home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

Мег смотрела на Росса так, будто тот сказал нечто странное.

— Тринадцать лет, — повторила Мег после некоторого раздумья. — А как далеко, если перемещаться по суше?

Росс пожал плечами. Он не станет объяснять смысл своих слов. Он не знал, что скажет, но слова невольно сами слетели с его уст:

— Не очень далеко, хотя дороги узкие.

Не расстояние в милях отделяло Росса от места, где он родился, а чувство вины, утрата и то обстоятельство, что он стал мужчиной.

— И где же находится ваш дом? — не отступала Мег. Она снова собирала медицинскую сумку и, очевидно, совсем увлеклась этим занятием. Но свой вопрос задала не случайно.

— Я еду в сельскую местность, расположенную недалеко от Фалмута, на полуострове Роузленд.

Легче ответить, чем уклоняться от ее вопросов. Светский разговор давался Россу трудно, будто он говорил на иностранном языке, грамматикой которого не совсем овладел. Но он никогда не слыл молчуном, если не считать последние месяцы, когда мысли о будущем повисли на нем точно тяжелые цепи. Раненая нога лишила его всяких иллюзий — теперь уж точно не служить в любимой стрелковой бригаде. Его судьба ясна, придется вернуться туда, где он не познал ни капли счастья, взять бразды правления у отца, которого он терпеть не мог. В то же время Росса будут осаждать призраки и уже больше никогда не отпустят.

— Как это замечательно. — Мег выпрямилась и внимательно оглядела каюту, явно ища признаки беспорядка. Затем свернула его новые брюки, отложила в сторону полотенце и задернула занавеску в своем углу. — Жду не дождусь прибытия в Фалмут. Я всегда хотела взглянуть на запад Англии и побережье с тех пор, как мне в руки попался глупый роман о пиратах и контрабандистах. — Мег улыбнулась, воспоминания молодости явно забавляли ее. — Я читала его ночью, тайком, напрягая зрение, забивая голову приключениями и рассказами о тайных бухтах.

— Мне было семнадцать лет, когда я покинул дом, — заговорил Росс. — В таком возрасте сельские красоты вряд ли привлекают взор. Но я действительно исследовал пещеры, взбирался на скалы, учился плавать в море. Однако тогда меня влекли лишь мысли о бегстве и службе в армии. Несмотря на возраст, я знал, что стреляю лучше всех, кто живет в моей округе. Днем я шел по пятам Трегарна, лесника отца, а ночи тайком проводил вместе с Билли Джилланом, браконьером. — Росс закрыл глаза, вспоминая волнующие эпизоды. Значит, он испытывал и мгновения счастья. — Я мог попасть в фазана или голубя, мог незаметно выследить добычу, уйти от людей Трегарна так же легко, как это делал браконьер, мой учитель.

— Тогда вам будет приятно вернуться в мирную сельскую местность, забыть о войне, шуме и погибших.

— Нет. — Мысль о спокойствии, об отсутствии цели в том смысле, как Росс ее понимал, ужаснула его. — Я мечтал только о стрелковой бригаде, о возможности применять и оттачивать свои навыки. Я научился этому в сельской местности, вот и все.

Мысль, что останется лишь предаваться воспоминаниям в тишине, привела его в дрожь. Странно, но Росс никогда не думал, что воспоминания начнут преследовать его, ведь он не ожесточился, как ожидал. Первая битва и поражение врага снайперским огнем из прикрытия потрясали других молодых людей. Но они постепенно привыкали к этому, становились безразличными. Однако с Россом, видно, все наоборот, ужас коварно завладевал им, он чувствовал себя так, будто сама смерть все время шагает рядом и смотрит через прорезь прицела всякий раз, когда он берет противника на мушку. Но он оставил притязания смерти позади себя, в Англии.

— Наверное, молодых людей интересуют другие вещи, — согласилась Мег. — Вас ждет большая семья?

— Меня никто не ждет, — сухо ответил Росс и вдруг заметил, что лицо Мег стало печальным.

— Как жаль.

— Жалеть нечего. Моя мать умерла через полтора года после того, как я поступил на военную службу. Младший брат умер через полгода. Отец — четыре месяца назад. — Росс говорил беспристрастно, будто произошедшее никак не огорчало его.

— У меня две сестры. — Мег села и начала вытряхивать его рубашки, проверяя, нет ли дыр, не оторвались ли пуговицы. Росс следил за ней и заметил, что она не должна прислуживать ему. Но когда Мег была занята, она не смотрела на него своими ясными глазами, а он мог наблюдать за ней, что, как ни удивительно, успокаивало его. — Я средняя дочь. Селина, младшая сестра, прелестна, послушна и очень добра. Арабелла, старшая сестра, практична, добра и разумна.

— Как вы.

К удивлению Росса, Мег покраснела.

— Мне пришлось учиться быть практичной. — Мег подергала пуговицу, затем, видно, решила, что та держится надежно. — Раньше я была мечтательной, романтичной. И вечно попадала в переделки. Я всегда была в неладах с папой.

Пока Росс наблюдал, Мег на мгновение положила рубашку, растопырила пальцы правой руки, держа ладонь вверх, будто заметила то, чего там не было. Она вздрогнула и снова занялась шитьем.

— Но вы ведь вышли замуж по настоящей любви? Наверное, за возлюбленного детства.

«Как очаровательно. Как это романтично».

— Да. — Мег согласно кивнула. Она не оторвала взгляда от шитья и, похоже, не уловила насмешки в его голосе. — Я сбежала с возлюбленным. Белла помогла мне, что с ее стороны было смелым поступком. — Видно, Мег нашла нитку, которую искала, и, прищурив глаза, стала осторожно вдевать ее в ушко иголки. — Уверена, папа так и не догадался, что она способна пойти на столь ужасный шаг. Думаю, Беллу не наказали. Надеюсь на это.

— Наказали за это? Ваш отец очень строг?

— О да. Но розги чаще всего получала я. Белла была сообразительна и не раздражала его, а Лина слишком робка. Я не сомневалась, что жизнь моих сестер станет намного надеж… спокойнее, если некому будет гневить папу. Именно это обстоятельство побудило меня бежать.

Мег чуть не сказала — надежнее. И этот тиран порол ее? Юную девушку? Конечно, он имел на это право. По закону. Отец — повелитель в глазах домочадцев. Росс еще хорошо помнил, как по нему больно прохаживался кнут, если обнаруживались его прегрешения. Мальчиков наказывали всегда, и Росс не затаил за это злобу на отца. Ему стало не по себе при мысли, что эта нежная кожа и изящное тело познало, что такое розги. Что это за мужчина, который бьет женщину? Девушку?

— А сейчас они все устроились? Вышли замуж, покинули отчий дом?

— Не знаю. Я часто писала им, но так и не получила ответа. Наверное, отец перехватывал мои письма.

— Но вы ведь поедете к ним, когда мы сойдем на берег?

— Я… Ой! — Мег выронила иголку и начала сосать большой палец. — Да. Но я ни за что не переступлю порог дома викария, не стану умолять принять меня обратно.

Ее голос зазвучал жестко, чего Росс не слышал раньше, даже когда она сердилась на него. Пристальнее взглянув в лицо Мег, он лишь заметил, что она с сосредоточенным видом пришивает на прежнее место оторванный кусок каймы.

— Почему бы не воспользоваться услугами надежного человека, например сыщика, чтобы тот все разузнал? — спросил Росс. — Тогда вы сможете спокойно решить, стоит ли вообще туда ехать.

Мег сложила рубашку к остальным вещам и покачала головой:

— Нет. Я хочу поехать туда сама, и немедленно.

— Однако ваши родственники, они ведь помогут вам?

Росс поймал себя на том, что явно негодует из-за того, что Мег предоставлена сама себе. Но это просто смешно. Мег ведь независимая взрослая женщина, и его не касается то, что она намеревается делать.

— Я сбежала с возлюбленным, — просто ответила Мег, хотя ее глаза потемнели от переживаний, которые невозможно выразить словами. — Меня обвинили в том, что я сбила Джеймса с правильного пути.

Росс был явно озадачен. Он давно не был в Англии, но то обстоятельство, что Мег, дочь вивария, вышла замуж, должно было непременно замять скандал, связанный с ее бегством из дома.

— Когда я написала родителям мужа о том, что случилось, они дали мне недвусмысленный ответ, — продолжила Мег, пожав плечами. — Я даже не смогла принести им внука. Теперь, конечно, в глазах общества я нарушила все приличия, хотя так и не понимаю, что больше всего оскорбило других женщин полка — то, что я разделила палатку с доктором Фергюсоном, или то, что я пачкала руки, ухаживая за ранеными. Нет, я должна начать новую жизнь.


День тянулся медленно. Было трудно смириться с бездельем, относительной тишиной на корабле после суматохи лагерной жизни и, возможно, больше всего с отсутствием обязанностей, которые определяли, на чем следует сосредоточиться прямо сейчас, что придавало жизни какую-то целесообразность. Пока Росс сидел без дела, ему оставалось лишь думать о ставшей ему чужой Англии, неизбежных обязанностях и воспоминаниях, с которыми предстояло жить.

Мег, видно, нашла чем заняться, хотя думала, что скудные запасы их одежды не обеспечат ее работой еще на день. Она то уходила, то приходила, предусмотрительно оставляя его всякий раз одного на час. Что бы Мег ни говорила, завтра ему придется подняться с койки и оставить ее одну. Не так-то просто скромно укрыться за этой ширмой. Но Мег ни разу не пожаловалась ни на тесноту, ни на мрачную каюту, ни на противный запах трюмной воды. Ни на угрюмое настроение Росса.


Мег вернулась ближе к вечеру и сообщила, что море стало неспокойным. Росс это почувствовал по качке корабля и скрипу, который доносился со всех сторон.

— Однако солнце светит и, очевидно, мы быстро продвигаемся к цели. — Мег занималась последней из его жалких рубашек. — Вот так. — Она встряхнула рубашку, критически взглянула на нее и свернула. — У вас теперь пять рубашек, смотрятся вполне прилично. Я их положу на прежнее место, а затем посмотрю, что можно сделать с вашим мундиром. Он уже высох.

Росс поймал себя на том, что уставился на бесспорно привлекательные округлые ягодицы Мег, когда та склонилась над сундуком, потом перевел взгляд на потолок. Страстное желание, которое он ощутил сегодня утром, проснувшись и застав ее в своих объятиях, не угасло, но он не собирался подливать масла в огонь, откровенно пялясь на фигуру Мег. Вчера вечером и так было трудно уснуть, пока она лежала рядом, излучая тепло. Сегодня будет еще хуже, ведь Росс уже знал, как приятно ощущать прикосновение ее тела.

— О! У вас тут книги! — Мег опустилась на колени и заглянула в глубины сундука. — Их так много.

— Возьмите какую-нибудь, если хотите почитать.

Кто-то ведь должен был извлечь из них пользу.

— Можно? — Не успел Росс ответить, как она уже начала вытаскивать книги. — «Путешествия Гулливера»… Я всегда хотела прочитать эту книгу. Вам дать почитать что-нибудь?

— Нет. — Читать о военной тактике было бы все равно что сыпать соль на рану. При мысли о классике у Росса начинала болеть голова, а поэзия и романы его совсем не привлекали. Он бережно возил эти книги с собой по всему Иберийскому полуострову, читал их с пристрастием, когда мог, а теперь обнаружил, что не испытывает ни малейшего желания даже взглянуть на них. — Спасибо, — добавил он, догадываясь, что ответил ей не очень вежливо, хотя это его особо не расстроило.

— Я почитаю вам.

Мег положила книгу на колени и осторожно открыла ее.

— Я хочу спать.

— Вы вряд ли устали, а если будете спать сейчас, ночью лишитесь сна.

Мег говорила почти так же, как его старая няня. Ему тогда было пять лет. Росс закатил глаза, прилег и решил смириться с судьбой.

— «Путешествие в четырех частях Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, затем капитана нескольких кораблей, в ряд отдаленных стран мира. Первая часть. Путешествие в Лилипутию, — читала Мег. — У моего отца было небольшое имение в Ноттингемшире. Я был третьим из пяти сыновей…» — Она понизила голос, сообразив, что читает рассказ от первого лица.

Росс закрыл глаза, тут же завороженный ее плавным ясным голосом. Наверное, он все же не сможет спать.


— «…Я лег во всю длину на пол храма». — Мег закрыла книгу и вздохнула, наслаждаясь прочитанным, а также проведенным за книгой временем. — О! Неужели я вас все же усыпила?

— Нет. — Росс открыл глаза. Меня полностью захватило повествование, которое вы читали. Вы отлично умеете выразительно читать вслух.

— Спасибо. — Росс чуть не улыбнулся. Мег закрыла книгу, отложила ее в сторону, стараясь не смотреть на него в упор, будто мимолетное выражение удовольствия на его лице превратилось в дикое животное, которое можно спугнуть взглядом. — Я сгораю от желания узнать, что произошло дальше, но дочитала до конца главы и думаю, что пора ужинать. Я велю Джонни принести вам еду.

Сейчас ходить по кораблю стало гораздо труднее, тот углубился в Бискайский залив и подвергся накату ветровых волн. Мег невольно вытянула обе руки, чтобы можно было по очереди опираться то на одну, то на другую сторону прохода. Она улыбнулась, обнаружив, что идет шатаясь, как пьяная.

Добравшись до лестницы, Мег вспомнила, что та называется сходным трапом. Она крепко вцепилась в поручни и тут же споткнулась. Нога скользнула по потертому дереву. Чья-то рука тут же подхватила ее под локоть и помогла удержаться на ногах.

— Осторожно, мадам. — Позади нее стояли два джентльмена. Один из них поддерживал ее.

— Спасибо, сэр. Боюсь, я еще не привыкла к морской качке.

Мужчина держал ее за руку, пока они поднимались. Мег взглянула на него и узнала его, приметив обоих еще за завтраком и решив, что те — коммерсанты. Похоже, они путешествовали без жен и семей. Оба были хорошо одеты. С виду им не более тридцати.

— Спасибо, — повторила Мег, когда они добрались до следующей палубы, где находилась столовая. Однако ей пришлось строго взглянуть на мужчину, прежде чем тот отпустил ее руку.

— Мадам, я Джералд Уиттиер. А это Генри Бейтс.

— Миссис Брендон. — Мег почувствовала себя неуютно, находясь так близко к этим мужчинам. Она внимательно взглянула на длинные столы, стоявшие по обе стороны от фонарей, ища глазами сеньору Риверу. — Извините меня, джентльмены. Я должна распорядиться насчет ужина моему мужу.

— Ах да. Он ведь у вас инвалид, правда? — спросил Уиттиер. — Мы видели, как его доставили на корабль. Мадам, вам ведь трудно быть вместе с человеком, который находится в таком состоянии. Может, вы отужинаете с нами? — Глядя на улыбающегося Уиттиера, Мег с тревогой заметила его горящие глаза. — Мы с удовольствием поможем вам скоротать время.

«Я в этом не сомневаюсь».

— Мой муж, майор Брендон, — заговорила Мег, придавая своему голосу максимально ледяной, тон, — не инвалид. Он ранен. — Она смерила взглядом мужчин в безупречной гражданской одежде. — Мой муж офицер и герой.

Уиттиер покраснел. Расслышав презрение в голосе Мег, он отступил, давая ей пройти.

Вот так, даже жена полковника не могла бы выказать большего высокомерия. Мег нашла свободное место между клерком, который читал книгу, лежавшую перед ним на столе, и полной женщиной и ее мужем, род занятий которого ей не удалось угадать.

Пока ела, Мег настороженно поглядывала на обоих мужчин, но те и не собирались приближаться к ней. Она постепенно обрела душевное равновесие. Наверное, Мег слишком возбуждена и неправильно истолковала несколько необычное приглашение мистера Уиттиера. Правда, она все еще не могла смириться с тем, как тот отозвался о Россе.

— Мадам, вам что-нибудь угодно? — спросил Джонни, возникший рядом с ней.

— Да, отнеси еду майору, пожалуйста. При такой качке я не очень твердо держусь на ногах.

— А что нравится майору?

— Все, да как можно больше. У него отменный аппетит, — ответила Мег, улыбнувшись мальчишке. — И еще эля.

— Какой же он огромный! — произнес Джонни. — Моя мама сказала бы, что его лучше кормить днем, а не ночью. — Джонни быстро направился к раздаточному столу.

Слова Джонни гак позабавили Мег, что она решила рассказать об этом Россу. Может быть, ей еще раз удастся вызвать на его лице эту едва заметную улыбку.

Она чуть задержалась за трапезой, затем поднялась на палубу, чтобы предоставить Россу еще немного времени. Наверное, он устал от ее общества, хотя если он завтра встанет, то найдет родственную душу в лице какого-нибудь пассажира. Тогда он сможет обойтись без ее внимания. Если это случится, Мег, наверное, придется признать, что она была не права в отношении его мрачного фаталистического взгляда на вещи. Похоже, Росс просто устал, и болела нога, и ему вообще все надоело.

Мег направилась к носу корабля и облокотилась о поручни. На палубе стояла тишина. Видно, большинство пассажиров предпочли душную, плохо освещенную общую каюту резкому ветру и соленому воздуху. Море приносило облегчение после многих лет жизни среди жары, пыли и опасности. Где-то за темневшим морем, на горизонте которого виднелся отблеск исчезнувшего солнца, жили Белла и Лина. Неужели они счастливы и здоровы? Неужели они нашли…

— Все еще в одиночестве, мадам? — Это был Уиттиер, за ним маячил его друг Бейтс с ухмылкой на лице. Для столь юной леди это не годится. Вам нужна веселая компания. Теперь понятно, почему вы не хотите возвращаться к своему раненому герою.

— Я одна, мистер Уиттиер, потому, что мне так нравится. Спасибо, но компания мне не понадобится.

— Да перестаньте же, не надо быть такой высокомерной. — Оба подошли, да так близко, что Мег стало не по себе. Она прижалась спиной к поручню, отступать было некуда. Ее охватил страх, когда она оглядела палубу — поблизости ни души. Ни одного палубного матроса. — С нами вы проведете время гораздо веселее, чем с вашим калекой внизу. — Бейтс положил руку на плечо Мег, через хлопчатобумажную ткань она почувствовала его горячие пальцы.

Где их каюта? А что, если они затащат ее в свою каюту и никто ничего не заметит? Мег огляделась в поисках какого-нибудь оружия, но ничего не обнаружила. Теперь все зависело от нее. На этот раз никто ее не спасет.

— Мистер Бейтс, если вы не уберете руку, я закричу… Закричу очень громко.

А услышит ли ее кто-нибудь? Такая угроза, видно, не подействовала на них. Все же Мег должна попытаться. Она глубоко вдохнула, открыла рот и…

— Мистер Бейтс, она закричит не столь громко, как вы, когда я оторву вам яйца и швырну их на съедение акулам, — раздался холодный голос из тени, отбрасываемой такелажем.

Росс. «Это голос Смерти». К горлу Мег подступил истерический хохот, когда она увидела лица обоих мужчин. Те резко повернулись на голос.

На Россе был испачканный мундир, на боку висела сабля, из-за кушака торчал пистолет. Боец, только что вышедший с затянутого дымом кровавого поля боя… или из ада. Прижавшись к поручням, Мег подумала, насколько Росс огромен, опасен и прекрасен… Правда, в том случае, если он на твоей стороне.

— Черт подери, кто вы такой? — грозно спросил Уиттиер. — Эта женщина с нами.

— Эта леди — моя жена. — Мег впервые заметила улыбку на лице Росса. И тут же пожалела, что ее увидела. — Похоже, она выразила желание остаться одной. Вы, должно быть, плохо слышите? — Росс выхватил саблю из ножен. Мужчины попятились назад. — Неужели уши вам не менее дороги, чем вашему другу яйца?

Росс поймал обоих в ловушку, прижав к поручням. Деваться было некуда. Пора вмешаться в ход событий.

— Майор Брендон.

— Да, моя дорогая? — Трудно было не заметить тепло, с каким Росс протяжно произнес эти два слова.

— Капитану вряд ли понравится, если на корабле прольется кровь.

— Совершенно верно. — В воздухе повисла напряженная тишина. Сабля не дрогнула в руке Росса. — Однако матросы трудятся изо всех сил, чтобы содержать палубу в чистоте. Эти подонки касались тебя?

Мег поняла, что Росс имеет в виду, и покачала головой:

— Нет, они лишь вели себя оскорбительно.

Росс поднял саблю, Мег и оба мужчины глядели на это оружие как кролики на удава.

— Очень хорошо. Вы оба, раздевайтесь.

— Что? — спросил Бейтс. В его голосе чувствовались страх и неверие.

— Вы слышали, что я сказал. Причем каждое слово. Отвернись, моя дорогая. Зрелище не из приятных.

Мег поспешила отвернуться. Было слышно, как оба брызжут слюной от ярости, и ясно, что Бейтс и Уиттиер подчинились Россу. Мег вряд ли могла винить их за то, что они сдались, ведь оба уже не раз видели улыбку Росса и заглядывали ему в глаза.

— А теперь бросайте все за борт. Хорошо. А теперь шагайте к сходному трапу и спускайтесь вниз.

— Но там ведь общая каюта! А мы совершенно голые!

— Да, действительно. Боюсь, в таком виде вы вряд ли вдохновите художника. Вперед! Я пойду следом за вами.

Проходя мимо Мег, Росс прошептал:

— Жена, я же велел тебе отвернуться.

Мег отвела взгляд от пары бледных прыщеватых ягодиц, удалявшихся в сторону сходного трапа, и рассмеялась:

— Мой муж, твое наказание, как всегда, совершенно заслуженно. Никогда не видела более отвратительного зрелища.


Глава 3 | Расчетливая вдова | Глава 5







Loading...