home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Инокиня Филонилла156

Родилась она в 1923 году в простой чувашской крестьянской семье. Ей было четыре года, когда они погорели. Загорелась вся улица, дома были деревянные, крытые соломой, вспыхнули как спички. В полчаса их дома не стало, и ничего из вещей не успели вытащить. Соорудили какой-то шалашик в саду и в нем жили все лето и осень, пока не построили новый дом. Сильно мерзли, ни одежды, ни обуви толком не было, ходили в лаптях. Зинаида тогда сильно простудила ноги, да так, что не могла их отрывать от земли и ходила шаркая, быстро стирая до дыр лапти, — отец не успевал ей плести. Родители удивлялись и показывали Зинаиде, как надо правильно ходить, и только позднее поняли, что ходит она так не по шалости, а из-за болезни. Но лечиться было негде, а потом у нее как-то само собой все прошло, но позднее, в 1960-х годах, ноги так скрутило, что ходить ей стало очень тяжело.

В 1930 году родители Зинаиды отказались вступать в колхоз. Из-за этого много пришлось страдать: голодали, ели картофельные очистки, работали втройне, чтобы выплатить огромные налоги, которыми их обкладывали. Помимо полевых работ, рубили лес, заготавливали дрова, вязали варежки и носки. Отец занимался строительством, изготавливал также ткани, сам крутил нитку, шил «пинжаки». Зинаида умела ткать льняную ткань, шила и вышивала полотенца. В 1939 году отец покалечился, когда рубил лес, ему на ногу упало дерево. Отвезли его в больницу, лежал там два месяца, но кости срослись неправильно. Ходил сначала на костылях, потом как-то разработал ногу и стал пасти деревенское стадо. Но через три года отец заболел воспалением легких, его отвезли в больницу, там ему сделали неправильный укол, и он внезапно скончался.

Теперь заготовка и продажа дров легла на Зинаиду, ведь это был один из основных источников их дохода. «Сколько я дров таскала, — вспоминала она, — летом на тележке, зимой на санках. Все время дрова таскала». До самой глубокой старости ей пришлось исполнять тяжелейшие крестьянские работы. В колхоз Зинаида не вступала, так что держала овец, коз, кур, чтобы выплачивать большие налоги. Обрабатывала огромный огород, плодами которого в основном они с матерью и сестрой питались. В конце 1950-х годов у них огород отняли на целых девять лет, как у многих единоличников, — отрезали землю чуть ли не по самое крыльцо. Только представить — целых девять лет прожить безо всяких доходов и без огорода! Как они выжили? И при этом надо было прокормить не только себя, но и престарелую мать157, и парализованную сестру158! Зинаида собирала в лесу дрова и держала корову — она ежегодно должна была сдавать по восемьдесят килограммов мяса. Вспоминая этот ужас, она нисколько не жаловалась и в ответ только махала рукой и добродушно улыбалась: «Ничего, хватало; чего нужно, всего хватало».

Не раз ее вызывали в сельсовет и принуждали вступать в колхоз, а на ее отказ спрашивали: «Это тебя Америка учит?» При этом, вероятно, сами понимали всю нелепость вопроса. При всем желании трудно было найти следы хоть какого-то иностранного влияния в убогой, совершенно отрезанной от цивилизации избушке Зинаиды, куда по ее принципиальным соображениям даже не было проведено электричество. На советские выборы Зинаида также не ходила и не голосовала. Правда, однажды, еще в молодости, она все же «проголосовала» — пошла и написала на бюллетене: «Советская власть — долой!»

Об отце Гурии Зинаида узнала после войны, до этого она ходила в соседнюю Батеевскую церковь, которую открыли в начале 1940-х годов. Мать говорила Зинаиде, что не надо туда ходить. Их знакомая певчая Татьяна из соседней деревни Большие Чаки рассказала им о стареньком священнике Онисиме, за которым той довелось ухаживать еще в начале 1930-х годов. Перед смертью священник сказал Татьяне, что он обманщик, что он не выдержал, и уговаривал: «Я принял, а вы не принимайте, не ходите в открытые церкви, молитесь дома». Однако Зинаида не слушала, плакала и продолжала ходить — так ей хотелось в церковь.

Уже после войны певчая Татьяна все же убедила Зинаиду не ходить в церковь, дав прочитать какие-то отступнические писания из официального церковного журнала. А вскоре они узнали об иеромонахе Гурии, их познакомила с ним сторожиха Зоя из той же Бате-евской церкви, она хоть и работала там, но не причащалась у местного священника. Там в сторожке Бате-евской церкви они впервые и встретились с отцом Гурием, и с тех пор Зинаида с матерью и сестрой постоянно исповедовались и причащались у него. Позднее отец Гурий оборудовал у них в сарайчике тайную церковку Казанской иконы Божией Матери, в ней он часто служил.

В 1960-е годы, когда слегла мать, Зинаида уже ухаживала за обеими, матерью и больной сестрой. И это в деревенских условиях, где не было ни канализации, ни водопровода, ни электричества. В конце 1984 года Зинаида сильно заболела: у нее обнаружили большую опухоль в боку, которую признали раковой. В больнице ей велели прийти на обследование, но дома ей стало совсем плохо. Опухоль, по-видимому, передавила позвоночник, и у нее совсем отнялись ноги. Лежала она почти без движения, только руки и голову могла поднять, а малейшее прикосновение к телу вызывало сильные боли. В таком состоянии она пролежала почти полтора года, так что в доме лежали уже двое парализованных: она и сестра. Верующие не оставляли их и постоянно помогали, даже полностью обрабатывали их огород, все сажали и убирали. Главной помощницей была ее подруга Александра, она всех организовывала, раздавала задания, кому что делать.

Зинаида не обращалась к врачам, но применяла народные средства, в том числе и против рака, однако больше всего надеялась на молитвы. Молилась день и ночь. На стене у кровати на гвоздике ей подвесили керосиновую лампу, так что она и ночью могла читать. За сутки она дважды прочитывала Псалтырь, за тех, кто помогал ей, вычитывала по сорок псалтырей, при этом говорила, что не успевала замечать, как летело время. Через полтора года она встала, потихоньку начала ходить и постепенно вернулась к прежним работам по хозяйству и продолжила ухаживать за парализованной сестрой. Вскоре она приняла иноческий

постриг, владыка Гурий постриг ее с именем Фило-

12

нилла .

Матушка Филонилла никогда не работала в колхозе, поэтому в советское время ей пенсии не полагалось. В последнее время после перестройки, когда минимальную пенсию стали давать всем старикам, ей тоже предложили, но она все равно отказалась, заявив, что никогда и ничего не брала от антихристова государства, как и прежде, она кормилась лишь трудом рук своих. И в восемьдесят с лишним лет эта маленькая согнутая 159 старушка, едва передвигающаяся на своих больных ножках, умудрялась вскапывать бесконечные грядки под картофель и другие овощи, ловко косить траву косой, собирать сено в стога вилами, управляться с козами и козлятами160, тягать из лесу по-прежнему полные тележки с «дровами». Как все это удавалось делать маленькой, согбенной, больной старушке — остается загадкой... Правда, тележки из леса были с ветками — это, пожалуй, было единственное «послабление», допущенное ею, но зато и зимой она «топила» печку этими ветками, и температура в ее домике ненамного превышала температуру воздуха на улице.

В 1986-1987 годах отцу Гурию по здоровью трудно было самому вести хозяйство, и он стал жить в доме у инокини Филониллы. Он постоянно служил в церковке Казанской иконы Божией Матери, которую оборудовал в сарайчике у матери Филониллы. В последние годы матушка Филонилла заботилась о тяжелобольном владыке Гурии, хотя сама была нездорова. В ее доме владыка Гурий и почил 7 января 1996 года в 10:15 вечера, и матушка всю ночь читала Св. Евангелие. Вместе с духовными чадами владыки проводила его в последний путь. С тех пор постоянно ухаживает за могилой владыки, с трудом добираясь на больных ногах к сельскому кладбищу за несколько километров.


Рассказы инокини Ксении | Епископ Гурий Казанский и его сомолитвенники | Мария Аркадьевна Волокитина