home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Агнии казалось, что игрушка смотрит на нее в упор немигающими глазками-бусинками, и от этого ей становилось не по себе. Девушка вообще не понимала, зачем принесла ее к себе в комнату. Она почему-то решила, что оставить ее там как-то неловко… Но лучше бы она ее оставила!

Странного вида розоватое нечто выловил из воды Андрей. Оно запуталось в водорослях, поэтому достать его было непросто, однако он справился. Поначалу им обоим показалось, что их «трофеем» стал всего лишь комок грязи и мусора, и лишь очистка предмета от налипшего на него сора позволила им понять, что это игрушка.

Маленькая игрушка из розового плюша. Аккуратно сшитый медвежонок. Не копия того кролика, что Агния нашла в тайнике, но очевидно, что у игрушек – один создатель.

Только в этом не имелось никакого смысла! Кто и зачем бросил бы игрушку в воду? Андрей, следопыт всезнающий, предположил, что его кинули с берега. Медвежонок, пропитавшись водой, начал тонуть, однако запутался в стеблях и листьях водных растений.

Андрей считал, что речь идет о каком-то символе. Агния убеждала себя, что это не более чем совпадение.

Когда медвежонок просох, прощупалась трава, которой он был набит, появился едва уловимый запах мяты. Кто-то делал такие сувениры, не совсем даже игрушки. Агния была бы не против узнать, кто именно, но способа выяснить это не видела.

Девушка старалась как-то отвлечься. Утром она посетила очередное занятие с психотерапевтом – оно прошло менее эмоционально, но более продуктивно. Поговорила с Даниилом, который – это чувствовалось – еще обижался на нее. Окончательно разобрала фотографии. Бесполезно! Мысли ее все равно раз за разом бежали по тому же кругу: тайники, ребенок, река… Может ли быть, что кто-то там утонул?

– Из одной болезни прыгну в другую, – заявила Агния розовому плюшевому наблюдателю. – Пора спасаться бегством!

За окном моросил мелкий дождик, но это девушку не смутило. Она накинула плащ с капюшоном и вышла за дверь. Чем хуже погода, тем меньше народу на территории центра. И вообще, к ней теперь гарантированно не явится Андрей с его маниакальной тягой к расследованиям. У него там очередной сеанс исповеди с «занюхиванием крови», на пару часов это лишит его желания вляпываться в новые неприятности.

В серую осеннюю погоду территория реабилитационного центра и правда пустовала. Пациенты, не занятые на сеансах, предпочли остаться наедине с телевизором, лишь бы не мокнуть под дождем. В то же время скромные огороженные грядки, примостившиеся неподалеку от административного здания, впервые на памяти Агнии оказались под личным наблюдением человека – там возилась Ядвига.

Пройти мимо было как-то неудобно, да и любопытство подтолкнуло девушку вперед. Очень скоро Агния уже стояла за декоративным деревянным заборчиком.

– Здравствуйте. А разве в октябре еще собирают урожай?

– Ой! – От неожиданности женщина чуть не повалилась на грядки. Судя по такой реакции, приближения Агнии она не заметила. – Фух, напугала!

– Извините…

– Ничего, не страшно. А что до огородика… Еще ведь только начало октября, у меня тут разные сорта посажены, да и погода стояла хорошая. Я все это не специально для ресторана нашего высаживаю, просто хобби у меня такое.

– Выглядит мило. Я даже сфотографировала.

– Спасибо. – Было заметно, что Ядвига довольна. – Я еле выпросила у нашего руководства этот клочок земли! Но дело того стоило. Я с детства люблю в земле возиться. Правда, здешняя земля для такого не приспособлена! Когда я начинала, даже дочку приходилось просить, чтобы помогла, хотя она этого не любит. Теперь ничего, сама справляюсь.

У каждого свои представления о премии к зарплате.

Агния собралась уже откланяться и уйти, но в последний момент передумала. Ядвига – одна из самых адекватных людей на территории реабилитационного центра, с ней и поговорить можно. Почему бы ей не развеять свои сомнения?

– Ядвига, вы помните, как я вас про детей спрашивала?

– Конечно, – Ядвига убрала за уши непослушные пряди волос, постоянно сбивающиеся на лицо. – Совсем же недавно это было! Я вообще с гостями нашими говорю редко, но если говорю, то все обычно помню!

– Вот и я надеюсь на вашу хорошую память. Скажите, здесь точно детей не было? И не в бытность этого места пионерским лагерем, а, так сказать, в его новейшей истории!

На мгновение во взгляде женщины промелькнула некая странная тень, словно она вспомнила о чем-то тяжелом или неприятном. Однако все произошло настолько быстро, что Агния не рискнула бы довериться своим глазам. Может, ей и показалось…

– Нет, не было, – заверила Ядвига. – Почему ты спрашиваешь?

«Потому что нашла игрушку там, где на снимке мне померещился – или вправду был – отрубленный палец…»

– Да так… Просто моему другу показалось, что он видел здесь ребенка.

– Это полосатому другу, что ли? – хитро прищурилась женщина. – Или блондинистому? Вокруг тебя много друзей вьется!

– Откуда вы знаете? – смущенно спросила Агния.

– Смотреть умею. У кухни нашей вообще удачное расположение, оттуда все видно. С блондинистым ты поосторожнее, он не первый раз у нас, и в каждый свой приезд, коршун эдакий, охотится на молоденьких девочек! Или не очень молоденьких, уж как повезет… Что же до полосатого, который с тобой приехал, так ему и вовсе надо опасаться так открыто разгуливать! Я его, конечно, не выдам, потому что вижу – мальчик спокойный и хороший. А вообще, кто-то другой может его увидеть, и тогда полосатого твоего точно выгонят! Несмотря на все ваши деньги.

– Учтем. Спасибо вам.

Понятно же было с самого начала, что Андрей попадется кому-то на глаза! Но ему же хочется крутого из себя изображать, шляться по территории с наглостью бродячего кота. Ничего, Жин-Жин еще об этом узнает!

Поблагодарив Ядвигу, в первую очередь за молчание, Агния продолжила прогулку, но долго бродить у нее не получилось. Дождь почти не усилился, зато воздух стал каким-то промерзшим и тяжелым от накопившейся в нем влаги. Прошлось ей возвращаться, потому что воспаление легких – далеко не лучшее лекарство от хандры.

Ее встретил полутемный холл. Ассистенты, дежурившие там обычно, где-то затаились. Агнию это не волновало – первый же корпус, не третий! Так что она просто направилась к себе, но на лестнице замедлила шаг, услышав чьи-то голоса.

Беседовали, судя по всему, сидевшие в креслах в общем холле. И если услышать голос Антуана в этом корпусе было, в общем-то, предсказуемым явлением, то застать здесь Петра Маковецкого девушка никак не ожидала – как минимум потому, что психологам не полагалось шастать по жилым этажам.

Впрочем, он, принимая во внимание тему их разговора, оказался тут как раз по профессиональному вопросу.

– …Из тоски не вылезаю, – изливал душу Антуан. Судя по выразительности его интонаций, актер наслаждался собственной игрой, и все же под слоем наносного пафоса чувствовались истинные эмоции. – Единственная женщина, с которой я хочу быть, не обращает на меня внимания. Она думает, я играю, но я предельно серьезен!

«Ну надо же, – изумилась Агния. – Зацепила-таки его Юленька! И он же еще не знает, что она беременна!»

– Говорить с ней бесполезно, – продолжил мужчина. – Только пытаюсь – она сразу мужа своего вспоминает. Дался он ей!

– И что вы чувствуете по этому поводу? – привычно поинтересовался Петр.

Все-таки он абсолютно бесполезен. Можно ведь задать более персональный вопрос: почему вы полезли к замужней, зачем вам это надо, почему вы говорите с придыханием? А психолог придерживается нейтральных, стандартных вариантов, что бы ни пришлось ему услышать в ответ! И – чтобы не выслушивать этот ответ совсем, не вдумываясь в него.

– Отчаяние я чувствую, вот что! Я бы реально хотел с ней быть, на этот раз – навсегда. То есть не обязательно, чтобы навсегда, но – надолго. Она красивая, милая, веселая… Я как раз это и искал!

«Хорошо хоть, не сказал, что она умная… Нет, Юлька не то чтобы очень умная, просто вряд ли он ум искал в женщине!»

– А что она чувствует по этому поводу?

Это уже прогресс – психолог правильно выбрал род подлежащего: женский.

Как же правильно она все-таки поступила, что сменила врача! Если сравнивать его с Жанной Валерьевной, то это просто… гусиная задница и алмаз получается!

Агния не собиралась стоять тут и дальше, холодно ведь ей, да и неудобно. Поэтому она беззвучно вернулась к началу лестницы, а потом с нарочитым топотом и оханьем стала подниматься. Голоса, как и следовало ожидать, тут же смолкли.

Поднявшись на свой этаж, Агния увидела обоих мужчин. Антуан был непривычно серьезен и – что было совсем уж шокирующим – прилично одет. Никаких маечек цвета фуксии и стразов: строгая черная рубашка и серые джинсы. Да, это определенно траур!

А Петр выглядел каким-то потасканным. Агния подозревала, что ему лет тридцать – тридцать пять, а сейчас он смотрелся на все сорок. Костюм мятый, галстук не в тон к рубашке, волосы взлохмачены, под глазами – темные круги. Такая депрессивная панда получается… Он что, не спал несколько ночей подряд? О судьбах мира думал?

Агнии всегда казалось, что люди такого типа должны жить в цветочных горшках. Почему она так считала – она и сама не знала.

– Агния! – Психолог поднялся ей навстречу, нацепив на лицо кривую улыбку. – Давно тебя не видел! Почему ты не ходишь на групповые занятия?

– Потому что я теперь занимаюсь с Жанной Валерьевной. Вас разве не предупредили?

– Предупредили, – Петр сообщил об этом без малейшего расстройства в голосе. – Но групповые занятия – это другое.

– Я знаю. Мне это не нужно.

– Ты уверена?

С чего это он вообще ей «тыкает»?..

– Абсолютно. Разрешите пройти.

Вот и пришло время для ее «коронного» номера. Проходя мимо, Агния осторожно отодвинула мужчину со своего пути. Еще позавчера она на подобный жест в жизни бы не решилась! А теперь – получилось. При этом девушка не почувствовала прежнего страха: только нечто похожее на слабую неприязнь. Ничего, Жанна Валерьевна сказала, что это – уже почти норма, не обязательно ведь к каждому встречному с объятиями кидаться.

Петр понял намек и больше с расспросами к ней не приставал, позволив девушке удалиться в свою комнату.

Что ж, это маленькая, но все же победа. И над собой, и над этим мятым увальнем.

Погода и полное отсутствие каких-либо занятий навевали на Агнию скуку. Попробовав для приличия почитать, Агния долго не продержалась и очень скоро задремала. Сон ее мог бы затянуться, если бы не осторожные удары по стеклу, мягко намекнувшие девушке, что расслабляться еще рано.

Поначалу Агния не отреагировала на этот странный звук, цепляясь за окружавшее ее уютное облако сонной безмятежности. Но целенаправленный и профессионально ориентированный «дятел» все не уходил. Пришлось ей лениво открыть один глаз, а потом, уже под влиянием шока, распахнуть и второй.

На узком подоконнике, совершенно не озадачиваясь высотой второго этажа, обустроился Андрей. Причем не завис в панике, а именно обустроился.

Агния бросилась к окну; упреки в его адрес отошли на второй план. Не хватало еще, чтобы этот татуированный голубь-переросток свалился! Жин-Жин ей тогда объектив ее же фотоаппарата засунет в… Ой, лучше и не думать об этом!

К счастью, окна открывались внутрь, поэтому перемещение Андрея с подоконника в комнату прошло нормально. Вот тогда-то Агния и решила отомстить ему за свои сгоревшие нервные клетки:

– Ты идиот?! Карлсон долбанный! Ты же разбиться мог в лепешку!

– В лепешку – не мог, – спокойно возразил Андрей. – Тут высота такая, что, в худшем случае, я кость бы сломал, да и то при совсем уж корявом приземлении.

– Остатки мозгов ты бы себе выбил! Как ты вообще туда попал?!

– С дерева прыгнул. Недалеко растет.

Бесполезно! Его упрекать – это все равно что доказывать табуретке, что земля на самом деле не квадратная, а круглая. Он в любом случае будет свято уверен, что не проделал ничего такого необычного.

Причем Андрей не выпендривался – как можно такое подумать! Он пришел через окно, потому что посчитал сей способ наиболее удобным, только и всего.

– Ну и зачем ты здесь? – Агния опустилась на кровать, парень устроился на подоконнике, только теперь – с безопасной стороны стены. – Пожалуйста, не говори, что ты пришел снова о том деле трындеть!

– Частично. – Полуулыбка на лице Андрея представляла собою странное сочетание: гримаска детского упрямства и виноватого выражения мордочки кота, побитого веником. – А чем это плохо? Я, в отличие от некоторых, днем спать не могу!

– Бисероплетением займись!

– В депрессию вгоняет, – фыркнул он, задумчиво разглядывая взятую им с тумбочки игрушку. – Кстати, я уже успел выучить этот шикарнейший из аргументов – депрессию! И все ее признаки, разумеется. Теперь так и буду жить: чуть что не так – значит, депрессия у меня. Здешним постояльцам, я смотрю, это помогает.

– Андрюха, ты зубы-то мне не заговаривай, кот-баюн! Что ты еще раскопал?

Агния не сомневалась: что-то такое Андрей точно выяснил. Напрямую он общался только со своим ассистентом, Димой, а уж через него разве что с директором этого замечательного заведения еще не познакомился. Дима, судя по всему, пытливым умом отнюдь не отличался, он явно не понимал, что его подопечный лезет не в свое дело.

Андрей Агнию не разочаровал:

– Про лес разузнал кое-что. Не намеренно, признаюсь, случайно так вышло. Димка вещал про пациентов, про их привычки, тогда-то он и ляпнул нечто такое, что меня крайне насторожило.

– Ну?

– В лес никто не ходит! – торжественно объявил парень.

Зависла минутная пауза, во время которой Агния ждала продолжения его рассказа, а Андрей, видимо, аплодисментов с ее стороны. Девушка не выдержала первой:

– Ну и?

– А что, так не понятно? – Он еще на что-то надеялся.

Агния его надежду «додавила»:

– Нет!

– М-да, тяжело с тобой… Ты вспомни, как мы до леса добирались! По асфальтовой дороге? По мощенной камнем мостовой? Может, по канату?

– По тропинкам мы шли, – Агния начинала догадываться, к чему он клонит. – Которые кто-то должен был вытоптать!

– В точку!

Действительно: тропинки в лесу были узкие, но довольно-таки четкие. Вокруг – густая растительность, а это значит, что даже при нечастом появлении в лесу людей любая дорожка заросла бы за неделю. Может, не полностью, но уж точно не была бы в таком состоянии!

В сосновой части леса процесс зарастания тропок идет медленнее, но и там вовсе не безлюдно.

– А Дима точно ничего не напутал?

– Точно, – заверил ее Андрей. – Он как раз вещал о том, почему никто не хочет дежурить у дальней калитки. Тоскливо, мол, это! Весь день сидишь один, и никто даже мимо тебя не пройдет. Да ты сама подумай!

Агния к этому моменту как раз подумала и сообразила, что он прав. Только пациентам первого уровня разрешено выходить в лес, а ее соседи целыми днями сидят в своих комнатах, максимум – прохаживаются по аллеям. За охраняемую территорию не рвется никто!

– Может, это деревенские протоптали? – неуверенно предположила девушка.

– Тропинку к реабилитационному центру? Конечно, тут их уже ждут добрые охранники, в кокошниках и с караваем в лапах! Я подумал, что таким образом персонал добирается из деревни на работу, но Димка сказал, что почти все живут на территории центра, для них тут комнаты отдельные имеются. Домой к себе они отлучаются, конечно, но недостаточно часто для формирования таких тропинок. Осень и весна у них – разгар сезона, нормальных выходных ни у кого нет.

– Потому что обострение у психов обычно осенью и весной начинается, – вздохнула Агния.

– Может быть, но я сейчас не про причины, а про следствие. В лесу регулярно кто-то бывает! Но зачем?

Так, хватит! Это пора остановить!

– Андрей, меня больше интересует другое «зачем». Зачем ты лезешь в это дело? Если ты прав, то все становится только опаснее! Мы вроде договорились соблюдать дистанцию, а ты опять во все суешься. Мне что, поводок на тебя нацепить? Зачем ты это делаешь?

Он ответил не сразу. Привалился плечом к оконной раме, устраиваясь поудобнее, и устало улыбнулся:

– Потому что скучаю по Женьке. Веришь?

Такого Агния не ожидала.

– А при чем здесь Жин-Жин?!

– Напрямую – ни при чем. Я стараюсь как-то отвлечься. Да, сеансы помогают, но только на полдня. А дальше – что? Забавно даже… Сколько лет жил один, нормально справлялся. А тут она появилась – и все. Пропал! Мне кажется, что… словно мне части самого себя не хватает, и это – очень важная часть.

– Ну, последняя фраза звучит отнюдь не так романтично, как ты думаешь… Ты, вообще-то, позвонить своей возлюбленной не пробовал?

Как и следовало ожидать, на Агнию «свалился» его тяжелый взгляд:

– Во-первых, ваши пошлости, миледи, неуместны! У некоторых возникают вовсе не такие приземленные ассоциации. Во-вторых, я ей звоню каждый день, она мне – тоже, а толку? Я по глазам ее скучаю, по улыбке… Есть, конечно, и такие моменты в этой тоске, которые вполне соответствуют твоим шуточкам, но я не собираюсь тебя радовать…

– И не надо, – девушка на всякий случай отодвинулась.

– Да не шарахайся, я ведь и обидеться могу! И вообще, если я вдруг решу переквалифицироваться в маньяка, дополнительные десять сантиметров расстояния тебе ну никак не помогут!

– Справедливо.

Агния достала из-под кровати свою дорожную сумку и начала импровизированные раскопки. Андрей не без интереса наблюдал за тем, как на кровати одна за другой появлялись книги.

– Вот, держи литературу. – Агния протянула ему свои «находки». – На это лучше отвлекись! Я тебя очень прошу, умоляю практически: остановись! Если ты угадал верно, то станет только хуже.

– Может, ты и права, – признал Андрей. – Ладно, книги – это уже хорошо.

– То есть я могу тебе доверять?

– Доверять – в каком отношении?

– Твою собственную безопасность тебе доверить, балда!

– А, это… Невелика ценность! – отмахнулся он. – Пока у меня есть книги, я буду занят. Максимум, что я сделаю, это завтра утром позвоню Вадиму.

– Зачем?

– Появились кое-какие вопросы…

Агния не стала спорить. Вадим – это не дружок по игрищам, человек он все-таки здравомыслящий. Может, хотя бы он объяснит Андрею, чего делать не надо!


Глава 12 | Чао, бамбино! | Глава 14