home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7

Казалось, Россу передышка не требуется. Очутившись в его объятиях, Мег испытала страх, негодование и неожиданное возбуждение. Ей все же удалось поднять руки, вцепиться ему в китель и пуговицы и стоять так, пока он страстно целовал ее. Росс не собирался обмениваться нежностями. Она уже ничего не понимала, но почувствовала, что он отпустил ее руки, но схватил за ягодицы и прижал к своему затвердевшему, точно скала, стержню, который так возбуждал ее.

«Да, да, да», — неслось в ее сознании, когда вкус, запах, жар тела Росса подавили в ней все другие ощущения, лишили возможности мыслить ясно.

Перед ее закрытыми глазами вспыхнули цветные огни, в ушах возник странный шум. Воздух. Нужен воздух, иначе с ней случится обморок. Мег отстранилась так, чтобы можно было вдохнуть, потом вернулась к действительности.

Все это грозило лишь одним. Шумные голоса в сознании во всеуслышание твердили «да», но она пыталась заглушить их. Она оторвала уста от губ Росса, глотнула еще воздуха и сумела произнести «нет». Едва слышным шепотом, правда, и пульс забился чаще. Как ей доверять шестому чувству после того, что она пережила с Джеймсом? Как связать свою жизнь с другим мужчиной, когда ее ждет столь непредсказуемое будущее?

Похоже, Росс ничего не слышал. Он прильнул устами к ее шее, его большие руки скользнули вверх и ухватили груди. Казалось, будто соприкоснулись два обнаженных тела.

— Нет, — снова произнесла Мег и со всего размаха отвесила ему пощечину.

Любой другой мужчина отскочил бы. Росс лишь поднял голову и посмотрел на нее сверху вниз:

— Нет? — Должно быть, он заметил решительное выражение лица Мег, ибо развел руки и отступил назад. — Мег, я не играю с вами. Хотите стать моей любовницей?

— Нет! Ни за что. О чем вы только думаете? А о чем думаю я? — рассеянно спросила она. — Я не ваша любовница. И не хочу быть ею. — Мег заколотила его в грудь кулаком, по одному разу за каждое слово, будто верила своим возражениям. Росс молчал и даже не пытался отразить ее удары. — Вы следили за мной от самой пристани, застали меня в обстоятельствах, при которых я не могла не пойти с вами. Знаете, что мне нужны деньги…

— Нет, — наконец заговорил Росс и нахмурился, когда Мег робко нанесла ему последний удар. Мег стояла, ее рука покоилась на его груди. Она заплакала. — Все не так. Я вдруг понял, что могу предложить вам место, и тогда вы будете в безопасности.

— Ха! — Мег отдернула руку. — В безопасности? — Она не справлялась со своими желаниями, не говоря уже о том, чтобы дать отпор страстям Росса.

— Только сейчас я понял, как это плохо. О, Мег. Мне не нужен этот титул, мне не нужна эта жизнь. Я не хочу находиться здесь. Сейчас я знаю лишь одно: мне нужны вы. Только в этом я вижу смысл.

— Зачем же вы тогда приехали сюда? — спросила Мег. — К чему возвращаться, если вас обуревают подобные чувства?

Наступило долгое молчание. Видно, Росс задавал себе тот же вопрос.

— Долг, — наконец ответил он. — Долг. Брендоны живут здесь три сотни лет. Моя земля — моя ответственность. За людей я тоже отвечаю. Этот проклятый титул — моя ответственность. Мой брат умер. Я даже не могу заявить, что оставлю все это тому, кто лучше меня.

Мег почувствовала, что гнев и смущение куда-то испарились и уступили место горечи. «Тому, кто лучше его». Неужели он имел в виду своего брата?

— И вы потянулись ко мне, как другой мужчина мог бы потянуться к бутылке бренди или настойке опиума, — подумала она вслух.

— Нет, я не ищу забвения. — Черные глаза Росса остановились на ее лице. — Мне нужен не наркотик, а вы. Мег, я вас обидел? — Он протянул руку и указательным пальцем нежно провел по ее распухшим губам.

— Нет, — соврала Мег. — Я отвечала на ваши поцелуи.

Она подошла к столу у окна и села. Ей было легче справиться с собой, находясь дальше от него, за пределами соблазна, порожденного новыми ощущениями. Почему Мег так никогда не чувствовала себя с Джеймсом? А ведь сначала она думала, что влюблена в него.

Тем не менее, это распутство, настоящее распутство. Она больше никогда не подчинится ни одному мужчине. Мег должна быть свободной, сама себе хозяйкой, но не его любовницей. Ей надо остаться независимой, найти сестер и начать жизнь сначала. Стоит преодолеть романтическое желание довериться ему и отдаться, ибо тогда она окажется под пятой мужчины. Мег уже пережила подобное с Джеймсом.

— Я должна вернуться в контору по найму. Как вы думаете, ваш юрист сможет написать мне рекомендацию? Придя туда, я спохватилась, что у меня нет ни одной рекомендации.

— Нет. Даже не подумаю просить его об этом. — Росс подошел к столу и сел напротив нее. — Мег, вы не станете моей любовницей? Вы только что признались, что отвечали на мои поцелуи. Похоже, моя внешность вас не отталкивает, чего я больше всего боялся.

— Отталкивает? — Мег взглянула на суровое лицо Росса. — У меня не возникло такого ощущения. Надеюсь, мне хватит ума не стать жертвой внешней красоты. Вы знаете, что я отвечала на ваши поцелуи. Но мне не следовало так поступать.

Губы Росса искривились в язвительной усмешке.

— Нет, я не стану вашей любовницей.

— Тогда станьте моей экономкой. Вы еще можете передумать. — Мег уже хотела возразить, но он опередил ее: — Я не коснусь вас, если вы того не захотите.

Мег чувствовала, как пылает ее лицо. Росс знает, что она привязана к нему. Она только что призналась в этом. Но даже если бы она не призналась, он догадался бы. Но он не предполагал, сколь неожиданно и пугающе отреагирует ее тело на его ласки. Неужели подобные чувства могут возникнуть без любви? Она вступила на скользкую тропу, ибо все это могло лишь разбить ее сердце. К тому же Мег отступилась бы от своей цели обрести самостоятельность и независимость. Ей уже больше не хотелось рисковать всем ради любви, особенно если эта любовь не имела будущего.

Она снова встала на путь здравого смысла:

— У вас ведь есть экономка?

— Треваррас-Корт — не мой родной очаг. Это место, где я должен жить, — с грустью ответил Росс. — А нынешняя экономка сегодня же покинет свое место. Она получит хорошую пенсию. Согласитесь вы на мое предложение или нет, я не потерплю, чтобы эта старая карга оставалась на прежнем месте. Она запугала мою мать. Отцу, похоже, было все равно, лишь бы всем управляли должным образом. Я не потерплю, чтобы она выползала из каждого угла, точно черный паук.

— А слуга вашего отца?

Мег поддерживала разговор, лишь бы не думать, какой сделать выбор. Сможет ли она прожить с Россом в одном доме хотя бы несколько недель, зная, как на нее действуют его объятия? Мег почувствует на своих устах эти жесткие и жадные губы всякий раз, как только увидит его. Но если воспользоваться его предложением в качестве средства достижения цели, она будет материально обеспечена и сможет разыскать своих сестер. Видимо, стоит бороться с томными ожиданиями и не выказывать своих чувств.

— Он уже пожилой человек. Я его тоже отправлю на пенсию. Если он захочет жить в одном из коттеджей на территории имения, пусть так будет.

— Я не смогу остаться надолго. Вы это знаете. Надо найти Беллу и Лину. — Мег взяла ридикюль. — Мне следует вернуться в контору по найму, объяснить, что, по нашему общему мнению, я не подхожу для этой должности.

— Я обеспечу вас хорошим местом с достойной зарплатой. Вы сможете нанять сыщика, он разыщет ваших сестер. — Росс положил одну ногу на каминную решетку, а руку опустил на каминную полку. Он не смотрел на Мег. — Сыщик мог бы приступить к делу прямо сейчас, и гораздо быстрее разъезжать, чем одинокая женщина. Он найдет ваших сестер, если они куда-то переехали. Вы давно не были в Англии, и без помощи вам не обойтись.

Мег снова положила ридикюль на стол и взглянула на суровый профиль Росса. Белла, Лина… Она могла бы сразу нанять сыщика, если бы Росс выплатил ей аванс. Когда сыщик найдет сестер, можно переехать к ним, как только она вернет деньги Россу. Или же сестры смогут приехать к ней. Но это означало бы остаться рядом с разными соблазнами, даже если бы она проработала у него месяц или два.

— Ваше жалованье — тридцать фунтов на всем готовом, — сказал Росс, все еще не глядя на нее.

Отличная зарплата для экономки. Оба понимали это. При такой зарплате Мег легко наймет лучшего сыщика, разыщет сестер и сохранит конфиденциальность. Росс назвал сумму, которая соблазнит ее, совсем не такую, какую в настоящее время обычно выплачивали экономке. Но Мег отработает эти деньги. Она не возьмет их в качестве подарка.

— Я принимаю ваше предложение. Буду только вашей экономкой и никем другим. И лишь до тех пор, пока не найдутся мои сестры. — Вдруг Мег в голову пришла одна мысль. — Вас это устроит?

Тут Росс высокомерно взглянул на Мег, после чего подлинность титула барона уже не вызывала у нее сомнений.

— Да, — решительно ответил он.

— Вам придется выплачивать пенсии двум старшим членам прислуги с длительным стажем работы. Появится новая экономка, которой платят слишком много. Новый слуга. Гардероб надо будет пополнить…

— Я велю вам соблюдать экономию, будем пользоваться сальными свечами, регулярно есть гороховый пудинг, штопать простыни, попросим садовника выкопать розы и вместо них сажать овощи.

— Очень хорошо. — Мег не могла определить, насколько он серьезен, однако в бережливости она знала толк по своему богатому жизненному опыту. В доме викария расточительность и разные излишества считались смертными грехами. Выйдя замуж, Мег обнаружила, что Джеймс даже не подумал о том, как содержать жену на жалованье лейтенанта. Ему и в голову не приходило отказаться от холостяцкого образа жизни, азартных игр, пьянства и содержания нескольких лошадей. Джеймс настаивал на том, чтобы никакие расходы не урезались, не сомневался, что умная Мег как-нибудь выкрутится. И она выкручивалась.

— Как велико имение? — спросила Мег, думая о будущем.

— Старый дом совсем небольшой. — Росс умолк, вошел официант, неся еду. За ним следовал Перро.

Что ж, уже легче. Мег отошла от стола, позволяя официанту расставить блюда. Росс отвел слугу в сторону, наверное, собирался обсудить с ним условия работы. А Мег наивно подумала, что станет жить в большом особняке, раз имение принадлежит титулованной семье. Он не был ни графом, ни маркизом. Очевидно, отсутствием большого дома можно было объяснить намерение Росса бежать — жить рядом с нелюбимым отцом стало невыносимо для резвого семнадцатилетнего юноши.

— Мы уезжаем сразу после обеда. Я нанял фаэтон. Багаж прибудет потом.

— Милорд… — Перро подождал, пока Росс и Мег сядут, затем сам устроился за столом. — Нельзя ли по пути заглянуть в магазины, где торгуют мануфактурными товарами? Я думаю…

— Нет. — Юный слуга тут же умолк. Росс жестом указал на тарелки. — Угощайтесь, Перро, и не вздумайте таскать меня по магазинам. Вместе с миссис Халгейт вы составите списки какие душе угодно, но без моего участия.

Поставленный на место, Перро молча приступил к обильной трапезе. Мег ела как птичка, пульс все еще бился неровно, мысли путались. Неужели этот крупный резкий мужчина, который с видом человека, жившего впроголодь целую неделю, молча разделывался с пирогом, фаршированным цыпленком и ветчиной, тот самый Росс, который совсем недавно целовал ее с такой безумной страстью? Неужели это тот самый человек, который учинил столь изобретательное и шокирующее наказание двум типам, пристававшим к ней?

И почему Мег согласилась, пусть временно, работать экономкой, а не сбежала, зная, что Росс только и ждет, когда ее решимость даст трещину и она сама прыгнет к нему в постель?

Конечно, за такие деньги и перспективу воссоединиться с семьей стоило рискнуть. Но она испытывала страх, ибо желала его, невзирая на предосторожность и здравый смысл. Желала Росса, хотя тот еще не сказал ни единого слова о любви. Она знала, что подобные слова будут ложью. Мег через силу съела немного ветчины, твердя себе, что все дело в деньгах, а она к тому же уже не прежняя романтичная девушка.

— Миссис Халгейт, если вы закончили кромсать этот несчастный кусок ветчины, можно отправиться в путь.

— Милорд. — Мег отложила в сторону вилку и нож и состроила улыбку. Неужели у этого отвратительного человека ни капли приличия? Должен же он понимать, как она чувствует себя после того, что случилось между ними сегодня в этом кабинете. Затем Мег увидела его глаза и сообразила, что Росс уже давно о чем-то напряженно думает. Он торопился вернуться в имение, как солдаты торопятся вступить в бой. Тогда закончится мучительное ожидание, и они встретятся лицом к лицу со своими кошмарами. При этом оба знали, что кошмары станут явью.

— Перр… мистер Перро, давайте посмотрим, грузят ли наш багаж.

Мег должна помнить, что она и Перро теперь оба старшие слуги, а своей должностью она обязана Россу. Сколько еще слуг там будет? Мег подумала, что в имении должны быть повар, горничная, судомойка, один или два лакея. И, конечно, еще дворецкий. Не так уж плохо при условии, если повар и дворецкий приветливы, ибо в этом странном новом мире они будут равны ей по положению.


Поездка оказалась приятной. После Испании и Пиренеев перед глазами открывался до боли знакомый сочный, зеленый, чисто английский пейзаж. Среди изгороди пробивались цветы, на полях паслись стада скота. Через некоторое время они пересекли реку Фал на пароме. Видно, лошади уже привыкли к столь волнующей переправе и спокойно ступили на низкую палубу парома. Мег любовалась крутыми, поросшими деревьями берегами, отвесно спускавшимися к широкой реке, которая, петляя, таинственно скрылась из виду. Затем пошла холмистая сельская местность, небольшие поля, высокие изгороди, вдали изредка мелькало море. Названия казались незнакомыми, будто они очутились в другой стране. Но вид был прекрасным, даже если смотреть глазами человека, пытавшегося совладать со своими нервами.

Белла отлично подошла бы для должности экономки — она практична, спокойна, от природы властна, легко улаживала любые кухонные свары, уламывала несговорчивых торгашей. Однако Мег усвоила навыки экономки самостоятельно в условиях, мало похожих на ведение дел в английском сельском доме. Ее опыт ограничивался жизнью в палатке, заброшенном здании и роскошном помещении для постоя, если они оказывались в городах. Надо будет вообразить себя Арабеллой и притворяться экономкой столь долго, сколько придется там пробыть. Мег надеялась, что не успеет нанести большой урон имению. Или хотя бы не навредит домочадцам Росса. Она не очень догадывалась, сколько усилий это от нее потребует.

Теперь придется считать Росса лордом Брендоном, и ей вряд ли будет позволительно совершить хотя бы малейшую оплошность перед другими слугами. Росс усадил ее рядом с собой лицом в сторону движения фаэтона. Мег не могла взглянуть в его лицо, не повернув головы. Но когда лошади замедлили бег, она почувствовала, что с него спало напряжение. Он постепенно остывал, точно угасающий костер.

— Какая прекрасная местность, — проговорила Мег.

Росс взглянул на нее, будто удивившись тому, что она все еще находится рядом.

— Да. Прекрасная. После Испании я забыл, насколько зелен Корнуолл.

Фаэтон завернул за угол между двумя сторожками. Мег заметила мужчину, который почтительно встречал их, придерживая ворота. Затем лошади резво поскакали по парку.

Парк? Мег взглянула на Росса. Он напрягся, был мрачен и выглядел крайне неприветливо. Фаэтон снова куда-то свернул, замедлил ход и остановился. Остановился перед длинным фасадом из серого камня, окна на котором поднимались на три этажа, а балюстрада прикрывала цокольный этаж, широкая лестница вела к парадному входу. По обе стороны лестницы в горшках росли лавровые деревья. Внушительный дом, и даже самый знатный аристократ не осмелился бы назвать его небольшим.

Настоящий особняк без тени преувеличения.

— Вы говорили, будто дом не очень большой, — выпалила Мег, но тут заметила выражение лица Перро и добавила: — Милорд.

— Я говорил о старом доме, который занимает крыло сзади. Он действительно небольшой, — ответил Росс, когда лакей открыл дверцу и опустил лесенку. — Если помните, нас тогда прервали, и я не успел договорить.

— Сэр… — заговорил лакей. Мег заметила его лицо. Тот смотрел только на Росса. «Должно быть, он похож на отца», — подумала Мег, когда изменилось выражение лица лакея. — Милорд! — Лакей подал знак человеку, который спустился к широкой подъездной дороге следом за ним. — Его светлость здесь! — Тот развернулся на каблуках и вбежал в дом.


— Милорд, мы не знали, когда вас ожидать, но ваши покои уже готовы.

Росс вышел из фаэтона и огляделся. За ним последовали Мег и Перро. На мгновение Россу показалось, будто ему навстречу бежит стройный молодой человек. Но видение тут же скрылось — Джайлс исчез.

«Действуй!» — приказал он себе. Перед боем Росс хранил каменное лицо, хотя чувствовал ужасную слабость и желание повернуться и унести ноги. Если человек не боится, он глупец. Главное, не обнаружить свою слабость перед другими, не отвлекаться ни на что, а выполнять свой долг.

Росс почти чувствовал, что позади него Мег кипит от негодования, ведь он обманул ее. Слава богу, она молчала. Когда Росс направился к лестнице, широкая дверь распахнулась, и из нее высыпали слуги — женщины слева, мужчины справа, посреди них образовалась дорожка. На самом верху лестницы стояла миссис Фогерти, напротив нее застыл Хенидж — дворецкий.

Росс остановился у первой ступеньки, ближайшие к нему служанки присели в реверансе.

— Хенидж, отведите всех в дом. Я встречусь с ними позднее. Миссис Фогерти, мы немедленно поговорим в кабинете, если вам угодно.

— Милорд. — Дворецкий поклонился, взглядом привлек к себе внимание озадаченных подчиненных и вошел в дом, уводя за собой процессию слуг.

«Хенидж столь же бесстрастен, как прежде», — подумал Росс и, не глядя по сторонам, прямиком прошел к кабинету отца.

Экономка ждала, сложив руки и поджав губы. На поясе у нее висела тяжелая связка ключей. Когда Росс вошел, она многозначительно взглянула на портрет, висевший над камином. Портрет его отца. Росс точно в зеркало заглянул. Он подавил дрожь и состроил безучастное лицо:

— Миссис Фогерти, я буду говорить откровенно. Полагаю, у вас имеются родственники в Труро[8]?

— Там живет моя сестра, мастер Росс.

Значит, экономка не собирается признавать его титул. Бог с ней.

— Вас вряд ли удивит, что я принял решение по поводу экономки. Я напишу своим банкирам в Труро, чтобы вам немедленно выдали первую часть пенсии. Она будет соответствовать тому времени, какое вы служили в этом доме. Зачтется и то, что вы уволены без предупреждения. — Росс вручил ей пакет, который подготовил в «Красном льве». — Здесь адрес моих банкиров, рекомендательное письмо и двадцать фунтов на покрытие расходов до выплаты пенсии.

Росс умолк, ожидая, что скажет экономка, однако та молчала, храня надменное выражение лица.

— Вы уедете в Труро на фаэтоне, которым я прибыл сюда. Полагаю, вы вернете мне ключи и отправитесь в путь в течение часа.

— Значит, вы не хотите, чтобы я вручила их вашей любовнице? — спросила экономка, кривя губы.

— Поскольку вы не умеете говорить вежливо, подождете в фаэтоне, пока я распоряжусь, чтобы собрали ваши вещи и доставили их вам, — резко ответил Росс.

— Я ничего другого не ждала. — Экономка бросилась к двери, шурша бомбазином. За дверью стоял Хенидж с Мег и Перро. — Мои вещи уже собраны, — с обидой громко заявила миссис Фогерти. — Думаете, я останусь под одной крышей с человеком, который убил своего брата? Жаль, что французы не прикончили вас. Погиб не тот человек, это факт.

Экономка прошла мимо ожидавших у двери людей, даже не взглянув на них. Росс последовал за ней. «Неужели я так побледнел, как мне показалось?» — думал он.

— Хенидж, будьте добры, приведите Асборна.

Дворецкий остался невозмутим, а Росс видел его так давно, что не мог определить, возмущен ли тот прощальной тирадой экономки или же полностью разделяет ее мнение.

— Милорд, с Асборном недели три назад случился удар. Он живет в Фалмуте у невестки. Мистер Тонг, стряпчий, полагает, что вы пожелаете взять на себя расходы по его лечению.

— Разумеется. Мне жаль, что ему нездоровится. Я поговорю с мистером Тонгом относительно его пенсии. Перро, стоящий перед вами, — мой слуга. Проведите его в мои покои и, пожалуйста, распорядитесь, чтобы принесли багаж.

Искоса взглянув на Мег, дворецкий кивнул Перро:

— Сюда, мистер Перро.

— Кстати, Хенидж, распорядитесь, чтобы через час вся прислуга собралась в холле. Я желаю представить всех миссис Халгейт, новой экономке. — Росс ждал, когда оба мужчины исчезнут за зеленой, покрытой сукном дверью, расположенной под лестницей. — Миссис Халгейт, зайдите в мой кабинет.

Как он и ожидал, Мег перешла прямо к делу, как только дверь затворилась.

— Та женщина заявила, что вы убили своего брата. — Видно, Мег была потрясена и не могла скрыть испуг.

Росс бросил взгляд на письменный стол, покрытый тисненой кожей, потрепанной в тех местах, где покоились руки его отца и деда. Он взглянул на резное кресло, сделанное для мужчин крупного телосложения, настольную лампу и чернильный прибор со стойкой для перьев. Как часто Росс стоял по другую сторону, презирая человека, сидевшего в кресле? Он нарочно обошел стол, сел и сложил руки на его кожаной поверхности. Та казалась гладкой. Вдруг Росс пожалел, что больше не удастся поговорить с отцом как мужчина с мужчиной, попытаться понять его, заставить родителя осознать, что непокорный сын уже вырос.

— Мег, не хотите присесть? — Россу придется говорить о Джайлсе, пускаться в объяснения. Раскрыть тайну вины, которая преследовала его и весь дом.

— Нет, спасибо. — Мег отошла от него, затем вернулась назад. Ее охватила тревога. Росс чувствовал, что она старается не судить его, желает услышать, что он скажет. Большинство людей, взглянув на него, без сомнения, заподозрили бы худшее. — Что имела в виду та женщина?

— Что я виновен в смерти брата. Я выстрелил в него.

Росс умолк, ожидая, что на лице Мег появится выражение отвращения, но она лишь смотрела на него с отчаянием и сомнением.

— Но вы говорили, что он умер примерно через шесть лет после того, как вы поступили на военную службу. Разве вы тогда не находились на Иберийском полуострове?

— Я ранил его, когда мы были мальчишками. Пуля вошла в грудь, ее не удалось извлечь. Брат ослаб, потерял сопротивляемость к распространенным тогда болезням и инфекциям. В конце концов, он погиб именно от них.

— Боже мой. — Мег села и посмотрела на него с болью. — Вы намеревались убить его?


Глава 6 | Расчетливая вдова | Глава 8







Loading...