home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

— Доброе утро, мисс Хёрст. — Лорд Клэр стоял на пороге ее дома и выглядел неуместно выспавшимся, был безупречно одет и похож на красивого жеребца, привязанного за вожжи к ограде. Таким же ухоженным, мужественным и собранным выглядел Люцифер, сидевший на его плече.

Филлида, напротив, чувствовала себя смущенной, уставшей и уж точно не в настроении развлекать злых ворон. Одно дело согласиться на авантюру, способную опорочить репутацию, и беспокоиться по этому поводу в стенах собственной комнаты. Совсем другое две ночи, проведенные в непрерывных переживаниях вперемешку с порочными фантазиями об Эше Герриарде. Это уж слишком.

— Лорд Клэр. Как видите, мы готовы. Идем, Анна, не стоит заставлять его светлость ждать.

К великому облегчению Филлиды, на улице никого не было. До нее только сейчас дошло, что если кто-нибудь увидит, как она садится в экипаж с мужчиной, может разразиться скандал.

— Вам удобно, мисс Хёрст? — спросил Эш, глядя на Филлиду, опечаленную тем, что она не подумала прикрепить к шляпке вуаль.

— Очень, благодарю вас. Анна, опусти, пожалуйста, шторку со своей стороны. Было бы замечательно, если бы мы уехали из города как можно скорее. Не хочу, чтобы меня увидели в подобных обстоятельствах.

— Безусловно. — Он закрыл дверцу экипажа, и карета тронулась.

«Одиннадцать слов. Я едва ли могу заподозрить его в попытках произвести на меня впечатление и соблазнить этим утром, — подумала она вжавшись глубже в сиденье, искренне надеясь, что никто не сможет разглядеть ее через переднее окно, откуда ей были видны подпрыгивающие спины почтовых лошадей. — Но тем не менее твоя голова забита фантазиями о том, как он тебя соблазнит. Может быть».

Затем всадник на гнедом жеребце пронесся мимо ее окна, и Филлида улыбнулась. Почему бы не пофантазировать? Этот мужчина потрясающе смотрелся на коне, да и она не железная. Фантазировать безопасно. Гораздо безопаснее, чем подчиняться импульсам. В ее мечтах страсть была романтичной, приятной. Нереальной.

— Прекрасная возможность сменить атмосферу, — сказала она Анне. — Мы давно не выезжали за город. Интересно, какая она, двоюродная бабушка лорда.

— Скорее всего, очень строгая, — ответила горничная, хмыкнув. — По крайней мере, я на это надеюсь. Если она вообще существует.

— Ты хочешь сказать, что лорд Клэр выдумал ее и там не будет никого, кто мог бы исполнить роль шатерона?

— Может, и так. — Анна поджала губы. — Или может быть, вы на это и надеетесь, мисс Филлида. Это ведь с ним вы говорили тогда в парке? Красивый как черт.

— Ерунда. Конечно, только слепой не согласится с тем что лорд Клэр симпатичный молодой человек. Но он ищет себе подходящую жену, поэтому…

— Я сейчас говорю не о браке, мисс Филлида, вы прекрасно это понимаете. Что скажет ваш брат, если вы приедете домой испорченной?

«Я уже испорченная». Филлида прикусила язык сильнее, чем хотела, в этот момент карета подскочила на кочке.

— Я не настолько наивна, Анна. Если лорд Клэр питает ко мне какие-либо иные намерения, кроме дружбы, о которой говорит, я понимаю, что они, скорее всего, бесчестные, и я не намерена пустить свои планы коту под хвост ради мимолетного удовольствия.

— Рада это слышать, мисс Филлида. — К ее великому облегчению, Анна устроилась в углу и переключила внимание на пейзаж, проплывавший за окном, оставив ее наедине с неутешительными мыслями.

А что, если Эш и правда предпримет какие-либо шаги к ее соблазнению? Сможет ли она устоять? «Он привлекателен. Привлекателен настолько, что я могу позабыть обо всех своих страхах и предубеждениях против физических отношений как минимум на первых порах», — подумала она, содрогнувшись. Поцелуи и ласки хороши, пока дело не идет дальше. Но Эш взрослый мужчина в самом расцвете сил, страстный и сильный. Она не сможет его контролировать. Филлида вздрогнула. Он тоже ей нравится. Так сильно, что она не способна трезво мыслить.

Здравый смысл подсказывал ей о том, что, связываясь с Эшем Герриардом, она может поплатиться всеми своими схемами, продуманными планами на будущее. Но тоненький голосок где-то в глубине души говорил, что, если не суждено выйти замуж, она должна испытать то, чего будет лишена. Как независимая женщина она имела право принимать решения касательно своей собственной жизни.

«Но что скажут Миллингтоны, если случится скандал? — вопрошал здравый смысл. — Может, я ошибаюсь насчет Эша, и он просто флиртовал со мной, не имея при этом никаких намерений, — убедила она себя. — Со мной все будет хорошо, и единственную опасность представляет мое бурное воображение. Наверное».


Леди Шарлотта Герриард оказалась старой девой почтенного возраста с римским профилем и потрясающей уверенностью в себе. Она, не стесняясь, высказывала все, что приходило ей в голову. Эша и Филлиду провели в ее гостиную мимо дюжины дерущихся болонок.

— Лорд Клэр, мисс Хёрст, миледи, — объявил дворецкий. — Я распоряжусь, чтобы немедленно принесли чай.

— Не забудьте побольше кексов, — Спэрроуина отложила книгу, которую читала, и властно указала на Эша. — Так это ты сын Николаса и его индийской жены, не так ли? Похож на своего прадеда. Подойдите сюда, мисс Хёрст, и позвольте взглянуть на вас.

— Кто вы, а?

— Сестра лорда Фрэншема, мадам.

— А! — Она подняла лорнет и надменно посмотрела на нее с высоты своего возраста и положения. — Те самые Хёрст. Ваш отец был глупцом еще с детства. Так вы ведете свое дело, не так ли? Такой скандал, должно быть, а?

— Нет, мадам. Я очень осторожна. — Филлида изо всех сил пыталась держать себя в руках, думая о значительной сумме денег, которую получит за работу.

— У вас нет иного выбора, ибо не думайте, что я собираюсь тащиться к вам, чтобы целыми днями исполнять роль шаперона! Я буду заходить время от времени ради приличия, поэтому вам, девочка моя, придется быть самостоятельной и отвечать за себя. — Ее губ коснулась легкая улыбка.

— Непременно, мадам. — Филлида задумалась над ее словами, пытаясь представить, что могла натворить леди Шарлотта в юности. Пожилая дама указала ей на стул и, очевидно, потеряла к Филлиде всякий интерес.

— Клэр, принеси приставные столы для чая и садись ближе. Я хочу поговорить с тобой. — Эш принес столы и уселся напротив бабушки. — Будешь ли ты держать себя в рамках приличия с этой леди или мне придется просить горничную присматривать за ней?

— Смею вас заверить, бабушка, я не сделаю ничего против воли мисс Хёрст. — Филлида достаточно хорошо знала Эша, чтобы определить, насколько его забавляет старая перечница, хотя и недостаточно хорошо, чтобы понять, сколь двусмыслен его ответ.

Его слова, по-видимому, не вызвали у леди Шарлотты подозрений. Она приподняла седую бровь:

— Да, ты определенно напоминаешь мне моего отца.

— Не его сына, моего деда? — спросил Эш, очевидно чувствуя себя абсолютно непринужденно, несмотря на допрос.

Поднос с чаем принесли прежде, чем леди Шарлотта успела ответить.

— Будьте так любезны, мисс Хёрст, налейте мне чай. Угощайтесь кексом, я составлю вам компанию и побалую себя. Мой доктор запрещает мне их есть, старый дурак. — Она снова уставилась на Эша. — Нет, ты не похож на своего деда, скажи спасибо. В семье не без урода, и эта поговорка вполне его характеризует. Сходи прогуляйся по Длинной галерее и полюбуйся на семейные портреты, сам увидишь.


После мучительного часа, проведенного во вдовьем доме, Эш ехал верхом впереди кареты в которой ехала Филлида. Эш пытался убедить себя в том, что легкий приступ тошноты был вызван отчасти саркастическим допросом леди Шарлотты, отчасти неразумным количеством съеденного им прекрасного лимонного кекса и не имел никакого отношения к тому, что его ожидало в конце подъездной дороги к поместью семьи Элдонстоун.

Эш сражался под палящим индийским солнцем, имел дело с дворцовыми заговорами предотвратил попытку убийства его двоюродного деда и мог перехитрить любого французского так нервничал здесь, в доме, с которым не связывает ничего, кроме необходимости привести его в порядок?

Люцифер резко каркнул и сел на его плечо, будто ожидая поддержки. Вдалеке показался дом. Он представлял собой странного вида внушительную массу из серого и красного кирпича, построенную, как ему удалось выяснить в процессе изучения на корабле, во времена правления Карла II, но окончательно оформившуюся во времена Георга I. Эшу привыкшему к маленьким окнам, узорчатым решеткам, шторам и другим элементам декора, показалось, что огромные незанавешенные окна делают дом до неприличия обнаженным. «Почти таким же обнаженным, как английские леди в бальных платьях», — подумал он.

Парадная дверь открылась, навстречу вышли слуги в ливреях, среди них выделялся рыжеволосый Пэрот.

— Милорд! Добро пожаловать в Элдонстоун!

Конюхи бросились за лошадьми, слуги выстроились в линию, ожидая, пока дворецкий по имени Стэнбридж их представит, после чего Эш оказался в фамильном доме.

Он обошел коридор, выругавшись вполголоса по-персидски, видя задымленные шторы на стенах, недостаток украшений и коробки, задвинутые под арку красивых лестничных пролетов.

Стэнбридж прокашлялся:

— Его превосходительство не заботился о состоянии дома, милорд. Он говорил, что «не желает тратить деньги впустую» на ремонт или даже уборку, и содержал минимальное количество прислуги.

— Понятно. Но он здесь жил?

— Большую часть времени, милорд. Здесь он в основном… э… развлекался. — Лицо дворецкого было настолько непроницаемым, что он с таким же успехом мог заявить о своем недовольстве.

— Развлекался? Здесь? — Эш открыл дверь комнаты, которая когда-то была элегантным залом для приема гостей.

— Друзей его превосходительства больше интересовала выпивка, охота и молодые девушки, нанятые вместе с прислугой, милорд.

— Понятно. Недопустимо, чтобы моя мать и сестра здесь жили. — Картина над каминной полкой заставила даже Эша, привыкшего к эротическим гравюрам, вскинуть брови от удивления.

— Ваша правда, милорд, — согласился Пэрот. — Как бы то ни было, даже самые спорные предметы имеют некоторую ценность, и я не решился избавиться от них. Если не ошибаюсь, вы привезли с собой эксперта?

— Мисс Хёрст скоро прибудет из вдовьего дома вместе с леди Шарлоттой. Мы начнем работу завтра утром. Приготовьте спальню для леди, Стэнбридж.

— Будет сделано, милорд. Лакей проводит вас в Садовую комнату — традиционные апартаменты наследника. — Он, прищурившись, посмотрел на Люцифера. — Я распоряжусь, чтобы вам принесли большую клетку, милорд. Ужин будет готов через час, если вас это устроит.

Эш забрался на второй этаж, размышляя над тем, не благоразумнее ли просто сжечь все здание. Но нет. Он остановился и посмотрел вниз на лестничный пролет, на размеры холла. Элегантное, на совесть построенное здание просто было изуродовано и заброшено. Дом еще можно спасти, если избавиться от населявших его призраков.

— Я рад что приехал один, без отца, сообщил Эш Филлиде на следующее утро. — Он помнит, каким был этот дом.

— Здесь нужен целый отряд женщин, чтобы все отмыть, капитальная уборка и семья, которая поживет здесь некоторое время. Тогда дом снова стане уютным, — решительно произнесла она, пытаясь не поддаваться мрачной атмосфере запущенности и беспорядка. — С чего начнем?

— Я думал начать отсюда и перейти в гостиную. Тогда он как минимум станет более приветливым. Затем хозяйский кабинет и комнаты для моей сестры. Должен вас предупредить: некоторые предметы искусства непристойны.

— Я буду отворачиваться, — сказала Филлида, и Эш впервые за утро улыбнулся. — Вы доверяете моему мнению? — Привести этот бедлам в порядок за три дня — серьезное испытание. — Можно мне отдавать распоряжения слугам относительно уборки и перестановки?

— Я полностью вам доверяю, — заверил он ее.

— Стэнбридж, пришлите кого-нибудь на помощь мисс Хёрст и наймите дополнительный персонал для уборки. Ей также, несомненно, понадобятся лакеи. А я пойду загляну на конюшню.


На следующее утро, спустя три часа после завтрака, Филлида заметила, что делает успехи. По ее распоряжению длинный зал превратили в сортировочную комнату. Филлида приказала лакеям принести столы и принялась сортировать вещи из холла и гостиной на те, которые необходимо было очистить, чтобы потом вернуть на место, и те, которые уже нельзя починить, плохого качества, занимавшие много места, ценные вещи сомнительного вкуса и предметы непристойного характера.

Гобелены фламандской работы из зала отправили вниз на чистку. Служанки оттирали гранитные полы и стены, а Филлиде удалось найти несколько безобидных картин, которые можно было повесить в холле.

Она закатала рукава льняного халата и принялась копаться в одном из комодов, принесенных из зала. «Хорошо, — думала она про себя, вытирая пыль с носа тыльной стороной ладони, — что я приехала сюда не соблазнять Эша Герриарда». Она не только не видела его со вчерашнего дня, но и, должно быть, чудовищно смотрелась по уши в пыли в огромном, позаимствованном у повара фартуке, с собранными под льняным полотенцем волосами.

Упакованный предмет оказался очаровательной фарфоровой статуэткой леди, исполняющей танцевальное па и протягивающей руку невидимому партнеру.

— Где же вы, молодой человек! Пробормотала Филлида, снова погружаясь в коробки. — Ах, вот вы где? — С торжествующим выражением лица она распаковала фигурку танцора, перевернула ее и внимательно осмотрела подставку. — Мейсенский фарфор. Мило. — Она аккуратно поставила фигурки на стол для ценных вещей, взяла подол юбки пальцами одной руки, другую подняла, копируя танцевальное движение. — Прелестно.

— В самом деле. — Чьи-то пальцы переплелись с ее собственными, обернувшись, она увидела Эша. — Потанцуем?

Он, несомненно, дразнил ее. Сердце Филлиды так некстати громко забилось, зеки покраснели, когда он элегантно удерживал ее за руку.

— Менуэт? К сожалению, он давно вышел из моды, милорд.

— Вы забываете, я ужасно отстал от времени, мисс Хёрст. Для меня это всего лишь танец. Может, попробуем? — Он провел ее под своей рукой, и Филлида оказалась с ним лицом к лицу. Быстрый панический рывок — и ее рука — на свободе, но лишь чтобы позволить ему обвить руки вокруг талии девушки и притянуть к себе. — Есть и другие парные танцы, — предложил Эш хриплым голосом.

Филлида не могла дышать. Его намерения были очевидны. Но чего именно он хочет? Предложит стать любовницей или просто склонит к близости в те несколько дней, пока они здесь? Любое из этих предположений должно заставить ее пулей вылететь из комнаты, тем не менее прежде чем он успел приблизить голову и поймать ее губы, она не испытывала ни гнева, ни страха, ни чего-либо похожего на то, что должна была почувствовать. Только желание. Желание, не запятнанное ни опасением, ни тревогой.

Эш придвинул ее еще ближе, Филлида закрыла глаза. Сделала это не из скромности — от удовольствия, чувствуя, как его твердое тело упирается в нее, его силу, мужское тепло и запах. Восхитительная смесь защищенности и опасности. Тогдашний поцелуй на пристани зажег в ней волнующие мечты. И вот теперь губы Филлиды против ее воли раскрылись ему навстречу, и Эш завладел ее ртом. Теперь из человека, которого она так опасалась, он превратился в искусителя, способного заставить трепетать каждую клеточку ее тела.

Ждет ли он, что она ответит на его ласки? Филлида понятия не имела, как себя вести, но, несмотря на это, ее руки инстинктивно обвились вокруг его шеи, губы раскрылись, язык бессознательно и смело вытворял нечто крайне порочное. «Он думает, что я невинная девственница», — убеждала она себя, пытаясь определить сквозь затуманенное сознание, упадет ли в обморок от недостатка воздуха или желания.

Видимо, Эш почувствовал ее слабость именно в тот момент, когда ее ноги начали подкашиваться. Он оторвался от нее, Филлида открыла глаза, обнаружив, что он все еще прижимает ее к себе, глядя тяжелым взглядом из-под полуприкрытых век.

— Я так и думал, что не ошибся, — пробормотал он.

«Грубиян». Эта мысль молнией пронеслась в ее голове. Она глубоко вздохнула. О чем она только думала? Просто какое-то безумие. Изысканное, волнующее, бесконечно соблазнительное, но абсолютно недопустимое. К тому же из этого не выйдет ничего хорошего. Эш ей нравился, он старался целовать ее нежно и размеренно, доставляя удовольствие, но Филлида не могла гарантировать, что наслаждение не окончится, как только они пойдут дальше.

— Вы думаете, я настолько доступна? — набросилась она на него, не собираясь сдаваться. Она собрала волю в кулак, выпрямилась, пытаясь держать под контролем подгибающиеся колени и борясь с настойчивым желанием вновь броситься в объятия Эша Герриарда, чтобы выяснить, сможет ли он сотворить чудо и в конце концов избавить ее от ужасных воспоминаний и кошмаров.

— Нет, я подумал, что вы страстная женщина и мне доставит удовольствие целовать вас. Предположил что вы ответите на мой поцелуй, если я осмелюсь это сделать. — Он наблюдал за ней, подобно человеку, оказавшемуся перед лицом неожиданной опасности, спокойный и собранный, одинаково готовый к тому, чтобы получить пощечину или почувствовать тепло ее дыхания и сладость поцелуя.

— И что теперь? — спросила Филлида.

— Может, повторим? — Выражение его лица было крайне серьезным, но в глазах плескался задорный огонек.

— Я не об этом! Стоит ли мне ожидать поцелуя всякий раз, когда мы остаемся наедине или вы желаете затащить меня в постель, милорд.

— Милорд, — эхом отозвался он. — Неужели я впал в немилость? Ты бы стала моей любовницей, если бы я попросил? Ибо я хочу именно этого.


Глава 8 | Запятнанная репутация | Глава 10