home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Я от бабушки ушел…

Т'мор выругался и, подхватив тело мага Разума, аккуратно положил мертвеца на узорчатые плитки пола. Окинув взглядом пустой заклинательный зал в тщетной попытке найти местечко, где можно было бы припрятать тело чересчур любопытного и упертого эйре, арн вздохнул. Что ж, он честно пытался обойтись без жертв.

Хлопок ладоней, и труп исчез в ослепительной вспышке света. Все. Назад пути нет. Теперь остается только бежать. Т'мор хмыкнул. Да уж, все, как и планировал Тиннэль. Ну… почти все. Зря этот ушлый змееязыкий попытался надуть арна и отдал приказ своему «разумнику», наложить плети покорности на странствующего монаха, вместо того, чтобы научить его защищаться от них. Подстраховался, вроде как, ага. А маг силен, чуть выстроенную Т'мором матрицу сознания не взломал… Собственно, потому-то арну и пришлось бить этого любопытного эйре в полную силу, иначе, с ним было не справиться. Все-таки, хоть Т'мор и поднаторел в магии Разума, но и противник ему достался очень опытный.

Т'мор мотнул головой, выгоняя непрошенные мысли и, скользнув в тень, устремился к выходу. Вперед, только вперед. Скоро ужин, а значит, слуги, как и в предыдущие три занятия, обязательно заглянут в заклинательный зал и, не найдя там ни монаха ни мага, тут же доложат об этом наместнику или Тиннэлю.

Закатное солнце уже выкрасило стены Порт-Нойна в алый цвет, и Т'мор, вынырнувший из тени сразу, как только выбрался из усадьбы наместника, прибавил ходу. Сейчас, ему нужно было добраться до леса, распростершегося в паре километров от города. Среди бушующей в нем жизни, укрыться будет куда как легче… Нет, можно было бы, конечно, взять низкий старт и промчаться через лес тенью или пролететь над ним в призрачной ипостаси, но… Т'мор хмыкнул. Играть, так играть красиво. Пусть на хвосте висит возможная погоня, посланная наместником, пусть читают его следы… тем проще будет ла Сольвэйнам поверить в правдивость их нового ведомого.

Ночь обрушилась на Эйреаллан, едва Т'мор ступил под сень могучего леса, ничуть не напоминающего те джунгли, по которым ему пришлось шастать на острове Сания… а ведь широта примерно одна и та же. Странно. Хотя… Арн взглянул на окружающие его деревья внутренним оком и невольно присвистнул. Темно-зеленые токи сил Жизни переплетались с тонкими сияющими линиями Света. Кажется, упертые эйре умудрились даже в лесу насадить свой Порядок. То-то здесь деревья чуть ли не по линеечке выстроились…

Т'мор покачал головой и устремился вперед. Отдыхать этой ночью он не собирался. Наоборот, прикинув на ходу все «за» и «против», арн пришел к выводу, что двигаться будет больше по ночам… А если получится, то и вовсе постарается обойтись без привалов. Благо, кажется, бежать по этому упорядоченном лесу не сложнее, чем по дороге.

То, что погоня идет по его следам, Т'мор понял ближе к утру. Шум и гам они подняли изрядный Правда, погоня была пешей, хотя арн ничуть не сомневался в том, что по этому «парку» можно спокойно передвигаться на лошади. По крайней мере, для его Серого, здесь точно не было достойных препятствий.

Впрочем, спустя час, Т'мор понял, в чем дело. Его просто гнали. Пешие эйре, поднимавшие шум в лесу, исполняли роль загонщиков на охоте, а конные, очевидно, миновали лес по одной из дорог и, обогнав арна, теперь спокойно дожидались его у кромки леса, за которой раскинулись необъятные поля и низкие пологие холмы, меж которыми виднелись небольшие купы деревьев.

Все это Т'мор рассматривал, удобно устроившись в ветвях какого-то дерева. Эйре его не особо волновали, уйти от них он сможет в любом случае. Сейчас арна больше интересовали кое-какие ориентиры, известные ему по огромной карте, висевшей в библиотеке наместника… Покрутив головой, Т'мор довольно хмыкнул. Километрах в пяти к восходу от его наблюдательного пункта, меж двух холмов блестел самый лучший из ориентиров. Лаорина. Река, на которой стоит столица Эйреаллана. Правда, если верить все той же карте наместника, до главного города эйре придется добираться пару декад… Но ведь это, если идти пешком, не пользуясь способностями арна. Хм. Т'мор перевел взгляд на гарцующих в поле всадников и его губы разошлись в хищной улыбке.

Следующую ночь гордые охотнички запомнили надолго. Мало того, что им пришлось весь день рыскать вдоль леса, в поисках исчезнувшего монаха, отчего устали даже завзятые кавалеристы, так вместо вечернего отдыха им пришлось вновь взбираться в седло и ломиться по найденному каким-то горе-следопытом следу, якобы оставленном «дичью». А ночь, между прочим, совсем не то время, когда лошади, пусть даже и прошедшие купель Света, чувствуют себя свободно. В результате, один из скакунов вывихнул ногу, другой, напоровшись на колючий кустарник, встал на дыбы и опрокинулся, погребая под собой седока, а два других, непонятно с чего затеяли драку, что, опять же сказалось на их всадниках. Пришлось возвращаться в лагерь.

Утром же, Тиннэль, возглавлявший конный отряд, и вовсе пришел в ярость. Мало того, что ушлый монах умудрился как-то справиться с плетями покорности и, очевидно, заодно, с накладывавшим их магом, так теперь, вместо того, чтобы улепетывать, не теряя времени, отрываясь как можно дальше от погони, этот ургов выкидыш решил, что передвигаться на лошади, ему будет куда как сподручнее… Иными словами, бродяга попятил ВСЕХ здоровых лошадей. Да так, что ни один дозорный ничего не заметил. Хотя… трудно что-то заметить, когда сопишь в обе ноздри. Мало того, этот ворюга умудрился стянуть несколько переметных сум, так что теперь, он даже не привязан к постоялым дворам. Еды у него хватит надолго!

Кипевший, словно чайник на огне, Тиннэль устроил грандиозный разнос своим подчиненным, после чего отправил нескольких стражников к ближайшей усадьбе, чтобы те позаимствовали у хозяев несколько скакунов и догоняли с ними отряд. Окинув хмурым взглядом оставшихся в лагере эйре, он скривился и, велев «загонщикам» возвращаться в Порт-Нойн, приказал сворачивать лагерь. Оставшиеся же без лошадей, «охотники» должны были продолжить преследование.

Двигаясь вдоль реки, Т'мор старался не приближаться к ней вплотную. Пробираться по топкому берегу было слишком тяжело… и медленно. А времени арн терять не хотел. Потому и петлял меж холмов, старясь передвигаться так, чтоб его невозможно было рассмотреть издалека. Шел оврагами, прятался в перелесках и старался не показываться никому на глаза. Погоня отстала давно и прочно, в этом, арн был уверен. Не зря же Уголек следовал вместе с двуязыкими до упора, пока те не развернули надыбанных где-то коней и не отправились в обратный путь… Но это еще не повод сбавлять темп.

Утром шестого дня, поднявшись на очередной холм, Т'мор увидел высокие белоснежные стены и башни столицы Эйреаллана — Гвалиата. Довольно улыбнувшись, арн дал шенкеля своей лошади и та бодренько почапала с холма, вниз, потянув за собой взятых на чембуры еще двух коняшек. Остальных, Т'мор отпустил еще позавчера, когда убедился, что погони больше нет. А вот теперь, кажется, пришла пора избавиться и от этих лошадей.

Оказавшись в небольшом распадке, Т'мор расседлал животных, тут же принявшихся индифферентно щипать высокую траву, наскоро распотрошил доставшиеся ему переметные сумы и, не найдя в них ничего интересного, бросил трофеи наземь.

Редкие путники изредка косились на бодро шагающего по тракту странствующего монаха-хумана, но никакой агрессии не проявляли. Так что, спустя три часа, Т'мор вошел в ворота Гвалиата и, не увидев поблизости ни одного стражника, устремился на шум торжища. А где еще можно найти любую нужную информацию? Конечно, на рынке.

Оказавшись на торгу, арн пробежал взглядом по огромному количеству палаток и навесов, заполнивших площадь, окруженную двух- и трехэтажными белеными домами, увенчанными небольшими куполами разных оттенков зеленого и синего цветов. Вдохнув воздух наполненный ароматами пряностей, кажется составлявших здесь основной предмет торговли, арн вдруг заметил что-то знакомое и свернул к привлекшей его внимание лавке… точнее небольшому магазину с характерным вензелем на двери. Очевидно, аристократы эйре тоже не чураются торговли, по крайней мере, ла Сольвэйны, точно.

Тихо звякнул колокольчик над входом и арн оказался в маленьком уютном зале, больше похожем на библиотеку, чем на книжную лавку.

— Чем я могу помочь ведомому нашей семьи? — Вынырнувший из-за занавеси в глубине зала, тонкогубый сухонький старик-эйре, сморщенный словно печеное яблоко, бодро проковылял к Т'мору и, окинув его взглядом, неопределенно хмыкнул. — Хм. Держу пари, ты и есть тот странствующий монах, которого негласно ищет половина торговой стражи…

— Добрый день. — Справившись с удивлением, проговорил Т'мор, мысленно кляня себя за то, что позабыл о такой вещи как шары-переговорники. То-то он еще удивлялся, как легко Тиннэль оставил погоню… А выходит… выходит, линту совершенно не обязательно было мчаться по пятам за арном, ему достаточно было просто сообщить в Гвалиат, и… Хм. Тогда, выходит, что Тиннэль увязался за арном только потому, что… а действительно, почему? Может, обозлился за кражу лошадей?

Т'мор тряхнул головой и, заметив выжидающий взгляд змееязыкого, вдруг улыбнулся, неожиданно даже для себя.

— Только половина?

— А тебе этого мало? — В тон ответил старик, растягивая губы в широкой улыбке, и пояснил. — Вторая половина на коште нашей семьи, и пальцем о палец не ударит в интересах ла Ревэйн. Ясно? Замечательно. Итак. Чем могу помочь, ведомый?

— Мне нужно попасть к главе фамилии. — Вздохнул Т'мор.

— И всего-то? — С издевкой протянул эйре, но тут же посерьезнел и покачал головой. — Послушай старого Нотиэна, для начала тебе нужно переодеться. Иначе, не пройдет и часа, как твою голову принесут в особняк ла Ревэйнов, и моли Свет, чтоб она была отдельно от тела. Судя по тому, как тебя ищут, легкой смерти ожидать не стоит.

— Уважаемый Нотиэн. — Хмуро протянул арн. — Я бесконечно благодарен вам за ваш совет, но…

— Не ершись, хуман. — Отрубил старик. — Сначала разберемся с твоей одеждой, а потом займемся всем остальным. Иди за мной, везунчик.

— Почему «везунчик»? — Пробормотал Т'мор, следуя за стариком, направившимся к той же занавеси, из-за которой он и вышел несколько минут назад.

— Потому что умудрился попасть в город и не обратить на себя внимания стражи. — Слух у Нотиэна оказался замечательный.

Т'мор прошел следом за эйре по узкому коридору, обитому светлым деревом и, свернув на лестницу, поднялся на этаж выше Здесь, старик отворил низкую дверцу и приглашающе махнул арну рукой. Т'мор не заставил себя ждать и, шагнув через порог, оказался в маленькой полупустой гостиной. В отличие от торгового зала, здесь не было ни многочисленных стеллажей, ни еще более многочисленных фолиантов. Только яркий пушистый ковер на полу из темного дерева, пара кресел, небольшой столик, да зеркало на выкрашенной в кремовый цвет стене.

— Подожди меня здесь. — Кивнул Т'мору старик. — Я отлучусь на час, не больше. Захочешь пить или есть, позвони в колокольчик. Он на столе рядом с креслом. Из комнаты лучше не выходи и… да. Не пугай мою прислугу. Все, я пошел.

С этими словами Нотиэн исчез за дверью, а Т'мор, не зная чем себя занять, взял со стола колокольчик, подошел к одному из двух небольших окон в комнате и рассеяно глянул на открывавшийся со второго этажа вид раскинувшегося на площади торга.

То, что старик почуял метку, это нормально. Так и должно быть. То, что он сам принадлежит к фамилии ла Сольвэйн, тоже замечательно, это значит, что Тиннэлю ла Ревэйн, эйре его не сдаст… Остается только одна проблема — как добраться до главы семьи? Одежда, обещанная стариком, это хорошо, но… мало. Эх. Ладно. Даже если старый букинист не сможет помочь, то уж сказать, где находится особняк ла Сольвэйнов, он наверняка в состоянии, не так ли? Ну а там… в крайнем случае, можно будет воспользоваться тенью.

Старик вернулся даже раньше, чем обещал. Не прошло и получаса, как эйре вошел в гостиную в сопровождении двух змееязыких, со знаком ла Сольвэйнов, вышитых на их камзолах. Т'мор коротко поклонился, на что эйре ответили скупыми кивками, но разговор завязать не успел. Старый букинист тут же сунул ему в руки какой-то сверток.

— Потом познакомитесь. Одевайся. — Поторопил Нотиэн арна и тот не стал терять времени.

Спустя минуту, Т'мор уже щеголял в балахоне мага фамилии ла Сольвэйн. Букинист придирчиво оглядел арна с головы до ног и удовлетворенно кивнул. — Замечательно. Осталось сотворить что-то с лицом и…

— Это моя забота. — Один из приведенных Нотиэном, эйре бросил Т'мору небольшой флакон. — Капни на палец и проведи им по губам.

— Хм. Надеюсь, что зелья для раздваивания языка и отращивания ушей мне принимать не придется. — Последовав указанию, вздохнул Т'мор, когда, взглянул в зеркало, и увидел в нем собственное, весьма хмурое отражение, щеголяющее зелеными губами.

— Это ни к чему. Накинешь капюшон, как все маги, и никто ничего не поймет.

— А метка? — Удивился Т'мор. — Ее же все эйре слышат!

— Не проблема. — Второй эйре приложил ладонь к запястью арна и метка ведомого словно уснула… — Вот и все. До вечера продержится, а больше нам и не надо. А теперь идемте. Нам надо спешить. Линт ла Сольвэйн пробудет в резиденции не больше трех часов, мы должны успеть привести тебя к нему до отъезда.

— Почему? — Не понял Т'мор.

— Потому что завтра, глава фамилии отправляется в Сормиил и вернется не раньше, чем через три декады. — Встрял букинист и тут же подтолкнул арна к выходу. — Ежегодная инспекционная поездка всегда начинается со старой столицы. Все. Идите-идите. Нечего время терять!

До особняка ла Сольвэйнов они добрались без проблем и приключений. По пути, никто не смотрел в их сторону с подозрением, ветер не пытался скинуть капюшон с головы Т'мора, в общем, все было прилично и благопристойно. Действительно, ну мало ли куда могут идти трое эйре из одной фамилии?

А вот в самом особняке, Т'мору пришлось пережить нападение… скуки. Глава семьи, очевидно, решил не отвлекаться от дел на всякую ерунду и отложил встречу, отведя ей несколько минут перед самым отъездом. О чем Т'мору и поведал напыщенный секретарь, почти копия того, прежнего, что был с ла Сольвэйном еще в Двойном городе.

— Можешь отдохнуть в Синих покоях, и… смой краску, если не хочешь оскорбить хозяина дома своим видом. — Процедил секретарь, распахнув перед Т'мором дверь в небольшую комнату, и кивнул в сторону портьер у противоположной стены. — Уборная там.

— Благодарю, линт… — Недоговорил арн.

— ЛИН Саунтэйн. — С нажимом произнес секретарь. — Я вызову, когда линт ла Сольвэйн решит принять тебя. Это будет нескоро, так что… если что понадобится, позвони в колокольчик. Прислугу я предупрежу.

— Еще раз благодарю, лин Саунтэйн. — Кивнул Т'мор и секретарь исчез за дверью. Арн взял в руки колоколец, кажется, точно такой же, как в доме старого букиниста, но прежде чем воспользоваться щедрым предложением польщенного повышением его статуса, секретаря, решил сначала привести себя в порядок.

Ургова краска, оказывается, отвратительно отмывается! Арн потратил четверть часа, прежде чем избавился от этой идиотской «помады» и все равно, глядя в зеркало, ему казалось, что цвет не сошел до конца. Хоть скипидаром оттирай!

Наконец, кое-как приведя себя в порядок, и признав результат вполне удовлетворительным, Т'мор облегченно вздохнул и уселся на подоконник. Впрочем, вид из окна ему довольно быстро наскучил, а заняться было абсолютно нечем, если только… Желудок арна согласно заурчал дуэтом с Угольком, и Т'мор схватился за колокольчик.

Услышав шум за дверью, арн резко обернулся и чуть не уронил челюсть. В гостиную вошел… точнее вошла. Крома! Самая настоящая! Т'мор помотал головой, но видение не пропало. Перед ним все также стояла типичная представительница этой темной расы. Молодая, невысокая, худенькая и темнолицая, с тонкими, излишне резковатыми для человека, чертами лица и огромными бирюзовыми, обычно ярко сияющими, но сейчас какими-то мутными глазами.

— Что угодно господину? — Глядя куда-то в пол, хрипло и тихо, явно с усилием, проговорила девушка. Вот тут арн не сдержался, выматерившись на шаэрре.

Раса кромов, наверное, самая миролюбивая на Мор-ан-Таре, им претит оружие и они отвратительные воины. Зато среди ее представителей огромное количество талантливых художников и поэтов, сказителей и музыкантов, скульпторов и златокузнецов. А завораживающий голос дан кромам от природы. Каждый из них певец, без исключения. Потому, услышав этот хрип, Т'мор был просто в шоке.

— Простите? — Похоже, прислуга старого эйре была ошарашена не меньше арна, и удивленно уставилась на гостя. Даже муть из глаз слиняла.

Вот тут-то, Т'мор и разглядел широкий рубец пересекающий шею кромы. А когда темнолицая девушка это заметила и рефлекторно попыталась прикрыть горло ладонью, арн побледнел. Тонкие когда-то изящные пальцы были искорежены, а ладони избороздили старые шрамы. И ни рубец на горле, ни травмы руки, совсем не походили на результат несчастного случая, или ранения. Уголек в сознании арна заклекотал, заходясь в приступе неконтролируемого бешенства, и Т'мор почувствовал, как его самого захлестывает гневом и яростью.

Ольда стояла ни жива, ни мертва, не в силах отвести взгляда от пылающих багровым пламенем глаз неожиданного гостя ее хозяев. Она не смогла пошевелиться даже тогда, когда страшный визитер, вдруг, одним плавным, неуловимым движением оказался рядом с ней и, требовательно ухватив ее ладони своими руками, принялся пристально рассматривать следы пыток. Крому затрясло. Еще один любитель издеваться. Скольк…

В этот момент, странный человек, ни говоря ни слова, вдруг прижал девушку к своей груди… и погладил ее по голове. Погладил! Ее — рабыню, погладил по голове маг двуязыких! Ольда судорожно вздохнула, попыталась было отстраниться и вдруг… почувствовала себя в полной безопасности. В объятиях что-то тихо шепчущего ей багровоглазого человека оказалось так уютно и надежно, словно Ольда вернулась домой, где нечего бояться и не от кого прятаться… где ее никто не обидит…

Из глаз кромы сами собой покатились слезы, а из горла натужным хрипом рванулся бессвязный, прерывающийся всхлипами, лепет, слушая который, арну становилось все труднее и труднее удерживать в узде собственную ярость. Т'мор был готов рвать и метать, но… вместо этого он просто стоял посреди комнаты, прижимая к себе крому, обволакивая ее волнами спокойствия и умиротворения. Ему хватило нескольких секунд, чтобы пробежать по верхнему слою сознания девушки, совершенно не скрытому какими-либо блоками. Даже естественные природные щиты оказались выдраны «с мясом». И чем больше арн узнавал, тем меньше человеческого оставалось в его облике. А уж мысль о том, чтобы решить дела в Эйреаллане тихо и мирно, умерла, даже не пискнув.

Причина проста. Крома была рабыней. Двуязыкие выкрали не меньше дюжины ее соплеменников из Шаэра, для опытов. Сама Ольда не знала сути исследований, зато Т'мор отлично понял, что именно исследовали эйре, понял из тех образов, что он выловил в памяти девушки. Змееязыкие изучали природную защиту темных рас на примере кромов… И ломали ее. Где усилиями собственных магов Разума, а где психическим и физическим давлением, и пытки с увечьями были частью этого процесса. Когда же природная защита девушки была сломлена, ее отдали в услужение ведомым семьи ла Сольвэйн.

Зачем эйре понадобились эти опыты, Т'мор пока не знал, хотя что-то такое крутилось в его памяти… вот только бы вспомнить, что именно. Арн скрипнул зубами, чувствуя, как крома вжимается в него, в поисках защиты.

— Ну все. Все, девочка. Успокойся. — Т'мор снова погладил девушку по голове. А та, не переставая рыдать, только крепче сжимала объятия, словно железным обручем сковала. Т'мор щелкнул отросшими когтями и, наконец, заметив свое преображение, огромным усилием воли, под протестующий яростный вопль Уголька, вернулся к человеческому виду. Арн осторожно приподнял лицо плачущей кромы. — У тебя есть здесь что-то, что ты хотела бы забрать?

Девушка несколько секунд непонимающе смотрела Т'мору в глаза, после чего, расцепив объятия, осторожно кивнула, но даже не двинулась с места, опасаясь отойти от арна хотя бы на шаг.

— Понятно. Идем вместе. — Т'мор подтолкнул крому к выходу, и они пошли по пустым узким коридорам для слуг и спрятанным в стенах лестницам, пока не оказались в маленьком закутке под самой крышей. Топчан, несколько крючков с одеждой, пара растрепанных книг на столе и небольшой альбом, втиснутый меж ними. Вот и все вещи рабыни. Арн вздохнул, обвел взглядом жилище кромы и, переведя взгляд на Ольду, теребящую какой-то сверток, выуженный ею из-под топчана, улыбнулся.

— Идем домой?

Девушка медленно кивнула, в глазах ее проскользнуло неверие, но Т'мор, подавив ее сомнения своей уверенностью, взял крому под локоть, и активировал несколько рун появившегося на руке браслета. А в следующий миг крома с арном исчезли из комнаты. Только порыв ветра взметнул пыль с пола.


Глава 4 Незваный гость хуже татарина | Свет и тень (СИ) | Глава 6 Не мытьем, так катаньем