home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Филлида была такая теплая и женственная. Казалось, все страхи растворились как дым, лишь только она пробудилась от кошмара. Ее руки обвились вокруг его торса, он коснулся рукой ее круглой упругой груди и почувствовал, как затвердел сосок под тонкой тканью ночной рубашки.

Испытывая непреодолимое желание чувствовать прикосновение ее кожи к своей, вырвался из пальто, сорвал шейный платок и стянул через голову сорочку, не переставая гладить и ласкать ее. Она еще теснее прижалась к нему и застонала от возбуждения, когда он стал осторожно покусывать белую дорожку, ведущую от плеча к изгибу шеи и вверх, к соблазнительной мягкой коже за ушком.

— Эш, — прошептала Филлида.

Он поднял голову и прочитал в ее темных глазах сомнение, увидел, как дрожат ее мягкие, полные, жаждущие поцелуя губы. Ему всего-навсего нужно закрыть глаза, обнять ее и довериться своему мастерству — тогда Филлида забудет о своих сомнениях и все будет кончено.

«Черт побери». Эш не мог так поступить. «Убеждение, не соблазнение». Словно испытывая физическую боль, он заставил себя отстраниться от нее. Его руки скользнули вниз и легли на ладони Филлиды, она обхватила его запястья.

Прежде все его любовницы были индианками, и Эшу нравилось, как выделялась его светло-золотистая кожа на их темной. А сейчас длинные пальцы Филлиды выглядели в его руках словно сливки на меду. Он наклонился и провел языком по одному из них.

— Эш, нет. Я не могу. Не могу быть твоей любовницей. — Она попыталась высвободить руки из цепкой хватки, пока их пальцы не переплелись, как во время неожиданного менуэта несколькими днями ранее.


— Почему нет? — спросил Эш, прилагая все усилия, чтобы это не прозвучало как требование. Он пытался затаить дыхание, будто вот-вот возьмет мишень на прицел. — Когда мы целовались…

— Я хочу тебя. Я не настолько лицемерна, чтобы притворяться, что ничего не чувствую. Мы говорили об этом. Я не передумала, и, надеюсь, ты меня понял.

— Я понял. Я понимаю. — Или все-таки он соврал? Нет, Эш понял, что она имела в виду, но был намерен изменить ее мнение по этому поводу. — Когда вошел в эту комнату, я лишь хотел убедиться, что с тобой все в порядке. Когда обнял, стремился всего лишь тебя успокоить, но потом, — Эш пристально посмотрел в ее глаза, — потом мои намерения изменились. Мне нет оправдания.

Филлиде следовало бы поднять шум, возмутиться, заставить его почувствовать себя виноватым, пристыдить, тогда, вероятно, он бы никогда не осмелился вновь соблазнить ее.

— Есть. И довольно веские, — неожиданно для себя произнесла она. — Я вела себя так, будто мне приятны твои ласки. — Филлида пыталась быть как можно более искренней. — Мне они в самом деле приятны. Я хотела прикасаться к тебе, целовать тебя. Большинство мужчин не остановились бы и оправдались тем, что я сама напросилась. — «Прекрати притворяться, что не хочешь этого, тебе нужен настоящий мужчина, который сможет показать тебе…» Филлиде с трудом удалось подавить дрожь, чтобы Эш не подумал, что ее трясет из-за него.

Его обнаженное тело был так близко, ее руки все еще оставались на нем. «Интересно, как это, оказаться в постели с ним? — подумала она. — Смогут ли его поцелуи унести так далеко, что все страхи развеются, исчезнут в бурлящих волнах страсти, или же он мягко и нежно выманит ее из пучины ночных кошмаров, осторожно заменив их удовольствием? Или может быть, я впаду в панику, когда ласки зайдут дальше поцелуев?» Филлида закрыла глаза, представив свои крики и ногти, врезающиеся в его щеку. А еще Эш узнает ее ужасный секрет, узнает о том, что она отдалась другому человеку не по любви, а ради денег. Как шлюха. «Не „как“, — подсказал внутренний голос. — Ты и есть шлюха».

— Нет, что ты. — Эш отпустил ее руки и поднялся. — Я беру всю ответственность за то, что произошло, на себя. Я, может, и испытываю непреодолимое желание, но я не похотливое животное, идущее на поводу у инстинктов. Как ты себя чувствуешь? Может, стоит позвать горничную и попросить ее принести горячего молока или шоколада для успокоения нервов?

— Мне понадобится что-нибудь крепче молока, чтобы прийти в себя после такого поцелуя. — Филлида усмехнулась. — К тому же стоит ли беспокоить бедную женщину посреди ночи из-за моего плохого поведения? — Она смотрела, как Эш натягивает сорочку и заправляет ее в вечерние брюки, будто нарочно подбрасывая угли в угасающее пламя, которое сам же и зажег. Ощущение его мощной мускулистой спины, воспоминания о широких плечах и густых черных волосах на груди, будут тревожить ее воображение еще не одну ночь.

— Спокойной ночи, Филлида. — Эш взял платок со спинки стула и повязал на шею. — Пусть тебе приснятся редкий фарфор и драгоценные камни. Приятных снов.


Филлида спала очень крепко, и даже если ей что-либо снилось, не помнила. Проснулась от бряцанья колец раздвигаемых занавесок.

— Доброе утро, мисс Филлида. — Голос Анны был неприлично веселым и бодрым. — Скорее вставайте! Мы отправляемся в дорогу после завтрака, в восемь. — Она подошла к кровати, и ее улыбка испарилась. — Вам нехорошо, мисс Филлида? Вы белая как простыня.

— Я чувствую. — Филлида приподнялась на подушках, пытаясь оценить свое состояние. — Мне кажется, что меня сейчас стошнит, Анна.

Горничная быстро достала таз из-под умывальника и поставила его Филлиде на колени.

— Это все из-за той рыбы со вчерашнего ужина. В гостиную для слуг принесли остатки, и Уильям, лакей, поклялся, что она испорчена.

— На вкус нормальная. Ох! — Филлида со вздохом склонилась над тазом. Когда все кончилось, легла обратно в постель. — Надеюсь, леди Шарлотта ее не ела. В ее возрасте тошнота опасна.

— Большая часть рыбы вернулась на кухню. — Анна нахмурилась, пытаясь вспомнить события прошлого вечера. — Именно поэтому ее хватило на слуг. Но ею никто особо не увлекался, все предпочли рагу, которое получилось очень вкусным. Уильям не стал доедать свою порцию, а повар получила нагоняй за то, что приготовила испорченную рыбу. После этого ее убрали со стола. Я принесу вам воды и дам знать его сиятельству, что вы сегодня никуда не поедете.

— Нет! — Филлиде надо домой, подальше от Эша и его соблазнов.

— Лорду Клэру нужно вернуться в город, и я сомневаюсь, что леди Шарлотта согласится провести еще один день в гостях. Со мной все будет в порядке. Просто принеси мне завтрак в постель. Пару тостов, пожалуй.

Ей кое-как удалось проглотить кусочек сухого тоста и запить его слабым чаем. Она с трудом поднялась с постели, умылась и оделась, чувствуя, как желудок то и дело скручивают спазмы и тело будто ватное.

Леди Шарлотта пребывала в добром здравии и в таком отличном расположении духа, что даже подставила морщинистую щеку для прощального поцелуя. Затем залезла в дорожную карету и отправилась домой.

— Давай поскорее сядем. — Филлида взяла Анну под руку и заспешила к карете, как только кучер доставил ее к дому. Она совершенно не хотела предоставлять Эшу возможность лицезреть свое бледное, зеленоватого цвета лицо при дневном свете. Чего доброго, еще подумает, что она не сомкнула глаз, думая о нем. Признаться в расстройстве желудка ей не позволила гордость.

К тому моменту, когда он помахал на прощание двоюродной бабке и подошел к их карете, она благополучно сидела в самом темном углу.

— Вы очень шустрая женщина, Филлида, — произнес Эш. — День обещает быть хорошим, и мы быстро доедем до Лондона.

— Замечательно! — Ее радостный ответ, должно быть, убедил его в том, что все хорошо. Эш закрыл дверь, забрался на лошадь, и они отправились в путь.

Спустя десять минут Филлида наконец поняла, почему почтовые кареты называют «желтыми прыгунами». Казалось, их экипаж снабжен дополнительными рессорами, позволяющими пассажирам прочувствовать каждую яму, рытвину, каждый камешек на дороге.

Филлида старательно жевала листья мяты, добытые Анной на кухне, и пыталась сосредоточиться на высокой фигуре Эша. Но спустя некоторое время ритмичные подскакивания лошади, которые должны были успокоить ее, только усугубили тряску.

— Меня еще никогда так не мутило, — пожаловалась она.

— Ну, вы и испорченную рыбу раньше не ели, не так ли, мисс Филлида? — заметила Анна. — Мы остановимся, чтобы поменять лошадей, через час.

— Целый час! — Филлида мрачно зажевала еще один мятный листок и попыталась не думать о желудке и плывущей голове. «Единственная положительная сторона такого состояния, — размышляла она, когда карета наконец-то оказалась в „Кингс-Лангли“, — это самое надежное средство против мыслей об Эше».

— Мы останавливаемся, мисс Филлида.

— Слава богу, а то я сомневаюсь, что мой завтрак задержится внутри еще хотя бы минуту. — Филлида прижала платок ко рту. Как только карета подъехала к придорожной гостинице, она распахнула дверь, вышла и постучала по колесу кареты, требуя помощи.

— Что случилось? — Она не увидела, как подошел Эш, но он уже стоял рядом и поддерживал ее.

— Отравилась рыбой, — ответила Анна. — Ее может стошнить в любой момент, милорд.

— Держитесь. — Эш взял Филлиду на руки, вошел в гостиницу и крикнул прислуге: — Комнату, горячую воду и таз.

— Прошу вас, я сама. — Она огляделась по сторонам, насколько позволял кружевной платок. Они находились в большой приличной гостинице для проезжающих экипажей, а не в каком-нибудь захудалом местечке, где она могла отлежаться, не беспокоясь о том, что ее кто-нибудь узнает.

— Пройдемте сюда, сэр. Бедняжка. На сносях, да? — Женский голос… незнакомый. Филлиду усадили на стул. Кто-то поставил чашу на ее колени.

Филлиду безобразно вывернуло. Кто-то держал ее за плечи, затем чашу забрали и сунули в руки влажную тряпку с запахом лаванды. Она облокотилась на того, кто ее держал, и сквозь запах лаванды почувствовала аромат сандала.

— Здесь немного лекарства от сердца из перечной мяты. Вам сразу полегчает, миледи.

Как в тумане до Филлиды дошло, что Эш, скорее всего, представился и назвал свой титул, чтобы обеспечить надлежащий уход, а женщина приняла ее за жену маркиза. Беременную жену.

Филлида сделала глоток, и вся комната поплыла перед глазами. Это просто смешно. Она сделана из более крепкого теста.

— Она сейчас упадет в обморок, — донесся голос Эша откуда-то издалека. — Надо уложить ее в постель.

Филлиде показалось, что она была без сознания не больше секунды. Но, окончательно очнувшись, поняла, что сидит на огромном лоскутном одеяле, облокотившись на подушки.

— Простите, — выдавила она из себя.

— Не беспокойтесь, миледи, — послышался с порога успокаивающий голос другой женщины. — Я сбегаю вниз и принесу грелку.

— Где Анна? — Филлида безуспешно пыталась расстегнуть корсет, сжимавший грудь как тиски и не позволявший дышать.

— Она ушла в аптеку за лекарством от тошноты. Что-то не так? Корсет? — спросил Эш. — Мне не приходилось иметь дело с такой одеждой, у индийских женщин хватает ума не носить этого, но я постараюсь вам помочь.

Не успела она ахнуть, как он начал расстегивать пуговицы на платье, а затем принялся за шнуровку на корсете.

— О, Эш, ты не сможешь.

— Смогу. Думал, придется разрезать ее, но это оказалось не так уж и сложно. Итак, что дальше? — Он спустил край платья с одного плеча, все еще придерживая Филлиду над подушками. — Теперь вот это. — Он снял корсет, и Филлида с облегчением вздохнула. — Так лучше?

— Лорд Клэр со своей женой, говорите? И бедняжка больна? Я должна посмотреть, чем могу помочь. Сюда, где приоткрыта дверь? — Филлида услышала шуршание юбки, открыла глаза и поняла, кому принадлежал этот пронзительный голос — перед ней стояла леди Каслбридж, жена графа, женщина с самым длинным языком в мире. Она с любопытством разглядывала Филлиду. — Мисс Хёрст!

Испустив слабый вздох, Филлида прижалась к Эшу в тщетной надежде скрыть обнаженные руки и грудь. Это полный провал, она не представляла, как выпутаться из сложившейся ситуации, разве что земля немедленно разверзнется и навсегда поглотит ее.

— Мадам? — Эш уложил неспособную сопротивляться Филлиду на подушки и накрыл одеялом. — Я не припомню, чтобы нас представляли друг другу, в противном случае вы бы знали, что я не женат.

— Все знают вас, лорд Клэр! — Леди Каслбридж буквально распирало от радости при виде того, как масштабный скандал разворачивается прямо перед ее не в меру любопытным носом. — Мы ничего не слышали про вашу жену, именно поэтому так неожиданно видеть рядом с вами бедняжку мисс Хёрст, да еще и в интересном положении. — По шуршанию юбки Филлида поняла, что графиня зашла в комнату. Дверь за ней захлопнулась. — Меня зовут леди Каслбридж. Безусловно, можете быть уверены, я никому ничего не скажу.

— Прежде всего, мисс Хёрст не в интересном положении, а страдает от пищевого отравления. Ей стало плохо в дороге, и ее привезли сюда. Мы с ней практически не знакомы, но я не мог не помочь леди, упавшей в обморок у меня на глазах. — Голос Эша звучал слегка возмущенно и озадаченно, будто он очень удивлен столь наглому вторжению. — Я вижу, вы близкий друг семьи. Может, подержите чашу, когда мисс Хёрст в очередной раз стошнит, а я пока узнаю, куда запропастилась ее горничная? — Несмотря на тяжелое состояние, Филлида улыбнулась про себя, когда услышала, как ее светлость поспешно засобиралась.

— Не настолько близкий. Уверена, мисс Хёрст хочет, чтобы за ней ухаживала ее горничная. Э-э-э, я, пожалуй, поищу ее.

— Прошу прощения, мадам. — К своему огромному облегчению, Филлида услышала вежливый, но не терпящий возражений голос Анны. — Спасибо вам, милорд, теперь я сама со всем справлюсь.

Дверь закрылась. Немного погодя Анна произнесла:

— Все ушли, мисс Филлида. Судя по всему, его превосходительство лорд Клэр сумеет справиться с этой любопытной. Как вы себя чувствуете?

— Ужасно. — Филлида села и открыла глаза. Ее корсет валялся у кровати, платье было спущено до пояса, и лишь тонкая сорочка прикрывала ее грудь и плечи.

— Кто помог вам снять корсет?

— Его светлость.

— О господи.

— Вот и я о том же.

— И старая проныра все видела? Вот, выпейте это, мисс Филлида. Я сбегала в аптеку за лекарством.

— Она не только увидела меня в объятиях лорда Клэра в одной сорочке. Она еще слышала предположение хозяйки гостиницы о том, что я беременна. — Филлида выпила горячий отвар и почувствовала, как он постепенно успокаивающе обволакивает больной желудок. — Кажется, для меня все кончено, Анна.

— Нет! Завтра же утром вы появитесь в обществе без единого признака беременности, — запротестовала горничная.

— Дело не в этом. Я сказала всем, что буду гостить у друзей в Эссексе. Как я объясню, что меня застали в хэмпфордширской гостинице в постели и лорд Клэр снимал с меня одежду? Готова поспорить, эта вездесущая графиня уже разузнала, что мы прибыли вместе, хоть лорд Клэр и не ехал с нами в карете. — Филлида отбросила одеяло и вскочила с постели. — Здесь главное дым, Анна. Совсем не обязательно, чтобы был огонь. Не в том случае, когда чье-то положение так нестабильно, как мое.

«Это катастрофа», — думала она, пока Анна помогала ей надеть платье. Служанка затянула корсет, помогла найти шляпку и накидку. Затем Филлида вспомнила про Грегори. «О боже». И присела на край кровати.

— Что скажет мистер Миллингтон, когда узнает об этом? Он никогда не позволит Харриет выйти замуж за брата после всего этого. Мы должны как можно быстрее вернуться в Лондон. Надо поговорить с Грегори и попытаться убедить мистера Миллингтона, что эта ситуация никак не отразится на его дочери.

— Мисс Филлида! — Анна последовала за ней вниз по лестнице. — Вам нужно поспать.

— Я смогу поспать в карете. — Она собрала в кулак все силы и вышла в коридор, надеясь, что трясущиеся ноги ее не подведут. — Доброе утро, лорд Клэр. — Филлида остановилась и сделала реверанс. — Спасибо вам за помощь, но, как видите, я вполне готова продолжить путешествие. Леди Каслбридж! Все в порядке, вы можете выйти из тени, я не заразна, всего лишь отравилась накануне испорченной рыбой. Надеюсь, мы увидимся на музыкальном вечере у Фостерсов.

Филлида забралась в карету прежде, чем кто-либо из них успел произнести хоть слово. Анна приказала кучеру трогать, они, подскакивая, выехали со двора и направились в сторону Лондона навстречу позору.


Глава 11 | Запятнанная репутация | Глава 13