home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Несмотря на внушительные параметры, женщина напоминала все-таки не валун, а метеор… или метеорит – Агния еще со школы не могла запомнить разницу. Невысокая, круглолицая и в целом похожая на розовощекого колобка, дама лет сорока подходила к каждому столику, тараторила что-то, активно жестикулируя, и спешила дальше. Агния понятия не имела, кто это и что ей нужно, поэтому терпеливо ждала, когда дама доберется и до нее. Она находилась здесь уже три дня, но эту подвижную особу наблюдала впервые.

– Здра-а-авствуйте! – широко улыбнулась женщина, останавливаясь как раз там, где ожидала увидеть ее Агния. – Как вам тут отдыхается?

– Мне, скорее, лечится, но, все равно, отлично.

Это было не совсем правдой, однако Агния предпочитала не откровенничать с человеком, которого видела впервые в жизни.

Но женщина, как оказалось, и не ждала детального ответа, спросила только для начала разговора. По-настоящему ее интересовало другое:

– А как вам меню? Я, понимаете ли, заведую кухней, поэтому очень хочу знать мнение наших уважаемых гостей. Меня Ядвига Борисовна зовут, но можно тетя Ядя, я не возражаю!

А следовало бы возразить, ибо звучит это как-то… дурацки. Но в целом женщина Агнии понравилась. У Ядвиги были чистые светло-серые глаза и очень искренняя улыбка, а малиновый румянец, присутствовавший на ее щеках, судя по всему, перманентно, добавлял ее образу что-то народное… матрешечное.

– Претензий нет, – здесь Агния могла не кривить душой. – Все замечательно, мне после пребывания в вашем центре на диету садиться придется!

– Вот уж неправда! – серебристо засмеялась женщина. – Вы посмотрите, какую вы порцию маленькую себе положили! Моя дочка и то больше ест, а уж она помладше вас чуток! Точно ничего изменить не хотите?

– Абсолютно.

– Ну, смотрите сами! Если что – я всегда на кухне в положенное время, обращайтесь!

Это вряд ли. Ресторан получил бы высшую оценку от любого, даже самого строгого критика. К сожалению, сказать то же самое о лечении Агния не могла.

Агния исправно посещала все семинары, ходила на индивидуальные занятия, но пользы от них пока не наблюдалось. Никакой. Все, в конечном итоге, сводилось к болтовне, к разговорам о себе – к трате времени. Других пациентов это устраивало, потому что у них настоящих проблем не было, только надуманная депрессия, да и то от безделья.

Девушка даже опасалась, что репутация реабилитационного центра вообще раздута на пустом месте, но вчера ей удалось-таки повидаться с Андреем, и он несколько развеял ее сомнения. Парень был вполне доволен своими занятиями с психотерапевтом. Впрочем, даже без его слов Агния пришла бы к такому же выводу: он как минимум выглядел лучше, исчезла едва заметная затравленность из взгляда.

Видимо, ему попался хороший врач, адекватный. Не то что ей! «Специалист», к которому направили ее, мог только слушать, кивать и с периодичностью в полчаса задавать вопрос: «И что вы чувствуете?» Еще небось картинки дурацкие рисовал в блокноте в это время!

Андрей посочувствовал ей и пообещал поговорить по этому поводу со своим лечащим врачом. Так что, может, еще и будет польза.

А пока – ничего, кроме тоски и вкусной еды. Но вкусная еда и в городе есть! Не обязательно здесь торчать…

Телефон работал исправно, но и он не помогал. Утром Агния всегда звонила Даниилу, вечером – наоборот, у них установился свой график. Только вот эти разговоры почему-то не спасали, а делали расстояние между ними еще более ощутимым…

Пару раз ей позвонила Жин-Жин, уточняла, не завел ли Андрей гарем деревенского образца. Агнии удалось убедить подругу, что опасаться нечего, и все же она чувствовала, что сам Андрей будет подвергаться проверке не в пример чаще, чем она.

Отметилась и Даша, сокровенным шепотом поведавшая, что никаких посторонних женщин возле Даниила замечено не было. Агния и не беспокоилась по этому поводу: будет Даниил, прикованный к коляске, баб домой таскать! Он и от нее в этом плане ничего не требует, смысл – заводить еще кого-то?

Если смотреть на ситуацию объективно, все очень неплохо… и безнадежно.

Агния уже твердо решила, что сегодняшнее групповое занятие она точно пропустит. Все эти семинары – самое гиблое дело, ярмарка тщеславия, да и только! Делясь с другими своими проблемами, несчастные пациенты почему-то не забывают указать, сколько стоит их шубка или какую марку сигар они курят. Агния уже успела прийти к выводу, что депрессия сейчас в моде, не иначе.

Из ресторана девушка направилась в свою комнату, чтобы захватить фотоаппарат. За все время здесь она еще ни разу не доставала его из чехла! Активное посещение всяких там занятий и сеансов не оставляло для этого времени. Зато сейчас – можно! Еще и день выдался приятный: после затяжной облачности появилось солнце, удачно подчеркивающее осенние краски листвы.

Агнии хотелось прогуляться по лесу, но в одиночестве она делать это не решалась: слишком уж дикой казалась местность. И даром, что деревни рядом, сосны-то высоченные! Теоретически, она могла бы попросить в компанию кого-нибудь из охраны, но эти дуболомы внушали ей чуть ли не больший страх, чем лес.

Идеальный вариант – Андрей, однако его за территорию выпускать отказывались категорически.

«Надо будет с ним поговорить, – решила девушка. – Такие кадры пропадают!»

В ходе вчерашней встречи они пришла к выводу, что Андрей придает местным правилам гораздо меньше значения, чем она. Судя по наглой ухмылке кота, добравшегося до сметаны, пару пунктов он уже успел нарушить, но каких – спрашивать бесполезно. Все равно ведь не признается!

Ладно, это потом. Первая половина дня – время сеансов, Андрей однозначно занят. Хорошо еще, что на территории центра есть уголки, которые для снимков не менее интересны.

А в частности, один уголок. Его оставили в качестве зоны отдыха – ну и как местную достопримечательность.

На отдаленном участке, невидимом со стороны главных ворот, сохранился кусочек пионерского лагеря. Его образовывали фонтаны, довольно глубокий бассейн и многочисленные скульптуры, которые, похоже, снесли сюда со всей территории. Что примечательно, им позволили остаться в таком виде, в котором они были на момент прихода новых хозяев – частично разрушенными, потрепанными временем, но не полностью потерявшими свой первоначальный вид. Реставрация свелась к гарантии того, что скульптуры и постройки не раскрошатся в ближайшие годы. Чинить их, пускать воду в фонтаны – этого делать никто не собирался.

Чему Агния не могла не радоваться. Сейчас она бродила среди жизнерадостных пионеров, навалившихся друг на друга медвежат, лисиц непонятной «национальности» и ненормально дружных волка с зайцем, и ей чудилось, что она вдруг оказалась в другом времени. Солнце прогревало воздух, со стороны леса прилетал мягкий запах хвои, и впервые за эти дни девушка почувствовала себя спокойной и, по-своему, даже счастливой.

Скульптуры позировали послушно – лучше, чем многие известные модели! Снимая их, Агния так увлеклась, что чуть не свалилась в бассейн. Что было совсем не безобидно – глубина, наверное, метра два в этой части! А в другом конце меньше, там когда-то учились плавать дети помладше.

– Мог бы меня предупредить! – упрекнула Агния гипсового пионера, настолько пузатого, что, казалось, он застал эпоху прихода в нашу страну разнообразного фастфуда.

Пионер отмолчался. В отместку за это девушка переключила внимание с белых истуканов на бассейн, который оказался весьма привлекательным. Плитка хоть и потрескалась местами, но все еще очаровывала своим орнаментом: квадратики складывались в изображения рыбок и переплетенных цветочных гирлянд.

– Винтажненько, – пробурчала себе под нос Агния, спускаясь в бассейн со стороны менее глубокого края.

Для кого-то это было детством – в те времена, когда она еще и на свет не родилась. Понимание такого прошлого придавало самому месту особую атмосферу. Сделав несколько снимков, Агния не удержалась и провела рукой по краю бассейна.

Прямоугольник синей плитки под ее пальцами вздрогнул и сорвался вниз. Лишь каким-то чудом девушке удалось подхватить его, не дать хрупкой вещице разлететься на куски. Агния уже готова была навеки объявить себя курицей безрукой, когда заметила, что падение плитки произошло не так уж случайно.

Кто-то очень аккуратно и явно осознанно отделил этот кусок. Под ним в бетоне было выскоблено заметное углубление, заполненное чем-то и закрытое стеклом. Плитку просто вставили на место, но не закрепили. В целом, держалась она неплохо, но испытание надавливанием не прошла.

«Похоже на «секретик», – подумала Агния.

Сама она в детстве тоже делала «секретики» – не раз! Для этого в земле выкапывалась ямка, которая заполнялась цветами, ягодами, листьями и прочими интересными ребенку вещицами. Сверху «клад» закрывался стеклом, потом ямка закапывалась, чтобы только ее создатель и узкий круг посвященных знали, как найти сие чудо.

Агния, как и все знакомые ей девочки, тоже делала «секретики» в земле. Ей в дошкольном возрасте (в дальнейшем созданием таких тайников она уже не увлекалась) и в голову не приходило – выскребать бетон! Поэтому здесь явно не «секретик»…

А что – непонятно. Углубление располагалось на теневой стороне бассейна, поэтому свет туда практически не попадал. Но для Агнии это не стало проблемой: девушка попросту включила вспышку и сфотографировала тайник. Секундой позже на маленьком экранчике камеры появилось вполне четкое изображение.

– Вот же синий кот в желтых слаксах! – присвистнула Агния. – И правда, «секретик»! Так, надо мне перестать пользоваться Женькиными фразочками, они звучат как-то странно…

Внутри углубления, за цельным куском прозрачного стекла, располагалась мозаика из мелких осколков – белых, зеленых, красных и коричневых. Орнамент был слишком сложный и продуманный для детского исполнения, но в то же время, какому взрослому придет в голову заниматься такой ерундой? Уж точно, не местным депрессирующим «кисам», которые слишком высоко ценят свой маникюр!

Похоже, все-таки ребенок позабавился, просто чертовски талантливый. Взрослые свои работы продают, а не прячут за плиткой…

Сделав еще один снимок для надежности, Агния вернула осколок на место. Пускай живет «секретик», красиво ведь!

Девушка уже собиралась уходить, когда в ее сознании промелькнула мысль: а что, если это чудо тут не одно? Человеку, которому нравятся подобные вещи, лучше «холста», чем старый бетон, и не сыскать! А для ребенка это вдвойне удобно: сидишь себе в укрытии, скребешь стенку, взрослые тебе не докучают.

Чтобы проверить свою теорию, Агния стала ряд за рядом проверять стены бассейна, касаясь каждой плитки. Ее старания не были напрасными: в течение часа она обнаружила пять «секретиков». Три были наполнены стекляшками, причем узоры никогда не повторялись. В четвертом скрывалась удивительно красивая композиция из сухоцветов. Пятый таил в себе переплетение трав в форме гнезда, а там, в середине, лежало что-то еще, скрытое за птичьими перьями. Но что, Агния разглядеть не смогла, не помогали фотографии.

Чтобы разобраться, нужно было убрать стекло, достать гнездо и посмотреть, что внутри – все просто. Агния даже собиралась прибегнуть к этому нехитрому способу, но не успела – скрип гравия на дорожке выдал чье-то приближение.

Девушка поспешно вернула плитку на место и отошла, она не хотела, чтобы ее застигли возле «секретика». Если это автор композиций, то он вряд ли обрадуется тому, что его творения обнаружили – не зря же он их прятал! Если же это кто-то посторонний, то пусть он и дальше остается в кругу «непосвященных».

Очень скоро человек появился на краю бассейна, и Агния смогла разглядеть его.

Это был посторонний. Очень посторонний. Это был Антуан.

Антуан являл собою классический пример существа под названием «светский львец» – Агния и Жин-Жин пришли к совместному выводу, что именно так должен зваться самец светской львицы. До львов они недотягивали! Его семья была очень богата, высшее образование он получил во Франции, годам к тридцати впал в депрессию, потому что «пресытился жизнью». Так, собственно, он и попал в реабилитационный центр.

Благодаря папе-олигарху и маме бизнес-леди Антуан с детства ни в чем не нуждался. За свою жизнь он встречался со всеми – с президентами, королями, папой римским. Они все умилялись, видя белокурого мальчика, сюсюкали с ним, а для мальчика таким образом не осталось в этом мире авторитетов. Разминулся он разве что с Господом Богом, и то, как считал Антуан, по нелепой случайности.

Несмотря на то что матерью его была не домохозяйка, как это часто бывает, а успешная и солидная женщина, Антуан не унаследовал ни от одного из родителей деловой хватки. Работа его утомляла. Если же отец заставлял его работать, великовозрастное дитятко удерживалось на каком-либо месте не больше недели, а потом опять удачно впадало в депрессию. Выпадал из нее Антуан только ради светских тусовок.

Все это Агния узнала на первом же занятии по групповой терапии. Антуан не относился к числу тех, кому сложно говорить о себе – этим, безусловно, любимым делом он мог заниматься часами.

Привлекательным в нем девушка находила только одно: он оказался безумно похож на Артема. Такой же овал лица, голубые глаза, светлые волосы, подтянутая фигура. Правда, Артем всегда стриг волосы очень коротко и, как убедилась Агния, был прав: выбранная Антуаном прическа-пажик делала его тонкие черты несколько женоподобными.

Естественно, при такой внешности и материальном положении проблем с женщинами у Антуана не наблюдалось. Это его голос Агния слышала в ночь своего приезда. Как позже выяснилось из краткой беседы с другими участницами занятий, голубоглазый красавец уже «познакомился поближе» на территории реабилитационного центра с каждой женщиной моложе сорока.

Кроме Агнии, которая только-только приехала. Антуан считал, что данный недостаток легко исправить, пока она его не послала совершать половой акт с чугунной сковородой – прямым текстом. В глазах девушки его внешнее сходство с Артемом не могло затмить тот факт, что он светский львец и просто чмо.

Антуан растерялся – он совершенно не знал, что делают при отказе. Обычно его внешности хватало на все случаи жизни! Девочки-содержанки пачками велись на него после своих обрюзгших, похожих на хряков «папиков». Бизнес-леди, не имевшие постоянных партнеров, разбавляли им свой досуг. Самостоятельные «папенькины дочки» вообще считали, что развлечься с эдаким красавчиком – так же естественно, как и выкурить сигарету.

Может, где-то и существовали девушки, которых он не интересовал, но в гламурном мире Антуана для них места не нашлось. Все, у кого нет наследства или солидного дохода, – уже моветон, другой круг.

Агния не попадала в эту категорию: если она лечится в таком дорогом центре, значит, деньги у нее есть! Поскольку она молода и красива, значит, содержит ее уродливый жирный спонсор. Но она все равно не ведется на красивого молодого Антуана! Где сбой программы?!

Он не сдался. Он начал преследовать ее с решительностью самца орангутана. Теперь ведь встал вопрос о его чести и достоинстве!

– Привет, красавица! – Он продемонстрировал в улыбке идеально ровные белоснежные зубы. – Почему тебя не было сегодня на терапии?

– У меня ветрянка, – буркнула Агния, продолжая возиться с камерой.

– Что-то не вижу!

– Зато скоро почувствуешь!

Он с кошачьей грацией спрыгнул на дно бассейна, но ближе подходить не стал. Ага, помнит, значит, тот пинок под коленку!

– Почему ты такая колючая?

– Потому что я – репейник, – тяжело вздохнула девушка. – Ты здесь каким боком вообще?

– Не поверишь, тебя искал! Это, кстати, было довольно сложно, ты будто следы заметаешь!

– Я их просто не оставляю…

Он засмеялся и, будто этого было недостаточно, сообщил:

– Смешная ты!

«Игнорировать, – велела себе девушка. – Не обращать на него внимания, и он уйдет».

Антуан, как и любой светский львец, нуждался в зрителях и слушателях. Не важно, довольны они или нет, не всем дано понять гения. Главное, что он в центре внимания! Если же его игнорировали, у него смысл жизни терялся в тумане бытия.

Вот и теперь он не сумел долго выносить тишину.

– Слушай, ну чем я тебе не угодил?

– Начнем с того, что мне и не нужно угождать, я об этом тебя не просила. Давай ты не будешь изображать из себя романтичного сельского пастушка, я знаю, что тебе нужно.

– И в чем проблема? – Антуан призывно поиграл мышцами. – Если пастушок готов, а козочки не против, зачем портить друг другу отдых!

Агния была неумолима:

– Вот к козочкам и иди, зоофил, а меня оставь в покое.

Она очень жалела, что не может хотя бы раз прогуляться по территории центра вместе с Андреем, чтобы все их увидели. Устрашающая внешность бойфренда Жин-Жин наверняка заставит Антуана найти себе занятие попродуктивнее.

Увы, правила запрещали пациентам первого уровня находиться на открытом пространстве вместе с пациентами третьего уровня. Нелепо, конечно, тут же не сумасшедших преступников содержат! Но спорить бесполезно…

Так что Агния пошла на уже привычные меры: направилась прочь. Антуан поплелся следом.

– Агния, ну не злись, я же не хотел тебя обидеть!

– Тебе скворечник проще обидеть, чем меня. Поэтому можешь дать своей совести отдохнуть.

– Хватит обвинять меня во всяком таком! Я же тебе ничего не сделал!

И, что характерно, не сделает и дальше. Если изначально у Агнии и были на этот счет опасения, то теперь они улетучились. Антуан не относился к тем мужчинам, которые способны взять девушку силой – ему проще брать их измором!

Да, бродить следом за ней он будет и дальше, но рано или поздно ему надоест, организм напомнит о важнейших потребностях. А пока придется ей выносить его нытье…

Что оказалось не так уж сложно. Агния воспринимала его как сторонний шум, такой же, как, скажем, рев мотора автомобиля или шелест дождя в лужах… или как кряканье утки.

«Надеюсь, Андрей сумеет договориться со своим врачом по поводу меня, – думала девушка, направляясь к первому корпусу. – А если нет, то к прежнему доктору я точно не пойду. Не хватало только два часа на всяких лузеров тратить! Это время с большей пользой провести можно… Например, попытаться найти автора тех картин из стекляшек! Не должен такой талант пропадать даром, как минимум фотки я опубликую! Неплохо бы получить его разрешение… Если он еще здесь».

Не стоило исключать вариант, что всем этим развлекался кто-то из пациентов, уже покинувший центр. Впрочем, многие «завсегдатаи», такие, как Антуан, возвращались сюда снова и снова, с перерывом в несколько месяцев.

Таким образом, основных версий три: либо это пациент, присутствующий в центре сейчас, либо бывший, либо ребенок кого-то из персонала, потому что сам персонал вряд ли станет «казенное» имущество портить.

Никто другой, со стороны, сюда бы не проник.


Глава 4 | Чао, бамбино! | Глава 6