home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

Что тут думать, прыгать надо…

Байда как чувствовал, что нельзя оставлять юного дракона в одиночестве, в такой момент. Но… алхимические процессы требовавшие его пристального внимания и, соответственно, присутствия в лаборатории, настойчивые попытки поговорить о Т'море, предпринимаемые что-то почувствовавшей эрией и… а, к мавкам все! Он просто прошляпил. Столько времени… столько лет… И все пошло прахом, в одну секунду! Ну что ему стоило вернуться на Плато, хотя бы на полчаса раньше?!

Путник сжал перила обзорной площадки, и древний камень захрустел под его ладонями, осыпаясь мелкой крошкой. Но Байда не обратил на это никакого внимания. Его взгляд был прикован к пикам Таласса, куда, следом за драконом, потянулись тяжелые, озаряемые всполохами разрядов, темные тучи. Опоздал.

— Байда. — Голос, раздавшийся за спиной артефактора, заставил того тяжко вздохнуть.

— Да, Асси? — Путник нацепил на лицо маску спокойствия в лучших традициях хоргов и только после этого обернулся к стоящей в нескольких шагах от него, девушке.

— Ты знаешь, что случилось с Т'мором. — Это не был вопрос. Эрия Ллайса просто констатировала факт.

— Предполагаю. — Голос Байды сорвался, когда он взглянул на стоящую перед ним девушку. Вытянувшаяся в струнку, хрупкая фигурка и безумная надежда в глазах. Надежда вопреки всему, наперекор всему… Она, словно уже знала, что случилось нечто непоправимое, и все равно надеялась…

Все-таки, Байда не хорг, хоть и прожил среди беловолосых больше трехсот лет. Лицо артефактора исказилось в странной гримасе и он, тяжело вздохнув, заговорил.

— Он пошел в бой.

— Не в первый раз. — Покачала головой Асси.

— Тогда все было иначе. Он дрался, потому что его заставляли окружавшие его риссы, хорги и эйре… Провоцировали, исходя из собственных интересов, или он сам считал, что драка будет приемлемым способом решения проблем. Сейчас же, он ушел на бой. Чувствуешь разницу?

— Объясни. — Ровный холодный тон. Если не смотреть в глаза, то можно решить, что вопросы Ллайсы, всего лишь праздное любопытство или даже, просто поддержание ненужной и неинтересной ей беседы. Если не смотреть… Но, Байда Путник никогда не избегает взгляда в лицо, не так ли? Артефактор прикрыл на миг глаза, успокаивая дыхание и восстанавливая душевное равновесие, гася ярость и обиду. И когда через минуту он заговорил, тон его был спокойным и ровным.

— Арны… Сумеречные драконы… Хранители мира… Такие странные, звучные, интригующие прозвища. И никто не задумывается о том, что хранитель, это не гордый титул, а бремя. Тяжелое бремя, которое сам мир налагает на носителя. Да, арны могущественны, им подвластны силы, о которых обычные смертные могут только мечтать. Со стороны они даже могут казаться богами… Вот только все их могущество подчинено одной цели… защищать Мор-ан-Тар. И однажды в жизни каждого арна настает момент, когда мир предъявляет счет… за все. За неуязвимость, за силу и скорость, за возможность повелевать первостихиями так, как не снилось ни одной их аватаре. И отсрочки по платежу не предусмотрены. Это страшный момент, девочка. Когда Мор-ан-Тар требует защиты от своих хранителей, они не могут отказаться. И получают невообразимую мощь. Представь себе полного мага-универсала. Ему покорно все. Он Мастер Мастеров. Школы Стихий и Бытия, Порядок, Хаос, Тень, Время и Пространство, все школы до единой становятся его оружием. Мир вручает ему всю свою силу… Ты можешь себе представить такое могущество? Впечатляет, не так ли? Но все это подчинено лишь одной цели и доступно арну лишь до тех пор, пока он не выполнит свою задачу, не защитит мир от угрозы…

— А потом? — Тихо спросила девушка.

— Зависит от того, удастся ли ему завершить миссию. — Лицо Байды исказилось в недовольной гримасе. — Если все пройдет удачно, арн становится свободным. Мир отстраняет его от обязанностей хранителя, и он волен поступать так, как ему угодно. Если же он не добьется успеха…

— С таким-то могуществом? — Через силу усмехнулась эрия, но Байда взглянул на нее как на идиотку, и тут же подтвердил этот вывод, своими словами.

— Ты дура, девочка! С таким могуществом, проблема не в защите Мор-ан-Тара, а в том, чтобы сохранить рассудок! Именно поэтому, я должен был быть рядом с ним, когда он услышал Зов мира. Я знаю, что это такое, сам пр… я бы смог удержать его разум.

— Тогда, какого урга ты изображаешь здесь не пойми что?! Почему до сих пор не отправился следом за ним? — Внезапно вызверилась Ллайса.

— А толку?! — Взревел в ответ Байда. — Он УЖЕ ушел! Сейчас, Т'мора не существует, есть только сгусток силы, нацеленный на результат, и все. Понимаешь? До того, как он откликнулся на призыв стихий, еще можно было дать ему зацепки, якоря для сохранения разума. После призыва, это бесполезно! С этого момента, вся его суть подчинена только одному абсолютному желанию, одной единственной мысли — устранить угрозу миру. Ничто иное его больше не волнует.

— Он знал. Да? Ты ведь об этом ему говорил? — Не обратив никакого внимания на брызги слюны взбешенного артефактора, кажется, долетевшими даже до ее платья, проговорила Ллайса.

— Да. Только я предполагал, что его миссией станет закрытие возможности Прорывов. И готовил его именно к этому. — Байда сбавил тон и вдруг опустился перед эрией на колени. — Прости меня, девочка. Не уберег я твоего Т'мора.

— Моего? — Ллайса на миг застыла, смежив веки, а когда вновь взглянула на Байду, то в ее глазах артефактор увидел непрошибаемую уверенность. Эрия вздернула подбородок и, резко кивнув, уже утвердительно повторила, — Моего. Он меня помнит, а значит, обязательно вернется. И никакой мир ему не указ! Понятно?

В тот же миг, над Ллайсой взметнулся яростным черным пламенем Мрак, эрия пошатнулась и стоящий перед ней на коленях, Путник еле успел подхватить потерявшую сознание девушку. Поднявшись на ноги, удивленный произошедшим, Байда, легко удерживая на руках невесомое тело эрии, быстрым шагом спустился с обзорной галереи и, не теряя времени, помчался к Дому Целителей. Не дай Тьма, если Т'мор узнает, до чего довел старый артефактор своими речами эту белогривую. Кишки на кулак намотает.

Байда поймал себя на этой мысли, и изумился. Неужели он действительно поверил в девчачьи бредни?! Хотя… сейчас он готов был поверить во все что угодно, лишь бы последний арн Мор-ан-Тара, справился с задачей и… своим безумием.

Сумеречный дракон несся вперед, сжигаемый одной мыслью — достать Ролина, достать вместе со всеми его прихвостнями! Во что бы то ни стало, уничтожить мразь, покусившуюся на равновесие! Мор-ан-Тар и без того достаточно настрадался от бегства своих хранителей и постоянных атак Бездны, этого прожорливого чудовища, порожденного неумной игрой его струсивших предков с Порядком и Хаосом.

Под огромным телом дракона пронеслись блистающие снегами пики Таласса, и арн вырвался на морской простор. Серая бушующая масса воды, далеко внизу ободряюще шипела и бурлила, грозно и мощно свистел ветер, поддерживающий распростертые крылья, рокот огня и тяжелые вздохи земли под толщей воды, все они торопили, подгоняли арна, заставляя лететь все быстрее и быстрее, туда, где яркими огнями, среди тысяч и миллионов сознаний, сияют разумы существ, которым больше нет места в мире. Почему?… Арн, по привычке, тряхнул призрачной головой, пытаясь изгнать странный вопрос, но… по привычке? Какие привычки могут быть у Длани Мира?! Дракон заложил крутой вираж и, увидав тянущиеся за ним темные тучи, дернулся от очередного воспоминания. Нет! Быстрее! Арн ушел на миг в тень, но странные образы его так и не оставили. Не успев вынырнуть из всегда такой благосклонной к нему стихии, арн зарычал и рванул в Свет. Но и здесь его поджидали ненужные мысли-воспоминания. Всплыл в памяти заляпанный кровью внутренний двор какого-то здания, валяющиеся тут и там тела и давление Порядка, готового размазать арна по земле… Дракон шарахнулся от Света и вновь оказался над морем.

Арн продолжал нестись вперед со страшной скоростью, но мысли его путались, то и дело одаряя смутными образами воспоминаний. Очередной рык дракона прокатился над морским простором. Арн на миг окунулся во Тьму, пытаясь избавиться от мысленного и эмоционального мусора и… вдруг увидел перед собой сияющие в Ночи синие, такие знакомые глаза… Синие озера… Снег, падающий на незамерзающее озеро у огромного замка… замка? Резиденции, да… кульбиты маленького, потешного дракончика… и смех. Ее смех, той самой синеглазой красавицы, с озорным видом забрасывающей его холодным и мокрым снегом… теплый вздох… мягкие, но такие требовательные губы… вздох? Нет. Боль. Выдох, последний выдох! Рилла!!! Синие глаза блекнут, растворяются во Тьме, оставляя тянущую пустоту в груди и жуткий холод потери… Арн не успевает отойти от удара предавших его эмоций, как обнаруживает, что на него вновь кто-то смотрит. Только на этот раз, глаза уже не синие, а… серые, словно небо над Великими Башнями, а в них ожидание, надежда… и непоколебимая вера. Асси.

Арн выпал из Тьмы, словно неловкий птенец из гнезда, и камнем рухнул в бурлящие воды беснующегося моря.

Т'мор выбрался на берег и сделав десяток шагов, без сил упал на влажный, усеянный выброшенными прибоем водорослями, песок. Ему еще повезло, что он упал в воду, всего в сотне метров от берега, потому что, едва его призрачное тело окунулось в холодное море, как произошел непроизвольный оборот и неуязвимый сумеречный дракон превратился в барахтающегося среди бушующих волн, беспомощного человека. Арн изрядно нахлебался соленой и горькой морской воды, прежде чем смог выбраться на берег. Но одно он мог сказать точно.

— Спасибо, Ночь. — Пробормотал Т'мор. Купание в холодной воде изрядно прочистило ему мозги, но вот за то, что они вообще остались в целости и сохранности, нужно благодарить именно ее, Тьму… и, Асси, конечно. Потому что, если Рилла была просто разбуженным Ночью воспоминанием, то Ллайсу Т'мор почуял, рядом. Так, словно Тьма на миг продемонстрировала ему девушку, а потом вернула Асси на место. Положила, где взяла. Хм. Кажется, Т'мор пошел по пути Риона. Иначе, чем еще объяснить желание Ночи и дальше наблюдать за выходками своего пасынка? Сейчас, арн по-прежнему видел сияние огней Ролина и его команды, но вот мозги на них больше не клинило… И это не могло не радовать. Т'мор облегченно вздохнул и вдруг понял, что беспредельно устал. Привстав, арн огляделся по сторонам и, не заметив поблизости никаких угрожающих его сну существ, вдруг фыркнул и махнул рукой. Миг, и взметнувшийся вокруг него песок, замер, словно торнадо в стоп-кадре, образовав надежную защиту от любых нежданных визитеров. Довольно кивнув, Т'мор улегся наземь и, закинув руки за голову, попытался уснуть.

Не тут-то было. Стоило векам арна смежиться, как обнявшая его Тьма вновь продемонстрировала ему ту, что погибла по вине Т'мора несколько лет назад.

— Ри? — Сон, это только сон… Т'мор протянул руку, но рисса легко уклонилась и, весело рассмеявшись, погрозила ошалевшему арну пальчиком.

— У тебя есть живая девушка, вот к ней и тяни руки. — Слова Риллы ударили Т'мора поддых. Ллайса!

— Молодец, вспомнил. Уже хорошо. — Улыбнулась рисса. — Очень упорная девушка. Знаешь, я давно не встречала такой абсолютной уверенности в чувствах… Ну, если не считать меня самой, но… я, как ты понимаешь, не в счет.

— Ты не Рилла. — Вдруг проговорил Т'мор. Он не мог точно сказать, откуда у него взялось это ощущение, но ни на секунду не усомнился в его истинности.

— Скажем так, не совсем она. — Со вздохом согласилась рисса. — Хотя ее память, чувства и привязанности, даже некоторые взгляды, стали частью меня. А я частью ее. И знаешь, я хочу тебя поблагодарить. Такой славной аватары у меня не было очень, очень давно. Хотя в некоторых мирах, любовь считают темным чувством, но даже там, крайне редко появляются достойные кандидатуры для моего воплощения.

— Великая Ночь? — Т'мор был ошарашен.

— Нет. Рилла — аватара Тьмы. — Грустно улыбнулась рисса… впрочем, рисса ли? Арн смотрел в такие знакомые синие глаза, а в памяти маячил взгляд совсем других глаз. Серых. Чувствуя, что сходит с ума, Т'мор тряхнул головой. А рядом раздался легкий смешок. — Знаешь, я рада, что ты меня не забыл. Может быть, когда-нибудь, наши пути вновь пересекутся. Я буду ждать.

— Я… — Начал было Т'мор, но на его губы тут же легла легкая ладошка риссы.

— Тс-с. Не объясняй. Просто пообещай, что не забудешь меня. Ладно? — Арн кивнул в ответ и вдруг понял, что остался один. Сладкий, но пугающий морок ушел, растворился в нигде, и Ночь приняла его в свои объятия, подарив сон без сновидений. Оно и к лучшему. Только этакого раздрая, Т'мору и не хватало в жизни.

Арн проспал остаток дня и всю ночь. А следующим утром, поднялся с рассветом и, убедившись, что беседа во сне с Риллой-аватарой Ночи, окончательно вытряхнула весь навеянный Мор-ан-Таром туман безумия, довольно рассмеялся. А что? С ума не сошел, с богиней пообщался, и даже остался жив. Чего еще надо-то?

— Впрочем, нет. Кое-что, несомненно, надо. — Вздохнул Т'мор и, попытавшись отдать приказ стихии Земли, очистить его одежду от песка, обескуражено замер. Ноль реакции. Только сейчас до арна дошло, что поставленный перед сном полог исчез. И произошло это явно, когда Т'мор еще спал. А это значит… Это значит, что Мор-ан-Тар лишил строптивое оружие своей поддержки. Обиделся, что Т'мор не пожелал превращаться в безумного маньяка, что ли? Или решил, что справившийся с его давлением, хранитель сможет обойтись и вовсе без помощи Мор-ан-Тара?

Впрочем, невелика разница. Главное, что знание местонахождения целей остались при Т'море, пригодятся. Вот только, прямо сейчас, он в Бран не сунется. Сначала, надо как следует подготовиться к визиту, а уж потом… Т'мор уверенно кивнул. Недавняя промашка с «золотой лихорадкой» Уголька, наглядно ему показала, к чему могут привести необдуманные привычные действия. Оправдание у арна, конечно, было. Все-таки, в тот момент, когда он предложил Угольку отправиться на разведку дворца, сам Т'мор был уже напрочь вымотан чересчур долгим удержанием стихий. Но, что ему мешало, в приказном порядке заставить змея отказаться от попыток проникнуть в сокровищницу правителя эйре? А ведь прямого приказа, Уголек бы не ослушался ни при каких условиях. Тем более, что с проведенной арном еще зимой, настройкой змея на осколки кристалла, проблема их поиска во дворце эйре вообще не существовала. Эх, все мы задним умом крепки. Т'мор вздохнул. Ладно. Пора возвращаться на Плато, а то там подданные и друзья со вчерашнего дня на ушах стоят…

Арн немного покрутился на берегу, убедился, что рядом нет никого глазастого и разумного, после чего перекинулся в свою призрачную ипостась и рванул в небо.

Обратный путь показался ему куда как более долгим. Впрочем, возможно, это последствия его безумия? Как бы то ни было, солнце еще не перевалило за полдень, когда Т'мор приземлился перед входом во дворец, на глазах у всех желающих. А что? Кого ему здесь стесняться, после вчерашнего-то шоу?!

Обернувшись под взглядами изумленных подданных, арн почувствовал знакомое внимание и, найдя взглядом в толпе зевак, Створича, обнимающего за плечи ошарашенную Милу, подмигнул им, и скрылся за дверями своего дома, поймав напоследок ничем не прикрытую «закольцевавшуюся» в сознании бывшей узницы, мысль: «Теперь понятно, откуда взялось название дворца».

Т'мор не успел сделать и двух шагов по холлу, как из-за спины приближающегося Ройна, вдруг выметнулась белоснежная молния, сходу впечатавшаяся в грудь арна, и на плечи протектора обрушился целый поток ударов маленьких, но удивительно крепких кулачков Ллайсы.

— Кажется, это скоро станет традицией. — Задумчиво сказал Ройну, Т'мор. Дворецкий, в ответ, кивнул, внешне сохраняя полную бесстрастность.

— Вне всяких сомнений, дом протектор. — Проговорил Ройн, и повел рукой в сторону широкой лестницы. — Если позволите, я провожу вас.

— Ройн, можете поверить, до своих покоев, я в состоянии добраться совершенно самостоятельно. — Усмехнулся Т'мор, подхватывая на руки довольно улыбающуюся Ллайсу.

— Хм. Полагаю, сейчас, вам там будет не слишком удобно, дом. — Покачал головой дворецкий и, заметив вопрос в глазах арна, пояснил, одновременно отвешивая короткий поклон Асси. — Видите ли, по распоряжению Главы Дома Целителей, ваша спальня была временно превращена в лечебный покой, на случай, если по возвращении, вам понадобиться медицинская помощь. Но, я велел подготовить сходные апартаменты, обычным образом, чтобы вам было где спокойно отдохнуть, буде работа целителей не понадобится.

— Не было еще такого, чтобы Т'мор выпутавшись из передряги, миновал встречу с врачами. — Вздохнула Ллайса, поудобнее устраиваясь на руках у арна, шагающего следом за дворецким.

— Но в этот раз, если я не ошибаюсь, именно такой исключительный случай и произошел, не так ли? — Пожал плечами Ройн, поднимаясь по лестнице.

— Это исключение, только подтверждает правило. — Усмехнулась Ллайса, однако, по скользящим вдоль его тела исследующим вязям, Т'мор понял, что девушка не ограничилась лишь визуальным осмотром и теперь диагностирует состояние «своего дракона», всеми доступными ей методами.

Наконец, компания достигла нужных дверей и дворецкий, распахнув перед арном створки, отошел в сторону.

— Ройн, будьте так любезны, сообщите моему ближнему кругу, что со мной все в порядке, но раньше ужина я к ним не выйду. — Проговорил Т'мор, внося Асси в просторную гостиную.

— Будет исполнено, дом протектор. — Хлопнули двери и арн остался наедине со своей эрией.

— Ты не представляешь, что со мной было, когда ты вчера взлетел! — Проговорила Ллайса, спустя несколько часов, удобно расположившись на груди Т'мора. Подушка, конечно, мягче, но ощущая под собой мерно вздымающуюся грудную клетку Т'мора, девушка могла быть уверена, что ее дракон рядом и никуда не делся. А это ей сейчас было куда важнее любых удобств. Арн погладил Асси по обнаженному плечу и та вздохнула. — Я ведь этого твоего Байду, чуть не прибила тогда. Но… не успела. Потеряла сознание самым пошлым образом. Вот видишь, что ты со мной наделал! Зато ты мне приснился…

Асси перескакивала с пятого на десятое, рассказывая Т'мору все перипетии ее недавней встречи с артефактором, а когда дошла до сна, арн вдруг улыбнулся.

— Спасибо.

— За что? — Не поняла девушка.

— За то, что не дала мне сойти с ума. — Ответил Т'мор и, наткнувшись на требовательный взгляд, всматривающейся в его лицо эрии, пустился в объяснения. Правда, об образе Ночи и ее новой аватаре, упоминать не стал. На всякий случай. Все-таки, Асси, барышня вспыльчивая. Отрежет своему дракону что-нибудь важное, потом жалеть будет… А регенерация утерянных конечностей, или иных…хм… выпирающих частей тела, даже у арнов, процесс довольно долгий. Так что, ну его на фиг, такие риски!

— И если бы не твоя вера в меня, я бы наверняка растворился. — Закончил рассказ Т'мор.

— М-да уж. — Задумчиво протянула эрия, осмысливая произошедшее, но вдруг встрепенулась и уставилась на арна. — Стоп. Что значит, «растворился»?!

— А тебе Байда не рассказывал? — Удивился Т'мор. Он-то, выслушав рассказ эрии, решил, что артефактор поведал ей все возможные варианты событий. Но Асси только медленно покачала головой, и Т'мор вздохнул. — М-да. Ну, в общем, тут такое дело… В том состоянии, уничтожить несколько десятков разумных, какими бы крутыми магами и жрецами они не были, для меня не составило бы никакой сложности. Но вот после… Понимаешь, Мор-ан-Тар полностью разделяет мнение своих жителей и их методы в решении проблем с сошедшими с ума магами школы Разума. Иначе говоря, после ликвидации угрозы, мир просто убил бы сумасшедшего сумеречного дракона. Растворил бы в себе, без всякой надежды на перерождение.

— А теперь? — Поежившись, спросила Ллайса.

— А теперь, я ему не по зубам. Связи между нами почти не осталось. Единственное, на что ее хватает, так это на определение угрозы. Но это ненадолго. Как только разберемся с бранианцем, Мор-ан-Тар вовсе перестанет оказывать на меня какое-либо влияние. — С беззаботной улыбкой проговорил Т'мор. Правда, упоминать о том, что времени на эти разборки у него совсем немного, арн не стал. Незачем тревожить девушку. Она и так пережила не самые лучшие сутки в своей жизни. И сам арн был уже не слишком доволен тем, что разболтал Асси о том, что могло бы произойти, зайди его сумасшествие, слишком далеко. А вот Байда такой глупости не допустил… Кстати, надо будет поблагодарить артефактора… И вытрясти все-таки из этого ушлого толстяка, откуда ему столько известно о природе арнов!

Т'мор покосился на почему-то молчащую Ллайсу и обнаружил, что девушка уже сладко спит. Правда, объятий она так и не разжала, и кажется, готова запустить в тело арна свои коготки, даже во сне, стоит только Т'мору попытаться выбраться из постели. Ну и ладно. До ужина еще далеко, а он тоже не железный. Можно и поспать немного.

Т'мор зевнул и прикрыл глаза, чтобы через секунду услышать тихий шепот Асси на ухо.

— Какой ты умный, это что-то. — И снова засопела, как ни в чем не бывало.


Глава 3 Дракон в политике, или не водите слонов в посудную лавку… | Свет и тень (СИ) | Глава 5 Раз хвост, два хвост, три…