home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Зоя перестала различать время суток. Кому-то может показаться: как такое вообще возможно? Но у нее причин было больше чем достаточно.

Она давно уже спала тогда, когда хотели ее надзиратели, а не когда хотела она сама, рука на месте многочисленных уколов даже воспалилась. Правда, в этом есть и часть ее вины: пробуждаясь, женщина сразу выдавала себя попытками освободиться. Потом она наконец сообразила, что если лежать тихо, никто и не заметит, что она проснулась.

Из-за постоянного использования лекарств – она все еще надеялась, что речь идет все-таки о лекарствах, а не наркотиках – организм решил взбунтоваться. Зоя не помнила, когда у нее в последний раз не болела голова. Пища в желудке не задерживалась, и в итоге кормить ее перестали. Без еды приходилось обходиться уже два дня, и она подозревала, что если так пойдет и дальше, финал предсказуем.

Кроме того, в комнате, где ее держали, задергивали шторы, а глаза женщины завязывали повязкой. Она пыталась ориентироваться по слуху, но тщетно: судя по громкости музыки, техника у похитителей стояла хорошая. Определенного графика включения металлического грохота, на который она могла бы ориентироваться, не наблюдалось – когда хотели, тогда и включали.

Единственным положительным моментом, насколько это вообще возможно в такой ситуации, стало одиночество. Мужчины в большинстве случаев не обращали на нее внимания. Правда, все зависело от того, кто дежурил. Если Леха или Сергей, то следовало ожидать бесцеремонного облапывания, если третий, Антон, то она вообще оставалась одна часами.

Зоя пыталась спастись. Способы выбирала в основном предсказуемые: кричала, извивалась, чтобы освободиться от веревок, даже на пол неоднократно падала, пока ее поднимать не перестали. За подобные выходки ее били, и она вынуждена была прекратить.

Но не сдалась. Может, любая из Зоиных коллег уже сломалась бы, но не она. Потому что… Она ведь еще и мама. Да в первую очередь мама! Она должна беспокоиться не только за себя, от нее зависит будущее Максима. Она лично пообещала ему вернуться!

А если обещание сдержать не получится… Думать страшно. Зоя прекрасно понимала, что у ее родителей с деньгами понятные проблемы, а отец мальчика собственным сыном в принципе не интересуется. Остается только она!

На смену отчаянным попыткам освободиться пришло ожидание. Зоя пыталась сообразить, что можно сделать, как поступить, а мысли невольно возвращались к событию, с которого все и началось.

Ну зачем она полезла за этим проклятым яйцом? Что, руки чесались? Теперь уже бесполезно искать ответы и присваивать себе почетное звание дуры года. Что было, то было, приходится разгребать последствия.

В тот день она решила достать сувенир, подаренный щедрыми спонсорами, и рассмотреть его получше. На самом банкете не получилось: у нее завязалось весьма приятное общение с Русланом Сакуровым. Наивностью Зоя уже не отличалась и прекрасно понимала, что Сакуров заинтересовался Жин-Жин, а поскольку она вечер посвящать ему не собиралась, решил довольствоваться «китайской подделкой». Ну и что? Она, Зоя, тоже живая, у нее свои потребности есть. Тем более, что весьма приятная ночь не заставила разочароваться в принятом решении. Ну а то, что утром Сакуров ушел и больше не обращал на нее внимания, даже не оскорбляло – она к нему тоже на шею не кидалась.

Так что подарок она забросила, и тут вдруг вспомнила. Достала из коробки, повертела в руках и… обнаружила трещину. Зоя нисколько не сомневалась, что трещина – не следствие удара, а не более чем брак, ведь коробка не пострадала!

Обидно. В кои-то веки подарили что-то ценное, и то фуфло досталось! Женщина попыталась рассмотреть повреждение поближе, чтобы оценить ущерб, но гладкая поверхность перламутра сыграла с ней злую шутку: яйцо выскользнуло из рук. Даже ковер, смягчивший падение, не спас ситуацию, сувенир раскололся на куски, аккурат по трещине.

Зоя даже расстроиться не успела, потому что увидела, что скрывалось в яйце. Поначалу она вообще не могла взять в толк, что это такое и как попало внутрь ее подарка. Может, специальный материал, которым такие вещи наполняют?

Но иллюзия рассеялась довольно быстро – не школьница все-таки, чтобы так ошибаться! Вот тогда Зоя испугалась не на шутку. Она представила, что будет, если кто-нибудь найдет пакетик с наркотиками у нее. Нет, не пакетик, а пакет! Она детективными сериалами не увлекалась, однако пару раз смотрела и подозревала, к чему приводит обнаружение такого объема наркотиков.

Запаниковав, она собрала осколки и пакет в сумку и отправилась к Ковалеву, потому что ему больше всего доверяла. Но его не было, как не было и Игоря. Тогда она спустилась вниз, в кафе, сдала ключ от номера и стала ждать. Как назло, судьба устроила ей «День желающих познакомиться»: то и дело какие-то сомнительные личности предлагали руку, сердце и завтрак в постель. Предсказуемое предложение для молодой женщины, сидящей в гостиничном кафе в полном одиночестве.

Зое это надоело, и после беседы с очередным несостоявшимся ухажером она ушла из кафе. Вышла на улицу, вернулась в холл. Из кресла, которое она заняла, открывался хороший обзор, она видела всех, кто проходил через главные двери.

Игоря она не пропустила. Зое почему-то и в голову не пришло соотнести его с хозяином ресторана, подарившим ей злосчастное яйцо. Она думала лишь о том, что рядом человек с большими возможностями, способный помочь ей.

Она чуть не выдала все прямо в холле, бросившись продюсеру наперерез. Игорь увидел ее состояние, сообразил, что ситуация серьезная, и пригласил к себе в номер. Там Зоя все ему рассказала, причем рассказ получился короткий и эмоциональный.

Мужчина выслушал ее молча. Он только кивал и хмурился, разглядывая осколки сувенира. Он казался даже более расстроенным, чем Зоя ожидала! Она чувствовала благодарность за такую реакцию. Значит, он беспокоится за нее!

– Жди здесь, – велел Игорь. – Мне нужно позвонить.

Зоя судорожно кивнула, вытирая рукой слезы. Не то чтобы она привыкла по жизни рассчитывать на кого-то, но слишком уж непривычная ситуация! Хотя бы из-за этого стоит переложить ее на плечи Игоря.

К сожалению, никому звонить мужчина не собирался. Он действительно взял телефон, вышел в коридор, а буквально через минуту на голову Зои обрушился страшной силы удар. Все, темнота.

Впоследствии она очень много думала о том, как Игорь умудрился вынести ее из отеля, да только ответ не нашла. Должно быть, он воспользовался каким-то служебным выходом, он упоминал, что когда-то работал в этой гостинице.

Последующие дни погрузились в туман. Зоя уже знала, что ее допрашивали, и даже что-то помнила. Они хотели узнать, кому еще она рассказала о находке. А никому! И никто не знает, где она, никто не сможет ее найти. Чем закончился разговор – Зоя не помнила, химия сделала свое дело.

В дни паники она не слышала никого и ничего, но когда догадалась затаиться, поняла, что стены в квартире до смешного тонкие. Если лежать тихо и притворяться спящей, музыку включать мучители не будут, понижать голос при беседе – тоже.

Чаще всего с ней сидел один Антон, он привычкой говорить сам с собой не отличался. Зато если появлялись другие, имелась возможность разобраться в ситуации, хотя бы частично.

Так Зоя узнала, что жизнь ей сохранили не из доброты душевной. Просто ее похитители не знали, как избавиться от трупа. Была бы она случайной прохожей – кинули бы в канаву за городом. А она – модель, личность относительно известная, да еще и гражданка другой страны. Игорь, периодически заезжавший на квартиру с проверками, больше всего боялся, что исчезновение Зои и последующее убийство свяжут с его именем. Конечно, никто не видел, как он выносил ее из гостиницы. Зато многие могли наблюдать, как она вошла с ним в лифт накануне своего исчезновения.

Зоя уже знала, что он упирает на версию о ее добровольном отъезде. Если что – выехала она благополучно, по своей инициативе, а погибла в пути.

– Тело надо на территории России скинуть, – втолковывал Игорь своим подчиненным.

– Согласен, – без тени сожаления говорил Антон. – Только как доставлять ее туда будем? Живьем или уже трупешником?

– Решим в процессе. Для начала надо завершить проект, тогда будут и деньги на ее ликвидацию.

От таких разговоров Зое казалось, что у нее кровь в венах остывает. Она для этих людей – не более чем вещь, помеха на пути к чему-то.

Она не пыталась понять, что Игорь планирует делать с таким количеством наркотиков, как он вообще связан с ними. Первопричина ситуации вообще мало беспокоила Зою, женщина размышляла о следствии, которым оказалось ее заточение.

Сегодня Игорь снова явился. Зоя, ослепленная повязкой, узнавала его по манере входить: он всегда сильно хлопал дверью.

– Поосторожней веди себя! – в который раз потребовал Антон. – Бабища снизу и так на меня последний зуб точит!

– Поверь мне, если мы разобрались с этой гламурной телкой, то с твоей соседкой вообще все тихо пройдет. Кстати, как телка? Дрыхнет еще?

– А то. Теперь лекарство действует дольше, чем раньше. Думаю, упала сопротивляемость организма.

– Так она же не жрет два дня! Вот и упало у нее все.

– Рад, что тебе весело. Но меня уже достало с ней возиться! Я молчу про то, что будет, если ее здесь найдут.

– Риск тебе оплатят дополнительно, не переживай. Да и телка скоро перестанет быть твоей проблемой.

Зоя невольно вздрогнула. О чем это он? Неужели… неужели уже все решилось?

Антона эта новость тоже заставила оживиться:

– Пришло время избавляться от багажа? Когда и как?

– Через пару дней, – думаю, до конца недели. Что же касается «как»… Этот пункт меня особенно радует! Девочку убивать не будем.

– Чего?

– Того. Начальство наше все уладило, – гордо объявил Игорь.

Зоя понимала, что должна бы радоваться: смертный приговор отменили! Но среди испытываемых ею эмоций радости не наблюдалось. Потому что вряд ли ее отпустят на свободу с принесением извинений и подарочной корзиной фруктов.

– Прекрати интриги вые…ь, – разозлился Антон. – У меня уже голова кругом идет, говори нормально!

– Короче, друг Федорыча нашего увидел фото этой телки и страсть как захотел получить ее. А что такого? Кобыла породистая, видно сразу. В самый раз на продажу. Заплатят за нее нехило!

– Заплатят – это хорошо, но мне не в кайф. Надежнее грохнуть!

– Что за расточительность, Тоха?

– Она нас видела, – нервно напомнил Антон. – Меня и этих двух придурков. Если друган Федорыча ее вдруг проворонит, грандиозный п…ц в первую очередь нам!

– Не в первую. Обо мне она знает гораздо больше, так что с меня и начнет сдавать. Но я, как видишь, не обеспокоен.

– С чего бы это? Собственной дури нюхнул?

– Не хами, забываешь, с кем говоришь, – окрысился Игорь.

– Ладно, ладно, расслабься! Но я тебя сразу просил: говори по существу.

– Как хочешь. Друган Федорыча нездешний. Гость с Востока, так сказать, сюда по бизнесу приехал. А на Востоке разговоров с бабами не ведут, там укрощение – дело быстрое. Даже если она сбежит, ее вернут. Уж поверь, никакого отношения к нам она больше иметь не будет.

Зоя почувствовала, что начинает задыхаться. Рот у нее изначально был замотан скотчем, но когда она спокойно дышала через нос, особых проблем не появлялось. Теперь же мозг, перепуганный перспективами, требовал больше кислорода, да еще и слезы сделали дыхание через нос крайне затруднительным. Собственные рыдания мешали слышать, и Зое пришлось предпринять грандиозное усилие, чтобы сосредоточиться. Надо дослушать, что они скажут еще!

Антон, судя по веселому тону, окончательно избавился от сомнений:

– Зашибись! Еще и польза от овцы будет! Ты намекни Федорычу, что мне причитаются премиальные за содержание его товара!

– Не обделят, не боись, – покровительственным тоном заверил его Игорь. – Тем более что пока она будет у тебя. Пользовать ее можете, но осторожно, чтобы не повредить перед продажей.

– Почему бы сразу ее не отдать? Чем меньше времени она проведет в моей квартире, тем лучше!

– Не спеши, еще подготовить надо! У гостя этого восточного есть одна фишка… Он любит, чтобы у девок не было передних зубов. Сам, думаю, догадаешься, для чего. И Федорыч просил нашей телке поудалять.

– Чего?! Это ж грязища!

Не только грязища, по крайней мере, с точки зрения Зои. Но о том, что почувствует она, никто и думать не собирался.

– Тебе за все заплатят, – заверил Игорь. – Слушай, вспомни, как ты на врача учился!

– На ветеринара.

– Не важно в данном случае. От тебя всего-то и требуется, что удалить телке передние зубы и остановить кровь. Что, так сложно?

– Нет, не очень сложно, – признал Антон. – Но не сегодня, у меня уже башка не варит. Завтра сделаем, с утра.

– Согласен. Я тебе подгоню любую помощь.

Они перешли из комнаты на кухню, зазвенела посуда. Мужчины обсуждали еще что-то, но это касалось какого-то проекта, до которого Зое не было дела. Мысли ее сосредоточились на вполне предсказуемых событиях.

Это не смерть. Это хуже, чем смерть. Завтрашняя боль, а потом – постоянное унижение и снова боль, но уже другая, и так до самого конца. Без надежды и без шансов. Как только она перестанет быть интересной игрушкой, от нее избавятся, причем произойдет это довольно скоро: и обращение поспособствует, и сама она уже не девочка.

Значит, бежать надо сегодня ночью. Чтобы увидеть Максима… И не важно, что ни одного способа спастись она не знает, главное – действовать.

В первую очередь Зоя сосредоточилась на веревке. Связывали ее уже не так сильно, как в самом начале, решили, что она впала в апатию, но все же довольно туго. Не страшно. Ее падения с дивана и последующее пребывание на полу снабдили полезной информацией: рядом с ней металлические ножки. А веревка о металл перетрется, должна!

С немалым трудом, стараясь не шуметь, Зоя перебралась к дивану. Металл оказался не заточенный, веревка плохо поддавалась, но женщина не собиралась отступать. Минута за минутой, час за часом, несмотря на боль в уставших мышцах и стертую до крови кожу, лишь бы продолжать.

Один раз кто-то зашел к ней, проверить, как там будущий товар. Но Зоя вовремя услышала шаги и развернулась так, чтобы скрыть своим телом поврежденную веревку.

– Все еще дрыхнет! – присвистнул Игорь. – Надо будет перед процедурой насильно покормить, чтобы не скопытилась до продажи.

– Лучше не перед, а после, а то ведь обблюется от боли, – равнодушно рассудил Антон.

Они вышли, чуть позже Игорь привычно хлопнул входной дверью, он в этой квартире никогда не ночевал. А Зоя продолжила…

И веревка поддалась! К этому моменту женщина была настолько измучена, что даже не поверила сначала в свой успех. Однако ситуация не давала времени на привыкание и отдых. Зоя поспешила снять повязку с глаз и освободить лицо от скотча. Кожа под ним горела, но удовольствие от свободного дыхания преобладало.

Первым делом Зоя бросилась к окну, только чтобы обнаружить, что квартира находится на одном из последних этажей. Дом большой, панельный, и прыгать в окно – не вариант.

Так ведь есть еще дверь! Судя по темноте за окном, было уже довольно поздно, и свет из коридора тоже не пробивается. Скорее всего, Антон лег спать, ему бы и в голову не пришло, что «сломанная жертва» попытается сбежать.

Зоя осторожно приоткрыла дверь, которую уже не запирали. В коридоре и правда было темно и пусто, откуда-то со стороны доносился храп. Женщина выскользнула из комнаты и на цыпочках направилась к входной двери. Ключ рядом, можно открыть и – бежать. Быстро, собрав остаток сил, лишь бы выбраться отсюда! Добраться до нормальных людей, которые ей помогут!

Храп не прерывался, Антон не отличался чутким сном. Зоя уже взяла ключи, протянула руку к двери и… дверь открылась сама.

По крайней мере, так показалось шокированной Зое сначала. Секундой позже женщина убедилась, что никакой магии нет: в квартиру ввалились Леха и Сергей.

– Опа, – ухмыльнулся Сергей. – Похоже, хомячок выбрался из клетки! Тоха огребет!

Он попытался схватить женщину, но Зоя не желала отдавать свободу, добытую с таким трудом, без боя. Не тратя времени на лишние раздумья, она подалась вперед… и вогнала ключ прямо в один из рассматривающих ее глаз.

Зоя и сама толком не поняла, как это случилось. Только что тело двигалось с трудом, и вдруг – снова легкость во всех мышцах, энергия, и решения приходят сами по себе. Сквозь туман в ее сознании пробилась мысль, что, наверное, это и называют состоянием аффекта. Она вспомнила все, что эти уроды сделали с ней и что собирались сделать, и другого выхода попросту не осталось.

Зоя не собиралась сожалеть или философствовать. Глядя, как мужчина с воплем прижимает руки к лицу и невольно сбивает собственного напарника, она отстранилась и отступила обратно в комнату, из которой вышла, предварительно вытащив ключ из замочной скважины. Теперь открыть и закрыть замок можно было лишь изнутри.

Ее похитители тоже не отличались медленной реакцией. Судя по голосам, проснувшийся Антон уже помогал Сергею, а Леха бился в дверь.

– Открывай, сука! Паскуда! Ты еще пожалеешь!

Нет, она не пожалеет. Хотя бы смогла достать одного из них, перед тем как… перед тем как что? Сдаваться живой Зоя не хотела.

Таиться не имело смысла. Женщина включила свет и впервые увидела, что возле двери висит зеркало. В нем отражалось довольно жалкое существо: худое, с заживающими синяками и засохшей на лице кровью, с грязными спутанными волосами. Но то, что будет дальше, еще хуже.

Так что теперь, в окно? Хотя рановато. Дверь в комнате хорошая, крепкая, пусть недолго, а продержится. Выпрыгнуть в окно она всегда успеет, для начала нужно хотя бы попытаться позвать кого-то! Дом панельный, слышимость хорошая…

– Помогите! – крикнула Зоя. – Помогите, кто-нибудь!

Комната, в которой она заперта, находится между второй спальней и кухней, поэтому на соседей по этажу надеяться не приходится. Так ведь есть еще те, кто живут сверху и снизу! Они должны услышать, сейчас же ночь, тишина…

– Помогите!

– Не ори, тварь, – пыхтел с другой стороны двери Леха. Судя по звуку, на дерево обрушивались уже не кулаки, а что-то металлическое. Значит, доберется он до нее быстро. – За каждый звук ответишь!

Зоя кричала, Леха угрожал, Сергей продолжал выть, и один лишь Антон работал молча. Однако дверной звонок все равно пробился сквозь этот шум с эффектом грома среди ясного неба.

«Не может быть, – с отчаянием подумала Зоя. – Они не должны были приходить, они должны были милицию вызвать!»

Но нет, ее худшие опасения подтвердились: в резко наступившей тишине звучал уже знакомый голос соседки снизу:

– Антон! Что у вас там происходит? Да сколько же можно?!

Конец. Все старания напрасны из-за какой-то идиотки, которая не додумалась снять трубку и набрать три цифры!

Значит, последний вариант… Морально Зоя была к нему готова, потому что не хотела новых издевательств. Но вот тело на сей раз подвело: оно отказалось подчиняться, заставив опуститься на колени. Не осталось даже слез, только какое-то оцепенение. Сейчас они избавятся от соседки, а дальше… лучше не думать.

Мужчины были слишком раздражены, чтобы оправдываться, поэтому кто-то из них открыл дверь. Что же, теперь и соседке конец…

Однако вместо женского крика прозвучал незнакомый мужской голос:

– Все на пол, быстро! Не рыпайся, урод, на пол, я сказал! Черт, «Скорую» вызывайте, этот кровью изойдет! Проверь комнату!

И без того покореженная дверь слетела с петель, комнату наполнил дым. Впрочем, Зоя не была уверена, существует этот дым в реальности или только в ее голове.

А потом рядом почему-то оказалась Агния. Зоя хотела спросить, что она здесь делает, но не успела: переутомленное сознание выключилось.


Глава 19 | Знакомство со всеми неизвестными | Глава 21