home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Агния всегда удивлялась: как это вообще профессия психолога стала, например, в Америке одной из самых высокооплачиваемых? За что тут платить? Пришел к такому, рассказываешь ему о своих проблемах, а человек за твоей спиной дурацкие рожи корчит – как минимум, в уме. Проще к подруге сходить, она хоть выслушает.

Петр Геннадьевич Маковецкий, ведущий специалист, работавший на первом уровне, применял простейшую методику. Сам он почти ничего не говорил, а если и выдавливал из себя пару фраз, то не по делу. Как, собственно, и многие другие психологи, у которых Агния консультировалась прежде. Поэтому от врача, рекомендованного ей Андреем, она ничего путного все-таки тоже почти не ждала.

Но оказалось, что разница между психологом и психотерапевтом – огромная. Жанна Валерьевна, пожилая женщина с на удивление молодыми глазами, не пошла по накатанной колее. Она не стала развивать теорию, что Агнию в детстве били – либо родители, либо друзья, – отсюда и ее страх прикосновений. Она сразу поверила, что не били ее, и принялась искать не столь очевидную причину ее фобии.

Вопросы она задавала спокойно, четко, но часто меняла тему, немного как бы путалась, и сложно было что-то от нее скрыть. Вначале Агния чувствовала себя неловко, а потом – как-то вполне естественно – разговор пошел, пошел… она отвлеклась на другие эмоции; и в конце беседы уже смущенно прижимала к глазам мокрый от слез бумажный платочек.

Она не ожидала, что из этого вообще что-то выйдет, а у них получилось… Конфликты, стрессы и потери из прошлого, о которых она, как казалось самой Агнии, уже забыла, превращались в звенья цепи. Это как скрытая ловушка – не знаешь, что она есть, пока не попадешься в нее.

– Не стесняйся, – посоветовала ей Жанна Валерьевна. – Все хорошо. Как я и ожидала, ты легкий пациент, с тобой работать несложно.

Кому несложно, а кому после этого столько валерьянки потребуется, что кошки неделю с задранными хвостами бегать будут!

– Я не привыкла болото разводить при всех, – шмыгнула носом девушка.

– Глупости. Не при всех, а только при мне, это раз. Слезы – естественная реакция организма, они помогают очиститься, это два. Повторяю, ты легкая пациентка, все это можно исправить, и довольно-таки быстро. Думаю, нам с тобой достаточно еще раз встретиться, максимум – два, и ты вообще забудешь, ради чего сюда приехала. Другое дело – Андрей. Признаюсь, когда я начинала с ним работать, я вообще не была уверена, что что-нибудь получится, слишком уж сильно он был травмирован. Но ничего, он молодец, справляется. Что же до слез, то и мужчины иногда плачут на таких сеансах, в этом нет ничего постыдного.

– И Андрей?

– Давай не будем об этом.

Ага, не отрицает! Хотя, Агнии в принципе было сложно представить себе Андрея, рыдающего в платочек. Впрочем… острить-то легко, а вот оказаться на его месте – сложнее. На ее месте, в общем-то, тоже не сахар…

– То, что я легкая, как вы сказали, пациентка, означает, что вы жалеете?

– О чем? – нахмурилась Жанна Валерьевна.

– Ну, что взялись работать со мной…

– Вот еще! Я ведь согласилась не только из-за просьбы Андрея: я изучила твою историю болезни. Это именно болезнь, и, при всем моем уважении к Петру, он с этим не справится. На его удачу, к нам редко приезжают такие, как ты. Точнее, они редко попадают на первый уровень. Если имеются пациенты с серьезными заболеваниями, то они либо на втором, либо на третьем уровне, а врачи у нас хорошие. Петру же достаются светские персоны, уставшие от мирской суеты. Такие болезненные фобии, как у тебя, – редкость.

– Что, такого вообще не было раньше?! – не поверила Агния.

– Почему же? Случается, особенно часто собираются группы пациентов с аэрофобией. Но в подобных случаях приглашают отдельного специалиста.

Да уж, реабилитационному центру нужно держать марку, вот они и стараются. Теперь Агния была готова отказаться от всех своих прежних претензий в их адрес. Психолог у них фиговый, но со своей задачей он справляется, и ей тоже помогли, пусть и другой специалист этим занялся.

Девушка не знала, преодолеет ли она свой страх прикосновений после сегодняшней беседы или нет. Но на душе у нее, в любом случае, стало полегче.

– Спасибо вам, – улыбнулась Агния. – Огромное!

– Простого хватит, – засмеялась женщина. – С тобой работать очень легко! Это после Андрея у меня руки ходуном ходят и веко дергается! Когда он рассказывает, что с ним и со всеми остальными делали в этом Цирке… Когда наши беседы заканчиваются, я стараюсь убедить себя, что это неправда, что моральных уродов, способных на такое, просто не существует!

– Получается?

– Терпимо… опыт помогает. Если бы я держала в себе весь негатив, который забираю у своих пациентов, я бы давно с рассудком распрощалась!

Работа – не позавидуешь…

– Но Андрею-то это все хоть помогает? – Агния с надеждой посмотрела на собеседницу.

– Я ведь уже сказала, что помогает! Но это его заслуга, в той же степени, что и моя. Очень хорошо, что сразу после возвращения из Цирка ему создали все условия для адаптации к нормальной жизни.

Хоть в чем-то же ему должно повезти!

Агния скатала ненужный уже бумажный платочек в аккуратный шарик и бросила его в мусорную корзину. Там таких вот «следов эмоций» – почти доверху, а ведь у Жанны Валерьевны это только третий сеанс за день!

«Я всего одним платком обошлась, – не без гордости заметила Агния. – Не все еще потеряно!»

– До свидания. – Девушка выбралась из массивного белого кресса и направилась к двери.

– До скорого, Агния. Я сообщу тебе, когда состоится наша следующая встреча, пока я еще точно не знаю свое расписание.

– Хорошо!

Что ж, осталось совершить марш-бросок в свою комнату из третьего корпуса…

После вчерашнего Агния вдвойне не хотела встречаться с Антуаном. Простое любопытство принесло ей больше информации, чем она хотела, и теперь девушка не знала, как ей быть. Она практически не сомневалась, что беременна Юля от любовника, и выходит, не было никакого сбоя в идеальной «противозачаточной схеме» Артема. Юля просто нашла самца, очень похожего на своего мужа, и забеременела от него, потому что иного пути укрепить семью не видела. Вероятнее всего, ребенок родится похожим на «папу», а затюканному жизнью Артему и в голову не придет настоять на генетической экспертизе.

Если, конечно, никто не подскажет ему такую идею. Вот здесь уже могла бы вступить Агния… так ведь все очень и очень непросто! С одной стороны, она косвенно виновата в сложившейся ситуации – во время разговора с Артемом она подтолкнула его к смиренному принятию всего, что с ним и с Юлией происходит. С другой – если она все ему расскажет, то кому от этого станет лучше? Семья-то развалится!

Короче, мрак полный! Она подозревала, что молчание с ее стороны равносильно предательству, но и разговора с Артемом на такую тему боялась больше даже, чем прикосновений. Новой фобии ей только и не хватало!

Агния решила сделать вид, что она ничего не знает, по крайней мере, до своего возвращения из центра, а там видно будет. Причем, чем меньше она будет отныне встречаться с Антуаном, тем реже станет задумываться обо всем этом!

Пересечение местности прошло успешно. Ощущая себя слоном, который пытается прикрыться ромашкой, Агния добралась до первого корпуса, юркнула в свою комнату и поспешила запереть дверь. Фух! Первый тайм она отыграла успешно…

А что если он к ней в гости заявится? Антуан прекрасно знает, где она живет, он уже скребся в ее дверь однажды! Ночью, разумеется. Но в тот момент отослать его по месту «производства» было проще, а сейчас Агния и посмотреть в его сторону не смогла бы.

Придется ей спасаться от него бегством. До обеда еще часа три, это солидный срок. Впрочем, занятие для нее на это время найдется.

Агния быстро упаковала в рюкзак ноутбук, вынула заполненную карту памяти из фотоаппарата и, опасливо озираясь по сторонам, отправилась на новую вылазку. Она уже давно хотела просмотреть фотографии, сделанные ею в реабилитационном центре и в лесу. Аккумулятор компьютера полностью заряжен, так что заняться этим можно и не в четырех стенах.

Девушка пробралась на одну из самых дальних аллей и устроилась там на засыпанной иголками лавочке. Тут, в тени, отбрасываемой тяжелыми ветками сосен, было прохладно, зато ветерок здесь казался каким-то особенно чистым и свежим.

Она удалила «кровавые» фотографии сразу же после того, как показала их администрации. Может, это и не очень разумный шаг, но девушке так было спокойнее. Зато теперь она могла без опаски просмотреть все остальное.

А неплохо у нее получилось! Относительно любительских снимков Агния не признавала фотошоп, оставляла только то, что хорошо вышло само по себе. Здесь подобных кадров оказалось предостаточно, сама природа тому способствовала. Из-за этого все внимание девушки сконцентрировалось на кадрах, а весь окружающий мир стал не более чем фоном…

– Салют, – Андрей грациозно перемахнул через спинку скамейки и приземлился рядом с Агнией. – Нелегко тебя найти!

Вроде бы нормальное приветствие, да и человек знакомый, но она все равно вскрикнула, едва не уронив ноутбук. Слишком уж неожиданно он появился! Сознание, все еще оценивавшее фотографии, только через несколько мгновений зарегистрировало – это он, вообще-то, ее друг.

– Настолько страшен? – обиделся Андрей, еще ниже опуская на лицо край капюшона.

– Нет. Настолько сволочь, – «обнадежила» его Агния. – Как можно ко мне так подкрадываться?!

– А, так ты из-за этого вопишь… Истеричка.

– Станешь тут!.. Зачем пришел?

– Поболтать, развеяться, – пожал он плечами. – Узнать, как у тебя дела после вашей беседы с Валерьевной. Я бы тебя и раньше нашел, но она меня сегодня умотала, я только недавно очухался.

Будь Жанна Валерьевна лет на тридцать помоложе, его фраза прозвучала бы весьма двусмысленно.

– А что она сделала? – полюбопытствовала Агния.

– Да придумала новую фишку… Я, конечно, не жалуюсь, но можно было бы чуть помягче такие нововведения практиковать! Я ей говорил, что реагирую на запахи, это еще с Цирка осталось. Ну, мы с ней с тех пор периодически ароматерапию практиковали – всякие там масла она притаскивала, чтобы я учился их игнорировать. Нормально всё отработали. А сегодня она кровищу притащила!

– Какую еще кровищу, откуда?!

– Да элементарно. Взяла младенца, отрубила ему голову, сцедила кровь в ритуальную чашу, чтобы после сеанса можно было демона вызвать, – невозмутимо сообщил Андрей, но не выдержал и расхохотался. – Агния, да сделай ты лицо попроще! Принесла пакет донорской крови, медицинской. Богатый же центр, у них все необходимое есть! В общем, вылила она эту кровищу в миску, много получилось, в кабинете душно, запах за пять минут распространился во все стороны. Ну и намучился же я! Для меня запах крови равен удару кирзовым сапогом по «Бентли» – тут же сирена начинает выть. В моем случае – условная сирена. Хочется побыстрее найти источник опасности, обороняться… Ага – фиг! Она не позволяет мне даже спокойно посидеть, привыкнуть, сразу начинает всякие вопросы задавать. Вопросы-то вроде несложные, про обычную жизнь, но сосредоточиться на них – почти нереально… Она бы, блин, еще виагрой меня напоила, Жин-Жин рядом поставила бы и велела мне точную копию «Моны Лизы» бисером вышить!

– Так ты справился или нет?

– А то! Из пятидесяти вопросов на сорок шесть ответил нормально, почти без запинки, – гордо объявил Андрей.

Агния улыбнулась, она была за него очень рада. Понятно, что он не врет, пришлось ему потрудиться, пару часов он, наверное, потом отлеживался. Но теперь-то он в полном порядке! Никакой депрессии, как бывало раньше после вспышек его «цирковых» способностей. Теперь у нее сомнений не осталось: в город он вернется здоровым.

– Жин-Жин небось уже похвастался? – поинтересовалась Агния.

Парень не смутился:

– Не похвастался, а просто сообщил. Она меня поздравила… хотела даже сюда приехать, но я ее отговорил.

– Почему? Это не запрещено!

– Запреты здесь ни при чем. Ты знаешь причину.

Тоже про лес этот думает… Он и не обещал ничего забыть, зато вот не лезть – обещал. Агния же и в воспоминаниях не хотела возвращаться к окровавленной поляне и поспешила перевести разговор в другое русло:

– Ты очень рискуешь, выбираясь в такое время. Тебя могут засечь.

– Знаю, но там находиться невозможно, – поморщился Андрей. – По соседству со мной бывший афганец живет, к нему сегодня жена приехала.

– И что?

– И то, что Лютик узнал, что за стеной – женщина. Крику было! Афганец тоже не молчит, психует, Лютик воет еще громче, разнять их не могут, а у меня голова болит от всего этого шума. И, раз уж придушить этого щенка я не могу, я и ухожу.

Вот уж кому с соседями не повезло! Чего и следовало ожидать от третьего корпуса.

В случае с временными соседями Агнии шумно становилось только тогда, когда Антуан пробирался в комнату очередной «одинокой» дамочки. Да и то, надолго он там не задерживался, так что – терпимо.

– Это хроника лесных похождений? – Андрей присмотрелся к монитору. – А есть там…

– Нет, – прервала Агния. – Удалила. Не спрашивай больше!

– Да ладно тебе! Там же не было ничего страшного!

– Все равно, не спрашивай. Тебе, между прочим, сейчас полезнее смотреть на мирные фотографии! Расслабляет.

Мужчина только фыркнул, но возражать не стал. Судя по всему, ему очень не хотелось возвращаться к себе и слушать скандалы за стеной, так что он остался. Сначала Андрей показательно скучал: зевал, насвистывал, смотрел по сторонам; Агния терпела. В конечном итоге он даже увлекся ее снимками, и девушке это польстило.

Когда она в очередной раз собиралась щелкнуть клавишей, чтобы перейти к следующему снимку, Андрей вдруг перехватил ее руку:

– Подожди! А увеличить можно?

– Можно, конечно! Тебе зачем?

Фотография, на взгляд Агнии, была ничем не примечательной. Да, красивая – удачно сочетаются коричневый и зеленый цвета. Но банально же донельзя! Узкий изгиб речушки, нависшие над ней берега, мохнатые от травы, сосны… Это та же река, которую они переходили по бетонной плите, просто другая ее часть.

– Меня конкретно эта точка интересует. – Он указал на воду возле берега.

– И что там? Русалочка?

– Увеличь – скажу точнее.

Агния не стала возражать, увеличила фотографию и вывела на экран ту часть, которая так заинтересовала Андрея.

Теперь и она увидела, что именно заставило его насторожиться. В выглядывающих из воды гибких ветвях речной растительности спряталось нечто, подозрительно похожее на отрубленный человеческий палец, причем изрядно «подкорректированный» временем. Агнии стало не по себе, но, вместе с тем, она не могла не восхищаться внимательностью Андрея. Она, профессиональный фотограф, при первом просмотре снимка в жизни бы не заметила такую деталь! Разве что при третьем или четвертом…

– Ты думаешь, это?..

– Я не хочу думать, я желаю знать точно, – прищурился Андрей. – Можно еще увеличить?

Агния попыталась это сделать, но картинка начала разбиваться на очень нелюбимые девушкой квадратики пикселей. Что, впрочем, и неудивительно: центром в кадре был пейзаж как таковой, а не всякие мелочи!

Она ведь и подумать не могла, что эта мелочь окажется столь существенной. Эту фотографию Агния сделала вскоре после того, как они с Андреем разделились, еще до обнаружения им окровавленного пня. Если бы поменять эти события местами, она бы, возможно, и была повнимательнее, а так…

– Может, это палка такая? – девушка с надеждой посмотрела на своего собеседника.

– С прицепившимся к ней красным мхом? Сильно сомневаюсь. Ты со мной?

– Куда?! – опешила Агния.

– Туда. – Андрей указал на снимок. – Нужно проверить.

– Так ведь уже несколько дней прошло! Чем бы оно ни было, течением это уже унесло. И вообще, там милиция была, все осмотрели. Если бы что-то было, они бы нашли.

– Ничего они не нашли! – Отмахнулся мужчина. – Им это не надо!

– Откуда ты знаешь?

– Из достоверного источника. Милицию действительно вызвали. Они кровь обнаружили, но – не более того. Не в интересах местного руководства раздувать скандал, который повредит репутации центра. Поэтому они откупились. Милиция и охранники центра совместно осмотрели лес, никаких трупов не обнаружили, и на этом все и успокоились.

Хорошие у него источники информации… Это же, по идее, тайна!

Все-таки как профессионал Андрей стоит даже больше тех денег, что вкладываются в его лечение. Вадим, наверно, все это понимает.

– Но нам-то зачем туда идти? – Агния еще не теряла надежды сохранить свое неприкосновенное право на мирное и скучное существование.

– Чтобы проверить. Все, что происходит рядом, нельзя игнорировать, я тебе уже говорил. Но ты можешь остаться здесь, твое присутствие не обязательно.

Конечно!

– Жин-Жин мне тогда глаза нехирургическим путем переместит… в неподходящие для этого места.

– Она может, – тяжело вздохнул Андрей. – Пойдем, мы быстро обернемся, еще и на обед успеем.

Пока девушка убирала ноутбук в рюкзак, он уже успел раствориться в зеленом пространстве аллеи. Агния не возражала, все равно им следует разными путями до леса добираться.

У выхода дежурил Борис – опять. Судьба у него, видно, такая – тут сидеть. На этот раз он был увлечен каким-то журналом, приставать к девушке с «развлекательной беседой» не стал, только кивнул. Агния кивнула в ответ, у нее не было настроения даже улыбаться.

Ей не хотелось идти к берегу, потому что нечто, отобразившееся на фотографии, могло действительно оказаться чьим-то пальцем – и все еще находиться там. При всей скорости речного течения водоросли вполне способны удержать такой маленький «предмет» у берега.

Кровь на земле – уже плохо, но отрубленный палец – это куда менее литературный вариант слова «конец». Тогда ей придется кому-то звонить, что-то делать… Приостановится ее лечение, которое только-только начало ей помогать!

Агния была сосредоточена на своих мыслях и не сразу услышала телефон, пиликавший где-то в рюкзаке. Не утешило ее даже то, что играла любимая мелодия, девушке ни с кем не хотелось говорить. Тем более что Даниил ей ничего нового не скажет, не извинится даже за то, что произошло. Есть ли смысл тратить на него время?

Однако не ответить Агния не могла. Если учесть ее глобальную невезучесть, у него тогда появятся реальные причины для беспокойства.

– Привет, у меня сейчас нет времени говорить, – быстро отрапортовала она.

– Что-то случилось? – было ясно, что Даниил насторожился.

– Нет, Дани, ничего, просто я занята. Лечусь.

– Обычно ты в это время свободна!

– А сейчас – занята. Все, до скорого, я перезвоню.

Перезванивать она не собиралась, в глубине души посчитав, что имеет на это право. Но с обещанием прозвучало убедительнее.

– Ладно, – голос Даниила звучал непривычно растерянно, однако Агния не обратила на это внимания. Своих проблем хватает! – Удачи…

– Спасибо!

И она поспешила отключить телефон.

Андрей уже ждал ее в лесу. Он каким-то образом умудрился найти место, где был сделан снимок (хотя каким – понятно: он просто прошел вдоль берега), и теперь стоял у реки, приглядываясь к воде.

– Ну как? – поежилась девушка. – Он там?

– Того, что мы видели на снимке, нет. Но есть что-то еще.

Ничего хорошего Агния уже не ожидала.

– Что именно?

– Не знаю пока, слишком далеко от берега. Хотя достать это я, скорее всего, смогу…


Глава 10 | Чао, бамбино! | Глава 12