home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Агния легонько оттолкнулась ногой от земли, и качели сдвинулись. Это ее маленькое «убежище» было очень удачно расположено: максимально близко к третьему корпусу, но в то же время за пределом пытливых взглядов ассистентов и масленых глазок Антуана благодаря зарослям аккуратных елочек.

Здесь они с Андреем и договорились встретиться. Девушку очень интересовало, как он намерен выбраться из своего корпуса, однако во время их недавнего короткого разговора он все свои тайны ей не раскрыл. Темнит до последнего! Все-таки он и Жин-Жин – идеальная пара…

Ожидая его, Агния невольно прислушивалась к крикам, доносившимся со стороны третьего корпуса. Крики оттуда слышались истошные, надрывные, и этим они привлекали к себе внимание. Впрочем, минут через пять внимание угасало, потому что содержание этих воплей разнообразием отнюдь не отличалось:

– Твари! Б…! Всех поимею! Трупы ваши поимею! Потаскухи продажные!..

– Весело у них там, – пробормотала себе под нос Агния. – У нас «всехимением» занимается Антуан, но, по крайней мере, тихо! Ну или не так громко.

Долго сидеть на лавочке-качелях ей не пришлось. Андрей появился из-за елок бесшумно и быстро, как тень. Может, он и приблизился немного к цивилизации за последние недели, но что-то звериное в нем все-таки осталось!

– Хочешь моей смерти? – укоризненно посмотрела на него девушка.

– От чего же? От обжорства? – Он кивнул на мешочек с домашним печеньем, пристроившийся рядом с Агнией на качелях.

– От разрыва сердца! А печеньки, между прочим, – тебе.

Сегодня за завтраком Ядвига угощала посетителей ресторана печеньем – домашним, самодельным, а не каким-то там магазинным. Агния даже нашла в себе силы не истребить все мучные изделия за один раз, а принести немного Андрею – в благодарность за то, что он согласился сопровождать ее.

Однако этот кошак неблагодарный широтой ее жеста не проникся.

– Я не люблю сладкое.

– А теперь полюбишь, – угрожающе прорычала Агния. – Садись и ешь, а иначе я скажу Жин-Жин, что застукала тебя с медсестрой!

– Шантаж? Очень благородно! Женька тебе в жизни не поверит!

– …Или с медбратом. У меня и фотки есть!

Андрей испепелил ее взглядом, но все же сел рядом.

– Это ассистент, а не медбрат, – пояснил он. – Без его сопровождения я не имею права покидать свою комнату.

– Да? А сейчас где этот двухметровый маячок, у тебя в кармане?

– Сейчас этот двухметровый маячок думает, что я сплю у себя, дверь-то заперта. А я через окно вылез, там решетки легко откручиваются.

С третьего этажа? Впечатляет, но не очень. Андрей, бывало, демонстрировал и более удивительные способности.

– Шлюхи!.. – снова прилетело со стороны третьего корпуса.

Тут уж Агния не выдержала:

– Кто это у вас такой романтичный?

– Лютик, – поморщился Андрей. – У этого гаденыша сейчас обострение. Может и ночью заорать, его надолго не заткнешь, а давать ему сильные лекарства врачи опасаются. У этого визгливого червяка, видите ли, организм слабый! У меня он тоже ослабеет, если я продолжу слушать серенады этого петуха!

– А что с ним такое?

– Если ты ждешь диагноз, то я тебе его не скажу, потому что не запомнил. А вообще, дятла этого в детстве избивал отец, а мачеха над ним издевалась. С тех пор он боится мужчин и ненавидит женщин.

Так, а вот это уже любопытно! В смысле, не жизнеописание этого крикуна, хотя его, безусловно, жалко. Откуда Андрею известны такие подробности? Вряд ли сам Лютик ему обо всем рассказал.

Вместо того чтобы размениваться на гадания, Агния спросила прямым текстом. На что получила ответ:

– Жанна Валерьевна рассказала. То есть не просто так, не: «Слушай, Андрюха, чего я знаю», а потому что я собирался свернуть Лютику шею. Правда! Достал он меня.

Сложно не поверить, учитывая, что слух у Андрея обостренный, а от воплей Лютика, вероятнее всего, сейчас и Ленин в своем Мавзолее морщится.

– Ну и как, разжалобила тебя история бедного Лютика?

– Не-а, – честно признался Андрей. – Но от намерения покалечить его – избавила. Пускай живет! Все равно ему скоро выписываться – вроде бы. Кстати, Валерьевна пообещала, что теперь она займется и тобой, раньше у нее не получалось.

О, отличная новость! Агния уже укрепилась во мнении, что специалист эта Жанна все-таки хороший, поэтому очень хотела поговорить с ней. А иначе обидно тут торчать!

Но не сегодня. После обеда проводились разве что групповые занятия, психологи не работали, это девушка уже уяснила. А значит, от лесной фотосессии ее ничто не отвлекает!

– Пойдем уже, толстяк! – Агния свернула опустевший между делом мешок из-под печенья. – Нам еще кое-куда зайти нужно!

Она не забыла про «секретик» в бассейне, просто в последние дни Антуан почти не отставал от нее. Прилип, как жвачка к замшевой туфельке! Девушку уже возненавидела вся женская половина обитательниц реабилитационного центра, враз оставшаяся без его внимания.

Андрей будто угадал ее мысли:

– Кстати, давно хотел узнать… что за хмырь с тобой тусуется?

– Луну знаешь? – угрюмо поинтересовалась Агния.

– Лично – нет, а вообще, кретинизмом изначально не страдал: знаю.

– В смысле, что такое Луна – знаешь?

– К чему это ты?

– Я – Земля, он – Луна. Он не тусуется со мной, он вокруг меня вертится! Так и можешь передать Дани, который, конечно же, поручил тебе отслеживать подобные моменты.

У Андрея хватило честности ничего не отрицать. Мужчины!

К участку с фонтанами они пошли не по дорожкам, а через лес. В принципе, куртка с капюшоном хорошо скрывала запоминающуюся внешность Андрея, но рисковать лишний раз не следовало. Не хватало еще, чтобы их обоих отсюда выгнали из-за такой ерунды!

Когда они почти добрались до бассейна, парень остановился. Ну, понятно, в нем проснулся инстинкт Джеймса Бонда – всё камеры наблюдения ищет! Только нет их здесь. Агния не могла это объяснить, она просто чувствовала, что ребенок (а после долгих размышлений она пришла к выводу, что «секретики» все-таки сделал ребенок) не стал бы играть под наблюдением. Уж он-то знал, где камеры, у него тут родители работали. Она уже отыскала в правилах центра пункт, запрещавший пациентам привозить с собой детей.

Вместо того чтобы рассказать обо всем Андрею, она просто взяла его за руку и потащила за собой. Если бы он хотел остаться на месте, он бы это сделал, силы ведь у них неравные! Но он предпочел выразить свое возмущение словами:

– Ты осознаешь, что перешла фактически на насилие?

– Угу. Можешь передать Жин-Жин, что я тебя изнасиловала!

– Непременно. Тебе не кажется, что для купания в этом очаровательном местечке ты опоздала лет на пятьдесят?

– Не в том дело. Просто это идеальное место, чтобы принести тебя в жертву!

Вот так, будет знать, кто по части юмора на вершине пищевой цепочки!

Андрей и правда признал свое поражение: за дальнейшими действиями девушки он наблюдал молча.

Агния не собиралась пересматривать все тайники, в этом плане ей вполне хватало фотографий. Ее больше интересовал тот, в котором хранилось гнездышко. Найти его удалось не сразу: плитки казались абсолютно одинаковыми, а запомнила она лишь общий участок. И все же после пары неудачных попыток она преуспела в поисках.

– Вот оно! – победно объявила девушка.

– Что это? – Андрей подошел поближе.

– «Секретик». Развлечение для маленьких детей, преимущественно девочек.

– Я подозревал, что тебе нравится отбирать радость у малолетних, но не так же откровенно…

– Ой, молчи! – фыркнула Агния. – Лучше помоги мне убрать стекло, оно тут как-то очень хитро приделано!

Девушка даже не успела толком разглядеть, что он сделал. Андрей просто протянул руку вперед и извлек стекло: ловко, аккуратно, ни единой царапинки на нем не оставив. При этом он не произнес ни слова, но его смеющиеся глаза говорили о многом.

– Позер!

Агния не рассердилась – пусть себе дурит! Главное, что она наконец сумеет разглядеть странный предмет внутри!

– Поздравляю, – ехидно заметил Андрей, когда она вытащила гнездышко. – Ты ограбила ребенка!

Под слоем перьев скрывалась игрушка – крохотный плюшевый кролик в розовом платье. Агния решила, что это что-то вроде брелка для мобильного, но петельки нигде не наблюдалось, да и швы слишком неаккуратные для фабричной вещицы. Судя по всему, кролика сшили вручную.

Девушке стало неловко: она только теперь сообразила, что сама чуть ли не в детство впала. Нет, конечно, события последних месяцев подталкивали ее к детективному образу мышления, но не настолько же!

Она собралась было вернуть крольчонка на место, однако Андрей перехватил ее руку и зачем-то поднес игрушку к лицу.

– Э-э… Если ты собираешься засовывать эту штуку в нос, скажи сразу – пока ты будешь занят, я успею сбегать за врачом!

– У меня не по тому плану отклонения, чтобы игрушки куда попало совать, – отмахнулся парень. – Ты лучше сама его понюхай!

– Вот еще! – воскликнула Агния. Но, естественно, не удержалась, забрала крольчонка и осторожно вдохнула исходивший от него запах.

Пахло ванилью. Сильно. Это не тот тип запаха, который просто цепляется к меху – он бы за несколько дней улетучился. Источник его находился внутри игрушки, Агния даже чувствовала вперемешку с ватными комочками какие-то твердые частички. Это или сушеная трава, или что-то вроде ароматической соли, девушка в таких вещах плохо разбиралась.

Заметив ее действия, Андрей предложил:

– Можно вскрыть и посмотреть.

– Себе что-нибудь вскрой! Зачем? Понятно же, что там не наркотики, а какой-то ароматизатор.

Агнии уже стало стыдно перед неизвестным ребенком за всю эту возню с тайниками, не хватало еще, чтобы малыш (или малышка, что вероятнее) обнаружил кроля, покончившего жизнь самоубийством по японскому методу!

Девушка с максимальной точностью постаралась вернуть «секретику» его первозданный вид. Это оказалось не так уж трудно сделать, собрать заново орнамент из стекла было бы куда сложнее! Вернув все на место, пристыженная, она потащила Андрея к лесу. Он не преминул ее подколоть:

– Уже уходим? Ты уверена, что не хочешь заскочить в детскую комнату?

– Замолкни, а то нанесу тебе новую психологическую травму еловой шишкой!

– А я что? Я как лучше хотел!

Возле выхода с территории центра они разделились. Агния смело направилась к воротам, ей гулять не воспрещалось, Андрей же скрылся в лесу. Он сказал, что переберется через забор в какой-то там слепой зоне, но девушка не вполне поняла, что он имеет в виду.

Возле ворот дежурил один охранник. Тут много человек не требовалось, «ворота» – одно название, больше на калитку похоже. В этой стороне не было автомобильных дорог, только лес и речка, до ближайшей деревни довольно далеко. Ночью эту лазейку охраняли два человека, днем – всегда один.

– Здравствуйте. – На сей раз этот участок достался смуглому молодому человеку, которого Агния практически знала. Точнее, она знала, что зовут его Борис – видела имя на бейджике, когда мужчина приветствовал гостей у входа в ресторан, как иногда заставляли делать местную охрану. – Вы ко мне или проходом?

– Скорее, проходом, – улыбнулась Агния. – Ловлю последние дни хорошей погоды.

– Ну, не последние. Еще три дня тепло будет, я сегодня в Интернете смотрел.

Понятно. Ему одному тут скучно и хочется поболтать. Только у девушки не было желания задерживаться здесь, потому что осенние дни короткие, да и Андрей, наверно, уже ждет ее.

Поэтому она не остановилась, лишь кивнула на ходу:

– Да, но и лес большой! Буду стараться побывать везде!

– Удачных вам снимков!

Агния насторожилась было: откуда это он знает, что она собралась снимать?! Но тут же вспомнила, что на шее у нее, вообще-то, висит фотоаппарат, слишком крупный для того, чтобы быть просто аксессуаром.

«Я с этим криминалом совсем в истеричку превращаюсь, – подумала она. – Нет, срочно надо прорываться к этому чудо-психологу, который работает с Андреем!»

За забором начинались ряды плодовых деревьев, посаженных, судя по всему, сотрудниками реабилитационного центра. А за ними – речка, слишком мелкая, чтобы купаться, но недостаточно узкая, чтобы перешагнуть ее. Через эту речушку была перекинута бетонная плита с криво приделанными металлическими периллами. На этом импровизированном мостике ее уже ждал Андрей.

– Быстро ты! – оценила Агния.

– Вопрос восприятия, – пожал он плечами. – Мне, например, показалось, что это ты медленно.

– Мерзкий ты все-таки типчик!

– Женьку я вполне устраиваю.

Мост вел к лугу, через который тянулась тонкая тропинка, исчезавшая в лесу. Похоже, люди бывали здесь довольно часто, но никак не туристическими группами. В общем у Агнии и Андрея наметилась возможность побывать на если и тронутой, то уж точно не испорченной человеком природе.

Агнию это восхищало. Она давно не работала, ей казалось, что руки ее отвыкли от фотоаппарата, однако нынешняя съемка расставила все на свои места. Нормально, нет проблем! Подыскивая новые кадры, она забыла обо всем на свете: о тайниках за плиткой, об игрушке, об Антуане «Неугомонном»…

Поэтому и тот факт, что Андрей заметно нервничает, открылся ей, лишь когда она сделала небольшой перерыв.

– Ты почему так дергаешься? – удивилась она.

За все это время парень не отходил от нее дальше, чем на три шага, а теперь, когда они остановились, старался смотреть только себе под ноги.

– Ничего. Очень похоже на окружение Цирка… Не бери в голову, меня просто глючит.

Девушка и предположить не могла, что он сразу о Цирке этом ужасном подумает! Хотя, пожалуй, ей стоило рассмотреть и такой вариант… В любом случае, Агния почувствовала себя неловко:

– Может, нам лучше вернуться?

– Не вижу смысла. Лес как лес. Я даже предлагаю разделиться…

Понятно, решил себя испытать. Агния-то, в принципе, не возражала, но и оставаться одной не очень хотелось. Она же не зря попросила его пойти с ней!

– Далеко только не уходи…

– Не бойся, – усмехнулся Андрей. – То, что ты меня не видишь, не значит, что я далеко!

Может, так даже и лучше. Не придется через каждые десять шагов требовать: «Выйди из кадра!»

Осень уже тронула лес первыми яркими красками, а закат только дополнил ощущение нереальности окружающего мира. Время просто перестало существовать, и это наваждение оборвалось лишь тогда, когда закончилась карта памяти в фотоаппарате.

Второй карты у Агнии с собой не было, а стирать уже имевшиеся снимки ей не хотелось. Да и зачем? Чтобы повторить их же, разве что с минимальной разницей во времени и ракурсе?

Вместо этого она предпочла просто медленно идти вперед, наслаждаясь тишиной и тягучим воздухом, пропитанным ароматами сосновой смолы. Правда, в такой расслабляющей обстановке в ее голову лезли нежеланные мысли. Не неприятные, просто такие, от которых она бы с удовольствием отказалась, потому что от объекта этих мыслей ее надежно ограждало значительное расстояние.

В борьбе между здравым смыслом и альянсом типа «эмоции-настроение» решающую роль сыграло численное преимущество. Очень скоро мечтательность «заявила», что скоро она превратится в депрессию, если только…

«Здесь все равно нет связи, – пыталась успокоить себя Агния. – Связи нет, поэтому я пережду, а по возвращении в комнату меня уже отпустит».

Но оказалось, что чуть ли не весь мир ополчился против нее – связь была! Что любопытно: здесь, чуть ли не на краю света, она была – когда не надо! Зато когда это очень требовалось, она отсутствовала даже в Подмосковье.

Спор с самой собой Агния проиграла: она уже набирала номер.

Даниил ответил почти сразу, как, впрочем, и всегда.

– Ты выбиваешься из графика, – отметил он. – Надеюсь, ничего не случилось?

– То есть вариант, что я соскучилась, не рассматривается? – надулась девушка.

– С той же степенью вероятности, что ты сменила чешую на белые пушистые перышки, – философски рассудил Даниил.

– Вечно ты норовишь ребенка обидеть…

– Это ты-то – ребенок?! Нет уж, извини, я не педофил, поэтому придумай для себя какое-нибудь более адекватное сравнение.

Вроде бы он не говорил ничего романтичного – скорее, наоборот, с деликатностью танка убивал все настроение! А Агнии еще сильнее захотелось, чтобы он был рядом, здесь, а не в своем далеком московском офисе…

– Дани, я соскучилась!

– Я смотрю, лечение не особо помогает, у кого-то случился рецидив… или новое падение с силосной башни.

– Я серьезно, между прочим…

Он, наверное, поверил ей. По крайней мере сделал паузу, а когда снова заговорил, голос его уже не казался таким колючим:

– Ну зачем я тебе там? Практической пользы от меня нет никакой! Грибы я не собираю, рыбалку признаю только в океане, в цветок папоротника не верю, про прыжки через костер – вообще молчу. Короче, я не вписываюсь в деревенскую идиллию! Так что – зачем?

– Потому что я тебя люблю…

Она сообразила, что именно сказала, только после того, как эти слова уже прозвучали. И вроде бы ничего страшного, все логично, если не учитывать, что ни она, ни Даниил не были склонны к словесным выражениям чувств. Особенно Даниил!

Получается, она нарушила правила первой… Но гораздо больше девушку испугало то, что это не была «дежурная фраза» с ее стороны, которой, если верить голливудским фильмам, обмениваются чуть ли не все американцы при расставании на период от пяти минут до бесконечности. Она сказала то, что и хотела сказать.

Теперь она ждала ответа, а трубка давила на нее тишиной. Нет, а что, это в самом деле так сложно – переступить через себя и выдавить хотя бы: «Я тоже»?! Если, конечно, для этого есть основания…

Он все-таки прервал молчание.

– Агния, я… – слова эти прозвучали сдавленно, но вдруг голос Даниила резко изменился, он вновь стал спокойным и непринужденным: – Спасибо. Я рад был это услышать. Слушай, у меня срочные дела, я перезвоню тебе позже.

И повесил трубку, оставив ошарашенную девушку наедине с короткими гудками.

– Ну и что это было?! – изумленно спросила Агния у леса.

Лес ответил ей невразумительным шелестом листвы.

Девушка была в шаге и от депрессии, и от вспышки гнева, она просто еще не решила, что ей выбрать. Любой вариант оказался бы очень тяжелым и разрушительным для ее нервной системы, она предчувствовала это. Но, к счастью, тут решил напомнить о себе Андрей:

– Агния, иди сюда! Срочно!

– Насколько срочно? – осведомилась девушка, пытаясь определить точное направление.

– Очень! Тут, кажется, кого-то убили…


Глава 6 | Чао, бамбино! | Глава 8