home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



34

Кому это выгодно

27 октября, суббота

Хольцман с помощью нексуса заставил себя уснуть. Ему требовался отдых. Нужно прочистить мозги и разобраться в ситуации.

Проснулся он рано – от сердцебиения. На виртуальных часах в его уме было 3:16 утра.

Он никак не мог избавиться от всепоглощающего ужаса. От ощущения, что он все понял неправильно и мир оказался куда хуже и страшнее, чем он полагал.

Хольцман как можно тише выбрался из постели. Анна что-то пробормотала во сне. Он посмотрел на нее – и сердце защемило. Почему он решил ей врать? Почему скрывает от нее, что происходит на самом деле? И как жить дальше? Если он прав… Если он прав, то жизнь Анны теперь тоже в опасности.

Сделай так, чтобы я ошибался, мысленно умолял он Бога, в которого перестал верить еще в юности. Умоляю, Господи, сделай так, чтобы я ошибался.

Хольцман на цыпочках вошел в свой домашний кабинет и прикрыл дверь. Включил личный терминал, провел пальцем по сканеру отпечатков пальцев, поднес глаз к сканеру сетчатки и произнес пароль.

Терминал ожил: посреди экрана загорелся логотип Министерства внутренней безопасности, орел и щит, а в нижнем правом углу – маленький значок УПВР (спираль и щит, заключенные в атом).

Хольцман нашел в системе проект «Ноябрь». Его писала команда Купера – под руководством Хольцмана. Он ненавидел себя за это, но на фоне его прочих преступлений это было сущий пустяк.

Исходный код его сейчас не интересовал. Хольцман открыл спецификации. Ага, так – определение протокола передачи данных. Он сделал скриншот виртуального экрана и сохранил его в память нексуса. Осталось найти еще кое-что: ключ шифрования. Где его взять? Хольцман просмотрел свойства – вот он! Сам ключ был скрыт, пришлось заново произносить пароль. Удивительно, что система его приняла: голос изрядно дрожал. Затем он ответил на три вопроса, и только тогда ему показали ключ – длинную последовательность шестнадцатеричных символов, абракадабру для простого человека, которая позволяла просмотреть коммуникации между исполнителем и контроллером «Ноября». Хольцман сделал снимок ключа, сохранил его и вышел из системы.

Сердце бешено стучало в груди, тело покрылось потом. Безусловно, он ошибается. Должен ошибаться. Но что, если он все-таки прав?

Хольцману захотелось принять дозу, чтобы все забыть. Но он не мог. Не мог. Это слишком важно. Он должен докопаться до правды.

Хольцман выключил экран терминала, откинулся на спинку стула, закрыл глаза и вернулся в тот страшный июльский день. Логи коммуникаций. Зашифрованный трафик.

Зашифрованные данные. На частоте нексуса. Джо Дюран хмурится, когда Хольцман начинает вертеть головой в поисках источника.

?RU5L8PP0hLarBNxfoQM23wG6+KTCEBhOIAAQyPPc76+TWhj

Он скопировал данные, открыл их в приложении-дешифраторе и ввел личный ключ.

Ключ совпал.

Террористы не просто украли нексус из его лаборатории. Они воспользовались его кодом. Вот как им удалось провернуть столь изощренное преступление. Все прежние выходки ФОПЧ в подметки не годились этому.

Сердце буквально рвалось из груди. Лицо побагровело. Хотелось кричать и плакать.

Надо проверить еще кое-что. Он вызвал в уме определение протокола передачи данных, поместил его в верхнюю половину ментального поля зрения, а в нижнюю скопировал зашифрованную строчку.

Определение протокола было ключом, легендой. Оно позволяло переводить двоичный код зашифрованных сигналов в понятные человеку команды.

Где-то здесь должна быть команда «ОГОНЬ» и заданные для нее условия. Хольцман стал продираться через дешифрованные сигналы в поисках нужных слов. Может, их здесь попросту нет? Может, он все-таки ошибается?

Тут он нашел, что искал. Сигнал к действию.

У функции «ОГОНЬ» было два аргумента: идентификатор мишени и необходимое отклонение от цели.

ОГОНЬ (<мишень 1>, <-0.5, 0.0>)

Он был прав. Ой как прав.

Кто-то украл нексус из его лаборатории и воспользовался софтом, который написали его люди. С помощью этого софта террористы превратили Майка Трэверса в робота-убийцу и в нужный момент приказали ему открыть огонь.

Причем так, чтобы пули прошли в полуметре от цели.

Эти люди украли разработанный им код, чтобы стрелять в президента – и не попасть. Чтобы промахнуться.

«Его даже не ранили!» – всплыли в памяти слова Анны.

Нет, конечно. Террористы получили ровно то, чего добивались.

Кому это выгодно? спросил внутри голос Накамуры.

Стоктон проигрывал до покушения ФОПЧ. А теперь выигрывает, ответил голос Анны.

Все ясно.

Это выгодно президенту.


33 Схватка 27 октября, суббота | Дилемма | 35 Последние слова 27 октября, суббота