home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Агния впервые видела такие интересные часы. Циферблат определенно металлический, с ажурными коваными стрелками, а корпус, похоже, из янтаря. Ну не может пластик так выглядеть! С другой стороны, янтарь стоит дорого, и если эта мозаика разных оттенков желтого и правда выложена из застывшей смолы, то представить цену подобных часов проблематично.

– Нравится? – поинтересовался Павел, входя в кабинет.

– Угу, – отозвалась Агния. – Янтарные?

– Да. Подарок друга из Прибалтики. На его взгляд, символично. По мне, так несколько неуместно, но не отказываться же!

В отношении уместности он прав. Кабинет у Павла просторный, светлый, и вместе с тем строгий, прямо-таки воплощение минимализма. Роскошные и демонстративно дорогие часы невольно притягивают к себе внимание.

– Руководство подозрений не высказывало? – полюбопытствовала Агния.

– Я и есть руководство. Привычки высказывать самому себе что бы то ни было я не имею. Предлагаю перейти от обсуждения интерьера к твоему делу.

Да уж, пора бы! Агнии и так пришлось ждать слишком долго: два полных дня после освобождения Зои. Естественно, без скандала не обошлось: похищение актрисы! Арест продюсера! Ковалев сначала рвал, метал и грозился утопиться, а потом понял, что все произошедшее – отличная реклама для фильма, и успокоился.

Зоя пострадала не сильно. Когда Агния вошла в квартиру и увидела в прихожей внушительную лужу крови, она даже запаниковала, но потом сообразила, что это проблема здоровенного мужика, зажимающего руками лицо. Зоя, как ей сказали, успела спрятаться. Да и верзилу она обработала, без глаза оставила! Оперативники удивились, Агния – нет. Она по собственному опыту знала, на что толкает стресс.

У похищенной модели не обнаружили серьезных травм. Гораздо больший вред ее организму нанесли истощение и долгосрочное использование медицинских препаратов неопределенного происхождения, но все это лечится. Зою даже не стали перевозить в Москву, пообещали подлечить здесь и вернуть на съемочную площадку.

Агнию, правда, интересовало, как к этим планам отнесется сама Зоя, которая в психологическом плане пострадала гораздо больше, чем в физическом. Но к ней пока никого не пускали, утверждая, что пациентке необходим отдых.

Павел пообещал все объяснить, как только сам разберется, и Агния ждала. Она даже не пыталась делать выводы самостоятельно, боялась, что еще на что-нибудь подозрительное наткнется!

И вот наконец мужчина пригласил ее к себе. За Агнией заехал молчаливый водитель, заявивший, что одной ей лучше по городу не бродить. Девушка не возражала, тем более что «Тойоту» она уже вернула в салон проката.

Так она и оказалась в холодном и пустом кабинете.

– Я ожидал, что ты приедешь со свей подружкой, – отметил Павел, перебирая какие-то документы.

– Жин-Жин отказалась. Она сказала, что объявляет забастовку и больше в криминальных историях не участвует.

– Она права, этого не отнимешь. Вы подвергали себя большой опасности.

– Да знаю я, – Агния старалась сдержать раздражение. – Я ведь не из удовольствия какого-то извращенного этим занимаюсь! Мне казалось, что у меня нет выбора.

– Вадим рассказал, что у тебя это не первая подобная ситуация. Что, каждый раз выбора нет?

Отлично, еще и Вадиму пооткровенничать приспичило! Что ж, придется объясняться.

– Каждый раз! Я-то тут при чем? Если бы мы остались в стороне и просто выкинули ключи, Зоя бы пострадала… По крайней мере, так мне тогда казалось.

Оговорка была вынужденной: даже без глубокого анализа произошедшего можно понять, что Зоя к ключам и Эдику не имела ни малейшего отношения. Так это теперь очевидно, а тогда? Агния и предположить не могла, что подобные совпадения вообще возможны.

– Хорошо, не буду тебя больше мучить, – смилостивился Павел. – В конце концов, твое вмешательство не было бесполезным. Если бы обоими делами никто не заинтересовался, проблемы были бы колоссальные. С чего начнем?

– С Эдика.

– С Эдуарда Синевича, я так полагаю. Он – гениальный программист. Об этом его таланте не знал фактически никто, Синевич не из тех, кто умеет себя грамотно подать. Он занимался научными разработками исключительно ради собственного удовольствия, потому что иначе не мог. Иногда он посещал выставки и семинары в надежде найти людей, понимающих его. На одном из таких семинаров он познакомился с московским бизнесменом Никитой Тимофеевым. Тимофеев в программировании разбирался весьма поверхностно, но сумел сообразить, что из Синевича выйдет толк, если направить его деятельность в нужное русло.

– Березовый сок из него выйдет, – пробурчала Агния себе под нос, затем спросила уже громче: – И что Эдик делал для Тимофеева?

– В основном, вирусы и антивирусные программы. Надо добавить, что сам Синевич был крайне далек от бизнеса. Он не задумывался о том, какое применение получают его разработки. Просто делал и все.

– Он не задумывался, как используются вирусы? – возмутилась девушка.

Замечательный человек! Агния помнила тот день, когда на ее компьютер забрел одинокий вирус и уничтожил сразу два архива с фотосессиями. Тогда она мечтала обеспечить нехирургическое введение штатива в того, кто этот вирус разработал. Может, тоже был такой же умелец, который не задумывался!

– Он считал, что они будут использованы в научных целях, – пожал плечами Павел. – Например, для тестирования устойчивости некоторых приложений. Это его версия, не моя, а он может и соврать. Схема их взаимодействия с Тимофеевым выглядела так: Синевич разрабатывал программу и отсылал Тимофееву описание ее возможностей. В Москве Тимофеев искал клиентов, затем приезжал в Минск, платил Синевичу и забирал программу.

– Хорошо, но если этот Синевич эдакая невинная бабочка, питающаяся только пыльцой и лунным светом, зачем он вообще в бизнес полез?

Мужчина усмехнулся:

– В том-то и дело, что питался он более калорийными вещами! При всей своей любви к науке, прожить без элементарных удобств Синевич не мог. А ему хотелось уже неэлементарных: семью, подходя к сороковнику, надумал заводить. Да и потом, деньги подразумевали большие возможности в исследовании, замкнутый круг. Он мог заниматься любимым делом и в то же время вкусно есть и сладко спать. Здесь никто бы не отказался!

– Согласна. И что пошло не так?

– Изначально все пошло очень даже хорошо…

Агния слушала, стараясь при этом отключить воображение. Потому что она все четче понимала, какое болото было у нее под ногами.

Очередное изобретение Эдика оказалось не просто талантливым, а гениальным. Агния все правильно услышала в больнице, он действительно сказал «отмычка». Именно программу-отмычку он и сотворил. С помощью его детища даже посредственно разбирающийся в компьютерах пользователь мог взломать практически любую систему защиты. Вроде бы звучит не очень страшно, но на практике – неограниченная область для применения. Электронные денежные переводы, банковские карты, секретная информация, коды доступа и пароли – программа открывала любые двери.

Эдик был горд собой и поспешил похвастаться своим успехом единственному человеку, который, как ему казалось, мог понять, Никите Тимофееву. Тот и правда проникся гениальностью идеи, однако отнюдь не с точки зрения науки. Тимофеев с ходу сообразил, сколько может стоить такая программа.

Он без труда нашел покупателей. Фирма была явно связана с криминалом, Тимофеев прекрасно понимал это. Но платили они щедро, да и опыт прошлых успешных сделок несколько притупил настороженность бизнесмена. Никита рассудил так: неважно, чем и где они занимаются, лишь бы денег не жалели.

На его беду, Эдик вышел из состояния экстаза первооткрывателя и сообразил, чем способно обернуться его изобретение. Здесь уже и речи не шло о науке, отмычка была хороша для одного – вскрытия замков. Причем если обманывался Эдик легко, то когда речь зашла о недвусмысленном нарушении закона, он уперся.

Эдик позвонил Тимофееву и объявил, что сделка отменяется, программа должна быть уничтожена. Тимофеев был явно не рад такому повороту, он пытался упрашивать, угрожать – бесполезно. Эдик напоминал улитку, спрятавшуюся в своем панцире.

Тимофееву ничего не оставалось, кроме как объясняться с несостоявшимися клиентами. Он вернул им аванс и посчитал, что на этом все закончилось. Он и предположить не мог, какой муравейник разворотил, но скоро понимание пришло к нему само: домой он так и не вернулся. Его перехватили в дороге, привезли на стройку и всю ночь проводили «настойчивую беседу». Выгораживать Эдика Тимофеев не собирался, он выдал всю информацию, которой обладал. Однако этого оказалось недостаточно, да и потом, отпускать жертву, хорошо знакомую с похитителями, никто не собирался. Факт смерти Никиты Тимофеева был установлен в результате допросов, поиски тела все еще ведутся.

Эдик обо всем этом не знал, даже предположить подобного не мог. Но он все же заметил, что за ним следят, и быстро сопоставил одно с другим. Он попытался получить помощь от Тимофеева, который втянул его в сомнительный бизнес, но телефон московского коллеги не отвечал. Эдик понимал, что безопаснее всего уничтожить программу, да вот решиться не смог. Во-первых, жалел свое детище. Во-вторых, смутно догадывался, что программа способна обеспечить ему жизнь, а сам по себе он никому не нужен.

Дальше компьютерный гений действовал несколько странно. Он решил, что выведет кого-то другого на след программы, а сам либо убежит, либо…заставит себя замолчать. Эдик даже выбрал будущих «охотников за приключениями»: увидел в торговом центре группу молодых людей спортивного вида и решил, что они все поймут.

Передавать ключи двум молодым девушкам Эдик не собирался, считая, что они в принципе не способны понять его схему. Столкновение произошло случайно: мужчина запаниковал. Он не подбрасывал девицам ключи, они сами вылетели из его кармана и упали в пакет. Бросаясь вниз, Эдик считал, что ключи все еще у него, и если он погибнет, они попадут в милицию. А там уж точно никто ни о чем не догадается.

– Гением он может быть сколько угодно, но логика у него, как у пятнадцатилетнего пацана, – покачал головой Павел. – Зачем все эти кладбища, картинки на стене – ума не приложу! Сдал бы флешку в банковскую ячейку, надежней было бы!

– Не думаю, что он доверял банкам после того, как нашел способ взломать их систему безопасности.

– Это да, но все же велика была вероятность, что ключами никто не заинтересуется и его намеков не поймет! Ему повезло, что он нарвался на вас.

Какое-то сомнительное везение… Ему повезло, что жив остался, вот удача!

– Мы бы тоже не заинтересовались, – признала Агния. – Я на эти ключи внимания не обращала, думала их просто в больницу завезти, пока Зоя не пропала. Вот это реально было подозрительно!

– Оно-то, может, и так, но самодеятельность зачем? – осведомился Павел.

– А потому, что некого на помощь было позвать. Здесь я никого не знаю, да и с Вадимом не все так просто. Звонок ему – крайняя мера, сначала я должна была убедиться, что не ошибаюсь.

– Лучше бы ты перестраховалась. В Москве уже начались задержания всех членов группы, опасность достаточно серьезная. Виртуальные преступления – только одно из направлений их деятельности. Именно поэтому расправа над Тимофеевым не стала для них сложностью, методика знакомая. Он вряд ли подозревал, с кем связался, как и Эдик. Вас спасло еще и то, что здесь другая страна. За Эдиком послали всего двух человек, невооруженных – я имею в виду огнестрельным оружием. Если бы охота велась в Москве, вы бы не ушли.

– Мы в Москве тоже не одни, – парировала Агния. – Не надо меня запугивать, а? Я и так боюсь! Я удовольствия от случившегося, знаете ли, не испытываю! Думаю, если бы нас с Жин-Жин удалось вывезти из гостиницы, от нас бы тоже избавились.

Павел от избытка душевной чуткости не страдал:

– Несомненно. Скорее всего, для начала бы вас пытали, как Тимофеева… Хотя нет, с учетом половых различий не так, другими методами. Итог был бы один: избавление от свидетелей. Но вы молодцы, девчонки, в том плане, что и сами выкрутились неплохо.

– Это мы умеем, – вздохнула Агния. – Не первая неприятность в моей жизни. Я одного не понимаю… Кто в итоге похитил Зою? Они были связаны с этой группировкой или нет?

– Ни в малейшей степени.

Вот и не верь после этого в иронию судьбы! А как иначе объяснить роковые совпадения? Поразительное сходство Жин-Жин и Зои, которое стало бы первой версией для любого детектива, в реальности не имело никакого значения.

Игорь никогда не был успешным продюсером. Точнее, со своей работой он справлялся неплохо, но предложений появлялось не так много и она точно не приносила мужчине того дохода, который он желал бы иметь. И тут его старый знакомый, Геннадий Клименко, предложил очень выгодный проект: перевозку в Москву крупной партии наркотиков.

Клименко знал, над чем сейчас работает Игорь, авторство плана с сувенирами а-ля Фаберже принадлежало именно ему. Подарки знаменитостям – явление вполне нормальное, а между тем статуэтки являются отличным хранилищем, в них сложно обнаружить наркотики. Тем более, что речь идет о звездах, кому в голову придет заподозрить их? Напротив, звезд обычно пропускают на таможне легко.

Дальше – дело техники. Планировалось, что по прибытии в Москву партнер Клименко соберет все подарки. Предлог простой: белорусская таможня запоздало потребовала вернуть объекты искусства на их историческую родину. Но ничего страшного, дорогие знаменитости, добрый Геннадий Федорович подарит вам новые побрякушки!

В итоге довольны все. Наркотики перевезены и полностью окупают и свои контейнеры, и банкет, и дополнительные подарки «курьерам».

Игорь с ходу согласился участвовать, почуяв, какими деньгами обернется успех. Он и не заметил, что один контейнер изготовили с браком: в доставшемся Зое яйце оказалась трещина. К счастью, женщина, обнаружившая наркотики, обратилась именно к нему.

– Самым сложным для него было вынести Зою из гостиницы, – добавил Павел. – Мы уже выяснили, что воспользовался он служебной лестницей. Но один он справиться не мог, ему кто-то помогал. Кто именно – он пока молчит, но это вопрос времени.

Зою решено было запереть в квартире одного из ассистентов Клименко, Антона. Что делать с любопытной дамой – они не знали. Убийствами они, в отличие от преследователей Эдика, не промышляли. Проблема заключалась даже не в исполнении как таковом, от угрызений совести они не страдали. Игорь опасался, что смерть известной личности привлечет к его имени слишком много внимания. Клименко тоже не хотел осложнений, они выжидали.

Наконец выход обнаружился сам собой: Клименко показал фотографию Зои своему гостю, и тот захотел получить красавицу в «индивидуальное пользованием». Денег на осуществление своего желания он не жалел, и Зою смогли бы вывезти из страны.

Саму Зою подобная перспектива не радовала. В отчаянии она попыталась вырваться, и у нее это почти получилось, так нет же, угораздило явиться в злосчастную квартиру на ночевку еще двух вышибал! Сергей дорого поплатился за это, глаз ему сохранить не удастся. А Леха стремился отомстить за коллегу, дверь, за которой пряталась Зоя, поддалась бы очень быстро.

Вот только мужчины не подозревали, что отряд людей, лично отобранных Павлом, уже находился этажом ниже. Услышав крики Зои, они поняли, что ждать дальше нельзя. Насмерть перепуганную соседку использовали для того, чтобы Антон беспрепятственно открыл дверь, остальное – дело техники.

– И что им за это светит? – спросила Агния.

– Сроки, а одноглазому еще и инвалидность. Хранение и торговля наркотиками, насильственное лишение свободы, попытка убийства, попытка изнасилования, и это только исполнителям. С Клименко я пока не разбирался, но уверен: там еще что-нибудь найдется. Твоей подруге, Зое, выплатят компенсацию, я за этим прослежу.

– Спасибо, – благодарно улыбнулась девушка. – Ей пригодится!

– Сегодня вечером приезжает Вадим. Ты знала об этом?

Агния кивнула. Еще бы она не знала! Вадим ей уже неоднократно звонил с нотациями на тему «безмозглого поведения». Но сам не приезжал и не объяснял причину. А сегодня утром: «Все, скоро буду!»

Девушка знала, что главная цель его прилета – программа, изобретенная Эдиком. Вадим уже оценил ее потенциал и твердо вознамерился получить копию, а Павел не возражал. Побеседовать с Агнией он тоже собирался.

С ним можно. Он – не Даниил…

– Я пойду, пожалуй, – Агния встала и перекинула через плечо рюкзак. – Спасибо вам за все!

– Не за что. У меня свой интерес. А ты… береги себя. И в случае с тобой я говорю не из чистой вежливости!

– Я постараюсь. На ближайшее время с меня точно хватит проблем!


Глава 20 | Знакомство со всеми неизвестными | Глава 22