home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 18

— Твоей ж-женой? — Мег ощупью нашла бокал и залпом осушила его, словно в нем была вода, и вымолвила первое, что пришло в голову: — Почему?

— Я считаю, мы подходим друг другу. — Росс нахмурился, но хранил удивительное спокойствие, несмотря на то, что Мег встретила его предложение без особого восторга. — Мне нужна жена, мы хорошо ладим не только в постели. У тебя ведь нет других намерений?

— Других намерений? Их у меня точно нет. — Мег вздрогнула. Это не сон, так что не пришлось ущипнуть себя за бок. — Росс, ты не должен жениться на мне из-за того, что я отдалась тебе. Ради бога, я же не была девственницей! Ты не соблазнил меня. Неужели так велит тебе долг чести?

— Черт с ним с долгом. — Росс начал сердиться. — Разве титула, уюта, дома… и не забудем, чертовски приятных любовных утехах, раз на то пошло… тебе мало?

— Чертовски приятных?..

— Только что ты без стеснения говорила о своем удовольствии.

— Да. — Мег кивнула. Ее тело все еще горело, побаливало и покалывало после того, что этот мужчина делал своими губами, языком, руками… — Было приятно, — согласилась она и тут же, вспомнив страстную любовь, залилась краской. — Я просто не ожидала, что ты столь откровенно перечислишь все блага, которых я удостоюсь. — Мег с трудом улыбнулась и заметила, что его гнев исчез столь же быстро, как и вспыхнул. — Росс, тебе не приходило в голову, что однажды ты можешь влюбиться? И тогда ты подумаешь, сколь опрометчиво поступил, женившись на экономке?

— Ты пробудила во мне страсть. Потом понравилась. Разве этого недостаточно для брака? Мег, если бы ты была моей женой, я не стал бы заглядываться на юных девиц. На этот счет можешь не беспокоиться.

— Хочешь сказать, что если желудок набит хорошей здоровой едой, шикарный стол не привлечет? — Мег пыталась шутить, но голова шла кругом. Выйти замуж за Росса. Мечта, фантазия. Она даже не осмеливалась думать о таком. — Однажды ты страстно полюбишь кого-нибудь.

«И разобьешь мое сердце».

— Я знаю, ты выходила замуж по любви. Не могу предложить тебе чистоту первой любви, преданность молодого человека, отправляющегося на войну, клянущегося в чем угодно. — Мег вздрогнула и догадалась, что он заметил это. — Но нас ведь многое объединяет, больше, чем тех, кто собирается впервые вступить в брак. Я тебя никогда не предам. Ни в мыслях, ни в деяниях. Даю слово.

Мег видела, что он говорит серьезно. Твердая решимость отказа, несмотря на боль, которую она испытывала, дала трещину. Но сможет ли Мег рассказать ему правду о Джеймсе и смотреть в лицо, когда он узнает, кто она такая?

Могла ли она рассказать ему, что вышла замуж за уже женатого мужчину, который обманывал ее до самой своей смерти? Что узнала правду лишь после того, когда познакомилась с завещанием. Тогда-то и выяснилось, что у Джеймса Халгейта уже была жена, которую он бросил после глупой стычки в пьяном угаре и отправился в Лондон предаваться увлечениям молодости.

«Спасибо тебе за искреннее предложение, — могла бы сказать она. — Но мой муж был двоеженцем. Я погубила свою жизнь, все пропало, женщины в полку избегали меня, когда я согласилась на покровительство доктора Фергюсона». Нет. Мег поняла, что не сможет сказать это. При одной мысли о позоре, измене и потрясении слезы застилали ей глаза.

— У тебя есть титул, ты занимаешь место в обществе. — Мег пыталась найти убедительные аргументы. — Я вторая дочь малоизвестного викария из графства Суффолк. У меня нет ни связей, ни приданого.

— Неужели я дат тебе повод думать, что ищу богатую жену или жажду бывать в высшем свете? — Росс пристально смотрел ей в глаза, пытаясь разгадать, что она скрывает. Когда-то он слыл опытным офицером, и Мег не должна забывать об этом, годами разговаривал со своими подчиненными и умел раскопать правду под наслоением бравады, лжи, признаний и уклончивых ответов.

— Нет, не давал.

Но Росс явно чувствовал, какой вес имеет его имя, врожденная гордость, вызванная происхождением, осознавал он это или нет.

— Мег, тогда поедем в Лондон. Ради приличия возьми с собой Дамарис. Ты поедешь в качестве экономки с целью осмотреть мой городской особняк. Я тебя не тороплю. Обдумай мое предложение, затем мы вернемся назад, но ты уже будешь моей женой.

Мег должна отказать ему. Пойдут пересуды, когда станет известно, что лорд Брендон женился на экономке. Рано или поздно слухи дойдут до Лондона и ушей тех, кто знает, что с ней произошло в Испании. И тогда рассказ о ее приключениях достигнет Корнуолла, только с множеством преувеличений, которыми обрастают подобные истории. Росс гордый человек с выраженным чувством долга, который привел его сюда вопреки желаниям и инстинктам. Он не потерпит скандального прошлого жены, если оно станет всеобщим достоянием.

Перед Мег стоял выбор — отвергнуть предложение Росса без объяснений или сказать правду, затем не согласиться на брак, ибо он, будучи честным человеком, не возьмет свои слова назад. Но ей следует рассказать об этом прямо сейчас и положить всему конец.

— Я должна… — Мег не смогла найти подходящих слов. — Мне надо подумать об этом.

Почему она так сказала? Ведь не собиралась произносить эти слова. Все же ей не давала покоя мысль, что все как-то обойдется, и она сможет стать женой Росса. «Но как? — спросила себя Мег. — Он ведь все равно не любит меня, а я хочу, чтобы меня любили. Я не смогу жить с мужчиной, который меня не любит».

— Поедешь со мной в Лондон, пока будешь раздумывать? — Росс хранил спокойствие, его мрачное, суровое лицо ничего не выражало. Он ни за что не покажет ей, что обиделся или считает себя отвергнутым.

«Ты любишь его. Любовь справится со всеми невзгодами». Так говорила Белла, помогая ей сбежать вместе с Джеймсом.

— Да, — ответила Мег, безрассудно поддаваясь инстинктам, хватаясь за романтическую мечту. — Я поеду в Лондон. Возьмем с собой Дамарис и выясним, что ты собираешься делать с городским особняком. Я уже давно не бывала в Лондоне.

— Ты была там, когда вышла замуж?

— Джеймс раздобыл денег для приобретения разрешения на венчание и соврал, что мой отец дал согласие на брак. Оглядываясь назад, он, должно быть, догадывался, что папа не станет опровергать его ложь, ведь он понимал, какой разразится скандал.

Сейчас Мег подумала, что священник, видно, догадывался обо всем. Более опытная девушка, чем наивная мисс Маргарет Шелли, насторожилась бы, видя, как Джеймс передает священнику деньги, как тот берет их и прячет в кармане потрепанной рясы.

— Однако я почти не видела города.

Мег видела лишь тесную, убогую комнатку в гостинице, где они провели первую брачную ночь, да лабиринт узких улиц Сити. На пути в церковь им повстречался ребенок, продававший из корзинки апельсины, сверкавшие на фоне серого камня. Всю ночь за окном скрипела вывеска гостиницы. Тогда Мег казалось, что в объятиях Джеймса она достигла вершин счастья. Она не знала, что такое блаженство, а узнала это лишь после того, как переспала с этим мужчиной.

— Мы сможем вместе осмотреть город. Я еще ни разу не бывал в Лондоне. Мои родители считали, что детей не стоит возить в столицу.

— Ни разу? Да, конечно. Если ты покинул дом в семнадцать лет, у тебя просто не было такой возможности. А Перро ты возьмешь с собой? Он с радостью будет водить тебя к портным, шляпным мастерам и сапожникам. Догадываюсь, ты расстроишь его, не допуская, чтобы с тебя снимали мерки и обхаживали.

— Возможно, все будет наоборот. — Росс загадочно взглянул на нее и встал с постели. — Женатый мужчина должен быть хорошо экипирован. Ты согласна со мной?

— Росс… — Мег протянула ему руку. — Только не считай, что мой ответ уже предрешен. Право, я сама не знаю, чего хочу. Я не могу ничего обещать.

— Ты позволишь мне надеяться?

Нет. Мег отбросила одеяло и через голову надела ночную рубашку.

— Прости. Даже этого я не могу тебе позволить.


Какие бы двойственные чувства ни испытывали хозяин и экономка, было видно, что Дамарис и Перро считают путешествие в Лондон праздником. Настроение Дамарис не смогла испортить даже поездка в дилижансе желтого цвета, трясучке, пользующейся дурной славной.

— Это все равно что качаться в рыбацкой лодке дяди Генри, — весело заметила Дамарис.

Мег пристально глядела в окно, пытаясь не думать о своем настроении и Россе.

Первую ночь они провели в Ашбертоне, вторую в Андовере. Оба раза Мег и Дамарис скромно делили одну комнату, а Росс и Перро — другую. Обедали все вместе в отдельной гостиной. За трапезой Росс вел разговоры на отвлеченные темы, а в дилижансе читал толстую папку с корреспонденцией и делал заметки. Дамарис и Перро играли в карты или смотрели на мелькавшие мимо пейзажи. Мег о чем-то задумалась. Странно, ей было одиноко, несмотря на трех спутников.

Глубокие раздумья ни к чему не привели. Дилижанс остановился перед каким-то домом на Кларджис-стрит. Росс сообщил, что они в Мейфере. Мег было достаточно бросить один взгляд на этот дом, чтобы убедиться, что они находятся в самом центре фешенебельного района Лондона. Поручни изысканно украшены, широкая парадная дверь отделана медью. Прохожие вели себя как-то по-особому, вызывая нервный смех у Дамарис. Перро заставил ее умолкнуть, резко толкнув локтем.

— Постучите молотком. Он на дверях.

Дверной молоток сверкал так же, как краска на стенах и окна. В доме была кухарка. Она выполняла также обязанности экономки, когда хозяин находился в отъезде. Похоже, она свое дело знала.

— Я написал ей письмо, извещая о нашем приезде, — сказал Росс, когда дверь открылась.

— Милорд. — Дворецкий, вышедший навстречу, был моложе Хениджа, его фрак отличался более модным разрезом, а поклон — большим изыском. «Лондонская особенность», — подумала Мег и мысленно обрадовалась. Росс оглянулся, будто ожидая, когда Мег пройдет первой, но тут вроде вспомнил ее положение, вошел в дверь, а его небольшая свита из провинциальных слуг проследовала за ним.

«Я могла бы подняться по этим ступеням, опираясь о его руку. Леди Брендон входит в шикарный городской особняк». Фантазия. К тому же Мег любила Росса таким, какой он есть, а не за его владения или титул.

— Вудворд, — кивнул Росс дворецкому. Два высоких лакея пошли забрать их сумки. — Это миссис Халгейт, новая экономка в моем имении, Перро, мой слуга, и Дамарис, горничная миссис Халгейт. — Надеюсь, вы позаботитесь о том, чтобы им здесь было уютно.

— Миссис Халгейт, будьте так добры завтра пожаловать ко мне на чай. Мы вместе обсудим изменения, которые вы намерены произвести здесь.

— Милорд. — Мег наклонила голову. — Я составлю список.


— Ну, что скажешь? — спросил Росс, когда Мег сделала реверанс и устроилась за подносом с чаем. — Спасибо. Фелтон, пока все.

Лакей удалился, Мег расставила чашки и выглядела очаровательно по-домашнему. Но у нее было бледное лицо. Как она чувствует себя? В постели он тосковал по ней. Ему хотелось поговорить с ней. Он осторожничал, не желая давать слугам повод для подозрений и сомнений относительно ее положения.

— Все хорошо, милорд. Очень приятный дом, правда, немного мрачноват и захламлен.

— Я не это имел в виду. Ты подумала о моем предложении?

— Только об этом я и думала. — Мег налила чай, размешала его ложечкой в обеих чашках и, как показалось Россу, старательно избегала смотреть на него. — Милорд, молоко или лимон?

— Лимон. Мег, ты готова ответить мне?

— Нет. — Она передала ему изящную чашку из вустерского фарфора. Казалось, рука ее тверда, но Росс заметил, что янтарного цвета жидкость подрагивает.

— Мои мысли идут по кругу, совесть не дает спать ночью, и я страстно желаю тебя.

Мег со стуком поставила чашку. Бесстрастное лицо исказила гримаса, Росс уже вскочил со стула, но она жестом велела ему сесть.

— Не надо, все в порядке. Я устала после поездки и знакомства с новыми домочадцами.

— К тебе здесь относятся с уважением? — Россу хотелось обнять Мег, разрешить ей выплакаться вволю. Он причинял ей боль, за что ненавидел себя. Но останавливаться уже поздно. — Я разговаривал с Вудвордом и миссис Ричмонд и сказал им, что ты вдова офицера, леди, которую обстоятельства вынудили занять эту должность.

— Они относятся ко мне с уважением. Однако сейчас я ничего не скажу. Росс, я не готова дать ответ.

— Поехали со мной завтра, — поддавшись порыву, сказал Росс. Он старался не показать разочарования или нетерпения. Ему хотелось обнять и целовать Мег до тех пор, пока все разумные мысли, совесть, скромность не улетучатся и она не превратится в трепещущую, одержимую страстью женщину. Это не его Мег. Не та, которую он желал. — Мне сначала придется отправиться в Сити[14], подписать ряд документов. На сегодняшней встрече речь шла о самом главном. Я долго не задержусь. Затем мы сможем осмотреть достопримечательности города.

— Одни?

— В открытом экипаже с лакеем. Думаю, в извозчичьем дворе найдется ландо. Наверное, будет замечательно, если первый выезд в Лондон пройдет безупречно.

— Думаю, да, — откликнулась Мег. В ее голосе прозвучали нотки либо рассерженности, либо слезливости. — Росс, ты ловкий искуситель.

Позднее он думал, что должен быть доволен таким разговором, и разложил бумаги, полученные от лондонского адвоката. Пытался сосредоточиться на запутанном вопросе о возобновлении аренды ряда домов на площади Тависток. Но все чаще вспоминал лицо Мег. Под ее глазами залегли черные тени, она похудела, а когда говорила, в голосе чувствовалась напряженность даже в том случае, если речь шла о чем-то не очень значительном. Но ей ведь почти нечего терять.

«Неужели я запугал ее?» Росс бросил перо, не обращая внимания на кляксы, потер лицо, пытаясь собраться с мыслями. Мег не изображала страсть, когда оба предавались любовным утехам, была решительной женщиной, ей хватило бы сил сказать «нет», если бы она захотела, приняла окончательное решение. А это означало, что Мег ничего не решила и поэтому не могла ни спать, ни найти покоя. Пока она пребывала в нерешительности, оставалась надежда.

Росс расправил чертежи архитектора и через силу начал знакомиться с ними. Спустя пять минут он сообразил, что чертежи станут понятнее, если взглянуть на вещи трезво. Почему он так подумал? Мир полон женщин, привлекательных и умных, среди них можно найти спутницу жизни. Женщин, страстных в постели. Женщин, которые заставят его улыбаться. Если Мег отвергнет его, придется найти одну из таких женщин. Нет смысла думать, что ее отказ обернется трагедией. Ничего страшного не произойдет.


Глава 17 | Расчетливая вдова | Глава 19







Loading...