные танцы. Все происходящее напоминало ожившую программу МТВ-видео.

— Я себя чувствую чрезмерно одетой, — прошипела Рита, замедлив шаг на верху выложенной мозаичной плиткой лестницы, ведущей на террасу. — Никто не предупредил, что надо взять с собой бикини. — На лице ее было написано явное разочарование.

Фрэнки, наоборот, почувствовала некоторое облегчение. Один взгляд на кружащихся в танце Барби — и она содрогнулась при мысли, что едва не надела на вечеринку свой строгий синий костюм-двойку. Хорошо бы она выглядела сейчас в таком наряде! Закомплексованный синий чулок на этом празднике жизни.

— Не знаю, как ты, а мне нужно выпить, — сказала она, пытаясь привлечь к себе внимание одного из официантов.

Вино, которое она принесла с собой, внезапно показалось ей неуместным. То, что здесь происходило, нельзя было отнести к числу тех домашних вечеринок, где каждый приносит с собой бутылку, даже если эта бутылка стоит десять баксов и содержимое ее гораздо лучше, чем то пойло, которое обычно продают в «Оддбинз». Поймав на себе косой взгляд официанта, она быстро спрятала бутылку «Шардоне» за мраморной статуей и взяла с подноса пару коктейлей.


С того самого мгновения, как дюжие охранники с уоки-токи на шее провели их внутрь через огромные электронные ворота, Фрэнки не переставала удивляться этому величественному особняку в стиле Белого дома и тут же поняла, что, несмотря на всю свою суперкосметику и дорогущие Ритины бальзамы для тела и лица, несмотря на сорок минут, потраченные на распрямление волос, и даже несмотря на кожаные штаны с улицы Родео, она чувствует себя совершенно без сил и не в своей тарелке. До сих пор ее опыт домашних приемов ограничивался теми, где она бывала вместе с Хью. Обычно это происходило в односпальных квартирках в западной части Лондона, где, как правило, в одном углу играла стереосистема, а на раскладном столе стояло некоторое количество еды, в основном чипсы, галеты и готовые, на 95 процентов обезжиренные соусы из магазина «Теско», а также изрядное количество белого и красного вина, которое надлежало пить из бокалов фирмы «Хабитат». Через какое-то время, как правило, из ближайшего паба сюда же приносили граненые кружки с пивом. Никому и в голову не приходило доставлять блистательных гостей от ворот усадьбы до входа в дом в конных экипажах, нанимать настоящие оркестры в комплекте с парочкой знаменитых поп-звезд для увеселения публики и набирать персонал исключительно из представительных мужчин, поражающих своим сходством с Ричардом Гиром в фильме «Офицеры и джентльмены». Эти представительные мужчины предлагали гостям изысканные итальянские вина и устрицы на серебряных подносах и производили на Фрэнки устрашающее впечатление. Она нашла для себя лишь одно утешение: она сюда пришла не одна. Рядом с ней была Рита.


— Господи, ты видела, какое количество выпивки здесь предлагают просто так, задаром? — воскликнула пораженная Рита, пригубив из одного из хрустальных бокалов. — Невероятная разница по сравнению с другими приемами, на которых я в своей жизни побывала. Там в основном надо считать, что тебе сильно повезло, если ты ухитришься урвать за весь вечер какую-нибудь захудалую банку с теплым пивом. — Она облизнула верхнюю губу. — Просто обидно, что я не могу развернуться тут во всю ширь.

— А почему, собственно, не можешь? — Фрэнки никогда раньше не замечала за Ритой, чтобы она отказывала себе в алкоголе, тем более когда за него не надо было платить.

— Я не хочу напиваться, потому что здесь будет Мэтт! — Она попыталась распушить волосы, которые дома обильно полила лаком сильной фиксации, и добавила: — Я хочу его соблазнить, а это вряд ли получится, если я напьюсь в стельку и где-нибудь свалюсь в своем платье с потными подмышками и поплывшей косметикой на лице.

— А когда он приезжает? — Фрэнки машинально поигрывала своим кулоном на цепочке. Она не привыкла так сильно обнажать грудь. Даже несмотря на то что в действительности ее грудь была надежно скрыта под бюстгальтером.

— Примерно через полчаса. Он приедет прямо с просмотра. — Она озабоченно посмотрела вниз на террасу. — Просто ума не приложу, куда это подевался Дориан? — Тут в уголках ее рта заиграла улыбка.

— Он, кажется, говорил, что у него здесь кое-какие дела. — Фрэнки прекратила вертеть кулон и тоже посмотрела вниз, чтобы узнать, что там такое забавное.

— Да уж, наверняка у него здесь очень важные дела! — Рита указала рукой на бассейн, возле которого Дориан обрабатывал одну из воздушных блондинок в бикини и с полосатым ремнем на талии. — Ну, разве это не Памела забыла-как-ее-там?

— Очень похожа, — согласилась Фрэнки, — но здесь все женщины похожи на Памелу Андерсон. — Потягивая свой коктейль, она наблюдала за Дорианом: уж он-то, безусловно, чувствовал себя здесь в своей тарелке.

— Да, только вот я здесь не вижу еще кое-кого… — Рита начала поправлять на руках накладные ногти. — Я не вижу Рилли.

— Рилли? — Фрэнки слегка поперхнулась, но попыталась изобразить на лице полное равнодушие. — А ты не говорила, что он тоже приглашен. — Она сделала большой глоток из бокала и почувствовала, что у нее дрожит рука.

— Прошу прощения, я совершенно забыла. Ты же меня знаешь, память, как решето. — Убедившись, что ее ногти прочно сидят на своих местах, она переключила свое внимание на никотин. — Дориан пригласил его и эту самую блондинку, не помню, как ее зовут, ну, ту, с которой он был в Малибу. — Она начала шарить в своей сумочке в поисках сигарет.

— Хрисси? — Фрэнки не забыла ее имя. Оно отпечаталось в ее мозгу, как выжженное клеймо на шее у быка.

— Да-да, именно ее. — Она нашла наконец в сумке скомканную пачку и предложила ее Фрэнки.

В пачке оставалась всего одна сигарета, и в обычных условиях Фрэнки наверняка бы от нее отказалась, но теперь были необычные условия, и Фрэнки было не до хороших манер. Она вытащила сигарету, прикурила и нервно затянулась. Итак, Рилли собирается прибыть сюда вместе с Хрисси? Она не понимала, почему это волнует ее так сильно, но факт оставался фактом.

Сигарету она обильно запивала коктейлем и чувствовала на языке резкий вкус водки, клюквы и лайма. От этого взрывоопасного сочетания у нее начала кружиться голова, и она снова как следует затянулась. Она обещала себе, что сегодня вечером забудет обо всем на свете и будет просто наслаждаться жизнью, веселиться, смеяться, — одним словом, жить. Только непонятно, почему ее что-то останавливает? Что из того, что Рилли придет со своей новой девушкой? Это не должно испортить ей вечер. Это ни в коем случае не должно помешать ей хорошо провести время. А в чем, собственно, дело? Она допила коктейль и взмахнула пустым бокалом. Ей показалось, что она уже начинает пьянеть.

— Давай еще?

— Черт подери, да ты явно въезжаешь в праздничное настроение! — Рита одобрительно усмехнулась.

— А почему бы и нет? В конце концов, кто, как не ты, усиленно убеждала меня в том, что я молода, свободна и одинока! — ответила Фрэнки и стащила еще два коктейля с подноса ближайшего, очень привлекательного официанта. Один она передала Рите. — Пойдем туда, мы же не можем весь вечер торчать здесь! — Она надпила из своего стакана, который был наполнен до краев, и поняла, что надо действовать немедленно, нырять как можно быстрее в эту праздничную суматоху внизу, иначе будет поздно. Поэтому, не дожидаясь Риты, которая соблазнилась на два рулетика суши с огурцами, — ну, ладно, пусть будет на три, но ведь суши практически обезжиренное, — Фрэнки собрала остатки своего мужества и ринулась вниз по лестнице.


После нескольких коктейлей «Кир Рояль» Фрэнки чувствовала себя достаточно храброй, чтобы циркулировать среди гостей без Риты, которая — в связи с тем что приехал Мэтт — сидела у него на коленях возле буфета с морской едой, одной рукой настойчиво кормила его устрицами, а другой не менее настойчиво растирала его член, словно это был старый бабушкин серебряный подсвечник.

Многие годы Рита читала Фрэнки нравоучения о том, что уверенность в себе прибавляет человеку привлекательности у противоположного пола, и в конце концов Фрэнки убедилась в том, что ее подруга была права. Никогда раньше она не пользовалась таким успехом у мужчин. И дело было не только в кожаных штанах, хотя они, разумеется, тоже сыграли свою роль. Как пчелы вокруг горшка с медом, они кружили вокруг Фрэнки и не могли оторваться. Один за другим они подходили к ней и спрашивали, можно ли потрогать ее бедра, чтобы убедиться, что они «настоящие» (Фрэнки предполагала, что они все-таки имеют в виду штаны, а не бедра). Нет ничего удивительного в том, что Хью стоял насмерть, когда речь заходила о придании ее одежде некоторого оттенка сексуальности.

Но вместо того чтобы сгорать от стыда и не знать, что сказать, она кокетливо смеялась, чувствовала себя мудрее Пола Мертона и свободно пускалась в разговоры, рассказывала истории, которые еще недавно казались ей самой скучными и совершенно невыразительными, а теперь вдруг превращались в ужасно смешные и многозначительные анекдоты. Загорелая, уверенная в себе и веселая, Фрэнки чувствовала себя другим человеком, словно это не она совсем недавно сидела в Хитроу в дырявых колготках и распускала сопли, оплакивая свою навеки загубленную жизнь. И ей это нравилось.


ГЛАВА 27 | Жизнь экспромтом | ГЛАВА 29