home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

А потом мы просто сидели вместе и смотрели какие-то нелепые комедии. Заходила Ким Ми Сон, но высидеть в нашем присутствии почему-то смогла только двадцать минут. Заявила, что рядом со мной и Каном удушливая атмосфера. Не поняла, о чем она ведет речь, да и не собиралась понимать. Мы ничего не делали. Вообще ничего не делали. Просто сидели рядом, изредка бросая одинаково язвительные замечания по поводу плохой игры актеров или паршивого сюжета.

У нас кроме всего прочего оказалось похожее чувство юмора. Одинаково злое. Практически невыносимое. Наверное, из-за него шаманка и сбежала в конечном итоге, что-то раздраженно буркнув. Ну что поделать? Не всем же на этом свете быть трепетными романтиками и умиляться чувствам счастливых влюбленных. Меня порой даже от идиллической истории собственной подруги слегка поташнивало, хотя тут уж скорее от зависти.

А комедия и правда попалась совершенно идиотская. Но это никак не мешало получать удовольствие.

Сделать мы сейчас ничего не могли. Следовало просто сидеть и ждать, когда наши проблемы решит кто-то другой. Хотя бы те же полицейские. Мы оба не были супергероями и могли только красиво сдохнуть в противостоянии с превосходящими силами противника…

Но я верила, что друзья все решат. Как и всегда решали мои проблемы, а я — их. Друзья… Друзья — это лучшее, что есть в моей жизни. После дочки, разумеется. Нужно просто подождать немного. Подождать…

Когда уже стемнело, все резко изменилось. Настолько резко, что у меня даже под ложечкой засосало от испуга. Я как раз расслабилась, разнежилась во временной безопасности нашего укрытия. Кан по моей просьбе включил «Реальную любовь», фильм, который я обожала даже несмотря на то, что никогда особо не ценила пасторальности и сентиментальности во всех их проявлениях. Мой мир был почти совершенным. Почти. Но мне даже это «почти» нравилось.

К сожалению, моя жизнь, наверное, по определению не может быть счастливой. Обязательно нужно, чтобы кто-то все испортил. И обычно все портят именно мои друзья. Приоритет был у Билла. Подменыш прекрасно подгаживал, порой сам того не желая.

— Сладкая парочка, подъем! Собираем манатки, вам нужно как можно быстрее убираться отсюда! — уничтожил напрочь всю хрупкую гармонию момента в очередной раз появившийся из пустоты Саммерс.

На этот раз он возник в снопе искр, даже не пытаясь скрыть свою нечеловеческую природу. Его глаза были изумрудными и как будто даже слегка светились. Похоже, подменыш наслаждался возможностью побыть полноценным фейри. Хотя бы немного.

За друга я была рада. За себя — нет.

Кан вздрогнул и почему-то отсел от меня чуть подальше, хотя до этого мы всего лишь соприкасались коленями. Как будто бы в том, что мы с ним сидели рядом, было что-то неуместное или же неприличное.

— Что стряслось? — встревоженно спросила я у Билла, готовясь к самому худшему.

В последнее время я привыкла бояться.

Саммерс беспомощно развел руками, показывая, что ничего не может поделать с принесенными дурными новостями.

— Мы немножко походили за эти самым Паком, немножко подергали за ниточки приезжих из Корё…

И, похоже, додергались…

— А почему нам нужно делать ноги из номера Ми Сон? Что вы натворили? — настороженно спросил Кан Му Ён, поднимаясь на ноги. Он двигался все еще неловко, неуклюже. Должно быть, ребра болели сильно. Но мужчина не жаловался мне все то время, которое мы провели с ним вместе, и ни разу не упрекнул за причиненную боль.

Фейри посмотрел сперва на меня, потом перевел взгляд на Кана.

— Потому что они нашли вас. Окопаться у невесты было, несомненно, хорошей идеей, но Пак все-таки знал о ее существовании. И когда ты с косоглазым не появилась ни у твоей матери, ни у его, ни в отеле Кана, то хитро… мордый гад вспомнил, что Ким Ми Сон не так давно прибыла в Айнвар. И предложил дружкам пошуршать в отеле. А догадаться, что один мужчина восточной наружности и одна светловолосая женщина-айнварка, которые прибыли к мисс Ким, это и есть запропавшие Лиллен Адамс и Кан Му Ён, не так уж и сложно на самом деле.

Логично. Все было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Стало быть, вычислили, и пора искать другое безопасное место.

— Мы и Ми Сон втянули в неприятности, — расстроенно пробормотала я, теперь уже точно чувствуя себя виноватой.

За шаманку я тоже волновалась, как ни странно. Не так чтобы сильно, мне она приходилась никем, но я не любила доставлять кому-то неприятности случайно. В особенности хорошим людям. Вот осознанно кого-то подставлять — это совершенно другое дело.

— Ми Сон справится, — с полной уверенностью заявил мне Кан. — И мы с тобой тоже справимся. Куда нам лучше сейчас перебраться? У меня пока нет идей…

У меня их тоже не было. Разве что сбежать из страны куда подальше, сменить имя, сделать пластическую операцию, спрятаться так, чтоб не нашли ни свои, ни чужие… Но я всегда ненавидела прятаться. Слишком гордая для этого. Да и не хотелось мне разрушать всю свою гармоничную спокойную жизнь сейчас, когда мне еще предстоит ребенка вырастить и на ноги поставить. Это ведь требует денег, а значит, и стабильности, и нормальной работы…

У беглецов, разумеется, всего этого быть не могло.

— Вообще, для меня это далеко не так просто, как хочет думать Му Ён-оппа, — недовольно вздохнула Ким Ми Сон, покачав головой. — Но я и не надеялась, что обойдется без проблем, когда соглашалась принять вас у себя. А оставить без помощи оппу с беременной невестой было бы просто подло с моей стороны.

Девушка уже переоделась в уличную одежду. Кажется, ждать дольше она не собиралась. Переезжала прямо сейчас.

— Я меняю отель. Немедленно. Оппа, вы со мной? — довольно щедро предложила девушка, умудряясь каким-то образом сохранять спокойствие. Святая…

Вот я бы на ее месте уже давно вопила и топала ногами, требуя, чтобы мы немедленно исчезли ко всем чертям из ее идеальной до недавнего времени жизни. А Ми Сон еще и снова предлагает помочь.

Все-таки бы лучше Кан Му Ён женился на ней, как и задумывали изначально их родители. Девушка ангельского терпения. И из хорошей состоятельной семьи, с отличным воспитанием. Куда как лучше дочери матери-одиночки из среднего класса.

— Нет, Ми Сон-а. Это будет слишком уж опасно для тебя. Поезжай одна. Тебя они не тронут, нужны только мы двое, — ответил за нас обоих актер.

Я же кивнула, поддерживая его мнение. Не стоит приносить молодой девушке еще больше проблем. Тем более она шаманка, не маг. Если она может легко справиться с нечистью, то перед людьми практически так же беззащитна, как и мы с Каном.

— Идите-ка вы отсюда срочно, девушка. Желательно, куда-нибудь подальше, — махнул на нее рукой Саммерс. — Я этих-то двоих не знаю, как защитить… А если вы еще будете рядом крутиться, то дело вообще труба. Так и до трупов недалеко.

Ким тяжело вздохнула, поморщилась, но не стала спорить с моим другом. Просто крепко обняла Кан Му Ёна, что-то тихо шепнула ему на ухо и вышла.

— Почему бы не встретить гадов здесь? — слегка удивилась я тому, что приходится снова куда-то бежать. Хотелось, чтобы все это кончилось. Как можно быстрей. — Устроили бы засаду.

Тут же получила в наказание щелчок по лбу от Билла.

— Бестолковая! Тут ведь люди кругом. Да и помещений слишком много. Или положим кучу гражданских, или твари разбегутся в разные стороны и черта с два их словишь. Они уже сейчас должны быть очень осторожны, все-таки Пак, которого мы повязали, был их основным информатором. Его потеря не могла пройти незамеченной.

Смутилась. Ну да, ляпнула, толком не подумав, тут фейри абсолютно прав. Хотя все равно было слегка обидно.

Значит, опять бежать. Куда на этот раз? И как быстро? А я, между прочим, беременная женщина. Мне покой нужен…

— Лучше пусть зайдут, посмотрят, что здесь нет уже никого, мы их для себя отследим, а потом по одному аккуратно повяжем. Нельзя подставлять обычных людей. Потом до второго пришествия не отмоемся. А я — так и в прямом смысле. Мне потом наверняка и на милю нельзя будет к храму подойти. Ваш Создатель — он злопамятный…

Больше акцентировать внимание на своих сложных отношениях с высшими силами фейри не стал. Зато принялся нас с Каном поторапливать.

Я чувствовала себя измученной, уставшей, идти уже никуда не хотелось. Но и умирать тоже не хотелось. Хорошо хоть пожитков у нас было кот наплакал, только сумку подхватить, куртки натянуть и обуться. На этом наши сборы и закончились.

Уже у самого порога к нам снова выскочила встревоженная Ким Ми Сон. Я с удивлением заметила, что она едва не ревела. Повисла на шее у Кана, пару раз шмыгнув носом. Крепко обняла меня. Буркнула что-то с очень неубедительным намеком на дружелюбие Биллу. Тот только хмыкнул и плечами пожал. Мол, вообще ни при делах.

На прощанье Ми Сон сунула нам свой планшет со словами: «Может, пригодится еще». Дорогая игрушка, очень дорогая, я на такие в магазине давно засматривалась, но купить — жаба не давала. Да и что мне с таким делать? В игры я не играю, а со всем остальным мобильный прекрасно справляется.

— Береги себя, — с каким-то особенным трагизмом сказал Кан Му Ён, и на этой драматичной ноте мы окончательно распрощались с его бывшей невестой.

Оставалось только надеяться, что встретимся мы в следующий раз всё еще на этом свете, а не на том…


— А теперь перебежками, ребята, перебежками на парковку, — бодро начал командовать нами полицейский, стоило только шаманке покинуть номер. — И главное, не аплодируйте себе ушами, а то так и проклятие словить можно, а то и вовсе пулю. Кстати, о пуле…

Из-за пояса друг торжественно извлек револьвер. Точно из такого же меня когда-то учил стрелять Арчи. Знакомая игрушка. Так и просится в руку. При виде оружия я испытала просто неконтролируемый восторг. Ненавидела быть беззащитной. Зато теперь, с револьвером… О, теперь я чувствовала себя действительно прекрасно.

— Я не особо хорошо управляюсь с оружием, — виновато покачал головой Кан. — Поэтому лучше даже в руки его не брать…

Фейри гадостно рассмеялся.

— А кто тут вообще о тебе говорит, образина? Ты-то явно с пудреницей больше в ладах, а вот Лил и пулю в лоб вкатить может запросто. Верно же, принцесса?

Я взвесила на ладони предложенный пистолет. В руку ложился как влитой. И даже царапины все знакомые… Оказалось, что Саммерс мне привез именно тот револьвер, с которым я когда-то тренировалась. То-то я смотрю, ощущения такие знакомые.

— Еще как могу, — гордо вскинула подбородок я. — Черта с два промахнусь, уж поверь.

— Так что ты поосторожней с ней, косоглазый. Не была бы она такой модной куклой — в снайперы пошла бы. Обычно десять из десяти выбивает как нечего делать. Особенно если злая. У нее от ярости руки не трясутся.

Обреченность в глазах Кан Му Ёна обрела невиданную до этого полноту. Одно дело знать, что со злости потенциальная супруга может нос сломать, и совсем другое — понимать, что если что-то не так, то тебя запросто пристрелят.

— Ну как, все еще хочешь на ней жениться? — откровенно издевался над бедолагой подменыш, улыбаясь во все тридцать два зуба. — Вот так приходишь после загула, а тебя в дверях жена встречает. И вовсе не со сковородкой. С пистолетом. И как отстрелит что-то. Хорошо, если голову, а если что важнее?

— Хочу жениться, — мужественно подтвердил свои прежние намерения мужчина, пусть и нервно косясь на оружие в моих руках. — Только пусть она сейчас идет впереди меня…

Что ж, насчет хорошего генофонда Саммерс оказался полностью прав. Я жду ребенка не от идиота. Совсем не от идиота.

Я жду ребенка от параноика. Такого же, как и я сама.


Первым проверял, безопасно ли идти дальше, сам Билл. Он обладал поистине волшебным даром не привлекать к себе внимания, если не было нужно. Уж не знаю, откуда такое взялось — из-за его нечеловеческой сущности или из-за службы в полиции.

Под чутким руководством фейри мы спустились по лестнице до самого холла без всяких затруднений (чтоб я еще раз из пентхауса в лобби шла на своих двоих), и вот уже там начались крупные проблемы. Проблем было ровнехонько три штуки, все как одна с косыми глазами, и пиджаки у них так характерно топорщились с левой стороны. Только слепой кретин не заподозрил бы, что гады вооружены.

Мы с Каном спрятались за углом у лифтов, а Билл со скучающим видом прогуливался по холлу, чем приводил в оторопь местный персонал. Отель был первоклассным, а Саммерс выглядел как среднестатистический коп со среднестатистической зарплатой. Паршиво, в общем, выглядел. Словом, живой удар по репутации. Но и по его физиономии можно было заранее предугадать, что без скандала такого не выставишь. А скандалы — они тоже приросту клиентов не способствуют.

— Они его вот-вот вытурят, — тяжело вздохнула я. Тогда, разумеется, друг просто переместится к нам, но если он снова пойдет в холл с той же стороны, то персонал рехнется, а типы из Корё что-то наверняка заподозрят. Они же не круглые идиоты, в конце концов. — И кто тогда поможет нам обойти этих сволочей у выхода?

Кан посмотрел на меня, посмотрел на уныло наматываюшего круги Билла и фыркнул.

— Конспираторы. А на что служебный выход, а? — насмешливо зашептал он мне в самое ухо.

Задумалась… Служебный выход… Ну… да…

— Там нас, скорее всего, тоже ждут, — выдала я в итоге. — Не факт, что пробраться будет легче.

— Но в служебных помещениях постоянно людно. Работники ведь на месте не сидят. Достаточно просто стащить униформу, и никто даже не поймет, что мы чужаки…

Создатель, ну почему этот человек так плохо на меня влияет? Действительно, очень плохо. Раньше я только хамила и рукоприкладствовала, теперь вот еще и воровать начну… Явно качусь по наклонной. В аду мою сковородку уже наверняка поставили на огонь, чтобы раскалилась как следует.

— Ну пошли, что ли. Попробуем, — кивнула я, морально готовясь совершить очередной грех. Хотя грехом больше, грехом меньше… Черти меня в любом случае уже давно ждут.

Фейри я просто позвала. Нет, есть все же положительные моменты в нечеловеческой природе друга, есть. Вот только обычно не удается их разглядеть за вечными шутками дивного, которыми он мог кого угодно достать.

Друг вышел из отеля, сопровождаемый облегченными вздохами персонала, чтобы уже через минуту соткаться прямо из воздуха рядом со мной.

— А нельзя Лиллен так же забрать? — неожиданно спросил отец моего ребенка. Про себя он даже не спросил. — Так ведь будет проще…

— Нельзя, — покачал головой подменыш, недовольно вздохнув. — Она теперь тяжелая из-за ребенка, по нашим дорогам ей никак не пройти. А ты к ним обоим привязан. Ни малейшей возможности… Так что придется ножками, ребятки, ножками. Лил, ты пистолет с предохранителя сняла?

Я кивнула. Сняла. Давно уже сняла. Едва только в руки получила. Опасно? Ну да. Но только потерять пару-другую секунд в критической ситуации тоже будет опасно.

Услышав это, Кан слегка побледнел, даже, можно сказать, позеленел. Оружие в моих руках его явно не радовало. Ну и зря, между прочим. Я действительно стреляла отлично, пару раз даже на стрельбы с полицейскими выезжала, Арчи как-то начальство уломал. Так они сперва подкалывали, заявляли, что я и пистолет — это пусть мило, но совершенно бесполезно. А потом им было стыдно. Потому что большинство отстрелялось куда хуже меня.

— Зачем? — нервно спросил он. — Может, лучше обратно на предохранитель поставить?

Отлично, стало быть, он хотя бы в курсе, что такое «предохранитель». Уже лучше, чем ничего.

— Эх ты, гражданский, — скривился после этих слов приятель, глядя на Кан Му Ёна с брезгливой жалостью, как будто перед ним калека. Несмотря на то что на свет Билл появился в совершенно другую эпоху, когда о порохе и думать никто не думал, с огнестрельным оружием у него сложилась взаимная любовь. Причем настолько сильная, что женщинам не на что было надеяться. — Лиллен, не обращай на него внимания. Слабак и пацифист, мне он сразу не понравился. Просто пошли в служебные помещения вдвоем, попробуем оттуда пробраться на парковку и дать деру. А он пусть делает, что хочет.

Ну, насчет пацифиста я бы поспорила. Бить физиономию Дэниэлсу он рвался как лев.

— Но среди такой толпы народу пройти незамеченными еще сложней, — слегка напряглась я, прислушиваясь к шуму за дверями с табличкой «Не входить. Только для персонала». Оттуда неприятно пахло хлоркой и кондиционером для белья. Дорогим кондиционером. Таким пользовалась горничная миз Коллинз.

Ведь наверняка погонят оттуда, стоит только войти. Даже если удастся спереть униформу.

— Ты идешь с фейри, — хлопнул меня по плечу как всегда до оторопи позитивный Билл. — Не трусь. Те, кто не ожидает нас увидеть, не увидят. Главное, не врежьтесь ни во что, иначе чары разрушатся. А все остальное предоставьте мне.

То есть можно было не переживать особо, что ли? Просто попросить нашего рождественского эльфа применить свое особое колдовство? Ну почему он об этом сразу не подумал, скажите на милость? Тоже мне спаситель.

— Лиллен, не пыхти, — шикнул на меня подменыш. — Это не так-то просто. Да и мне лишний раз не стоит светиться, знаешь ли… Не удивлюсь, если все местные маги потом еще неделю будут по окрестностям Дикую Охоту искать…

— Так ты же вроде из Благого Двора, — недоуменно спросила я.

— Как будто люди запросто могут определить, благой фейри колдовал или нет. А вот Дикая Охота им всегда вспоминается в первую очередь…

Логично…

За дверью действительно оказалась прачечная. И работа в ней, разумеется, кипела. «Плаза» была поистине огромной, так что другого я и не ожидала. В результате мы перемещались по большому залу, заполненному гладильными столами и огроменными стиральными машинами, в манере участников идиотских реалити-шоу, в которых нужно было пролезть через лазерные лучи. Не врезаться в людей или предметы оказалось не так уж и легко. Если мебель и техника покладисто стояли на месте, то люди не замирали ни на единую минуту.

Да и друг к другу Билл тоже запретил прикасаться.

А учитывая, что можно было легко поскользнуться на пролитой воде…

Настоящий ад на земле, словом. Иначе и не скажешь.

Когда мы вышли из прачечной, то я от облегчения даже перекрестилась. И Саммерс тут же недовольно зашипел. М-да… неудобно вышло.

— Ну точно издеваешься, — прошипел раздраженный фейри.


На парковке нас уже ждали. Просто не могли не ждать. Хорошо, что Билл учел этот вариант событий и подстраховался. Он специально одолжил у каких-то знакомых совершенно не засвеченную машину. И мне уже заранее было ее жаль. Наверняка ведь ей достанется если не от преступников, так от нас… А потом Биллу придется объясняться с обездоленными хозяевами. И это объяснение совершенно точно будет не самым приятным, машинка-то новая, едва ли не только-только из салона.

Придется потом просить Арчи, чтобы заплатил за меня. В очередной раз. Я так его скоро разорю. И тогда у меня не будет лучшего друга.

— Если что — куплю хозяевам новую. Лучше, — спокойно уверил Кан, разом решив все проблемы. В том числе и для Дэниэлса. — Для меня это не составит труда.

Хорошо. Значит, хотя бы друга я пока не теряю. Зато пришло понимание, что гордость гордостью, а такой вот Кан тоже в хозяйстве может пригодиться. Удивительное дело…

— Что ж, ты меня успокоил. Тогда можете хоть поджечь эту малышку, — искренне обрадовался фейри.

Я растерялась. Звучало так, будто мы должны будем ехать куда-то без друга.

— Билл? — подозрительно осведомилась я. — Ты что задумал, нечистая сила? Надеюсь, в твои планы не входит гибнуть ради победы добра?

Тот пожал плечами, не отвечая на вопрос. И это мне очень даже не понравилось.

— Вы садитесь в авто и уматываете к чертям.

Полицейский вложил мне в руку ключи от машины и явно от какой-то квартиры. А заодно и бумажку с адресом.

— Я остаюсь здесь и немного отвлекаю вот тех товарищей, которые вас караулят. Не бледней ты так. Я могу исчезнуть в любой момент, а пули у них точно не серебряные, так что мне бояться, в отличие от вас, нечего. Ну, особо нечего. Уже в машине смотрите адрес и едете туда. Ключом откроете квартиру. Это мое место для особых случаев. Только мое. О нем никто, кроме Дэниэлса, не знает. План действий ясен?

Ясен-то ясен… Но все равно как-то страшновато было за друга. Что, если все-таки его заденут? Я не знала, что может сделать с подменышем обычная пуля, пущенная в сердце или голову. Глаза начало предсказуемо щипать. Чертовы гормоны. Когда бы я до этого в нормальном состоянии плакала… А тут устроила на ровном месте мелодраму.

— Лил, спокойно. Тебе еще машину вести. И помни, тебе вообще нельзя плакать. Поэтому живо бери себя в руки.

Взяла себя в руки. Взяла. Куда мне было деваться… Руки, правда, немного тряслись, но я надеялась, что это пройдет. Нет, если придется в кого-то пулю пустить — точно пройдет, тут и сомнений нет. Вот только хорошо бы не пришлось…

— А почему Лиллен должна еще и за руль сесть? — как-то растерялся от такого расклада Кан.

Получалось, что пистолет — мне, машина — мне. Его патриархальная система мышления начала сбоить.

— Потому что ты города не знаешь…

Резонно. Правда, вожу я не очень хорошо… Ну да ладно. Если что — все равно Кан Му Ён оплатит все расходы… Главное, не убиться. Только не убиться. И доехать до нужного места.

— Ну… с Ним, в общем, — измученно вздохнул Саммерс, поморщившись. Поминать Создателя всуе ему было можно только изредка, а не всуе… И все равно последствия были неприятными. — Я пошел… Как услышите, что слишком шумно стало, — уматывайте отсюда, снося все по дороге.

С Биллом мне, честно говоря, было бы куда спокойней, чем с Кан Му Ёном. Саммерс не растеряется, не испугается и точно сделает все, как нужно. Он — коп. И больше того, он воин, рыцарь. Кан Му Ён — всего лишь актер.

— Ладно, принцесса, береги себя, — на прощанье обнял меня Билл и исчез.


Мы ждали минут десять этого пресловутого «шума». Потом раздались крики и стрельба. Я молча взмолилась высшим силам, чтобы они уберегли моего друга. Пусть он и фейри, пусть его существование должно быть противно Создателю… Но, черт подери, на свете есть люди, которые его мизинца не стоят! И ничего, живут! Так почему бы не помочь хорошему парню, забыв про то, что он вовсе не человек.

Меня начало потряхивать от беспокойства за друга. Из всех моих парней именно Саммерс был самым сильным, самым мудрым, самым непредсказуемым… И именно за него я больше всего и боялась. Потому что именно самые сильные часто зарываются, забыв о том, что всему на свете есть предел.

— С ним все будет хорошо, — попытался меня успокоить Кан, осторожно тронув за плечо. — Он явно не умирать шел. Знает, что делает.

С ним все будет хорошо. Все будет хорошо… Я повторяла слова Кан Му Ёна как молитву, убеждая то ли себя, то ли высшие силы, то ли преисподнюю еще заодно. С Биллом не должно ничего случиться. Он же воин. Рыцарь Благой Королевы Мэб, выезжавшей когда-то из-под холмов на белой лошади… Билл живет на свете столько, что я своим человеческим сознанием не могла осознать это.

Выждав пару минут, мы с «папочкой» быстро забрались в машину. Едва лишь пристегнулись — я вдавила педаль газа до упора, рванув с места на полной скорости. Как еще ни во что не врезалась, пока выезжала, ума не приложу.

Разумеется, ублюдки довольно быстро поняли, что добыча ускользнула. Нормальные люди так точно бы с парковки не выехали. Я прекрасно видела в зеркале заднего вида, как кто-то побежал за нашим автомобилем, выстрелил вслед, но уже скорее от досады, чем с надеждой попасть в машину. Билл знал свое дело и обеспечил нам достаточную фору для того, чтобы вырваться. И мы с умом ею воспользовались. Пусть теперь попробуют догнать, чертовы дети.

Я не глядя сунула в руку спутнику бумажку с адресом.

— Прочти. А то я точно в столб впишусь, если сама попробую, — попросила я, лавируя между автомобилей, безбожно подрезая. Добровольно и без крайней нужды никогда не садилась за руль. Теперь в очередной раз поняла почему.

Вслед возмущенно сигналили, но какое мне было до этого дело? Я и раньше-то не слишком ценила чужие интересы, а уж теперь, когда убийцы на пятки наступали, так и вовсе чихать хотела на все правила вежливости вместе взятые. А то, что я курица за рулем и к машинам меня даже на пушечный выстрел подпускать нельзя, я и раньше знала. Могли бы и не говорить.

Актер назвал мне адрес. Слава Создателю, я хотя бы имела представление, где это… Уже удача. Столица была огромной, и далеко не всю ее я успела изучить от и до, но именно этот район хорошо знала. Я там жила в те времена, когда подиум еще казался так близок…

На этот раз нам с Каном предстояло ютиться на окраине. Билл, похоже, подобрал для нас милую халупу, в которой квартируют еще и тараканы с мышами… Нет, может быть, конечно, случилось чудо и кто-то решил привести тот район в пристойный вид… Но что-то не верилось.

Бак был полон, умница Билл все предусмотрел. Наверняка доедем, и не нужно будет нигде останавливаться.

— За нами не увязались? — напряженно спросила я, стараясь ни на секунду не отвлекаться от дороги. Один взгляд в сторону — и мы попадем в аварию, тут даже сомневаться не приходится.

Кабриолет слева был близок… Очень близок. Еще чуть-чуть — и точно бы снесла зеркало. Учитывая цену машинки, владельца бы сердечный приступ хватил тут же, пришлось бы еще и на похороны тратиться. Правильно говорят, женщина за рулем — как обезьяна с гранатой. Вот дайте мне гранату — и все будет нормально. С оружием у меня все ладилось. С машинами — нет.

— Пока все чисто, — оглянувшись, ответил мне папочка моего ребенка. — Лиллен, может, лучше все-таки мне за руль?

Очень хотелось согласиться. Но не факт, что Кан водит лучше. Может, и гораздо хуже… Но в любом случае сейчас останавливаться я бы не рискнула, ведь из-за этого нас могут догнать.

— Плевать, доедем! — рыкнула я, решительно идя на обгон. Зубы стиснула так, что эмаль должна была, наверное, раскрошиться.

Кан Му Ён обреченно зажмурился от страха, явно не желая больше видеть то, что я творю. В благополучный исход нашего путешествия он явно уже не верил.

— Лиллен, будет очень глупо, если убьешь нас ты. Скажи, сколько ты водишь?

Обгон с помощью Создателя удался. Но водитель кабриолета, похоже, был в шаге от сердечного приступа. Ну а нечего покупать такие дорогие машины. Потом одни переживания.

— Пять лет, — отозвалась я, прикидывая, сколько еще ехать. Мой спутник о чем-то поразмышлял про себя и немного расслабился.

И тут я мстительно добавила:

— С большими перерывами.

Стон Кана заглушил звук мотора. И трагизма в голосе хватало на пятерых. А может, и на десятерых…


Но мы все-таки доехали. Не иначе как чудом. Хотя я же чудо должна родить… Вот и везет теперь, несмотря ни на что. Только бампер о бордюр разбила, когда парковалась. Но это уже классика жанра. Блондинка и автомобиль. Как в бородатом анекдоте.

— Поверить не могу, — с облегчением выдохнул Кан Му Ён, растекаясь на сиденье от облегчения. — Живы… Мы все-таки живы… Чтоб я еще раз…

Можно подумать, будто для меня эта поездка оказалась сплошным удовольствием.

— Я не настолько безнадежна, — недовольно буркнула я, заглушая мотор. Руки все-таки тряслись. И изрядно тряслись… Вождение — это точно не для меня. И чтобы я еще раз…

Мужчина погладил меня по голове.

— Разумеется. Но в следующий раз я за рулем.

Прикинула, обижаться или нет… Решила, что на правду не обижаются. Тем более что водила я действительно отвратительно.

— Без вопросов, — с легким сердцем благословила я на водительские подвиги Кана. Все равно автомобили терпеть не могу. За исключением дорогих игрушек, к которым прилагается состоятельный и обеспеченный мужчина, который ведет, разумеется.

Ключи от нашей машины я торжественно передала Кану, и тот поспешно сунул их в карман, как будто боялся, будто я передумаю и потребую обратно. Не передумаю. А если и передумаю, то у меня пистолет, если с помощью него аргументировать просьбу — черта с два откажет. И вот как раз оружие я отдавать не собиралась. Ни за что. Мое. Да и он все равно с ним толком управляться не умеет.

— Ладно, пошли смотреть наш клоповник, — вздохнула я, обреченно оглядывая загаженный двор. Накатила брезгливость.

И мерзкие воспоминания.

Я в таком месте выросла. И потом долго жила, пока думала, что смогу пробиться на подиум. Еле сводила концы с концами, мотаясь с кастинга на кастинг и работая в перерывах, чтобы было на что жить, так что на приличное жилье никогда не хватало. Когда наконец-то появилась нормальная работа в нормальном журнале, я тут же поклялась, что никогда не буду больше жить в таком гадюшнике… Что ж, иногда приходится нарушать клятвы.

Мой спутник смотрел на открывшийся перед ним вид, как святой на бордель. Разве что не крестился. Однако бурно возмущаться иностранная знаменитость не стала, чем немало меня удивила.

— А получше твой друг ничего не мог подобрать? — чуть недовольно спросил Кан, морщась. Ну да. Выглядело паршиво. И пахло не розами. Но что поделать?

Кан Му Ён. Мальчик из богатой семьи, состоятельный мужчина… Он такие места только по телевизору мог видеть.

— В нашем положении выбирать не приходится, — пожала плечами я и пошла в сторону нужного дома. Асфальт если и клали когда-то, то местами и немного. Наверное, чтобы враг не прошел. Поэтому ноги вязли в грязи. Прошедший недавно дождь, про который так легко было забыть в центре города, здесь создал настоящее болото.

В чем прелесть таких районов, так это в том, что здесь никто ничего не видит. Принципиально. Своеобразное правило выживания. Потому что если не то увидел, и уж тем более об увиденном рассказал, то можно запросто и ножом в бок получить.

Звезда Корё обреченно потопала следом. Каждый его шаг сопровождался чавкающим звуком и недовольными комментариями на иностранном языке. Слов я даже не пыталась разобрать. Ну жалуется человек на жизнь и на меня. Пусть даже на иностранном языке, все равно смысл от этого не изменится. Что ж, имеет право.


Клоповник действительно оказался клоповником. Уже в подъезде воняло тем, чем обычно воняет в подобных домах. Канализацией. Старостью. Старой мебелью. Старой тканью. Старыми людьми.

— Надеюсь, мы тут пробудем недолго… — трагично вздохнул отец моего ребенка, оглядывая с беспомощной растерянностью потертый линолеум, линялые занавески на окнах, низкие потолки.

— Не ной, — одернула его я, чувствуя одну лишь усталость. Хотелось спать. И больше ничего. Где спать — было почти что все равно. — Не от нас с тобой зависит. Ты как хочешь, а я устала как собака.

Мужчина спать, разумеется, тоже хотел. Да еще и наверняка гораздо больше меня. Ему ведь и пришлось гораздо хуже в последние дни.

Комната была одна. И продавленный диванчик, который можно было признать годным для сна, тоже имелся только один. Еще несколько дней назад я бы с дорогой душой отправила Кана спать на пол. Однако теперь мне даже было немного жаль его, поэтому оставить парня сидеть на стуле или лежать на полу мне совесть не позволила.

— Черт с тобой, устраивайся рядом, так и быть. Но сам знаешь: что не так — я тебя отделаю почище любого убийцы. К тому же я вооружена.

Кан Му Ён как-то странно хмыкнул и лег рядом, довольно сощурившись. А потом его рука легла на мой живот.

— Кан! — чуть сонно рыкнула я, возмущаясь подобной наглости.

Тело ныло, я была чертовски вымотана, и мне совершенно не хотелось, чтобы меня кто-то трогал. Но и отбиваться я тоже не особо желала. Да и что тут такого странного, в самом деле? Руки на животе — и все. Не лапает же он меня.

— Там моя дочь, — так же сонно отозвался он, едва не мурлыча от удовольствия. — Могу же потрогать собственного ребенка… Как назовем?

Я, не задумываясь, сказала: «Элизабет». Не знаю почему. Просто в голову пришло. Честно говоря, я пока еще не задумывалась над именем для ребенка. Не до того было.

— Кан Элизабет… — задумчиво произнес будущий отец, поглаживая мой живот. — Мне кажется, звучит не слишком хорошо.

Звучало и правда странновато… Фамилия явно все портила.

— Но почему Кан? Элизабет Адамс. Вполне сносно звучит, как по мне… — пробормотала я, тихонько вздыхая.

Приоткрыла глаза и увидела, как Кан Му Ён недовольно нахмурился.

— Я хочу дать ей свою фамилию и растить ее с тобой на равных. И вообще, Кан Ю Ри будет звучать куда лучше.

Кан Ю Ри… Экзотично. Сильно. Звонко. Мне определенно понравилось это имя. Но говорить я ему этого не собиралась. Ни за что.

— Не хочу, — отрезала я, закрывая глаза. — Я сама назову…

Он не стал со мной спорить вопреки моим ожиданиям. Стало быть, нужно было оставаться настороже. Если Кан перестал где-то давить, значит, просто ищет обходной путь.


— Дрыхнете! — прозвучало над самым ухом, и я резко проснулась, как от удара.

На ощупь вытащила из-под себя подушку и швырнула из всех сил в источник звука.

— Арчи, скотина! Как же можно так людей будить, — пробормотала я, мечтая еще о паре часов сна. Ну или о сутках… Да, суток возможно бы и хватило.

Потом пришли воспоминания о последних нескольких днях…

Стоп. Арчи. Но ведь я не дома и даже не у друга. Я в халупе на задворках города.

Рядом кто-то зашевелился. Кто-то явно был Кан Му Ёном. Я даже с закрытыми глазами его узнала. По запаху. Он был уже знаком мне, и он был… спокойным. Неудачное слово, но лучшего подобрать не удалось. Теперь этот запах устойчиво ассоциировался с защищенностью. И, самое страшное, с заботой.

— Лил, мы провели захват пару часов назад. Поганцы собрались на одном из складов торговой компании, у которой тесные связи с Корё. По вашу душу приехало тринадцать человек, помимо этого самого Пака. И захват прошел даже удачно…

Вот после этих слов сон тут же слетел. То есть, пока мы тут отдыхали, гадов уже повязали?

— То есть мы свободны? — первым задал интересующий нас обоих вопрос Кан Му Ён.

Он сидел на кровати и отчаянно тер опухшие глаза. Вид у актера был ужасно заспанный, но уже хотя бы не настолько болезненный, как раньше.

Арчи взирал на моего «совратителя» неласково, мрачно, но без прежней открытой агрессии. Уже что-то. А вот иностранец, к моему удивлению, выглядел как дворовый кот перед дракой. И что ему неймется… Почему именно Дэниэлса так невзлюбил? С Саммерсом такого не было, его Кан худо-бедно, но все-таки терпел.

— Боюсь, что успокаиваться еще слишком рано, — чуть недовольно произнес мой лучший друг, вздыхая.

Так… Еще что-то? Арчи не казался особенно радостным. Что-то все-таки стряслось.

— Двое от нас ушли. Только двое. Но и они проблем могут доставить достаточно. Это ведь фанатики, Лил. Настоящие фанатики. Большую часть уродов мы положили. Они просто отказались сдаваться, сопротивлялись до последнего. Пришлось стрелять на поражение. Верят, будто ты на самом деле носишь под сердцем не ребенка, а какое-то чудовище, чье рождение предвещает конец света…

Мир, стало быть, спасают от моего ребенка, твари. И при этом пытаются убить беременную женщину. Просто обожаю таких борцов за добро, которые пытаются избежать большего зла, совершив меньшее… Никогда бы не подумала, что меня угораздит влипнуть в такую идиотскую историю…

— И что нам теперь делать? — спросила я, чувствуя, как ломит виски. Чертова реакция на стресс… Сперва болит голова, потом начнется сонливость… И ни то ни другое мне сейчас не нужно.

Арчи обнял меня за плечи, грубо отпихнув второго виновника охоты на меня и мой живот. Кажется, тот навернулся, по крайней мере, я услышала болезненный стон, однако даже не стала оглядываться. Я была в тот момент настолько взволнованна, что очередные физические страдания Кан Му Ёна просто не могли меня тронуть.

— Нужно посидеть тут еще немного, — успокаивающе погладил меня по спине лучший друг. — Их осталось только двое. Мы очень скоро повяжем мерзавцев. Ты только подожди немного, принцесса. Ну и ты, косоглазый, тоже подожди.

Опять пытается задирать незадачливого папочку моего ребенка. Вот и чего ради привязался?

— А что там с Саммерсом? — спросила я с тревогой. Из-за фейри у меня сердце было не на месте.

— Плечо нашему дивному прострелили. Но к вечеру будет как новенький. Серебра по его душу у кретинов не нашлось. А свинца он никогда особо не боялся…

Все-таки подстрелили… Шустрые ребята. Не многие могут ранить рыцаря-фейри. Но, главное, он жив… Наш паршивец дивный жив. Это самая лучшая новость, какая только могла быть.

А нам действительно оставалось только ждать. И телефона мне так и не вернули. Вот ведь зараза…


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ | Несчастливы вместе | ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ







Loading...