home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14

— Миссис Халгейт.

Мег подскочила, вода выплеснулась из вазы с цветами, которую она ставила на стол из красного дерева в маленькой столовой. Она вытерла стол и обернулась.

— Милорд. — Слава богу, еще остались силы говорить, Мег на мгновение показалось, будто у нее сердце замерло.

Росс стоял, продлевая неловкую паузу. Он широко расставил ноги, обутые в сапоги, его лицо ничего не выражало.

— Поговорите с миссис Харрис и сообщите мне, когда удобно устроить званый ужин. На следующей неделе взойдет полная луна, тогда гостям будет легче добраться сюда.

Эта просьба была резка и неожиданна, Мег показалось, что она ослышалась.

— Званый ужин?

Росс согласно кивнул.

— Сколько будет гостей?

— Большая столовая вмешает двадцать четыре персоны. — Росс прошел мимо Мег, остановился у зеркала и поправил галстук.

— Двадцать четыре? Извините меня, вы уже установили столь хорошие отношения с двадцатью четырьмя персонами, что их уместно приглашать в гости? Милорд, — добавила Мег, коснувшись рукой живота. Ее вдруг затошнило. Она страшилась возвращения Росса, с тревогой думала, куда он мог уйти, снова и снова репетировала то, что скажет после той жаркой, страстной и гневной встречи. Теперь этот холодный жестокий человек вернулся, а она не находит удобного момента, чтобы произнести заготовленные слова.

— Да, установил. Не забывайте, я выезжаю каждый день. Наношу светские визиты, терпеливо выслушиваю лекции о копытной гнили среди овец, о полезности морских водорослей в качестве удобрения. Но я не вижу смысла рассказывать вам обо всем. Мы вряд ли сможем пригласить на первый обед всех юных леди в округе, но мне уж точно пора заняться этим вопросом.

— Вы собираетесь произвести осмотр всех юных леди? — Неужели Росс хотел сказать то, в чем Мег заподозрила его?

— Разумеется. Думаю, вы, дочь викария, поправите меня, но именно святой Павел говорил: «Лучше жениться, чем гореть от страсти»[13]. Павел ведь так сказал? К тому же я обязательно должен жениться. Так велит мой долг.

Казалось, что Росс всецело поглощен своим галстуком. «Ему даже безразлично, как эти слова подействовали на меня». Мег ухватилась за спинку ближайшего кресла.

— Эти слова можно найти в Первом послании Павла к коринфянам, глава седьмая, стих девятый.

Два человека способны делать вид, что все это не имеет никакого значения, что вежливый, но холодный обмен колкостями вовсе не бурная ссора. Конечно, Россу все нипочем, он толстокожий, не чувствует себя ни смущенным, ни униженным, хотя при этом разочарован и зол на Мег.

— У вас для этого нет подходящей одежды.

— Перро своими придирками кое-чего добился, два дня назад я снова побывал у портного. Одежда прибудет к концу недели. Я посетил также и сапожника. Не без удовлетворения должен заметить, мне не придется надевать обувь отца.

— Отлично. — Росс ответил теми же словами, какие Мег использовала, говоря о его отце. Но она решила пропустить это мимо ушей. — Я немедленно все обговорю с поваром.

Миссис Харрис уж точно знает, что приготовить для званого обеда, устроенного с целью обзавестись женой. Надо будет выставить на обозрение вкус и богатство, чтобы понравиться родителям будущей жены, и устроить нечто веселое, чтобы очаровать юных леди.

Мег присела в безупречном реверансе, потом вышла. Росс никак не отреагировал, ибо стоял к ней спиной. Она держала себя в руках ровно до того мгновения, пока не покинула столовую и не пришла к себе, где наконец дала волю чувствам.

Что это, результат неудовлетворенной страсти, напряжения в их отношениях или известия, что он подыскивает себе жену? Мег уткнулась лицом в смоченную холодной водой махровую салфетку, надеясь собраться с мыслями.

Конечно, Росс поступает верно. Именно этого она ему желала. Ему нужна жена и семья, ведь надо же пустить корни в этом месте. Обретя наследника, он поймет, ради кого стоит печься об этом прекрасном имении, старом доме. А в жене он найдет столь желанную любовь, привязанность, чего в его жизни так долго недоставало.

«Неужели я так несчастна, потому что влюбилась в него?» Мег вытерла лицо и хмуро взглянула на осунувшуюся женщину, смотревшую на нее из зеркала.

Возможно, она расстроена отсутствием вестей от Патрика Яго. Узнав, где находятся Белла и Лина, она сможет строить планы на будущее. Должно быть, в этом все дело. Росс устраивался в своем мире, а Мег испытывала тревогу, потому что находилась в подвешенном состоянии. Она не могла позволить себе ошибиться еще раз. Первая ошибка была столь же серьезной, что и любовь к Джеймсу. Как бы там ни сложилось, Мег нельзя дуться. И вообще, надо поговорить с кухаркой.

— Ба, что такое случилось, миссис Халгейт? — Реакция миссис Харрис показала, что Мег не удалось сделать вид, будто ничего не произошло. Кухарка положила скалку испачканными мукой руками и уставилась на Мег. — У вас расстроенный вид.

— Я действительно расстроилась. — По крайней мере, у Мег нашелся повод, как убедительно объяснить, почему у нее встревоженное лицо. — На следующей неделе его светлость намерен устроить званый ужин на двадцать четыре персоны. Он хочет узнать, когда самое лучшее время для этого. А большая столовая еще не готова, не говоря уже о том, что я не проверила столовое белье для торжественных случаев. Возможно, оно уже покрылось ржавыми пятнами. — Или изъедено молью. Мало ли что случается с бельем.

— Боже упаси. Что это за званый ужин? У нас ничего подобного не случалось уже… сколько… полтора года. Однако Хенидж останется доволен — он твердит, какой это стыд и срам, когда не перед кем покрасоваться серебряной посудой, которую они со своими ребятами чистят до блеска каждую неделю.

— Лорд Брендон приглашает семьи, в которых есть дочери на выданье.

Брови миссис Харрис взлетели вверх.

— Так вот оно что.

— Вот именно. Мы должны произвести впечатление на них, правда? Я сейчас же взгляну на большую столовую и посмотрю, что там можно сделать. Думаю, нам лучше привести в порядок длинную гостиную с видом на парк. Китайский салон слишком мал для двадцати четырех гостей. — Мег играла свою роль вполне убедительно, говорила уверенно и решительно. Когда на кухню вошел дворецкий, она обратилась к нему:

— Мистер Хенидж, на следующей неделе его светлость желает устроить званый ужин на двадцать четыре персоны.

— Правда? Лучше всего подойдет четверг. Что скажете, миссис Харрис? Тогда взойдет полная луна, что даст вполне достаточно времени для подготовки.


Во вторник, накануне званого ужина, Мег сидела на кухне, когда туда вошел Хенидж с сумкой почтальона. Он высыпал содержимое на стол, подальше от того места, где готовили хлеб к выпечке, и начал разбирать его.

— Мириам, будь паинькой, приготовь мне чашку крепкого чая.

Пока он раскладывал письма, судомойка ушла наполнить чайник водой.

— Все предназначено для его светлости, кроме этих бумаг, смахивающих на счета. — Хенидж передал Мег стопочку бумаг, затем на дне сумки нашел еще что- то. — Вот это адресовано вам, и, судя по внешнему виду, пришло издалека.

Мег взяла письмо и уставилась на голубую восковую печать. Наверное, от Яго. Никто больше не мог написать на конверте ее имя. Мег взяла письмо:

— Извините меня.

На террасе стояла скамья, чуть дальше того места, где Росс целовал ее. Мег пошла туда, сжимая в руке нераспечатанное письмо. Почувствовав острую боль, она догадалась, что прикусила нижнюю губу. Сломала печать и развернула находившийся в конверте листок.

«Гостиница «Король Джордж», Мартинсден, 8 мая

Дорогая миссис Халгейт,

как вы догадываетесь, я не без пользы провел время и вчера прибыл в эту гостиницу, где и остановился. Она расположена недалеко от дома викария. Я выдал себя за студента, изучающего архитектуру старинных церквей, и надеюсь именно в таком качестве представиться вашему отцу.

Однако должен сразу сообщить, что ваших сестер уже некоторое время не видел никто из местных жителей».

Слова поплыли перед глазами Мег, но она заставила себя читать дальше.

«Я навел справки о викарии у хозяина гостиницы, сказав тому, что желаю произвести на священника самое приятное впечатление, чтобы тот разрешил мне изучить всю церковь. Хозяин гостиницы сообщил, что мисс Селину Шелли не видели с июня прошлого года, а мисс Арабеллу Шелли — с конца апреля».

Куда же они могли уехать? Если Бен Уилкинс, хозяин гостиницы, этого не знает, тогда это загадка.

«Шел дождь, посетителей оказалось мало, и мы с хозяином выпили по паре кружек пива его собственного приготовления. Я надеялся, что у него развяжется язык, пытался разговорить его. Но хозяин не поведал ничего нового. Похоже, он пожалел о том, что рассказал мне. У меня создалось впечатление, что Бен Уилкинс опасается навлечь на себя гнев вашего отца.

Завтра я собираюсь наведаться в дом викария и познакомиться с вашим отцом. Приложу все усилия, чтобы убедиться в том, что ни одна из юных леди заперта в этом доме.

Я напишу вам, как только узнаю что-то новое.

Ваш покорный слуга,

Патрик Яго».

Мег уронила письмо на колени и сидела, уставившись на него. Мег думала, что сестры живут дома, несчастные, как в ловушке, тем не менее, в безопасности. Мег допускала и более приятный исход — сестры нашли мужей, а отец одобрил их брак. Однако трудно понять, почему они исчезли без следа. Люди об этом даже не сплетничали.

Как же Яго найдет их? Слеза упала на аккуратно исписанный листок, смазав слова «ваш покорный». Затем одно за другим поплыли другие слова, Мег не переставала рыдать. То же самое случилось в день, когда распечатали завещание Джеймса, и ее непрочный мир окончательно рассыпался в прах.

— Мег? Мег! Дорогая, что такое? Плохие новости?

«Росс. Росс назвал меня дорогой».

— Не знаю, — выдавила Мег. — Я не… Надеюсь, что нет. Мои сестры. Они исчезли. Дома их нет, и никто не знает, куда они уехали. Патрик Яго уехал разыскивать их.

Мег все же удалось сдержать рыдания. Росс вложил ей в руки большой квадратный кусок белой ткани. Она прижала ее к лицу и пробормотала:

— Я так давно не видела их. Дома ни одна из нас не была счастливой, а теперь не знаю… даже не знаю, что делать.

— У молодого Яго на плечах толковая голова, — сказал Росс. — Он только начал поиск… Дай ему время. — Росс задумался. — Наверное, хорошо, что ты сама не поехала туда. Ты застряла бы там без денег и не знала бы, что делать дальше.

Мег кивнула, вытирая глаза и делая глубокий вдох.

— Конечно, милорд, — ответила она, старательно соблюдая формальности. — Я уверена, что вы правы и мистер Яго найдет их. — Оставалось лишь надеяться на это.

Тут Росс обнял ее одной рукой и привлек к себе. Через одежду она почувствовала тепло его тела.

— Перестань, Мег. Перестань величать меня милордом. Ведь плохих новостей нет. Будем надеяться, и не будет.

Следовало бы оттолкнуть его, но Росс второй рукой гладил ее по голове. Казалось, ему нравилось, что она плачет, прижав голову к его груди.

— Не надо, — выдавила она. — Кто-то может увидеть нас.

— Мег, я не допущу, чтобы ты плакала, — возразил Росс, еще крепче привлекая ее к себе. — Ты мне снова вернула Джайлса. Ты сводишь меня с ума. Мне плевать, пусть нас увидит весь Фалмут. Только Джайлс ничего не увидит.


— Все отдают вам должное, миссис Халгейт. — Перро догнал Мег на верхней площадке лестницы. Она пыталась отдышаться. До появления первых гостей осталось несколько минут. Оба прислонились к перилам и смотрели на зал внизу.

— А его светлость ценит вас, — сказала Мег в ответ тихим голосом, следя за темной головой и широкими плечами внизу. Росс шел через зал.

— Это правда? — Слуга с удовлетворением наблюдал за своим хозяином. — Хорошо, что он из военных, те, как правило, прекрасно держатся. А он в форме. Я сказал бы, что в нем нет ни единого лишнего грамма. Хорошо сложен, — продолжил слуга с чисто профессиональным удовольствием, видно не заметив, как зарделись щеки Мег. — От длительной маршировки наращивается не дутая, а классическая мускулатура. Все это сообщает невыразимое очарование.

Мег начала суетливо раскладывать цветы, представляя бедра Росса в вечерних бриджах из красивого шелка. Тс полчаса на террасе, которые она проплакала в его объятиях, теперь казались сном. На следующий день Росс, похоже, с головой ушел в эпистолярное искусство. Отрывался лишь, когда посещал коттеджи на территории имения, отправлял целую армию мужиков ремонтировать их, повседневно совершал выезды вместе с управляющим.

Наблюдая за тем, как он расхаживает по холлу между гостиной и библиотекой, Мег подумала, что тот скорее в серьезном, нежели угрюмом настроении. Она надеялась, что Росс встретит молодую женщину, к которой испытает любовь и привязанность.

Правда, тогда придется уехать отсюда, ибо Мег не могла представить, как сможет оставаться здесь, если у Росса появится жена. Но она находила чем занять себя и делала вид, будто не унывает. Иногда на короткое время забывала о Россе и своих сестрах.

— Пришли еще какие-нибудь новости о ваших сестрах? — спросил Перро, избавляя Мег от тревожных дум и возвращая к главной проблеме жизни.

— Я получила еще одно письмо от Яго, но ему больше ничего не удалось выяснить. Дома сестер точно не оказалось, а когда Патрик разговаривал с отцом во время своего визита, тот заявил, что у него нет дочерей.

— А что, если обе сбежали с возлюбленными?

— Тогда пошли бы сплетни… Видно, местные жители помалкивают, опасаясь гнева моего отца.

— По-моему, отсутствие новостей — хорошие новости. В конце концов, если бы они… простите меня… заболели или с ними приключилось бы несчастье, приведшее к смерти. Яго узнал бы об этом.

— Верно. — Мег знала, что бессмысленно волноваться о том, чего нельзя изменить. Она уже десятый раз в этот день принималась за подготовку к званому обеду.

Хенидж и миссис Харрис с удовольствием занялись приготовлениями к предстоящему событию. Мег тоже втянулась в работу, обнаружив, к своей радости, что уже знает многое и справляется со своей ролью.

В большой столовой и длинной гостиной навели порядок, мрачные картины убрали на чердак, канделябры опустили ниже, чтобы можно было помыть каждую звенящую подвеску. Серебро начистили до блеска, прачки обрабатывали ярды столового и постельного белья мыльной травой и крахмалом. Лакеев заставили чистить окна изнутри, а садовников — извне. Мег превратила две самые большие свободные комнаты в будуары для леди, где те смогут оставить верхнюю одежду и отдохнуть.

Хенидж распахнул парадные двери. Росс вернулся в зал, Мег ушла проверить, чем занимаются служанки. Она могла бы понаблюдать за приходом гостей, но почему-то передумала, хотя все служанки уже сгорали от любопытства. Их пришлось возвращать чуть ли не силой на отведенные им места. Когда-то Мег в качестве жены лейтенанта Халгейта была бы желанной гостьей на подобном званом обеде. Сейчас приходится благодарить судьбу за то, что она может обслуживать и угождать леди.


Пока лакеи разводили одну группу леди за другой по комнатам отдыха, стало ясно, что никому даже в голову не пришло опоздать, как принято в свете. Мег с некоторой иронией и раздражением прислушивалась к несерьезной болтовне и подумала, что всем не терпится увидеть нового лорда Брендона во главе стола. Мег полагалось ухаживать за замужними дамами, но любопытство и желание увидеть небольшую стайку многообещающих невест взяло верх.

Росс пригласил не только семейства, в которых были дочери, но даже при этом здесь оказались семь девушек на выданье. Они набились в спальню, хихикали, сплетничали и прихорашивались и перед зеркалом на туалетном столике, и перед большим зеркалом в подвижной раме.

— Его никак не назовешь красивым, — заметила Элизабет Пеннар, закалывая локон старшей сестры.

— Но он весь погружен в раздумья, — возразила одна девушка, которую Мег не узнала. — Как герой Байрона.

— К тому же он храбрый, — заметила другая. — Как-никак он майор и был ранен. Жаль, что он больше не носит алый мундир.

«В стрелковой бригаде носили зеленый мундир, глупая девчонка». Держа язык за зубами, Мег помогала Дженни убирать вечерние накидки гостий.

— К тому же он богатый, — заговорила девушка из семейства Пенджилли. — Он владеет шахтами, рыболовецкими судами и большим магазином в Фалмуте.

Несколько девушек переглянулись, приподняли брови и поджали губы, слыша этот вульгарный разговор о богатстве. Мег подумала, что эта тема интересует их всех. Деньги, титул, внешность. «А что они думают об этом мужчине? О его характере?»

— Видите ли, я думаю, что ему нелегко вернуться после стольких лет, проведенных в армии, и обнаружить, что все уже умерли и придется начинать жизнь сначала, — произнесла одна довольно робкая девушка.

Мег улыбнулась, видя подобную чуткость и слыша ласковый голос. Захотелось узнать, кто она.

— Далеко не все, — возразила Анна, широко раскрыв глаза. Она явно была не прочь посплетничать. — Ходят упорные слухи, будто поблизости живет мальчик, удивительно похожий на…

— Девочки, идем, — позвала леди Пеннар, вплывая в комнату. — Нельзя допустить, чтобы хозяин ждал нас.

Девушки вереницей покинули комнату, болтая и смеясь. Все, кроме той, которая говорила ласковым голосом.

— Вам помочь? — поинтересовалась Мег. — Извините, похоже, я не расслышала ваше имя. Позвать сюда вашу маму?

— Нет-нет, благодарю вас. Я Пенелопа Хокинс, племянница викария, — ответила девушка, робко улыбаясь. — Я только… Они просто невыносимы, — добавила она, задыхаясь. — Щебечут, точно стая птиц, и перемывают кому-нибудь косточки. Бедный лорд Брендон, — пробормотала она, тихо вышла и последовала за всеми.

«Она подошла бы. Если только не испугается его».


«Они все просто невыносимы», — подумал Росс. Он пристально оглядел гостей за столом и в то же время с улыбкой слушал леди Авис Уэстморленд, которая твердила, что посещать Лондон совершенно необходимо хотя бы четыре раза в год.

— Иначе как узнать, что носить? — вопрошала она. Росс надеялся, что она вряд ли ожидает серьезного ответа на этот вопрос.

— Совершенно верно, — согласился он. — Позвольте, я положу вам еще немного фрикасе?

Нет, стоит провести хотя бы день, не говоря уже о ночи, с одним из этих хорошеньких созданий, сидевших за обеденным столом, и он либо задушит свою юную жену, либо застрелится. Быть может, кроме той маленькой смуглой птички, усевшейся в центре стола. Если память ему не изменяет, она приходится викарию племянницей.

«Наверное, у меня пристрастие к дочерям церкви», — грустно подумал Росс, хотя мисс Хокинс не пробуждала в нем никаких желаний, хотя и могла бы составить ему приятную компанию, к тому же наделена здравым умом. А именно этого, Росс быстро убедился, была начисто лишена леди Авис.


Казалось, званый обед тянулся целую вечность. Наконец Росс остановился на ступенях у парадного входа, провожая последних гостей. В лунном свете с грохотом отъезжали экипажи. Росс размял плечи, снимая напряжение, и стал удаляться вдоль террасы.

— Пожалуйста, скажите Перро, чтобы не ждал меня, — кинул он лакею.

Кругом стояла тишина, слышался шум моря. Следуя неожиданному порыву. Росс шел по тропинке, которая вела к заливу. Он прислонился к воротам и задумался о чем-то, глядя на освещенную луной тропинку.

Вдруг за поворотом тропы что-то сверкнуло. Там кто-то был. Трегарн обвинял Билли в контрабанде. Росс все оттягивал выяснение отношений со стариком по этому поводу. Он подумал, что сейчас отличная ночь для выгрузки бочек. Если это подтвердится, придется действовать.

Он загасил сигарету, зажав ее между большим и указательным пальцами, выбросил, подтянул лацканы фрака, чтобы скрыть приметную белую рубашку, перелез через ворота и, тихо ступая, приблизился к пляжу.


Глава 13 | Расчетливая вдова | Глава 15







Loading...