home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11

— Миссис Халгейт! Мадам!

Мег захлопала глазами и спохватилась, что стоит в холле и глупо улыбается. Он улыбнулся! Он улыбнулся и пошутил. Перед ней стояла встревоженная Дамарис.

Почему бы и Россу не улыбаться, раз экономка ведет себя так глупо.

— Да, Дамарис, что-то не так?

— Это его светлость… — прошептала служанка, оглядываясь через плечо. — Я застала его на лестнице, он сидел на площадке с закрытыми глазами. Его светлость улыбался во весь рот. А когда я спросила, не случилось ли с ним чего, он ответил, что задумался. Не странное ли место нашел джентльмен для раздумий? Разве для этого кабинет не подходит?

— Думаю, мысли могут прийти в голову джентльмена в любом месте. В отличие от нас, бедных женщин, которые сначала должны выполнять свою работу, а лишь потом думать, и то если найдется свободная минута. Идем, Дамарис, у нас множество дел. — «Только прямо сейчас я, хоть убей, не могу припомнить, что мы должны делать».

Дамарис смотрела на Мег с сомнением:

— Миссис Халгейт, сегодня мы сделали все, что значилось в списке. Если только вы не желаете заняться бельевым шкафом?

В «Справочнике по домоводству» настойчиво утверждалось, сколь важно иметь полный список содержимого бельевого шкафа. В нем должен быть перечислен каждый предмет и описано его состояние. Список миссис Фогерти был составлен почти год назад.

— Нет, эта радость ждет нас завтра.

Мег сначала надо было прочитать соответствующие разделы в справочнике. Бельевые шкафы казались простым делом, но и здесь наверняка имелись свои тонкости, которые нельзя упустить.

— Дамарис, я пойду прогуляться. Сегодня ты свободна.

«Значит, он улыбался еще раз», — подумала Мег, отправляясь к себе за шалью и другой парой обуви.

Если и впредь работать так, все домочадцы скоро начнут улыбаться от радости.

Но почему он улыбался? Мег обошла дом и нашла тропинку, ведущую в сторону моря. Он не обрадовался визиту леди Пеннар и ее дочерей и, видимо, улыбался не по этому поводу. Затем у них вышел глупый разговор. Мужчины не любят, когда им отказывают, особенно по части любовных утех. Джеймс вообще терял терпение, когда она выказывала нежелание, и становился мрачным, когда у нее начинались месячные.

Тропинка привела к старым воротам. Подходящее место, можно прислониться к воротам и поразмыслить. Зачем отказывать Россу, если после этого ей становится не по себе? Она желала его. Знала, как хорошо в его объятиях. Конечно, он большой и несдержанный, зато способен на нежность. К тому же отдает себе отчет в том, что делает. От этой мысли Мег улыбнулась.

Но тогда получится чисто коммерческая сделка. У нее сердце заледенело. Что писал Шекспир? Потеря души в обмен на позор — похоть в действии… А Росс значил для нее больше, чем подобный поворот. Хотя она точно не понимала, что он значит для нее. С Джеймсом Мег ничего подобного не чувствовала, верила, что влюблена в него. Хотя иметь дело с Россом труднее, чем с Джеймсом, она вздрагивала от прилива нежности и желания, томления и похоти. Мег не уступит ему, но сможет ли она общаться с ним на равных? Стоит ли это разбитого сердца? А ведь именно этим все непременно закончится.

Нельзя думать слишком много. Надо проветриться. Встряхнув головой, она толкнула ворота и оказалась на дорожке, по ее сторонам росли высокие травы и дикие цветы. Мег уже видела их, пока ехала сюда, впрочем, довольно смутно. Сейчас можно было остановиться и с удовольствием разглядеть каждый цветок. Ярко-синие колокольчики, примулы, ярко-пурпурные головки малиновок, стебли дикого чеснока с белыми раскачивающимися головками.

Колышущийся листовик распускался, а мягкие листья наперстянки предвещали скорое появление длинных шипов.

Зачарованная, Мег шла по дорожке, наклоняясь к алым сочным цветам и голубым глазкам барвинков, протянула руку, сорвала цветок вишни и воткнула его в волосы.

Дорожка неожиданно закончилась у пляжа в виде полумесяца между двумя низкими коричневыми скалами. На берег набегали мелкие волны, разглаживая песок точно утюгом. Крохотная речушка разрезала пляж на две части. Должно быть, это та самая речушка, которая протекала близ жилища Билли.

Кругом не оказалось ни души, так что не было смысла отказать себе в удовольствии снять ботинки, спустить чулки и прогуляться вдоль пенистого края воды. Под ногами Мег чувствовала прохладный шероховатый песок. Углубляясь в воду, она затаила дыхание — несмотря на яркое солнце, вода оказалась ледяной. Однажды в солнечный день она училась плавать в спокойной воде, в глубокой запруде у мельницы. Это было так давно.

Любопытно, но сейчас морская вода успокаивала и взбадривала. Мег приподняла юбки и побежала, поднимая брызги, затем выскочила на берег, заметив набегавшую большую волну.

Как бы здесь понравилось Белле и Лине! Только представить — они втроем, свободные и счастливые, смеясь, бегают по залитому солнцем песку. «Я скоро найду вас, — тихо сказала Мег про себя. — Мы снова будем вместе».

У нее онемели пальцы ног, она подошла к скале и села, опустила ноги на гладкий камень, давая им подсохнуть, чтобы стряхнуть с них песок. Чайки с криком пикировали в воду, мимо проплывала рыбацкая лодка, сияло солнце, а Мег ломала голову над тем, чему улыбался Росс.

Она отнюдь не была против того, чтобы он улыбался. Это просто чудесно. Но Мег с тревогой подумала, что эта улыбка связана с ней, и Росс чисто по-мужски не расстроился из-за того, что она отказалась стать его любовницей.

Это тревожило, ибо очень хотелось ответить согласием. При этой мысли она испытала потрясение. Прошлая романтичная, страстная, любящая Мег считала, что погибла от разочарования, лишь сохранившийся здравый смысл требовал, чтобы она выжила.

Неужели отдаться ему мешало то обстоятельство, что он предлагал деньги в обмен на услуги? Неужели Росс просто хотел купить ее и избавиться от столь обременительной необходимости выражать свои чувства? Неужели ее останавливали внезапные порывы, велевшие следовать инстинктам и отдаться ему? Если бы он хотел просто соблазнить ее на одну бурную ночь, она, возможно, уступила бы. Хотя Росс чаще всего выглядел как смерть, бывали мгновения, когда она тянулась к нему каждой частичкой своего существа. Тогда неизбежный печальный конец больше ничего не значил.

— Вы, наверное, новая экономка этого имения? — спросил кто-то у самого уха с очень картавым корнуэльским акцентом.

Это был старый браконьер. Похоже, он передвигается как призрак. Давно ли он здесь? А она сидит с босыми ногами, непокрытой головой и цветком вишни в волосах.

— Да, я миссис Халгейт. Раньше я никогда не бывала у моря, — добавила она, словно извиняясь за свое чудаковатое поведение. — Оно чудесно.

Браконьер разглядывал ее необычными глазами цвета янтаря, которые казались поразительно молодыми на фоне морщинистого лица. Мег знала, что необходимо встать и уйти, но что-то в этом человеке очаровало ее.

— Вы такая же симпатичная, как он описал вас.

— Кто? Росс? Я имею в виду лорда Брендона.

— Да-а-а, — протянул браконьер. Старик уселся на скалу лицом к ней. — Вы хорошо присматриваете за мальчиком?

Откуда-то на животе выползла черно-белая собака с длинной шерстью, пушистым хвостом и свернулась у ног Билли.

— Мальчик? Вряд ли его назовешь мальчиком. Вы Билли, правда? Я не знаю вашу фамилию.

Наверное, Билли ужасный старый распутник, но именно этого типа Росс считал почти своим дедушкой. Если Мег хочет понять Росса, этот старик может помочь ей.

— Зовите меня просто Билли. Значит, он говорил обо мне?

— Лорд Брендон говорил о вас с любовью. Он рассказывал, что вы научили его стрелять и обращаться с девушками.

Старик громко рассмеялся, собака подняла голову.

— Что ж, мальчик стреляет чертовски хорошо. Надеюсь, что он прислушивался к моим словам о девушках. — Билли произносил больше гласных звуков, чем их было в словах, но Мег стала понимать его.

— Откуда мне знать?

— А-а-а-а.

— Я его экономка, — сдержанно сказала Мег. — Лорд Брендон…

— Не называйте его так. Так величали его отца. Росс совсем не похож на него.

— Но ведь титул перешел к нему от отца, он должен управлять имением, найти себе жену и остепениться.

И обрести счастье.

— Голубушка, почему бы вам самой не выйти за него замуж?

Несносный старик! Мег сердито уставилась на него. Он лишился почти всех зубов, а те, которые сохранились, пожелтели от табака. Мег заподозрила, что Билли уже год как не мылся, и, вероятно, если бы ветер не дул в его сторону, она почувствовала бы запах хорька. К тому же он не имел права так разговаривать с ней. Но Росс любил его. А Билли уж точно любил Росса, который нуждался в любви. Ей нельзя относиться к старику пренебрежительно.

— Такое вряд ли возможно. Он барон. Я…

«Мне запрещено выходить замуж за порядочного мужчину из-за того, что я сделала».

— Мальчик говорит, что вы вдова, к тому же вдова офицера. Леди. Респектабельная леди.

— Недостаточно респектабельная. — Возможность стать респектабельной исключена. Ей не следовало пускаться в столь постыдный и откровенный обмен мнениями, но разговаривать со стариком все равно что доверять тайны дикому животному или старому дереву, а не человеку.

— Мальчик глуп, — заметил браконьер. По крайней мере, Мег показалось, что он так сказал. — Ради вас я разберусь с ним.

— Не надо!

Собака села и залаяла. Старик Билли подмигнул Мег неторопливо, точно задумчивая ящерица.

— Голубушка, разве он вам не нужен?

— Я… Конечно нет.

— Ха! Никогда не думал, что Росс такой тюфяк. До свидания, голубушка.

— Д-д-до свидания, — заикаясь, ответила Мег.

Старик поднял свою палку и ушел вдоль пляжа в ту сторону, где кончался лес. Он издал резкий свист. Собака вскочила, горячим языком лизнула пятки Мег, а когда та оглянулась на лес, старик и собака исчезли так же загадочно, как и появились.

Мег смахнула песок с ног, надела чулки, завязала шнурки ботинок и пошла назад по дорожке, еще не понимая, позабавила ли ее эта встреча или встревожила. Возьмет ли он Росса в оборот и прочтет ли тому нравоучение о браке? А что, если он подумает, будто это она надоумила Билли, а не наоборот?

Мысль о том, чтобы выйти замуж за Росса, никогда не приходила ей в голову. На этот счет ее совесть совершенно чиста. Она уже выходила замуж, уверенная, что влюблена. А все вышло отнюдь не так, как подсказывало романтическое воображение. Сейчас Мег старше и умнее, знает, что ни одного мужчину нельзя назвать ни героем, ни святым, сколь бы хорош он ни был, сколь бы лучезарно ни улыбался. А Росс не был симпатичным и улыбался редко, скупо. Неужели она… Могла ли она влюбиться в него?

— Вам не сидится на месте?

Мег застыла. У террасы, прислонившись плечом к поросшей лишайником урне, стоял Росс. Внутри у Мег все затрепетало, что происходило всегда, когда она неожиданно сталкивалась с ним.

— Я прогулялась до пляжа.

— И вернулись без шляпки, с цветком в волосах, и, спорю на гинею, у вас ноги в песке.

— Боюсь, вы правы.

Росс выпрямился и пошел рядом с ней, пока она поднималась по пологому маршу лестницы в центре террасы.

— Раньше мне не доводилось бывать у моря, так что я не удержалась от соблазна побродить по воде. — Мег подняла руку, собираясь вытащить цветок вишни, и только сейчас догадалась, что подорвет последние остатки своего авторитета среди прислуги, если войдет в дом с растрепанными ветром волосами.

Росс наклонился и вытащил цветок из ее волос, прежде чем она успела дотронуться до него. Кончики его пальцев коснулись волосков на виске, по ее спине тут же пробежали мурашки.

— Контрабандисты вам не повстречались? — Росс воткнул цветок в свою петлицу и ждал, пока Мег преодолеет три ступени и окажется рядом с ним.

— А что? Здесь бывают контрабандисты? Я видела только рыбацкую лодку и больше ничего.

— Мой главный лесник утверждает, что в бухте появляются контрабандисты. Там можно обнаружить пещеры, если знаешь, где их искать во время отлива. Они не очень большие, но в них найдется место, где спрягать несколько бочек с бренди.

— О! — Контрабандисты овеяны романтическим ореолом, но в действительности они всего лишь лишенные обаяния дерзкие разбойники с большой дороги. — Ваш отец смотрел на них сквозь пальцы?

— Скорее всего. — Росс прислонился к другой урне и посмотрел в сторону моря. — Бренди, которое я пью, — настоящее французское, а на бочках, где оно хранится, нет никаких отметок.

— Вы тоже закрываете глаза на это?

— Во время войны контрабандисты сильно навредили врагу. С их помощью наша разведка проникала во Францию. Опасность миновала, но я должен занять определенную позицию, прежде чем они запугают всю округу. А когда стану мировым судьей, придется серьезно заняться ими, причем не только в моих владениях.

«Мои владения. Наконец-то он признал, что имение ему принадлежит». Мег с облегчением расслышала в его голосе невольно вырвавшуюся нотку собственника, и стало радостно на сердце.

— Росс, что такое тюфяк?

— Глупый, неуклюжий парень. Увалень. Почему вы спросили? От кого вы услышали это слово?

— От одного сельского жителя, попавшегося мне на пути. — А если Билли расскажет Россу, что разговаривал с ней? Но удобный случай, чтобы сказать об этом, уже упущен.

Когда Мег собиралась войти в дом, Росс остановил ее, взяв за плечо. Она затаила дыхание.

— Я получил известие от Кимбера, моего стряпчего. Он нашел молодого человека, которого рекомендует в качестве надежного сыщика. Кимбер пришлет его сюда в понедельник. Вы сможете поговорить. Его зовут Патрик Яго, второй сын сквайра прихода. Это в нескольких милях отсюда. Он справился с рядом поручений Кимбера. Тот хорошо отзывается о молодом человеке.

— Благодарю. Спасибо, что подумали обо мне. Стало легче на душе, наконец-то начнется поиск. — Мег чувствовала тепло его руки, хотелось остаться в таком положении, ни о чем не думая. Но это невозможно. — Конечно, вы учтете время, потраченное мистером Кимбером, и удержите необходимую сумму из моей зарплаты.

— С какой стати? Ведь потом вы сумеете расплатиться как-нибудь иначе. — Росс приподнял бровь, на его лице появилось это дьявольское выражение, как бывало, когда он вспоминал о своем достоинстве.

— Нет. — Мег отошла, его рука упала с ее плеча. — В таком случае вы решите, что я злоупотребляю своим положением.

— Ну что за глупости? Я коснулся вас, прошу прощения.

— Перестаньте, ради бога, — огрызнулась Мег. Бессмысленная игра, которую они вели, рассердила ее. — Это просто смешно. Мне и в голову не могло прийти, что вы предъявляете на меня свои права только потому, что удержали, взяв за руку. Я вполне способна высказать свое мнение, если вы предпримете нечто такое, что расстроит или оскорбит меня.

— Значит, мое обещание не трогать вас остается в силе?

Его губы, чувственные, грешные, были способны поколебать силу воли, когда улыбались, однако сейчас на них не появилось и намека на улыбку.

— Да.

Мег подняла голову, встретилась с его взглядом и затаила дыхание, его глаза улыбались, в их темных глубинах плясало что-то озорное. Не говоря ни, слова, Росс положил руки ей на плечи, потянул ее к себе, отступая в поисках укрытия под балконом второго этажа. Спотыкаясь на чуть шероховатой поверхности каменной плитки, Мег подчинилась ему беспрекословно. Росс прислонился к стене, заключил Мег в объятия и привлек к себе. У нее уже не осталось ни сил, ни воли оттолкнуть его.

Горячие жадные уста Росса нашли ее губы. Но вел он себя осторожно. Их уста слились, Мег открыла рот под упорным натиском его языка, находившим интимные чувственные места, отчего она растаяла в томном ожидании. Она положила руки ему на грудь в том месте, где ощущалось биение сердца. Мег кончиками пальцев чувствовала его возбуждение и нежность и то, как он пытается укротить свое взбунтовавшееся мужское достоинство.

Когда Росс поднял голову, Мег встала на цыпочки и поцеловала его в губы, затем опустила голову ему на грудь, где только что покоились ее руки. Она чувствовала странное успокоение. Все получилось так хорошо, как оно и должно быть. Мег умиротворенно вздохнула, желая, чтобы это мгновение продлилось.

— Почему вы уступаете мне в том, чего не хотите дать за деньги? — прозвучал хриплый голос Росса у самого ее уха.

— Потому что я готова сделать вам подарок бесплатно и остаться самой собой. — Мег уткнулась в его мягкую теплую рубашку, будто объясняя эту истину также и себе. Потому что это был поцелуй двух существ, устремившихся друг к другу. Целовала не женщина, купленная мужчиной за деньги.

— Теперь ясно. И вы подарили мне один поцелуй?

— Всего один без всяких обещаний. — Мег с трудом отошла назад. Очевидно, Росс умел улыбаться совершенно непринужденно. — Я зайду к вам после ужина. Сегодня нам предстоит дочитать «Путешествия Гулливера».

— Нет. — Росс скривил губы. — Не сегодня. Больше не будем читать. Видимо, мне трудно сидеть наедине с вами в библиотеке, даже если дверь открыта, и сосредоточить внимание на злоключениях Лемюэля Гулливера. Мне лучше остаться наедине с собой и подумать.

— Тогда извините. — У Мег испортилось настроение, когда она сообразила, что все закончилась совсем не так. — Мне не стоит находиться в этом доме. Не хочу дразнить вас, заигрывать, заставлять страдать. Я оказалась права, когда говорила, что мне надо уехать. Эгоистично оставаться, когда мы оба чувствуем… — Мег повернулась, понимая лишь одно: надо уйти прямо сейчас. Взглянув на дорожку, она заметила, как мелькнул черно-белый пушистый хвост собаки. Животное тут же исчезло. А где хозяин? Неужели Билли затаился поблизости и видел этот глупый импульсивный поцелуй?

— Нет, Мег. Не уходите. Не сейчас. Мы научимся держать все, как бы это ни называлось, в узде. Если хотите… Признаюсь, мне будет трудно отучиться целовать вас.

Мег повернулась. Росс стоял на прежнем месте.

— Я не хочу… Я не хочу, чтобы из-за меня вы стали несчастливей.

— Несчастливей? — На его лицо легла тень, будто солнце спряталось за облако. — Вы считаете меня несчастливым?

Когда Мег согласно кивнула, он резко покачал головой в знак несогласия:

— Нет, я не считаю себя несчастливым. Какое-то время я испытывал отчаяние, да такое, что смерть казалась обычным явлением, судьбой, которой я не стал бы избегать, если бы старуха с косой нашла меня. Что теперь? Вы мне отчаянно нужны, вы заставили меня взглянуть на это место другими глазами. Мне… следует многому научиться, а ваши вопросы заставляют окунуться в новые заботы. Я в ужасе от леди Пеннар, ее дочерей и всех мам в радиусе двадцати миль, сватающих своих чад. Я просыпаюсь в три часа утра и думаю, когда же мне удастся избавиться от этого кошмара. Тогда обнаруживается, что я вовсе не здесь, а там, где все понятно, там, где я держу события под контролем. Разве это несчастье? Я так не думаю. Это уже не отчаяние, хотя и не полное удовлетворение.

Росс нахмурился, однако прежняя безысходная мрачность исчезла. Он думал, пребывал в полном недоумении.

— Если приходится бороться с трудностями, можно утверждать, что человек живет. Вы дали мне возможность взглянуть по-новому на этот дом, на имение. Напомнили, что с этим меня связывает нечто большее, чем долг.

— Вот это меня радует. А то я страшно боялась за вас.

— И поэтому вы только что целовали меня?

— Нет. — Мег покачала головой, не в силах сказать ему о страхе, который испытывает оттого, что влюбилась в него. Росс отверг само слово «любовь», насмехался над ним. Мег стало невыносимо при одной мысли — он может догадаться, что творится у нее в сердце. — В Корнуолле водятся озорные духи? Например, эльфы?

— У нас водятся пикси[10]. Вам они не встречались?

— Похоже, я только что встретила одного. На пляже. Да, это был озорной пикси. Теперь все понятно.


Глава 10 | Расчетливая вдова | Глава 12







Loading...