home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Полина сидела на диване, молча наблюдая за тем, как Тоня и Майкл разговаривают у окна. О чем они «секретничают», она не слышала, потому что мысли были заняты предстоящей беседой с Алексом. И все же от ее пристального взгляда не укрылось обожание, на мгновение появившееся в глазах Майкла, и зардевшиеся от радости щеки девушки. Оба вели себя, как благопристойные девицы из закрытого пансиона, слишком сдержанно и невозмутимо, будто соревновались в том, кто лучше воспитан. Полина видела, что Майкл хочет взять Тоню за руку, но почему-то не делает этого. А Тоня наверняка поцеловала бы его, однако сейчас лишь кокетливо улыбалась, отвечая на вопросы, и изредка дотрагивалась ладонью до своей груди, словно пыталась унять волнение.

После того глупого разговора, который состоялся в кабинете Майкла, Полине больше не удалось поговорить с братом о его чувствах к подруге. Сначала она увлеклась выполнением заказа, а после забыла. Все потому что и Тоня, и Майкл предпочитали не демонстрировать симпатию, встречались только в присутствии третьих лиц, соответственно, не флиртовали и не делали ничего, что сказало бы об их заинтересованности. Подобное самообладание принесло свои плоды: никто из семьи не подозревал о чувствах, которые они испытывали друг к другу, что исключило разного рода шутки и насмешки по этому поводу. Полина также успокоилась и теперь смотрела на ситуацию ровно, по-взрослому, не как ребенок, который сгорает от ревности и злобы. Осталась лишь зависть.

С досадой Полина поняла, насколько хорошей парой являются Майкл и Тоня, и какая «уютная» жизнь может ожидать их в будущем. Веселые прогулки по парку, теплые объятия во время совместного просмотра какого-нибудь старого фильма, ранние завтраки, так как оба не любили поздно начинать день, а потом ужины, страстные поцелуи – все это Полина хотела для себя, но получилось, что ее мечты сбылись у Тони. Смешным было и то, что долгое время Тоня старалась избегать «серьезных» отношений. Она отвергала ухаживания поклонников, отсылала назад подарки особо «горячих женихов», мягко улыбаясь, отказывалась от свиданий, встреч и других предложений, объясняя все это глупой фразой, что якобы не создана для любви. Однако жизнь посчитала «блажью» ее стремление к одиночеству и подарила Майкла, который также после развода утверждал, что больше не нуждается в «ванильных» романах. Зато в отношении Полины жизнь особо не церемонилась. Все мечты мадам Матуа о счастливой семье и вечной любви она игнорировала либо, смеясь, посылала в любовники прожженных авантюристов с холодными сердцами и ожесточенными душами, которые без особого смущения пользовались ею.

– И долго вы будете скрываться?

– Нам нечего скрывать, – вместо Тони ответил Майкл и обнял девушку за талию, отчего та стала на пять сантиметров выше, настолько напряглась.

– Так лучше, – вздохнула Полина, посмотрев на часы. – Он должен был появиться пятнадцать минут назад.

– Чувствует, что разговор предстоит серьезный, поэтому тянет время, – Майкл подошел к столу и бросил короткий, несколько взволнованный взгляд на фотографии, аккуратной стопочкой лежащие возле компьютера.

Полина также встала с дивана и прошлась по кабинету, потом снова присела, нервно двигая ногами по полу. В комнате воцарилась напряженная тишина, никем не прерываемая вплоть до появления Алекса. Он вошел с улыбкой, но тут же нахмурился, увидев сестру, растерянно покусывающую губы, брата, сосредоточенно смотревшего на него, и Тоню, избегающую прямого взгляда.

– Чья казнь предстоит? – усмехнулся он, присел рядом с Полиной и погладил ее по плечу. – Моя?

– Пожалуй, я пойду, – сказала Тоня, направившись к выходу.

– Останься! – приказал Майкл, и девушка не посмела ослушаться, однако замялась у порога, виновато оглядев присутствующих в комнате.

– Это семейное дело, и мне не хотелось…

– Вот именно! – повысил голос Майкл, что немедленно указало на новый статус Тони в их тесном кругу. – Итак, – быстро перешел он к главной теме разговора, решив не затягивать его ненужными отступлениями. – Твой роман с Аминой может навредить всем нам, поэтому ты немедленно оставишь ее.

– А ты ничего не путаешь? – Алекс расслабленно оперся о спинку дивана, однако Полина, сидящая рядом, отчетливо поняла, каких усилий ему далась подобная выдержка. – Только я вправе решать, как мне жить. Поэтому не указывай, кого мне любить и как долго продолжать отношения.

– Ты не только свою безопасность ставишь под угрозу, но и нашу, – Майкл медленно подошел к дивану, надменно оглядев брата. – Ваш…

– Не смей, – перебил его Алекс, поднялся и остановился перед Майклом на угрожающе близком расстоянии. – Я люблю ее и не стану делать то, что ты требуешь.

– Станешь.

Полина со страхом смотрела на двух своих самых любимых мужчин, которые в этот момент, казалось, готовы убить друг друга, причем не только взглядом. Майкл защищал семью и компанию, Алекс боролся за любовь, и кто победит в этом поединке, было неясно, что делало его еще более опасным.

– Нет, – задиристо повторил Алекс, сделав шаг вперед.

– Если ты плохо слышал, я повторю, – голос Майкла стал еще жестче.

– Вероятно, это ты не понял меня!

– Заткнитесь оба, – Полина резко поднялась и схватила за плечи обоих братьев. – Ты, – посмотрела она на Майкла, – отойди и успокойся. А ты, любовь моя, – с силой сжала она руку Алекса, – присядь!

Полина была в таком «запале», что сложно было не подчиниться. Майкл вернулся к столу, уселся в кресло и сложил руки перед собой, а Алекс покорно опустился на краешек дивана. Тоня же замерла у окна, впервые наблюдая в действиях и словах подруги столь очевидную властность. Она не ожидала подобной категоричности и очень удивилась. В особенности ее поразило поведение братьев, которые, замолчав, беспрекословно выполнили требования сестры.

– До тех пор пока Амина остается женой Зильбермана, ты к ней и на шаг не подойдешь, – сквозь зубы процедила Полина, злясь на себя за эти слова и испытывая боль в груди при виде ненависти, промелькнувшей в глазах брата. – Сейчас она замужем, принадлежит другому мужчине, поэтому ты прекратишь отношения, как бы горько и сложно ни было. Сам знаешь, что играешь опасно. Молчи! – подняла она руку, запрещая Алексу вступать с ней в спор. – Пусть уйдет от мужа, разведется с ним, тогда делайте, что посчитаете нужным. Но в данный момент ваш роман неприемлем! И может закончиться тем, что папочка Амины обрушит весь гнев на тебя за соблазнение его благопристойной дочери, заодно на нашу семью, оттого что мы воспитали героя-любовника.

– Вы сейчас думаете только о себе.

– А о ком нам думать? О тебе? – холодно поинтересовалась Полина, что со стороны выглядело абсолютно безжалостно. – О нас ты вовсе не подумал, когда выбрал себе в подружки Амину Абакян. Если бы ею была Нар, я бы расстроилась из-за твоего плохого вкуса, но не боялась бы, что Саркис сотрет нас в порошок. Но тебе захотелось интриги с замужней дамой…

– Лживые эгоисты! – вскричал Алекс. – В особенности ты, моя дорогая сестричка! Сколько раз ты изменяла мужу, и совесть тебя при этом не мучила! Думала ли ты о том, что задеваешь честь семьи своими похождениями? Нет, конечно! Ты просто трахалась, как шлюха, и плевать тебе было на Люка и нас! А я, между прочим, краснел всякий раз, когда узнавал о твоих любовниках, но ни разу не упрекнул тебя в распущенности. Мерзкая, похотливая дрянь! – с наглой ухмылкой, стараясь укусить как можно больней, произнес он и резко дернулся, получив пощечину.

– Ни разу не упрекнул? – усмехаясь, переспросила Полина и потерла ладонь, загоревшуюся от удара. – Не стану напоминать, как веселил тебя мой неудавшийся брак и сколько раз ты доводил меня до слез насмешками.

– Неправда! – возмутился Алекс. – Я всегда поддерживал тебя!

– Мы не об этом сейчас говорим, – Полина властным жестом заставила его замолчать. – Ты слышал, что я сказала. И поступишь правильно. Ты не станешь «путаться» с дочерью Абакяна. С кем угодно, но не с ней. Он всех нас с землей сровняет, если узнает об этом. Не только тебя, но и нас с Майклом. К тому же не удивлюсь, если свой гнев он направит на Бекку и Марка. Всем известно, насколько жесток и мстителен этот старик. Теперь убирайся отсюда, пока я не расцарапала тебе рожу за наглость и оскорбления. После поговорим, когда ты умеришь свой пыл и поймешь, что я была права.

– А ты что молчишь? – обиженно обратился Алекс к Тоне, стоящей у окна. – Давай, раз уж ты – семья, нападай!

– Не срывай на мне злобу, – ответила Тоня, близко подошла к нему и неожиданно для всех, в особенности для Алекса, обняла за талию. – Не нужно, я прекрасно понимаю, что ты сейчас чувствуешь.

– Ни один из вас не понимает.

Алекс поцеловал ее в лоб, отодвинул от себя и вышел в коридор. Дверью не хлопнул, хотя Полина ожидала подобного, потому что сама в ситуации, похожей на нынешнюю, поступила бы именно так. Тоня бросила на Майкла выразительный взгляд, полный упрека и одновременно сожаления, затем быстро побежала за Алексом.

– Мы сильно его обидели, – сказал Майкл, с виноватой улыбкой посмотрев на сестру, которая подошла к двери и выглянула наружу. – Что там?

– Разговаривают, – ответила она, присела на диван, а после и вовсе устало прилегла. – Мне его не жалко.

– Потому что услышала правду?

– Он не имел права говорить подобные вещи. Все это давно в прошлом. И Люк, и нелюбовь к нему, и измены. Думаешь, они приносили мне радость?

– Думаю, да. – Майкл подошел к Полине и, присев рядом, взял за руку. – Сафонов… – хитро прищурился он. – Это ведь из-за бравого солдата с синими глазами…

– Серыми, – отозвалась Полина, но тут же с горечью поняла, что на самом деле не помнит, какого цвета были глаза у Романа.

– Неважно. Из-за него ты ушла от Люка[4].

– Хочу забыть свое прошлое, – Полина повернулась к брату спиной. – Оно было некрасивым и несчастным.

– Не преувеличивай. Что он тебе сказал?

Полина поднялась, поняв, что он обращался не к ней, а к Тоне, тихо вошедшей в кабинет.

– Что любит Амину, – ответила девушка. – Что никогда не встречал такой женщины, как она. Мягкая, нежная, безупречная…

– Да, конечно, – буркнула Полина. – Настолько безупречная, что ее муж своими рогами оставляет следы на потолке.

– Сказал, что даже не предполагал, насколько прекрасна любовь, – продолжила Тоня.

– Врешь, – не выдержав, снова перебила Полина. – Алекс влюблялся сотни раз. Я лично была тому свидетелем. И почти всегда он пел мне песню, что встретил «единственную».

– Он ошибался. Был влюблен много раз, но никого не любил.

– Бесполезная игра слов, – Полина была невероятно расстроена ссорой с братом, и это проявлялось в ее раздраженности, а также желании грубить в ответ на любое высказывание. – Интересно, он рассказал тебе, когда успел так горячо «втюхаться»?

Полина уже не могла остановиться, продолжая плеваться ехидством, в основном потому, что была обижена на Алекса за его слова, но еще больше оттого, что он проявил откровенность не с ней, как это было раньше, а с Тоней, честно рассказав девушке о своих чувствах. Ей хотелось помчаться за братом, обнять его и извиниться за пощечину, за требование оставить Амину, даже за то, в чем она была не виновата. Однако она не сделала этого, лишь слушала Тоню и придиралась к каждому слову.

– Рассказал, – кивнула Тоня, прекрасно осознавая причины столь резкого поведения подруги. – И тебе расскажет, когда вы сможете спокойно смотреть друг другу в глаза. В общем, Алекс обещал поговорить с Аминой и приостановить их отношения, пока она не решит, как ей быть дальше. В свете нынешних событий, имею в виду роман Берта и Нар, думаю, Амина попросит у мужа развода. Во всяком случае, Алекс на это надеется. И еще я хотела бы озвучить свое мнение.

– Не стоит, – в злобной ухмылке растянула губы Полина и снова отвернулась лицом к спинке дивана. – И без того понятно, что ты стоишь на стороне Алекса, – глухо звучал ее голос. – Но ты не знаешь, чем может кончиться для нас его роман.

– И вы не знаете, лишь предполагаете, – Тоня обошла стол и остановилась перед Майклом. – Боитесь быть наказанными за то, к чему не имеете отношения? Это дело Амины и Алекса, и Берта, конечно. Не ваше и никак не ее отца!

– Много лет назад жена Абакяна излишне любезно, по его мнению, разговаривала с партнером по бизнесу, – сказал Майкл и отвел глаза в сторону, так как не хотел смотреть на Тоню, во взгляде которой читалось разочарование. – Ходили слухи, что между ними что-то было, но скорее всего это лишь домыслы. Красивым женщинам всегда приписывают поступки, которые часто не имеют ничего общего с реальностью. Наш с Алексом отец присутствовал на том ужине и видел, как Абакян, воспылав от ревности, схватил жену за руку, увел из залы и ударил ее так, что выбил несколько зубов, сломав при этом челюсть. Как считаешь, не слишком ли высоко она заплатила за беседу, во время которой проявила лишь невинное кокетство? Кстати, своего партнера по бизнесу Абакян разорил. Сначала разорвал с ним отношения, после преследовал, как затравленную лисицу. Сказал, что это будет всем наукой: не следует пытаться войти в дом, на двери которого висит замок.

– Дом – это женщина, а замок – брак?

– Все верно, – кивнул Майкл. – Теперь представь, как он поступит с Алексом, который нарушил установленные им правила.

– Но Амина – не жена Абакяна и далеко не глупая девочка, – возразила Тоня. – И мне кажется, она прекрасно отдает отчет в том, что делает. Алекс сказал, что они не раз говорили о браке, в котором она несчастлива, и об их совместном будущем. Мечтали…

– Черт подери! – не выдержала Полина и вскочила с дивана. – Сейчас она замужем! И пока носит обручальное кольцо на пальце, Алексу нечего делать в ее постели. Закончим на этом! Я иду заказывать билеты в Москву, – уже спокойно добавила она. – Ты возвращаешься со мной или остаешься?

– Я с тобой, – Тоня с нежностью посмотрела на подругу. – Всегда.

– Знаю, – с грустью отозвалась Полина и скривилась. – Как же хреново!

– Так всегда бывает, когда плюешь в душу тем, кого любишь. Алекс обещал сегодня же поговорить с Аминой. Поверь, завтра его обида к тебе пройдет. Ты тоже извинишься за резкость, и все наладится.


* * * | Высшее наслаждение | Глава 6