home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Зимние сумерки приходят быстро. День, не успеешь заметить, а уже темно. И это особенная какая-то темнота… В летней всегда есть жизнь: птицы, животные, даже насекомые, не говоря уже о людях. А в зимней темноте пусто, холод всех распугивает.

Об этом думал Максим, наблюдая за сгущающейся за окном темнотой. В свете фонаря она казалась какой-то особенно яркой, почти осязаемой. Парень не был уверен, что на душе беспокойно от этого, но… сумерки точно хорошего настроения не добавляли.

Он не собирался никому показывать свое состояние и уж точно – просить о помощи. Отец бы этого не одобрил, он настаивал, что с неприятностями нужно по мере возможностей справляться самостоятельно. Потому что попросишь помощи – а за это потом заплатить двойную цену заставят! Вот он и справлялся, как мог.

Хотя все равно, если бы у него был выбор, Максим предпочел бы, чтобы в доме остался кто-то еще. Именно сегодня… странный день. А может, потому и кажется странным, что всем уехать понадобилось? Немку эту вообще-то Марк и сам бы мог встретить, зачем еще и Вика потащилась…

«Хватит, – одернул себя Максим. – Совсем в бабу превратился!»

Какая вообще разница, вдвоем они поехали или нет? По идее, он должен привыкать к одиночеству, эти люди ведь не обязаны находиться здесь! Но на практике оказалось, что ни к чему он не привык.

Присутствие поблизости Евы не спасало, и не только потому, что она с ним не разговаривала. Просто… странная она какая-то. Его вообще-то попросили за ней присматривать, но по факту – Максим подозревал, что в роли подопечного как раз оказался он.

Сзади прозвучали шаги, заставившие его оторваться от созерцания улицы за окном и повернуться. Возле дверей стояла Ева; обычно она не обозначала свое присутствие так явно. Значит, хотела привлечь его внимание, и от этой мысли почему-то становилось не по себе.

– Ты что-то хотела? – поинтересовался Максим.

Прозвучало вроде как легко и непринужденно, однако по глазам Евы было видно, что она раскусила его. Девка эта как собака: чувствует страх! Но Максим не собирался поддаваться панике, он дожидался ответа.

– Будешь задавать лишние вопросы, – тяжело вздохнула Ева.

– Ну… возможно, отрицать не буду. А по поводу чего?

– Я не хочу отвечать на твои вопросы. Я вообще с тобой говорить не хочу. Но, думаю, это полезно.

– Знаешь, если не хочешь отвечать на вопросы, нечего тут туман напускать! – нахмурился парень. – Я тебя не трогал и трогать не собирался!

– Возможно. Но слушай. Просто слушай, и все. Ничего не спрашивай, потому что я не отвечу.

– Тогда зачем говорить? Я, может, не пойму!

– Поймешь. А говорить я буду, потому что тебе полезно это знать. Может помочь. Я вижу, ты нравишься Марку и Вике. Это достаточная причина помочь тебе. Слушай… Если они будут что-то вкалывать, расслабься. Это причинит меньшую боль. Если же будут бить, напряги мышцы. Сгруппируйся. Но не сопротивляйся. И не говори лишнего. А желательно вообще ничего не говори. И не кричи. Апатия – лучшая для тебя защита.

Сказала – и ушла. Развернулась, всем своим видом показывая, что не будет отвечать на вопросы, как и предупреждала. Впрочем, Максим и не собирался их задавать. Ему казалось, что ей нравится издеваться над ним, запутывать его, а он не покажет, что запутан!

Проще пропустить ее слова мимо ушей, меньше головной боли будет.

Он знал, что еще не очень поздно, вечер только-только наступил. Но ему хотелось, чтобы этот нудный, тревожный день побыстрее закончился. Все равно ни на чем сосредоточиться не удается! Поэтому Максим решил, что самым оптимальным вариантом будет лечь спать. Утром все будет проще.

Он был в коридоре возле лестницы, когда входная дверь сорвалась с петель. Выглядело это пугающе: без стука, без какого-либо предупреждения пласт металла просто повалился на пол! Из образовавшегося пролома пахнуло холодом, и в дом ворвалось облако темно-серого дыма. Слишком густого, чтобы быть дымом от нормального огня. Казалось, что облако существовало само по себе, создавалось для своих целей…

Очень скоро Максим понял, что так оно и было. Он еще не пришел в себя после взлома двери, и все же был не настолько парализован шоком, чтобы не заметить движение рядом с собой. Кто-то попытался напасть на него из дыма, он отреагировал автоматически: перехватил руку, швырнул противника через плечо. Он не собирался позволять кому бы то ни было дотрагиваться до себя!

Происходящее больше напоминало компьютерную игру, чем реальность. Слишком уж все это не укладывалось в рамки привычного! Только что он направлялся к себе в спальню, а теперь вынужден отбиваться от людей в камуфляже, пытающихся скрутить ему руки!

Максим понятия не имел, кто это и откуда они взялись. Он лишь осознавал, что нужно бежать отсюда как можно быстрее. И в принципе можно было бы попробовать – ведь дверь совсем рядом! Но сначала ему нужно было забрать Еву: даже если это больная девица, нельзя бросать ее здесь, он несет за нее ответственность!

О том, что не получится, он почему-то даже не подумал. Легко было представить себя непобедимым героем боевика, ведь сама искаженная реальность с выломанной дверью и облаками дыма способствовала этому. Да и то, что нескольких противников ему удалось оттолкнуть довольно быстро, опьяняло.

Однако опьянение, каким бы оно ни было, ни к чему хорошему не ведет. Максим лишний раз убедился в этом, когда его вернули из фантазий в суровую действительность. Он получил прикладом по спине, не удержался и упал на колени. Повалить его на пол из такого положения было проще простого: удары следовали один за другим.

Почему-то вспомнились слова Евы. И не потому, что они прозвучали не так давно, а потому, что они соответствовали ситуации. Так идеально, что даже из чувства противоречия игнорировать ее не хотелось. Максим сжался на полу, прикрывая голову руками. Драться он больше не собирался, вкус крови во рту давал понять, что это изначально было плохое решение.

Эти люди могли убить его. Легко – и не только потому, что у них были ружья. Парень плохо видел их из-за дыма, но по силе ударов чувствовал, насколько они здоровые. Захотели бы – раздробили бы все кости до единой.

Но они этого определенно не хотели.

– Хватит! – крикнул кто-то, стоящий чуть дальше остальных. – Убьете пацана! Смотрите, какой тощий, больше не выдержит!

Ну, это как раз не факт. Максим от природы отличался сухощавым телосложением, но тощим как раз не был. Вот только в данной ситуации отстаивать свои права и доказывать, что до летального исхода его еще бить да бить, он не собирался.

Ему сковали руки за спиной, рывком подняли на ноги. Он пытался понять, какой ущерб уже нанесен телу. Не слишком большой: в основном синяки да ушибы, кости целы – и на том спасибо! Хотя крови на лице тоже хватает, кожу на лбу все-таки содрали…

– Иди давай! – Его подтолкнули в спину. – Двигайся, отродье азиатское!

Можно подумать, что если бы он был «отродьем европейским», ситуация бы кардинально поменялась!

Его заставили пройти в гостиную, туда дым почти не добрался, можно было все видеть. Хотя ясности это не внесло: комнату заполняли люди в камуфляже, их лица скрывали маски.

Скоро появилась и Ева. Она вошла сама, двое мужчин двигались за ней следом, как личная охрана, а не похитители! Она умела себя держать. То, что ее не били, было очевидно, да и обеспокоенной она не выглядела – ей даже руки свободными оставили!

В какой-то момент Максим даже начал подозревать, что она с ними заодно, но нет, ее все равно охраняли. Просто опасной не считали, да оно и понятно: не похожа она на опасную!

По крайней мере, так считали они. Максим же догадывался, что она в отличие от него заранее что-то заметила. Это было видно по ее одежде: джинсы на широком ремне, тонкий свитер с длинными рукавами, закрывающими руки до пальцев, зимние ботинки на меху; волосы не оставлены распущенными, как обычно, а собраны в конский хвост на затылке. Она так дома не ходит! А может, она просто собиралась гулять, так совпало?.. Она ведь не могла знать, что на них нападут, никак не могла! Он лишь за пару минут до этого смотрел на улицу, однако никакого движения не заметил!

Один из мужчин в камуфляже вышел вперед, остановился перед Максимом:

– Тебе сестра привет передает. Неужели думал, что тебе удастся все это провернуть? Надеялся, что новые друзья тебе помогут?

– Мне не надо ничего «проворачивать»! – зло отозвался парень. – Я просто делаю все так, как хотел отец, а не эта чертова психопатка!

– Впредь советую быть посдержанней в выражениях. От воли твоей сестры зависит твоя жизнь.

Значит, его приказано не убивать на месте… Это несколько обнадеживало, подкрепляло злость наглостью:

– Вы думаете, вам что-то удастся? Похитить меня, да так, чтобы этого не заметили?

– Заметят… Невежливо было бы просто забирать вас двоих и надеяться, что никто не заметит, ведь так?

Получается, Еву ждет та же судьба, что и его… Наверно, этому стоит радоваться. Понятно, что он Нине нужен, а вот девчонку могли и убрать, как ненужную свидетельницу.

А может, лучше бы и убрали – быстро и безболезненно? Нина ведь не настолько глупа, чтобы отпустить их, финал будет все равно один! Максим действительно не знал, что лучше, и жалел о том, что втянул в это кого-то еще.

– И как вы собираетесь это скрыть?

– Вашу смерть? Никак. Для всего мира вы сегодня погибнете, детишки. А по факту погибнете позже.

– Что ты несешь?

Вместо ответа мужчина кивнул своим спутникам. Трое покинули комнату, а вернулись уже впятером.

То, что привели они пленников, а не сообщников, не оставляло сомнений. Молоденькая девушка еле держалась на ногах, одежда на ней была грязная и порванная, лицо, с явно красивыми чертами, исказилось внушительных размеров раной. Взгляд у девушки был пустой, почти безжизненный – и Максим не хотел знать, что с ней делали до этого.

За ней двигался мужчина примерно одной с Максимом комплекции. И он тоже был азиатом, хотя определить это было проблематично: из-за грубо и безжалостно сделанного пирсинга лицо его опухло, кожа воспалилась и уже начинала гноиться.

– Что… что все это значит? – прошептал Максим, переводя взгляд с девушки на мужчину и обратно. – Кто это?

– Как – кто? Вы, конечно! Вот ты, а вот она…

– Да не похожи совсем!

Тут Максим не блефовал. При некоторых общих чертах перепутать его и Еву с этой парочкой смог бы разве что слепой! Однако мужчин в камуфляже это не смущало:

– Будете похожи! В таком состоянии все похожи. А ты готовься кататься, бойкий воробей!

– Я никуда с вами не поеду!

Предыдущий опыт показал, что дергаться не стоит. Но Максим не мог просто сидеть и покорно принимать происходящее! Он вдруг четко осознал, насколько близка его встреча с Ниной – и что эта садистка сможет с ним сотворить!

Лучше умереть сейчас, занять место двоих пленных… да самому на нож кинуться! Что угодно, как угодно, лишь бы не попадать к ней в руки! Она издевалась даже над теми, кто ей ничего не сделал, а его и подавно не простит!

Вскакивая на ноги, Максим не надеялся убежать. Он надеялся, что его убьют. Что у кого-то из мужчин сдадут нервы, он выстрелит, и…

Глупо было даже думать о таком. Она никогда не нанимала дилетантов. Ни один из его охранников не потянулся к оружию, все слишком хорошо понимали, что он, связанный и избитый, никуда из этого дома не денется.

Его прижали к стене, секундой позже Максим почувствовал укол в шею. Это тоже неплохо! Хоть ненадолго, но потерять сознание, не быть в этом кошмаре!

Но нет, ему не подарили и такого милосердия. Сознание оставалось все таким же острым, испуганным и напряженным. Силы теряло только тело! Оно становилось тяжелым и ватным, больше не подчиняясь контролю мозга…

Максим медленно сполз вдоль стены на пол. Его лицо оказалось прямо перед ботинками похитителей; хотелось отвернуться, но к этому моменту и шея занемела. Он был вынужден куклой лежать на полу, ни живой ни мертвый – просто пойманный. А стоящий над ним мужчина, словно стараясь подчеркнуть это, провел носком ботинка по его лицу – без болезненного давления, просто чтобы оставить на коже грязный след.

– Да ты еще глупее, чем я предполагал… Но именно так глуп, как предполагала она. А если так, то ты и дальше будешь реагировать согласно ее прогнозам. Это будет забавно!

Конечно, она уже разработала план. Она слишком умна, чтобы пустить дело на самотек – тем более что в отношении его она уже один раз ошиблась. Что она сделает в отместку за это… От одних лишь предположений кровь леденела в венах Максима, однако даже этот абсолютный ужас не мог заставить его парализованное тело двинуться с места.

– Парни, грузите этого придурка… Пора завершать дело.

Его просто вынесли из комнаты, как вещь… да он и был сейчас вещью, не способной двигаться. Он и говорить не мог, онемение добралось до лица. Только бессильно смотреть на происходящее. Он видел, как привязывают других пленников к мебели. Мужчина с опухшим лицом нервничал и пытался сопротивляться. Девушка же вела себя как кукла: ее просто двигали, она подчинялась.

Максима вынесли на улицу, где уже ждал фургон. Его кинули в кузов, прямо на металлический пол, сверху швырнули его куртку. Возле стены находилась небольшая лавка, на которой уже сидела Ева – все такая же безразличная ко всему, зато свободная!

Двери захлопнулись, и машина тронулась с места. Максим попытался повернуться на бок, но не получилось, пока о возможности двигаться приходилось только мечтать. Хорошо, хоть освещение оставили!

Ева, безусловно, видела его старания, не могла не видеть. Однако продолжала безучастно наблюдать. А он не мог даже попросить ее о помощи, пока не вернется голос!

– Я ведь просила услышать меня, – тихо проговорила она. – Было бы лучше. Тот же итог, но лучше. Не дергайся. Расслабься. Если ты не будешь держать мышцы в напряжении, сердце вернется к привычному ритму. Тебе будет легче. Такие препараты долго не действуют.

На этот раз он решил послушаться ее… А какой выбор у него был? Максим сосредоточился на глубоком дыхании, и сердцебиение и правда стало замедляться.

Он не знал, сколько прошло времени, прежде чем онемение начало спадать. Ему показалось, что целая вечность. Первым делом он спросил:

– Откуда ты знаешь, что они делают?

– Они более предсказуемы, чем им кажется.

– И что тогда будет дальше?

– Тебе будут мстить, – пожала плечами Ева. – А мне отведена роль второстепенного персонажа. Того, который делает игру интересней. Но меня тоже убьют вместе с тобой. Может, просто быстрее. И все.

– Ты так спокойно говоришь об этом?!

– Я излагаю их план. Такой, каким я его вижу. Почему я должна беспокоиться?

– Потому что тебя тоже могут убить!

– Все мы смертны.

– Тебе не кажется, что сейчас не самое лучшее время для смирения?!

– Для смирения всегда есть время.

Все с ней ясно – она действительно сумасшедшая! А это означает, что на нее надежды мало. Иногда она дает дельные советы, но это скорее счастливая случайность, чем ее заслуга.

Его попросили следить за ней, он по всем параметрам за старшего! Максим знал, что сестра его не отпустит, даже не подумает об этом. Но и сдаваться, как Ева, он не собирался. Сейчас ситуация выглядит безнадежной, но ведь выход есть всегда!

По крайней мере, в это парню хотелось верить.


* * * | Оборотень на все руки | * * *