home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ЭПИЛОГ

Весть об исчезновении Малого королевского совета и короля Брана, достигла Драгобужа утром следующего дня. Ну, хоть в этот раз, шпионы князя сработали быстро и четко. А вот их коллеги из Единой империи, подобной расторопностью похвастаться не смогли, поэтому еще до того, как информация о пропаже посла Эйреаллана, его наблюдателя от Совета эйре, и главы Сената Единой империи, пришла в Староозерное княжество, все похищенные люди и эйре были доставлены в Драгобужский замок, прямо в Большой приемный зал, где в это время, за закрытыми дверями проходило обсуждение полученных из Брана известий. Как доложил арну Джорро, даже советники и жрецы не были допущены на этот монарший междусобойчик. Более эффектного выхода на сцену и придумать было сложно.

Монархи, все как один уставились в центр зала, где полыхнувшая вспышка телепорта оставила семь закатанных в спальники, мирно сопящих тел и одного бодрствующего, но очень бледного молодого человека в черном ринсе, опирающегося на прочную, хотя и несколько потертую трость.

Т'мор отвесил общий поклон и, даже не глядя на вломившихся в зал княжьих стражников, сделал шаг вперед, к пустому круглому столу, за которым обычно восседали советники, установленному перед тронным возвышением, где, в удобных, богато украшенных креслах расположились монархи. Арн хмыкнул заметив пустующее кресло, оказавшееся меж Староозерным князем и владыкой эйре. Для кого предназначен сей предмет мебели, догадаться было не сложно. Т'мор провел в нем не один час, скучая во время протокольной части совета.

— Доброго дня, господа. — Протянул арн, и благодарно кивнул драгобужскому князю, когда тот одним жестом выдворил своих стражей за дверь.

— Протектор Т'мор… — Как хозяин дома, государь Староозерного княжества взял на себя беседу с новоприбывшим. — Мы рады вас видеть. Присаживайтесь, и поведайте нам, в чем причина столь поспешного прибытия…

— С превеликим удовольствием, княже. — Кивнул Т'мор. — Только сначала, прикажите слугам принести еще пару кресел… Нашего полку прибыло.

Князь удивленно хмыкнул, но выполнил просьбу протектора.

Дождавшись, пока княжья прислуга притащит требуемое и скроется из зала, молодой человек расстегнул пару спальников и, с легкостью подняв спавших в них людей, разместил их в принесенных и установленных перед переговорщиками креслах, мимоходом порадовавшись тому, что догадался по прибытии на Плато Ветров, приказать своим дворцовым стражам переодеть вытащенных из постели пленников, из ночных рубашек, в нормальные камзолы. Все-таки, шутки шутками, но поставить того же Ролина в одном исподнем перед правителями других стран, это уже пахнет прямым оскорблением, какого не только сам король Брана не потерпит, но и остальные монархи не смогут оставить без внимания.

Увидев лицо сладко спящего в кресле «коллеги», Староозерный князь моргнул, а переведя взгляд на вторую «спящую красавицу», еле сдержал изумленный вздох. Впрочем, эмоциональный фон хорга, рисса и эйре, тоже не отличался спокойствием. И все же, монархи продолжали молчать, ожидая, пока Т'мор приведет в сознание всех притащенных им в Драгобуж людей и нелюдей.

— А императора ханьцев, у вас за пазухой не найдется? — Протянул эр Аллин, рассматривая хлопающих глазами «гостей», пытающихся понять, где они и как сюда попали.

— Он не представляет опасности для Мор-ан-Тара. — Покачал головой Т'мор, дернув губой в намеке на улыбку. Хорг чуть приподнял бровь, явно оценив высказывание арна, но комментировать его не стал. Только кивнул. А Т'мор мог бы поклясться, что смысл его слов дошел и до Тсар но'Шаэр, только ушлый рисс не подал и вида. А вот драгобужский князь, кажется, просто не понял смысла сказанного. Да ему было и не до того. Правитель Староозерного княжества, вовсю сверлил взглядом своего бранианского коллегу, за креслом которого уже стояли, зло зыркая глазами по сторонам, сенешаль и первый советник. А владыка Эйреаллана не сводил пристального взгляда со своих соплеменников. И под этим тяжелым взглядом, змееязыкие явно чувствовали себя не в своей тарелке.

— Итак. Протектор, может, поведаете нам… — Поняв, что хозяин дома не собирается ничего говорить, произнес владыка Хорогена.

— … зачем вы пригласили на совет, столь представительную компанию. — Закончил за хорга князь князей.

— Пригласили?! — Глава Имперского сената, подпрыгнул на кресле. Кажется, его ступор уже прошел. — Да меня умыкнули, словно девицу на выданье! И кто?! Какая-то темная тварь… Прав был Светлый круг, выжигать вас надо, каленым железом!!! Отродья Тьмы!

— Принцепс, держите себя в руках. — Процедил король Брана, сквозь зубы. — Вы не с чернью разговариваете…

Глава Имперского сената аж задохнулся от злобы… и заткнулся. А Т'мор смотрел на него и не мог понять, как ЭТО вообще могло набрать столько силы, чтобы стать угрозой миру? Арн скользнул по поверхностному слою сознания принцепса и скривился. Море амбиций и ни грана порядочности. Бр-р. Арн тряхнул головой и, убедившись, что глава имперского Сената не стремится его перебить, заговорил.

Рассказ Т'мора был недолог. Скупо коснувшись природы проснувшегося у него чутья на лиц и события несущие опасность для Мор-ан-Тара, арн кивнул в сторону приведенных им на переговоры людей и эйре, и коротко пояснил, что дескать, они-то и являются теми, кого Мор-ан-Тар посчитал недостойными жизни на нем.

— Бред. — Заключили в один голос король Ролин и владыка эйре. Имперский сенатор, кажется, вовсе потерял дар речи от такого заявления, а стоящие за креслами бранианца и имперца, люди и эйре только недовольно скривились, но промолчали, прекрасно понимая, они не вышли чином, чтоб без приказа открывать рот в такой компании. Т'мор окинул взглядом собравшихся и, наткнувшись на горящие от любопытства глаза Тсар но'Шаэр и не менее любопытный взгляд хорга, фыркнул. Интересно им, как он вывернется? Да пожалуйста.

— Я арн Т'мор Безымянный, Сумеречный дракон и протектор Плато Ветров, клянусь первостихиями, что все сказанное мной сегодня в этом зале, правда. — Над поднятой ладонью арна послушно взмыли свет и тьма, окутанные плотной серебристой дымкой. Кто-то сдавленно охнул, но… ни Порядок, ни Хаос, ни даже Тень, так и не покарали поклявшегося.

Первым поднялся явно довольный поворотом дела князь князей, а следом за ним, с кресла встал и владыка Хорогена.

— Подтверждаю. — Голоса правителей Темных Земель прозвучали в унисон… И смолкли. А через несколько мгновений тяжелой давящей тишины, под изумленными взглядами присутствующих, правитель эйре разразился такой бранью, что даже подкованному в идиомах и сложносоставных конструктах шаэрре Джорро пришлось бы постараться, чтобы успеть записать все неизвестные ему, изрыгаемые эйре сплошным потоком, перлы древней словесности.

Понять, что именно так взбесило владыку Эйреаллана, оказалось не очень-то и сложно. И кто бы сомневался, что змееязыкие хранят легенды об арнах не хуже, чем хорги и риссы. Другое дело, что информации у них было куда меньше, чем у темных, но… И того что было, оказалось вполне достаточно, чтобы до правителя дошло, в какую лужу чуть не посадили Мор-ан-Тар его подданные. Мало того, они умудрились развязать войну за спиной у своего сюзерена!

Конечно, верить словам змееязыкого, насчет того, что он ни сном ни духом не знал не ведал о планируемом стравливании полночных народов, не следовало бы, но… в отличие от притащенных сегодня в Драгобуж разумных, правитель эйре не определялся как одна из целей, которые Т'мор должен был бы уничтожить.

Наконец, эйре выдохся. Перевел дух, успокаивая дыхание, после чего поднялся со своего кресла.

— Я требую, чтобы моих подданных отдали мне для суда. — И было что-то в голосе правителя змееязыких такое, что те самые подданные вдруг съежились, разом растеряв все свое наносное спокойствие и неприступный вид.

— Подождите, владыка. — Качнул головой староозерный князь. — Надо сначала как следует разобраться во всем, а уж потом каз… судить виновников. В связи с этим, предлагаю: пригласить в Драгобуж для переговоров короля Ор-Леона, герцога Бирани, представителей Единой империи и князей Хольмского и Киевогорского княжеств. Вопрос слишком серьезен и требует большой осторожности… Протектор Т'мор, вы сможете обеспечить скорейшее прибытие монархов в Драгобуж?

— Ох. — Т'мор вздохнул. — А может, я этих попросту… того… и закроем тему, а?

Но, заметив, как изменились лица собеседников, арн отступил и махнул рукой.

— Ладно-ладно. Я все понял. Мои люди доставят их величеств и высочеств, в максимально сжатые сроки… Но красть я больше никого не буду, учтите! Надоело. Так что, договариваться с коллегами, будете сами.

— Мелкий, ничтожный ублюдок! — Выплюнул сенатор и вдруг, сдавлено пискнув, замер в неподвижности. Потому что повернувшийся к нему арн, великолепно понявший о ком говорит имперец, внезапно подернулся туманной дымкой, а в следующий миг, на главу имперского сената уже смотрел огромный, будто свитый из густого черного дыма, дракон. Полыхающие яростью, алые глаза вперились в лицо вжавшегося в спинку кресла человека.

— Следи за рр-речью, отр-ррыжка Бездны. — Призрачные когти шкрябнули по полу, оставляя на нем глубокие борозды и в стороны, шрапнелью ударила каменная крошка. Тут дракон моргнул, перевел взгляд на Ролина и растянул рот в широком оскале, продемонстрировав бранианцу самую убийственную улыбку. — Умный Ролин, хитрый Ролин… Но такой глупый.

— Т'мор! — Возникший в портальной вспышке, Байда ринулся вперед, моментально оказавшись между драконом и королем Брана. — Стой, Т'мор! Не надо!

Арн чувствовал, как в груди поднимается слепящая ярость. Присутствие рядом целей сводило Т'мора с ума. Наверное, также чувствовали себя самоучки-адепты школы Крови, теряя голову от кровавых ритуалов. Запах страха так будоражит… Дракон переступил с лапы на лапу, склонил морду к бледному, трясущемуся от страха комку плоти и в следующий миг отлетел в сторону, получив мощнейший удар… тенью.

Обратное превращение произошло моментально, без всякого участия арна. Т'мор помотал головой и попытался подняться на ноги, не понимая, каким образом его отнесло аж к стене зала. Арн вздохнул и сфокусировал взгляд на маячившем в добром десятке метров от него, силуэте. Глаза Т'мора полезли на лоб, когда он присмотрелся к тому, кто так лихо отправил его в нокаут. Мощный торс, покрытый черной матовой чешуей, огромные ладони, увенчанные длинными когтями, с которых тонкими струйками стекает дымка Тьмы… сородич?

— Кто… ты…

— Очнулся? Слава Тени. — Собеседник встряхнулся и чешуя исчезла, будто в один момент слетела с незнакомца. Т'мор ошалело хлопнул глазами, потом нахмурился и кое-как поднялся на ноги.

— Очнулся. Да. — Кивнул молодой человек, подходя к Байде. Тот успокоено улыбнулся и, в свою очередь, улетел спиной вперед от мощного удара Т'мора. Проследив за полетом артефактора, арн довольно кивнул и хмыкнул. — Квиты. Пока.

— Когда решите все вопросы, сообщите моему советнику. Он даст людей с порталами. — Хватая пребывающего в отключке Байду за шиворот, проговорил Т'мор и добавил, перед тем, как исчезнуть в портале. — И… прошу прощения за драку.

Очутившись в собственных покоях дворца на Плато Ветров, арн отпустил артефактора и, вытерев холодную испарину со лба, медленно опустился в кресло. На полу завозился приходящий в себя Байда, а Т'мор отрешенно наблюдал за телодвижениями артефактора, ожидая, когда тот окончательно придет в себя.

— Ничего не хочешь мне рассказать, Путник? — Холодный усталый тон арна, заставил Байду дернуться. Он уже вполне пришел в себя и сейчас, поднявшись на ноги, пытался унять небольшое головокружение. Но голос Т'мора моментально избавил его от этого недомогания. Байда глянул на сидящего напротив него, бледного молодого человека с пустым взглядом и вздохнул.

— Т'мор, ты извини, но я, действительно не мог тебе сказать… — Начал было говорить артефактор, но арн только устало махнул рукой.

— Мне это неинтересно, Байда. Уже не интересно. Но у меня есть к тебе просьба. — Проговорил Т'мор.

— Слушаю. — Вздохнул артефактор.

— Проследи, чтобы все эти правители и владыки не наломали дров. Объясни, что какое бы решение они не приняли, виновным в Мор-ан-Таре места не будет. Сделаешь?

— Конечно, Т'мор. А потом? — Поинтересовался Байда.

— Это уже не твое дело… сородич. — Арн поднялся на ноги и поплелся в спальню. Желания общаться с этим… с этим уродом, у него не было.

— Т'мор! — Байда рванулся было следом за арном, но тот, на миг остановившись на пороге спальни, смерил артефактора пустым взглядом и захлопнул дверь прямо перед его носом.

Байда выматерился. Вот только этого ему не хватало. Прикинув так и эдак, артефактор хлопнул кулаком правой руки по ладони левой и отправился на поиски Ллайсы. Если кто и мог ему помочь сейчас, то только эрия.

Ллайса нашлась в Доме Целителей. Она спокойно выслушала «исповедь» нервничающего Байды, недолго помолчала и, наградив артефактора хлесткой пощечиной, скривилась.

— Напиши ему письмо. Я передам. И постарайся не попадаться Т'мору на глаза, лет эдак двести, как минимум. — Проговорила Асси.

— Но я должен буду доставить его на ту сторону… — Протянул Байда, но наткнулся на долгий взгляд целительницы, словно бы решающей с чего начать препарировать находящийся перед ней образец, и предпочел ретироваться.

Письмо Т'мор прочел следующим вечером, с трудом выбравшись из постели и объятий Ллайсы. Арн перебрал страницы, исчерканные неровным, резким почерком Байды и застыл у окна. Уголек в глубине сознания Т'мора загрустил. Говорят, понять, значит простить… Вот только понять, что за Океаном Исхода проживает несколько сотен тех, кого когда-то называли сумеречными драконами, и простить то, что один из них несколько лет мотал Т'мору нервы, не раскрывая сути происходящего с арном… Вот этого Т'мор простить не мог. И ведь когда-то сам Байда признал, что такое его поведение было ошибочным, поскольку в отличие от арнов выросших в семьях, Т'мор даже не получил обязательного минимума знаний о своей природе… Но прошло совсем немного времени и Байда вновь принялся за старое. А вот сейчас, пожалуйста. Выдал… Твари.

Одно хорошо, теперь Т'мор понимает, что с ним происходит и почему в последнее время он чувствует себя таким усталым. Да и сбои с оборотом приобрели куда более внятное объяснение, нежели прежде.

От размышлений арна отвлек вызов переговорного шара.

— Да, Джорро. Я тебя слушаю. — Активировав артефакт, проговорил Т'мор.

— Дом протектор… Т'мор, тут сущий бедлам творится. Что ты выкинул на этот раз?! — Затараторил советник. — Монархи в Драгобуже, по-моему, уже начали размножаться делением!

— Вот как? Неужели правители так быстро договорились? — Удивился арн.

— Почти моментально. — Кивнул Джорро. — Мне пришлось отправлять за каждым новым гостем по три человека с телепортами. От их свитских, во дворце не протолкнуться… Кстати, это правда, что ты чуть не сожрал Ролина?

— Почти. Байда там?

— Да. Он уже довел до собрания, чем грозит нарушение воли мира. Теперь имперцы раздумывают над датой выборов нового принцепса, а прибывшие из Брана представители Совета аристократии, уже прикидывают на кого следующего напялить корону. Т'мор, если бы ты только знал, в какой сумасшедший дом превратились эти переговоры!

— Понятно… — Т'мор почесал зарастающий щетиной подбородок и вздохнул. — Ты там подкинь втихую мысль, что если кому-то претит мысль об убийстве, то это не единственный способ избавить мир от присутствия раздражающих его личностей.

— Имеешь в виду, возможность закинуть их в другой мир? — Прищурился Джорро и понимающе усмехнулся. — А что, те же бранианские аристократы с удовольствием воспользуются нашим советом и помощью риссов. Все же изгнание монарха и его убийство это очень разные вещи… Думаю, за такую возможность они еще и должны нам останутся, а?

— Это уже твое дело, советник. — Развел руками Т'мор.

— Понял. А что ты намерен делать? — Кивнув, поинтересовался Джорро.

— Займусь тем, для чего, по предположению некоторых шибко умных тварей, я и был доставлен в Мор-ан-Тар. Закрою связь мира с Бездной. — Вздохнул Т'мор.

— Что ж, удачи тебе, дом протектор. — Хмыкнул в ответ Джорро, не став пока выяснять, что за муха укусила владетеля Плато Ветров и его бывшего ученика. Переговорный шар погас и арн вновь повернулся к окну.

— Т'мор, ты ничего не хочешь мне рассказать? — Неслышно ступая по мягкому ковру, Ллайса подкралась к арну и обняла его за талию. — О письме Байды, о загадочных «тварях», а?

— Хм. — Арн на миг задумался, а потом решительно кивнул. — Ты помнишь, Байда тебе рассказывал о том, что каждый сумеречный дракон однажды призывается Мор-ан-Таром для помощи?

— Да.

— Так вот. Это действительно так. Правда, насчет «каждого», Байда немного хватил лишку. Тем не менее, факт остается фактом. Хранители нужны миру для того, чтобы в нужный момент у Мор-ан-Тара под рукой оказался инструмент, способный влиять на ход событий. Мощный такой инструмент, трудноубиваемый… и одноразовый. Если сумеречный дракон не справлялся с заданием или сходил с ума, мир его просто растворял, если же арн справлялся с собственным безумием, Мор-ан-Тар освобождал его от дальнейшей службы… так сказать, давал вольную. Правда, называться сумеречным драконом, такой арн уже не мог. Связь со змеем просто терялась, и дракон исчезал в междумирье, оставляя напарника одного. Нет, при арне оставались возможности источников и связи с первостихиями, но о том, чтобы взлететь в небеса, ему оставалось только мечтать. Как думаешь, как относились к таким ущербным, крылатые сородичи, которым повезло проиграть в лотерее Мор-ан-Тара?

— Хм, думаю, примерно так же, как хорги относятся к тем, кто не в состоянии контролировать собственные эмоции. — Задумчиво протянула Асси.

— Иногда даже хуже. — Кивнул Т'мор. — А ведь продолжительность жизни арнов от крыльев не зависит… В общем, в один прекрасный день, несколько таких «лишенных неба» плюнули на идиотов-сородичей, скинулись деньгами, наняли корабль и команду и отправились на восход. Потом, следом за ними отправилось еще несколько таких же бывших сумеречных драконов, и еще… еще. Отсюда и название океана Исхода… Но, совсем уж превращаться в отшельников, арны не пожелали, потому-то на этом материке время от времени появляются такие вот «байды путники»… Правда, последний оказался несколько более активным, чем его предшественники, а может быть заморских арнов слишком уж встревожила ситуация с учащающимися Прорывами Бездны, не знаю, но факт есть факт. Именно благодаря усилиям Путника, несколько сотен лет назад начался поиск потомков арнов, бежавших в другие миры.

— То есть, за то, что ты здесь, я должна сказать спасибо Байде? — Улыбнулась Асси.

— О да. — Растянул губы в улыбке Т'мор, и несколько удивленно рассмеялся. — Знаешь, а я ведь не догадался посмотреть на это дело с такой стороны… Спасибо, белоснежка.

— Хм… — Асси довольно хмыкнула, но тут же посерьезнела. — Подожди, а у них что, собственных детей нет, что арны закрутили такую интригу с поиском сородича в других мирах?

— А ты бы пожелала своему ребенку такой судьбы? — Хмыкнул Т'мор и, заметив, как вытянулось лицо девушки, кивнул. — Вот и они не захотели. Более того, если я правильно понимаю, то для собственных отпрысков, арны устроили некий «заповедник» в каком-то мире, чтобы Мор-ан-Тар, даже случайно, не мог взять их за жабры. И клянусь Тьмой, я их понимаю! Но… кто-то же должен исполнять обязанности Хранителей, вот они и придумали многоходовую комбинацию с поиском потомков сбежавших когда-то из Мор-ан-Тара сородичей. Сама понимаешь, уважения к струсившим беглецам у этих «ветеранов» нет совсем, так что, выход показался им вполне приемлемым… Знаешь, честно говоря, я даже удивлен, что Байда решился изложить все это хотя бы в письме…

— Ну да. — Задумчиво протянула Асси и вдруг нахмурилась. — Стоп. Что ты там говорил о потере связи с Угольком?

— Только то, что после завершения эпопеи, я утрачу возможность оборота, а Уголек больше не сможет притворяться моей татуировкой.

— Ты не сможешь больше летать? — Тихо уточнила Асси и Т'мор, в ответ, грустно улыбнулся.

— Если верить словам Байды, то да. А не верить, смысла нет. Или я его не вижу. — Вздохнул арн.

— Тебе поэтому так плохо? — Прикусив губу, Асси прижалась к Т'мору.

— Что? Нет… Конечно, терять Уголька я не хочу, да и ему самому эта идея совсем не по вкусу. Так что, я уверен, мы что-нибудь придумаем… А плохо… Я просто думаю о том, что было бы, если бы Байда не играл в таинственность и не морочил мне голову, используя втемную. Скольких ненужных смертей и бед можно было бы избежать? Да и вообще, мне настолько обрыдли все эти интриги и тайны на пустом месте…

— Я поняла. Трудно смириться с тем, что тебя цинично использовал тот, кого ты считал своим другом… — Задумчиво проговорила эрия.

— Именно так, Асси. Именно так. — Т'мор вздохнул и слабо улыбнулся. — Ну да ладно. Пусть его совесть будет ему судьей. А у меня найдутся дела поважнее.

— Какие, например? — Поинтересовалась девушка.

— О! Ну, скажем так. На дворе уже темно, а мы с тобой, почему-то еще не в постели. Непорядок, тебе не кажется? — Поднимая Асси на руки, проговорил Т'мор.

— Согласна. Совершеннейший непорядок. — Рассмеялась эрия, обхватывая шею арна руками.

Утром арн проснулся от того, что из его сознания исчез указатель одной из целей. Кажется, принцепс Сената Единой империи, приказал долго жить. Т'мор вскочил с кровати и, убедившись, что его пассия, как всегда, умудрилась подняться первой и уже, наверняка, наводит шорох в Доме Целителей, принялся одеваться.

Арн уже устраивался за столом в кабинете, когда раздался стук в дверь. Нельзя сказать, что Т'мор был удивлен визиту этого посетителя. Скорее, он ждал его. Хотя и не предполагал, что тот явится столь скоро.

— Здравствуй, Т'мор. — На этот раз, Гор расположился не на диване, в углу кабинета, а на мягком и удобном, но все же стуле, у рабочего стола арна.

— Здравствуй, Гор. — Кивнул Т'мор. — Как Лорана?

— Тело уже привели в порядок, а разум… Мор говорит, что понадобится еще не меньше дюжины сеансов, чтобы вывести ее из ступора. Это было жестоко… — Гор не удержался но, заметив, как дернулся его собеседник, тут же сдал назад. — Извини. Сорвалось.

— Ничего, я понимаю. — Медленно кивнул Т'мор. — Итак. Чем я могу еще тебе помочь?

— Нет-нет. Я пришел не за помощью. — Покачал головой рисс. — Наоборот. Я бы хотел тебя поблагодарить и узнать, не нужна ли тебе моя помощь в чем-то.

— Хм… — Арн откинулся на спинку кресла и задумчиво уставился на побратима. — Не знаю, Гор. Сомневаюсь, что ты сможешь мне в чем-то помочь. К тому же, со своими проблемами я предпочитаю справляться самостоятельно. Особенно в последнее время… М-да, особенно.

— И тем не менее… — Кажется, Гор решил настоять на своем. Что ж. Т'мор предоставит ему такую возможность.

— Ладно. У меня, действительно, есть одно дело, где твои умения будут в самый раз. — После долгой паузы, проговорил Т'мор.

— Я слушаю. — Рисс подался вперед. Эх, как же ему хочется избавиться от этого долга, а! Т'мор непроизвольно хмыкнул.

— Мой брат… Киннор, что сейчас гостит в подвалах дворца. Мне не нужна такая бомба под собственным жилищем. Сможешь доставить его туда, откуда в свое время, ты приволок меня самого?

— Я слышал о нем. — Задумчиво кивнул Гор. И поднял взгляд на Т'мора. — А тебе не кажется, что ты перебарщиваешь? Как он там выживет?

— Если бы он не попытался меня убить при встрече, я бы, может и постарался вернуть его домой. Все-таки, он мой брат и у меня нет к нему ненависти… хотя и любить его не за что. — Прищурившись, ответил Т'мор и криво усмехнулся. — А кроме того, если в Свободном Городе смогли выжить старик и ребенок, то профессиональному магу Разума, это и вовсе должно быть, как раз плюнуть. Не находишь?

— Ладно. Твое право. — Вздохнул Гор. — Отговаривать тебя не стану. Когда нам отправляться?

— Чем раньше, тем лучше. — Пожал плечами Т'мор. — В идеале, это можно было бы проделать прямо сейчас. А то с каждым днем, шансы на то, что Киннор пробьет защиту камеры и сможет взять под контроль чей-нибудь разум, становятся только выше. Знаешь, мне не хотелось бы повторения истории Риона.

— Я понял… и готов. Выделишь сопровождающего до тюрьмы? — Поднялся с кресла Гор.

— Я сам тебя провожу. — Покачав головой, ответил Т'мор, выходя из-за стола.

Киннор услышал лязг и топот и приготовился к атаке. На этот раз, он точно выжжет мозги младшенькому! Не со злости или ненависти. В детстве они, помнится, даже были дружны. Но у претора может быть только один наследник. И тем более у претора не может быть брата, оспаривающего главенство. А значит, значит младший должен умереть. Во второй раз. Подумать только, столкнуться с собственным братом, в чужом мире, через столько лет после его официальной кончины…

Тьма за решеткой рассеялась и Киннор напрягся, но… не успел он даже рассмотреть вошедших, как что-то шлепнуло его по лбу и сознание мага рухнуло во тьму.

Т'мор окинул взглядом обмякшее тело брата и покачал головой.

— Думаю, будет лучше, если перемещение пройдет, пока он без сознания. Тебе же спокойнее и не придется опасаться за собственный разум, как считаешь? — Проговорил Т'мор, обращаясь к Гору, и тому не оставалось ничего иного, кроме как согласно кивнуть. — Вот и замечательно. Тогда, подожди минутку, я кое-что шепну братцу на прощание.

Киннор пришел в себя, и первое, что он почувствовал, был холод. Открыв мутные после потери сознания глаза, маг попытался растереть окоченевшее тело и тут в нос ему ударил самый невообразимый коктейль запахов, среди которых, он готов был в этом поклясться, не было ни одного приятного. Киннор тихо выругался, раскидывая вокруг ментальную сеть. Поняв, что в радиусе нескольких километров вокруг, нет ни одного живого существа… ну, крупного живого существа… крыс здесь хватало, причем, каких-то странных, маг завертел головой и выматерился. Место, в котором он оказался, совершенно не напоминало ни Эйреаллан, ни камеру брата, ни уж тем более родной мир. Окружающие его пейзажи, Киннор мог бы охарактеризовать только одним словом: руины. Он находился на небольшом холме, заваленном кучами невообразимого мусора, а у подножия простиралось то, что когда-то было гигантским, просто непредставимо огромным городом. От которого, сейчас, остались только полуразрушенные, явно мощными взрывами, щерящиеся пустыми проемами почерневшие остовы домов, торчащие над кучами щебня эдакими редкими гнилыми зубами. Взгляд Киннора упал на его собственное тело и маг снова выругался. Он был наг, словно новорожденный. Ну, братец!

Стоило Киннору вспомнить так и не убитого им родича, как в мозгу что-то щелкнуло, и перед мысленным взором мага появился Т'мор.

— «Ну, здравствуй, братишка. Ты, наверное, гадаешь, что случилось и где ты есть? Хотя, что я спрашиваю, конечно, тебе это интересно. Так вот, спешу обрадовать, ты именно там, куда, в свое время меня запихнули наши обожаемые родители. Видишь разрушенный город перед тобой? Это, так называемый Свободный Город и он куда более живой, чем кажется с холма, на котором ты очнулся. Знаешь, у меня, поначалу, было желание запихнуть тебя в эту клоаку, в том же виде, в котором зашвырнули меня родители. То есть, с напрочь заблокированным Даром. Поверь, мне бы не составило труда проделать такой фокус. Но после недолгого размышления, я решил, что это будет нечестно. Второго Деда-то, у нас нет. Потому, я отказался от этой идеи и даже решил дать тебе пару советов по выживанию в Свободном Городе. Да-да. Послушай старожила, так сказать. На самом деле, совета, действительно, всего два. Первый — одиночки здесь дохнут. Их, либо отстреливают ради хабара, либо ломают и затаскивают в банды в качестве неквалифицированной рабсилы. Впрочем, есть и исключения, но для того, чтобы попасть в эту когорту счастливчиков, ты слишком мало знаешь о здешней технике. Второй же совет, еще проще: никогда не теряй бдительности, если не хочешь расстаться со всем своим имуществом. Местное ворье, по слухам, способно даже спящего обобрать донага и тот ничего не почувствует. Я, сам, правда, с таким не сталкивался, но знающие люди говорили, что встречали подобных ухарей. Так что, держи оба глаза открытыми и не щелкай клювом, братец… И, да! Это уже не совет, а так, намек. Если вспомнишь уроки истории, может быть, сможешь найти выход из этого мира. Удачи, братец. Если выберешься, передай родителям мои наилучшие пожелания. Пусть живут долго и счастливо, чтобы в один прекрасный день, мне было, что у них отобрать. Чао.»

Прослушав это издевательское сообщение, Киннор поднялся на ноги и, шатаясь, двинулся вперед. Куда? Он и сам этого не знал…

Вернувшийся из Свободного Города, Гор сухо попрощался с Т'мором и исчез в портальном зале. Арн же, вздохнув, отправился заниматься делами… Правда, на полпути ко дворцу, Т'мор вдруг почувствовал слабость и, охнув, присел прямо на ступеньках чьего-то дома. Еще две отметки погасли. Кажется, владыка эйре решил приструнить своих разошедшихся подданных.

Уголек как-то настороженно завозился, и, кажется, начал волноваться, но арн уже чуть пришел в себя и, поднявшись со ступенек, двинулся дальше. У него еще уйма дел, а времени, кажется, остается все меньше. Определившись с дальнейшими действиями, арн встряхнулся и, нырнув в тень, понесся во дворец.

Вернувшись в свои покои, Т'мор прихватил объемистую шкатулку с обломками кристалла Света и отправился на побережье. Там он забрал у громи столь тяжело доставшийся ему кристалл Тьмы и, не теряя времени, перенесся в подземелья Аэн-Мора.

Для следующего этапа ему нужна была Донна, до сих пор пребывающая в обучающей капсуле, и Тара, которая, несмотря на то, что официально уже считалась полноценной жрицей Тьмы, до сих пор проходила обучение в Обители. Нет, в принципе, Т'мор мог бы воспользоваться и помощью тех же жрецов, например, прочно обосновавшегося на Плато Ветров, Ведущего Брина и кого-нибудь из подчиненных Великого понтифика, если конечно, эр Миррт сам не пожелал бы принять участие в затеянном Т'мором деле. Но, эта идея ему не нравилась. К тому же, жрецы уж слишком увлеклись участием в переговорах, а арн, мало того что не хотел ждать, пока они освободятся, так ведь ему еще было жаль времени, потраченного на подготовку Донны… А сколько сил и нервов он убил, пытаясь наладить контакт с этой змееязыкой? Хорошо еще, что девушка оказалась столь падкой на древние знания… Не-ет уж. Пусть церковники надувают щеки на переговорах, а кристаллами займутся разумные попроще.

Вот потому-то, Т'мор и сидел сейчас в удобном кресле за консолью, перед выходящим из рабочего режима саркофагом, и ждал, когда эйре очнется. Конечно, были у него некоторые сомнения в том, что Донна непременно согласится помочь, но… составляя программу ее обучения, Т'мор постарался учесть хотя бы часть сложностей, которые могли возникнуть, при общении со змееязыкой. Да и до того, как Донна отправилась в саркофаг, общаясь с ней, Т'мор старался придерживаться нейтральных тем и старательно капал девушке на мозги, щедро сдабривая свои речи дружелюбием и симпатией… Должно получиться. Хотя… учитывая новости об отце Донны, что принес Т'мор… нет, можно было бы, конечно, рассказать эйре о гибели ее отца уже после… но это совершенно неправильно. А если рассказать до того, кто знает, как отреагирует девушка на известия, и захочет ли она после этого вообще участвовать в задумке арна? Эх. Т'мор вздохнул и, потерев лицо ладонями, уставился на консоль, где одна за другой начали гаснуть пиктограммы отключающихся систем саркофага. Вот и все. Время сомнений прошло. Наступает пора принятия решений и действий.

Вот, на крышке саркофага погасли руны удерживающие зажимы, каменная плита неожиданно мягко поднялась и бесшумно отъехала в сторону.

— Просыпайся, Донна. — Девушка открыла глаза и удивленно моргнула, не поняв сразу, где находится. Впрочем, даже когда, нависший над нею, Т'мор протянул руку и довольно бесцеремонно вытащил девушку из каменной коробки, усеянной огромным количеством камней сил, составлявших на ее поверхности причудливые узоры, хитросплетение которых, кажется еле заметно пульсировало, призрачным светом, Донна не смогла разобраться, где она находится.

— Где я? — Сидя на бортике саркофага, Донна попыталась оттолкнуть руку поддерживающего ее молодого человека, но, очевидно не соизмерив силы, потеряла равновесие и чуть не рухнула обратно на дно каменного короба. Арн удержал эйре от падения и укоризненно покачал головой.

— В подземелье Аэн-Мора, если тебе это о чем-нибудь говорит. Извини, в этот раз я не стал перетаскивать тебя в рекреационную зону. Не хотел терять время, потому и разбудил прямо в обучающей капсуле. — Ответил Т'мор и, вспомнив собственное состояние после долгого пребывания в обучающей капсуле, спросил. — Есть хочешь?

— Н-нет, то есть, да… — Озираясь, проговорила Донна. Она уже третий раз испытывала на себе действие саркофага, но еще никогда не видела ни самих капсул, ни места, где они располагаются, просто потому, что по их договоренности, Т'мор доставлял ее сюда, когда она уже спала, а просыпалась Донна после очередного сеанса обучения там же, где и засыпала, в выделенных ей арном жилых комнатах. Так что ничего удивительного в том, что сейчас девушка с любопытством рассматривала окружающую обстановку не было. Тем более, что здесь действительно есть на что посмотреть. Три из четырех стен переливались тем же призрачным светом камней сил, что и один из десятка саркофагов, а именно, тот, из которого только что выбралась эйре. Рядом с единственным выходом из зала нашлось место огромному тускло поблескивающему металлическими частями, странному механизму, словно бы вплавленному в аккуратно обработанный камень четвертой стены, а пол украшала изящная мозаика, выложенная из аккуратных разноцветных плиток, кажется, ничуть не потускневших от времени.

— Сколько я проспала на этот раз? — Приняв из рук Т'мора ложку и небольшой горшочек, распространяющий одуряющий аромат, спросила Донна.

— Сто сорок дней. — Пожал плечами хмурый Т'мор, поднимаясь с кресла. Пока девушка насыщалась, арн расхаживал перед консолью, упорно делая вид, что разминает затекшие ноги.

— Что случилось, Т'мор? — Покончив с едой, поинтересовалась Донна.

— Хм. Случилось, да… — Арн поморщился. Ну, вот совсем не улыбалось ему сообщать такие новости своей собеседнице… Но лучше уж сразу покончить с неприятной обязанностью, а уж потом заговаривать о делах. — Но не у меня. Твой отец…

— Да? И что с ним? — Приподняла бровь эйре.

— В общем… владыка эйре его казнил. — Выдохнув, проговорил Т'мор.

— Вот так… — Тихо произнесла Донна, но ни один мускул не дрогнул на ее лице, словно перед арном была не представительница двуязыкого народа, а самая настоящая эрия из владетельной семьи.

— Донна? — Т'мор остановился перед девушкой, но та продолжала молчать, устремив пустой взгляд куда-то в стену.

— Я в порядке. — Спустя минуту, эйре тряхнула головой, отчего ее и без того растрепанные волосы, пришли в еще больший беспорядок, хлопнула ладонями по каменному бортику саркофага, и договорила вполне живым, хотя и грустным тоном. — Этого следовало ожидать. Отец слишком долго был на вершине… а владыка не терпит конкурентов… — Донна помолчала и вдруг сменила тему. — Знаешь, я ведь его почти не знала. Детство я провела на женской половине дома, куда отец захаживал нечасто. Я и видела-то его в лучшем случае раз полгода, да и то… А когда стала совершеннолетней, он тут же надумал выдать меня замуж. С выгодой для фамилии, разумеется.

— И?

— Я проткнула своего жениха шпагой, при первой же возможности. Кажется, тогда отец впервые испытал какие-то эмоции в отношении меня.

— Разозлился? — Поинтересовался Т'мор.

— Удивился. — Хмыкнула Донна. — И на следующий день отправил меня на учебу в дипломатический корпус. А там моими успехами заинтересовались некоторые «специалисты» и мне предложили работу в Исследовательском Бюро. Отказ не подразумевался… Десять лет казармы и муштры, без права покинуть территорию заведения. Если не считать тренировок в городе и лесу, редких выездов с посольствами в людские земли, «для практических занятий и охраны послов», так это называлось… А когда обучение было закончено, на выпуск приехал мой отец. К тому моменту, он уже давно был для меня если не чужим, то просто знакомым, точно. Но я стала третьей на курсе по успеваемости, и рассчитывала, что он хотя бы в присутствии такого количества эйре найдет пару одобрительных слов для меня. А получилось… представляешь, он только похлопал меня по плечу и заметил, что вот теперь, он, дескать, уверен в том, что усилия по проталкиванию меня в исследователи, обошедшиеся ему в круглую сумму, окупятся. После чего, приказал явиться к нему, сразу после получения должности, за инструкциями. Я тогда, помнится, даже решила, что он просто перепутал меня с кем-то из своих подчиненных… но потом… уже поработав с ним, убедилась, что разговаривать иначе он просто не умеет. Хотя, с теми, кто находится выше его по положению, отец всегда был предельно вежлив. Удивительно, как мать могла выйти замуж за этот арифмометр?

— Однако. — Т'мор почесал затылок. Про мать Донны он как-то позабыл и даже не знал, жива ли она вообще.

— Вот так-то. Теперь понимаешь, почему я не рву на себе волосы от горя? — Грустно усмехнулась Донна и арн утвердительно кивнул. Эйре потянулась и ткнула Т'мора пальцем в грудь. — Тогда, раз ты убедился в моей вменяемости, будь добр, поведай, почему на этот раз в системе обучения, история арнов составила лишь треть общего объема сведений?

— Ты же исследователь, значит и мозгой шевелить должна уметь. Вот сама и прикинь, почему и зачем… исходя из специфики тех двух третей, втиснутых в твой разум вместо истории Ушедших.

— Хм… Ну, то что тебе понадобилась помощь светлого, это понятно и так… — Протянула Донна, смерив арна взглядом. — Иначе бы урга лысого ты спас меня с тонущего корабля. Который сам же и раздолбал, кстати. А вот в чем именно я должна тебе помочь? — Донна задумалась, явно перебирая сведения, полученные ею в саркофаге. Через несколько минут, девушка подняла на арна прояснившийся взгляд и, вздохнув, покачала головой. — Не понимаю.

— Жаль, я думал, ты догадаешься. Мне нужна твоя помощь, в ликвидации возможностей Прорывов Бездны. На мой взгляд, инфернам в Мор-ан-Таре делать нечего. Недаром же половина твоих новых знаний относится к эсхатологии и теории взаимодействия первостихий.

— Школа Призыва, за такое, нас просто распнет! — Вздохнула Донна.

— Обломятся. — Фыркнул Т'мор, но тут же посерьезнел. — Так как?

— «За» обеими руками. — Слабо улыбнулась Донна. — Вот только ты уверен, что после этого дела, я тебя не кину?

— Откуда такой лексикон у порядочной великолепной, ма лин? — Криво усмехнулся в ответ, Т'мор, но, заметив выжидающий взгляд эйре, кивнул. — Уверен. Во-первых, обман лишит тебя слишком многого, а во-вторых, тебе это просто не нужно. Учитывая, что твой род официально пресекся, на родине тебя не ждет ничего хорошего. Имущество растащено, земли выморочены… А так, у тебя будет неплохая стартовая позиция для основания нового рода.

— Светлый род в Проклятых землях?! — Фыркнула Донна.

— Но-но! Плато Ветров, это не Про… в смысле, не Темные земли. У нас там даже светлый храм уже строится… как раз напротив храма Ночи.

— И все же, почему я? — Проговорила Донна, едва справившись с удивлением от такого заявления арна.

— А кто? Ваш ушибленый на всю голову владыка? Или, может, какой-нибудь жрец-фанатик? Так, я даже Ведущего Брина не рассматриваю как претендента. — Отмахнулся арн и, помолчав, продолжил. — В конце концов, в том, что у тебя теперь нет дома, есть доля и моей вины. Вот я и…

— Это ж надо! Совесть у темного мага. — Неверяще покачала головой Донна. — Кому рассказать, не поверят.

— Издеваешься? — Хмыкнул Т'мор, а когда в ответ, девушка только руками развела, уверенно констатировал. — Точно издеваешься.

— Ладно-ладно. — Махнула рукой Донна. — Считай, уговорил. Когда начнем?

— А вот, сейчас пригласим Тару и можно начинать. — Проговорил Т'мор, выуживая из сумки, валявшейся у управляющей консоли, небольшую шкатулку, с переговорным шаром. Пока шел вызов, Т'мор рассматривавший игру света в артефакте, успел пожалеть, что у него до сих пор не нашлось времени на создание более совершенного артефакта связи, идея которого пришла ему в голову еще во время визита к драгобужским «ночникам». Но тут, в переговорнике мелькнуло сосредоточенное лицо Тары, и Т'мор поспешил избавиться от несвоевременных мыслей.

Разговор со жрицей Тьмы был короток. Т'мору было достаточно сказать, что он будет ждать Тару на выходе из подземелий под Великими Башнями, как девушка с готовностью кивнула и сообщила, что сможет прибыть на место в течение получаса.

— Ну а теперь, может, расскажешь, что произошло наверху, пока я здесь отсыпалась и училась всяческим премудростям? — Поинтересовалась Донна, когда Т'мор отключил переговорник.

— А может, лучше дождемся Тару, а потом я расскажу, что знаю, вам обеим?

— Ну… ладно. Слушать два раза одну и ту же историю я не хочу. Подождем. — Подумав, согласилась Донна, поднимаясь с бортика саркофага. — Идем к порталу?

— Ну а куда еще? — Пожал плечами Т'мор. — Пешкодралом мы не один день потратим, чтоб добраться до хода в подземелья Башен.

Тара прибыла на место, как и обещала. Заметив тонкую фигурку, завернутую в расшитый балахон жрицы, Т'мор присмотрелся к ее Узору и довольно кивнул. За то время, что прошло с момента определения девушки в обучение в Верхней Обители, она заметно прибавила в силе и… мастерстве. Если, конечно, обвивающий ее Узор темный полог, был делом рук самой новоявленной жрицы. Поприветствовав Тару, Т'мор представил ее Донне, а та, ничтоже сумняшеся, ухватила жрицу за руку, и тут же потащила к порталу. И плевать было Донне на то, что она прикасается к «проклятой отступнице». Любопытство, страшная сила. Так что, едва они оказались на базе, в комнатах эйре, как змееязыкая тут же насела на арна, требуя обещанной «сказки».

Рассказ Т'мора о его двух визитах в Эйреаллан, беседе и бойне во дворце владыки змееязыких, о мотыляниях по человеческим землям и назревавшей войне всех против всех, занял добрых два часа, и за все это время Тара и Донна не проронили ни слова, так захватило их повествование арна. Лишь, когда Т'мор выдохся и потянулся за флягой, чтобы промочить пересохшее горло, Тара вздохнула.

— И как вас не прибили всем скопом, в том дворце?

— Ты знаешь, это может показаться странным, но, по-моему, у них в столице кроме дворцовой стражи, никаких войск вообще нет. — Протянул Т'мор, пожимая плечами, и вопросительно глянул на эйре.

— Есть. Каждая фамилия вправе держать в столичной резиденции копье охраны… то есть не больше дюжины воинов. — Фыркнула Донна и пояснила. — Еще мой прадед говорил, что в Гвалиате необходимо держать не только охранную сотню дворца, но и постоянный гарнизон. Но эта идея каждый раз проваливается Советом Эйреаллана. Зачем это нужно, если за то время, что гипотетический агрессор потратит на марш от побережья до столицы, под стены Гвалиата можно успеть, не только стянуть многотысячное войско, но и подготовить всю необходимое к обороне? Так Совет аргументировал свой отказ. А на самом деле, главы фамилий попросту боятся, что владыке, в этом случае, может как-нибудь прийти в голову идея добиться лояльности Совета, с помощью гарнизонных рубак… Идиоты. Вот и результат… Правда, вряд ли кто-то мог предвидеть, что атакующие обзаведутся собственными порталами… Зато теперь, думаю, вопрос с гарнизоном будет решен положительно, на первом же заседании Совета Эйреаллана.

— То-то я все понять не мог, каким образом, пришедшим на мой маяк, гвардейцам удалось так быстро занять дворец… — Хмыкнул Т'мор. — Можно сказать, повезло.

— А мне еще кое-что интересно. — Протянула Тара. — Торы. Ну не верится мне, что эти коротышки так запросто порушили многовековой договор с эйре…

— А… я этому тоже удивлялся, пока тан Грим не объяснил мне все на пальцах. — Кивнул Т'мор. Покосился на Донну, но махнул рукой и продолжил. — Эти ушлые ребята своего не упустят. Смотрите. Торы должны были отреагировать на нарушение эйре статуса неприкосновенности малых рас, так? Они и отреагировали. Разорвали торговый договор, показав всю серьезность своих намерений. Заодно, избавились от такой неприятной для них вещи, как налоговый сбор за право торговли их представителей в Светлых землях.

— Ага, избавились, вместе с самой возможностью торговать. — Едко прокомментировала Тара.

— Ну да, ну да… — Покивал арн. Он и сам так считал до разговора с таном, но теперь… Т'мор улыбнулся. — А скажи-ка мне, уважаемая жрица, кто на Мор-ан-Таре считается лучшим контрабандистом?

— Э-э? — Тара смешалась, а вот Донна не удержала смешка. До нее моментально дошло, что имел в виду Т'мор.

— Именно. — Кивнул змееязыкой арн. — Торы. И теперь, цены на их товары, и без того недешевые, взлетят, налогов платить им будет не надо… в общем, с этим демонстративным расторжением договора, усатые, можно сказать, сорвали хороший куш. — Т'мор развел руками и, прикинув время, вздохнул. — Ладно, красавицы. Заканчиваем треп. Пора заняться делом.

— Никаких возражений. — Кивнула Донна, поднимаясь с кресла. — Только еще один вопрос. Скажи честно, почему для этого самого дела ты обратился именно к нам? Почему, все-таки, не воспользовался помощью жрецов? Ведь у тебя, как я сейчас понимаю, среди них есть очень и очень неплохие знакомства. Вряд ли бы храмовники отказали, предложи ты им участие в этой миссии.

— Хм… Хорошо. Скажи, что даст участие, например, того же Ведущего Брина Драгобужского? — Помолчав, проговорил Т'мор. — Он уважаемый в среде светлых храмовников, прелат. Но, едва слухи о его участии достигнут ушей некоторых коллег-эйре, последние сделают все, чтобы разрушить репутацию Брина, которую сейчас спасает лишь его титул Ведущего. Ты же сама говорила, что школа Призыва будет не рада нашим действиям. А у змееязыких жрецов, их партия очень сильна, не так ли?

Донна кивнула.

— Вот. Примерно такой же расклад и у темных. Да, Великий понтифик пойдет на многое ради своей внучки, но мне не нужно, чтобы через декаду после запуска «сердец», Верхнюю Обитель Хорогена возглавил новый жрец. Асси мне за смерть дедушки всю морду раздерет, а коготки у нее такие, что даже драконья регенерация не поможет. Проверено.

— А нас, значит, можно подставлять под удар? — Осведомилась Тара, поднимаясь с кресла, следом за Донной.

— А вам, как раз, терять нечего. — Развел руками Т'мор. — Донне вообще нежелательно появляться в Эйреаллане. Уничтожат. А тебе, Тара, так и так предстоит переезд на Плато Ветров. Тамошний Храм ждет свою жрицу. Да и темная кафедра Драгобужского университета по тебе горючие слезы льет. К тому же, за тобой нет того контроля и слежки, как за тем же эром Мирртом. Ведь глава храма шага не может ступить, чтобы о его движении не узнали все, кому это хоть чуть-чуть интересно, в отличие от тебя. Ну, и я думаю, вы не станете трезвонить везде и всюду о своем участии в этой «миссии», а значит, и риск нарваться на месть призывающих, будет минимален.

— Сумбурно изложил, конечно… но мы поняли. — Усмехнулась Донна и договорила, — не знаю как Тара, а я согласна идти за тобой. В конце концов, это даже интересно, стать основательницей светлого рода в самом сердце темных земель!

Тара же смерила арна задумчивым взглядом, и вздохнула.

— Ладно. Думаю, мне действительно лучше будет сменить место жительства. Надоело ежедневно доказывать всем и каждому, свою близость к Тьме. Я тоже с тобой.

Т'мор улыбнулся и, кивнув, шагнул к выходу, увлекая девушек за собой.

И Донна и Тара впервые оказались на территории «Прим» объекта «Тьма», и голос информатория тут же уведомил арна о том, что его сопровождают лица, чьи параметры не внесены в лист допуска к помещениям высшей категории защиты.

Несмотря на то, что информаторий общался с арном исключительно на латыни, которой девушки просто не знали, им обеим было явно не по себе от холодного механического голоса базы, так что Тара и Донна старались держаться поближе к арну. Ну, хоть за руки не хватали, и то хлеб… Впрочем, ни одна из них никогда не бывала в высокотехнологичных мирах, так что ни Донна, ни Тара, просто не могли ожидать ничего подобного. И никакие рассказы путешественников и притащенные ими из тех миров безделушки, не могут сходу избавить от нервной реакции. Тут может помочь только личный опыт, которого у девушек практически нет. Вот и шарахаются.

— Перестаньте меня дергать. — Все-таки не выдержал Т'мор, после того как девушки вошли следом за ним в лифт, который, закрыв двери, голосом продублировал номер выбранного для посещения уровня, сопроводив сие сообщение очередным предупреждением на тему того, что если у посетителей нет соответствующего разрешения, то лучше бы им не соваться в зону «Прим». Разумеется, и в этот раз фраза была произнесена на латыни, но угрожающий тон и лязг захлопнувшихся дверей лифта сыграли с Тарой и Донной дурную шутку. Девушки взвизгнули и сжали арна с двух сторон так, что тот и пошевелиться-то не мог.

— Извини, Т'мор. — Тихонько проговорила Тара, но плечо арна так и не отпустила. Донна же ограничилась кивком, так что, пришлось Т'мору терпеть мертвую хватку двух пар рук на своих плечах, до тех пор, пока лифт не открыл двери, достигнув нужного уровня.

Зона «Прим» встретила гостей ревом и иллюминацией, правда, информаторий быстро принял гостевой допуск Тары и Донны и отключил воющие сирены.

Хрустя осколками разбитых витражей, арн с девушками миновали длинный, еле освещенный коридор, еще хранящий следы былой роскоши, и остановились перед мощными, но явно тронутыми временем металлическими створками, украшенными спиральным узором мягко сияющих камней сил.

— Вот мы и на месте. База! Открыть полигон «Тьма».

— Идентификация. — Информаторий подсветил плоскую панель в стене, рядом с дверьми и арн приложил ладонь к ее поверхности. Секунда, другая… и тяжелые двери медленно поползли в стороны, скрываясь в стене. За порогом, в гулкой темноте полигона, один за другим начали вспыхивать светильники, вырывая из мрака все большее и большее пространство.

Арн шагнул через порог вместе с не отстающими от него Донной и Тарой, и трое гостей оказались в огромном пустой зале, вырезанном в скальном массиве, на глубине нескольких сотен метров. Единственное, что бросалось здесь в глаза, это невысокая металлическая конструкция с мощными зажимами, установленная в центре зала, над колодцем, из которого так и тянуло Тьмой.

— Ну, вот мы и на месте. — Т'мор остановился в нескольких метрах от колодца и, скинув с плеча сумку-рюкзак, аккуратно вынул из него объемистый ларец. Арн повернулся к девушкам и Донна, моментально догадавшись, что находится внутри, протянула к ларцу руки. Но Т'мор, с улыбкой покачал головой. — Э-э, нет, ма лин. Эта часть работы для Тары.

— Но это же кристалл Света. — Нахмурилась Донна.

— Именно. Но собрать его сможет только темный. — Отдавая ларец Таре, проговорил Т'мор и, заметив, что Донна нахмурилась, фыркнул. — Говорил же я, что эйре вообще не имеют понятия, что именно представляет из себя кристалл. Думай своей головой, я столько знаний в тебя впихнул, а ты все еще мыслишь категориями змееязыких!

— Т'мор, а что мне с ним делать? — Невинно поинтересовалась Тара… И арн тяжело вздохнул.

— Ты жрица, или где? — Наконец пришел в себя Т'мор. — Выкладывай осколки на пол и отсматривай Узор. Соединишь линии тьмой, и не вздумай отпускать источник, пока части не станут единым целым, понятно? Если расход покажется слишком большим, скажешь мне, я передам твоему источнику часть силы от колодца. Сама брать не вздумай. Сгоришь в момент. Ясно?

— Вполне. — Улыбнулась Тара, и принялась за работу. Не торопясь, основательно, девушка начала свивать вокруг себя силы Тьмы, выстраивая ритуальный круг. Т'мор несколько секунд понаблюдал за творимым Тарой колдовством и, удовлетворенно кивнув, повернулся к Донне.

— А теперь с тобой. — Арн вытащил из сумки тяжелый футляр и передал его эйре. Девушка осторожно взяла в руки, щелкнувший открывающимися замками «чемодан», и, откинув крышку, уставилась на лежащий внутри черный кристалл. — Садись и изучай Узор. Мне нужно, чтобы ты определила направление каждого потока в этом артефакте. Ясно?

— Да. — Хрипло ответила Донна и, не выпуская футляр из рук, опустилась на пол. А Т'мор вздохнул. Теперь ему осталось только ждать.

Спустя несколько часов, арн почувствовал, как Тара отпускает скованные ее волей потоки сил, а в следующую секунду Донна, не сводившая взгляда с врученного ей кристалла, распрямилась и устало покрутила головой.

— Все? — Тихо спросил арн.

— Да. — Девушки ответили в один голос. Т'мор бросил взгляд на сияющий перед Тарой полупрозрачный кристалл Света и удовлетворенно кивнул.

— Хорошо. — Арн обошел колодец Тьмы кругом и, встав у древнего механизма, поманил Тару к себе. — Бери кристалл и иди сюда. Донна, ты тоже. Артефакт оставь, для него еще придет время.

Общими усилиями они закрепили кристалл Света в штативе.

— Так. Теперь цепляйте свои Узоры к свободным каналам кристалла. Напоминать о том, что каналы должны быть своей первостихии не надо, надеюсь? — Проговорил Т'мор, облизав внезапно ставшие сухими губы.

— Э-э, Т'мор, но тут есть каналы, не относящиеся к Свету или Тьме. — Протянула Тара.

— У моего кристалла, то же самое. — Подтвердила коротким кивком Донна.

— Это, моя забота. — Хмуро ответил арн. — Делайте, что говорю. Напитывайте кристалл своей первостихией. Поток должен быть ровным, но необязательно сильным. Действуйте из расчета, что сил должно хватить на четверть часа. Начали.

Арн протянул нити сил к Узору кристалла и, аккуратно подключился к узорам девушек, для контроля расхода их энергии их источников. Артефакт засиял ярче, получая подпитку от Донны, а по внешним граням заскользила паутина черных каналов, наполняемых Тьмой. Это уже работа Тары. Т'мор тяжело вздохнул и вплел свою силу в Узор кристалла. Поверхность артефакта резко потемнела, словно кристалл закутали в темно-серую пленку, а в следующий миг заработала конструкция удерживавшая артефакт над колодцем, и кристалл пошел вниз, погружаясь во Тьму.

— Держать контур. Я скажу, когда можно будет отпускать. — Пробормотал разом побледневший арн, почувствовав как в его сознании гаснут оставшиеся метки целей. Не отвлекаться! Узор Т'мора, сейчас являющийся защитой для кристалла, задрожал, и в тот же миг, в сознании арна проснулся Уголек. Дракон послал Т'мору недоуменный мыслеобраз и, получив ответ, истошно заверещав, материализовался рядом с хозяином. Боль в глазах змея, его эмоциональный удар чуть не выдернул Т'мора из транса, в котором он пытался контролировать процесс запуска артефакта. Донна и Тара ничего этого не видели. Они были полностью погружены в себя, так что арну довелось в одиночку наблюдать плачущего дракона мечущегося по залу. В конце концов, Уголек вроде бы угомонился и устроился на полу, несколько раз обернувшись вокруг ног Т'мора. Вот только в эмоциях змея все так же просвечивала боль.

— Ничего, Уголек. Ничего страшного. — Пробормотал бледный арн, глядя в алые глаза своего питомца. — Это ведь не конец, правда… Не убивайся ты так. И вообще, считай это началом твоей самостоятельной жизни, друг… В конце концов, не вечно же тебе ездить на мне татуировкой, а?

В ответ, дракон только печально заклекотал. Ему-то как раз, быть татуировкой нравилось. Т'мор слабо улыбнулся и вздрогнул. Глянул на пошатывающихся девушек и недовольно покачал головой.

— Все барышни, все. Отпускайте его. — Легкое движение Тени и узоры Донны и Тары легко отключились от скрывшегося во Тьме кристалла. Девушки открыли глаза, и Донна тут же шарахнулась в сторону от Уголька. А вот сам змей не обратил на эйре ровным счетом никакого внимания. Он продолжал прижиматься к ноге арна и из прикрытых глаз дракона сочился тяжелый дым, разъедающий каменный пол не хуже кислоты.

— Не бойся. Он не причинит тебе вреда. — Т'мор коснулся головы Уголька и тот, моргнув, нехотя отпустил ногу арна, устроившись за его спиной. — Идемте. Нам нужно добраться до Плато Ветров. Второе «сердце» запускается именно там.

Т'мор тяжело вздохнув, вернул кристалл Тьмы в кофр и, спрятав его в рюкзаке, двинулся к выходу из зала. А следом за ним потянулся дракон, моментально опередив девушек и стараясь двигаться так, чтобы не дать им приблизиться к арну.

Спустя полчаса, портал перенес их компанию на Плато Ветров. Девушки не могли не заметить, что Т'мор выглядит с каждой минутой все хуже и хуже, да и вьющийся вокруг него дракон явно беспокоился о состоянии арна. Но сам Т'мор, кажется, просто не хотел этого понимать и продолжал спускаться по выщербленным ступеням, в подземельях дворца.

Закладка кристалла Тьмы прошла, с одной стороны, вроде бы легче, чем в первый раз, по крайней мере, для девушек. А вот для арна… На обратном пути Донне и Таре пришлось чуть ли не волоком тащить еле перебирающего ногами Т'мора. К тому моменту, когда они выбрались на поверхность, девушки окончательно выбились из сил и в изнеможении уселись прямо на ступени главной дворцовой лестницы, наблюдая за вновь сходящим с ума Угольком, который вновь принялся реветь пуще прежнего.

Т'мор с трудом открыл глаза и уставился на вновь заклекотавшего во всю глотку дракона, вцепившегося в арна так, что его одежда тут же начала пропитываться кровью.

— Иди, Уголек. Иди. Только меня не забывай. Помнишь, как нам Ночь сказала? — Пробормотал арн и змей, тяжело вздохнув, согласно кивнул. Вот только в глазах его, помимо грусти поселилось что-то еще… словно расплавленным металлом в мареве огня мелькнула уверенность. Дракон дал себе слово, и он его сдержит, во что бы то ни стало.

Уголек отпустил Т'мора. В тот же миг, воздух вокруг него потемнел, и тело змея с оглушительным грохотом исчезло в пахнувшей жутким холодом воронке, которая тут же пропала, на прощание взбаламутив потоки сил так, что в ближайшие пару часов ни один маг не решился бы воспользоваться здесь своим Даром. Спалит в одно мгновение.

Естественно, что такой выверт не мог остаться незамеченным, так что не прошло и минуты, как на лестнице появилась куча народа, с удивлением уставившаяся на потерявшего сознание, окровавленного арна меж двумя пребывающими в ступоре девушками, одна из которых, явно привыкла к обращению: ма лин.

Надо отдать должное обитателям дворца, они не стали терять времени, так что, не прошло и пары минут, как из Дома Целителей выдвинулся целый боевой отряд на спасение замотанных и уставших героев. И каково же было удивление присутствующих, когда Ллайса спокойно поприветствовала тщетно старающихся не уснуть, тревожно оглядывающимся по сторонам девушкам и, кивнув помощникам, приказала тащить всех троих в личные апартаменты протектора.

— Только не вздумайте уронить. — Напутствовала целителей Ллайса. — Вперед.

В отличие от Тары и Донны, Т'мор проснулся только спустя двое суток и чуть не задохнулся от вдруг накатившего чувства пустоты. Отсутствие в сознании привычного ощущения дремлющего Уголька, заставило Т'мора заскрежетать зубами. Да, это было неизбежно, да дракон должен развиваться и расти дальше, но как же больно терять друга!

Очевидно, отреагировав на его сдавленный рык, в спальню явилась Асси. Моментально поняв, что творится с Т'мором, девушка бросила на него сочувствующий взгляд и, тяжело вздохнув, вдруг отвесила арну мощный подзатыльник. От удивления, тот заткнулся и изумленно уставился на Ллайсу. А эрия, не теряя времени, вытряхнула Т'мора из постели и указала на дверь, ведущую в ванную комнату, резким тоном приказав немедленно привести себя в порядок и прекратить изображать вселенскую скорбь.

Может быть от удивления, а может, до арна дошел смысл отповеди Асси, но Т'мор, действительно, довольно быстро взял себя в руки. А выходя из ванной, арн уже выглядел вполне вменяемым, и только по его напряженному взгляду можно было понять, что за поднятыми ментальными и эмоциональными блоками, Т'мор продолжает бороться с болью потери, старательно убеждая себя в том, что Уголек о нем не забудет.

Ллайсе пришлось приложить немало усилий, чтобы привести Т'мора в порядок. Сначала этому препятствовала слабость арна, а потом его собственная апатия. Прийти в себя ему помогло лишь появление во дворце Байды. После того, как Т'мор спустил пар, «случайно» столкнувшись на главной лестнице с только что прибывшим по приглашению Асси, артефактором, арн будто проснулся. А всего-то и надо было хорошенько отрихтовать физиономию Путника… Тот, правда, тоже в долгу не остался. Зато лечение Т'мора Ллайсой, впервые за прошедшие две декады, завершилось в его спальне, что тоже не могло не радовать переволновавшуюся за арна, девушку.

— Т'мор? — Асси тихонько вошла в комнату и скользнула под одеяло к арну. — А чем ты собираешься заняться дальше?

— Ну-у… — Задумчиво протянул тот, обнимая прижавшуюся к нему девушку. — Пока Донов не подрастет, буду возиться с Плато Ветров, а потом… кто знает? Можно, например, наведаться за океан к «ветеранам спасения мира». У них есть передо мной должок. Да и просто попутешествовать тоже было бы интересно, как считаешь? Например, прогуляться по другим мирам… благо, теперь, для этого нам совершенно не нужен Гор или порталы арнов…

— Ну-ну, сказочник. Кто тебя отсюда отпустит-то, дом протектор! — Хмыкнула Асси, справившись с удивлением от очередной новости и, помолчав, вдруг неожиданно заключила, стукнув для верности кулачком по груди арна. — Учти, если в этом «потом» не будет меня, то…

— И кто из нас сказочник, Асси?! — Деланно возмущенно проворчал Т'мор, обнимая эрию.

— Эй, кому-то, между прочим, был прописан покой и сон! — Промурлыкала девушка, даже не попытавшись отстраниться от арна.

— На пенсии отосплюсь. — Фыркнул Т'мор… и Ллайса не смогла найти достойных возражений.

Но насладиться обществом друг друга им в этот раз не удалось. Стоило только Т'мору коснуться губами шеи Асси, как над их головами раздался громкий хлопок, а следом за ним, по барабанным перепонкам ударил восторженный клекот, завершившийся треском кровати, развалившейся под тяжестью упавшего откуда-то с потолка довольного своей выходкой Уголька. Как еще арна с эрией не задавил, монстр!

— Вот! А Байда уверял, что вы не возвращаетесь! — Радостно рассмеялся Т'мор, старательно уворачиваясь от длинного языка дракона, которым тот, словно пес, пытался облизать арна с ног до головы… Услышав эти слова, Уголек на миг застыл на месте и, подмигнув, поднял повыше голову, позволяя Т'мору и Ллайсе рассмотреть незамеченный ими ранее своеобразный ошейник в виде широкой черной ленты обвившей мощную шею дракона, и закрепленный на нем, довольно большой камень пронзительно-синего цвета… очень знакомый Т'мору камень.

Арн хмыкнул и понимающе кивнул.

— Надо будет обязательно поблагодарить Ее за то, что помогла сохранить тебе память. — Пробормотал Т'мор и дракон согласно кивнул. Ллайса смерила арна и змея подозрительным взглядом, протянула руку к ошейнику и, только коснувшись тяжелого камня, успокоено вздохнула. Аромат силы самой Ночи эрия не перепутает ни с чем и никогда…

На небольшом пятачке среди скал, над многометровым обрывом переминался с лапы на лапу огромный черный дракон. Длинное вытянутое тело его было напряжено, словно струна. Вот гигант поднял вверх узкую вытянутую морду, и небо разорвал громовой рев. Шевельнув удивительными призрачными крыльями, дракон резко оттолкнулся от скалы и ринулся вниз. Чуть не касаясь лапами белопенных гребней бешеных волн Долгого моря, бьющихся о гранит Таласских гор, дракон стрелой пронесся над водой и взмыл к облакам.

В этот момент на его спине можно было рассмотреть двух хохочущих словно подростки седоков. И не было им никакого дела до того, что дома протектора и его супругу-эрию давно и безуспешно ищут чуть ли не всем Плато Ветров, а крон-протектор Донов уже успел поднять на уши всех окрестных правителей и Байду, который, услышав об очередном «побеге» сородича, потер юбилейный сотый фингал под глазом, поставленный ему Т'мором, когда артефактор в очередной, опять же, юбилейный сотый раз, заикнулся о предоставлении Уголька «арнам-ветеранам» для исследования, и начал спешно готовиться к отъезду за океан. Было у него подозрение, что в этот раз именно туда и направится неугомонная парочка драконьих наездников, вот уже полсотни лет уверенно наводящая шороху по всему Мор-ан-Тару…

Ряд — здесь, договор, соглашение.

Морской бык — вид обитающих на островах Полночного океана тюленей, прозванных так за характерную форму ушей, чем-то действительно напоминающих бычьи рога.


    


Глава 6 Города надо брать обаянием… | Свет и тень (СИ) | Примечания