home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Леди Элдонстоун была добра и подчеркнуто вежливо выразила свое сожаление, когда Филлида сделала непростое для нее признание и объявила о том, что, по ее мнению, они с Эшем не подходят друг другу и лучше, если они больше никогда не встретятся. Она была уверена, что под маской спокойствия этой женщины скрывалась немалая доля злости на девушку, посмевшую отвергнуть ее сына, в то время как должна быть ему безгранично благодарна.

Филлида уехала до завтрака, и новость о том, что Грегори не будет дома несколько дней, поскольку он решил поддержать Миллингтонов и пожить у них, пока они думают, что делать со своим беспутным родственником, только обрадовала ее.

— С вами все в порядке, мисс Хёрст? — Анна забрала чемодан из ее рук и вгляделась в лицо. — Вы выглядите так, будто полночи проплакали.

— Чепуха. — «Я проплакала целую ночь, разрываясь между слезами и леденящими душу сомнениями. Что делать? Куда бежать?» — Просто, видимо, подхватила простуду или что-то в этом роде.

— Я сделаю вам лекарство, — сказала горничная. — Ах да, вам письмо. Я уже собиралась отправить к вам сына Перкина.

Филлида взяла конверт. Почерк оказался ей незнаком. Адрес выведен на обыкновенной бумаге широкими неуклюжими буквами. Филлида прошла в гостиную, присела и без особого любопытства вскрыла письмо. «Скорее всего, очередной счет», — решила она.

Из конверта вылетела большая визитная карточка. Филлида подняла ее с пола.

«ДОМ УДОВОЛЬСТВИЙ

МИСТЕРА ГАРРИ БАКА

для джентльменов с хорошим вкусом»

и ниже:

«Три часа дня, сегодня. Возвращайся к работе. Не опаздывай. Нужно подсластить пилюлю, чтобы я сохранил секрет».

Филлида отбросила визитку, будто та зашевелилась в ее руке словно гадюка. Филлида почувствовала приступ тошноты, схватила миску с края стола, ее стошнило.

— Боже правый! Что опять случилось? — тут же подбежала к ней обеспокоенная Анна.

Филлида закрыла глаза и поднесла руку к губам.

— Не знаю. Наверное, съела что-то испорченное. Прости. Я помою миску, тебе не стоит этого делать. — Филлида собралась с мыслями и перестала дрожать как осиновый лист.

— Ничего подобного! Вы сейчас же отправитесь в постель, моя дорогая, а я пошлю за доктором и его светлостью.

— Нет! Только не лорда Клэра!

— Я имела в виду вашего брата. А теперь давайте поднимемся. Облокотитесь на меня.

— Хорошо. Спасибо, Анна. Не надо посылать за доктором. Со мной все будет хорошо. И не стоит беспокоить Грегори, он сейчас нужен мисс Миллингтон. Я ненадолго прилягу, а после обеда мне нужно будет кое-куда сходить.

— В таком состоянии? Вы не сделаете этого, Филлида. Это вредно для вашего здоровья.


Эш завтракал с непроницаемым лицом, в то время как члены семьи усиленно делали вид, будто ничего особенного не произошло, они никогда не принимали гостью, им совершенно неинтересно, что заставило Филлиду столь внезапно уйти.

Позавтракав, он отправился в «Брукс клаб», мысленно дав себе подзатыльник, когда заметил, что отводит взгляд от поворота с Сент-Джеймс-стрит на Джермин-стрит.

Эш уже успел познакомиться с достаточным количеством джентльменов, чтобы превратить попытку спокойно войти в дверь и незамеченным пройти в дальний угол, спрятаться за газетой. Но очевидно, посетители привыкли к тому, что многие приходят в клуб в поисках спокойствия и умиротворения после тяжелой ночи, и, судя по всему, никто не обиделся на его короткие приветственные кивки.

Новостные статьи расплывались перед глазами, он не мог сконцентрироваться на чтении. «Чертова женщина». Он не спал всю ночь, разрываясь между злостью и возбуждением.

Филлида не хотела замуж, считала, что их брак стал бы пожизненным приговором, и не испытывала к нему желания. Она занялась с ним любовью только ради того, чтобы преодолеть трагическое событие прошлого.

Эта боль внутри вызвана уязвленной гордостью. И неудовлетворенным желанием. Филлида просто использовала его. Использовала, чтобы избавиться от скандала, преодолеть страхи, и теперь, когда он стал ей не нужен, просто ушла. Видимо, ее нежелание выходить замуж пересилило его богатство и ожидания.

Эш резким движением сложил газету и с силой кинул ее на стол. Он испытывал сильное желание ударить кого-нибудь. Дадут ли ему сдачи, не имело значения, просто необходимо найти выход отрицательной энергии.

Он подозвал официанта и спросил:

— Есть ли где-нибудь поблизости боксерский клуб?

— Есть, милорд. Совсем недалеко. «У джентльмена Джексона», безусловно, самый лучший. Я могу рассказать, как туда пройти. Или можете взять карету, любой кучер отвезет туда.

— Спасибо, я пройдусь пешком. — Эш взял листок бумаги, который передал официант, и отдал ему монету. — Благодарю.


Целый час он выколачивал все, что можно, из боксерского мешка, затем поборолся с одним из ассистентов клуба, громилой, нанятым на один день. Стало немного легче. Боль ударов и синяков отвлекала от внутренних переживаний. Он съел горячий пирог и выпил черного пива в «Красном льве» в переулке у Пэлл-Мэлл, заставив себя сосредоточиться на вкусе еды, так же как сосредоточивался на ударах в боксерском поединке.

Пообедав, отправился на север, не имея конкретной цели, просто испытывая необходимость двигаться.

— Милорд!

Эш резко остановился и обернулся. Его окликнула женщина в простом платье и плаще. Судя по виду, служанка. Он узнал Анну, горничную Филлиды.

— Милорд, я как раз собиралась вас найти, — остановилась она рядом с ним, тяжело дыша, — и тут увидела, что вы идете по площади Сент-Джеймс.

Эш оглянулся и обнаружил, что практически дошел до Хэймаркета.

— Что вам нужно? — резко спросил он.

— Я беспокоюсь за мисс Филлиду. Она пришла сегодня утром с таким видом, будто проплакала всю ночь, но мне сказала, что всего лишь простыла. Потом она прочитала почту — какие-то счета, — ее стошнило, она задрожала как осиновый лист. Я проводила ее в постель, но она сообщила, что ей нужно будет уйти после обеда. Она ушла, надев ту ужасную одежду, в которой обычно ходит в Ист-Энд. Прежде она говорила, что больше никогда туда не пойдет. — Анна вздохнула и смерила его осуждающим взглядом. — Может произойти нечто ужасное, милорд, готова поспорить, вы сыграли в этом не последнюю роль, поскольку мисс Филлида сказала, что вы больше не придете, а когда я поинтересовалась почему, нагрубила мне. Итак, что вы с ней сделали?

— Ничего. Ваша хозяйка решила, что не хочет иметь со мной никакого дела. — Эш развернулся и пошел прочь. Не хватало ему еще отчитываться перед какой-то прислугой посреди улицы.

Два шага. «Филлида плакала всю ночь. Ну что ж, это она разорвала отношения». Пять шагов. «Больна, задрожала как осиновый лист. Она заслужила это. Мне тоже плохо». Десять шагов. «Отправилась в Ист-Энд, в трущобы, в опасный мир Гарри Бака и его бандитов».

Эш оглянулся. Анна все еще стояла там, где он оставил ее, но, как только увидела, что он обернулся, сразу подбежала к нему:

— Милорд?

— Какие письма она получила?

— Там было одно письмо. Она не сказала, от кого оно.

— Где она сейчас?

Анна наморщилась, пытаясь вспомнить.

— Не знаю. При ней не было никакого письма, когда я провожала ее наверх. Думаю, она обронила его в гостиной, когда ей стало плохо. — Анна положила ладонь на его руку. — Вы думаете, в письме нечто ужасное?

— Понятия не имею. Но это все, что у нас есть. Пойдемте.


Анна обнаружила визитку под диваном. Эш прочитал ее в первый раз, не веря своим глазам, во второй раз с леденящей душу яростью. «Возвращайся на работу». Ее никто не насиловал, она была проституткой. Соврала ему, не рассказала о своем позоре, и только угроза разоблачения заставила прервать отношения. А ведь он мог жениться на ней. И что бы случилось, если бы объявился один из ее бывших клиентов?

«Пошла к черту, она заслуживает всего, что с ней может произойти». Эш разорвал визитку, заставил себя взглянуть на нее еще раз, вспомнить женщину, которую он знал, а не ту, которая задела его гордость.

Филлида, вне всякого сомнения, была неопытна и нервничала, когда он ласкал ее. Эта тварь Бак, скорее всего, воспользовался ею только раз. И теперь шантажирует, чтобы она вернулась в бордель и стала работать на него.

Возможно, ему нужны не только деньги. Филлида могла и не догадываться об этом, но Эш умел читать между строк, и от осознания опасности, которая ей угрожала, по спине побежали мурашки. Она в большой опасности, и все обиды отодвинулись на второй план.

— Вы слышали о Гарри Баке? — спросил он Анну.

— Да, — ответила она и побледнела. — Он опасный негодяй, по которому виселица плачет.

— Где находится его бордель?

Анна уставилась на него, раскрыв рот, затем поняла, что он не шутит.

— Я слышала, у него полдюжины борделей, но я понятия не имею где.

Сколько потребуется времени, чтобы обыскать все трущобы Ист-Энда без помощи, не зная местности? Даже если удастся найти брата Филлиды и все ему объяснить, нет гарантий, что Грегори знает, куда идти. Судя по всему, он был завсегдатаем игорных домов, но вряд ли посещал бордели в столь неприятном месте.

Внезапно он вспомнил, что когда Филлида спрашивала, как его зовут, поинтересовалась, значит ли имя Эш то же самое, что Эшок. Она знала индийского торговца с таким именем, обитавшего на пристани. По ее словам, он мошенник, но у него доброе сердце.

— Я найду ее, Анна, — пообещал он. — А ты останься здесь на случай, если она вернется раньше меня. — Эш выбежал из дома.


В доме никого не было. Эш взбежал по лестнице и схватил ножи и пистолеты. Он сбежал вниз, перепрыгивая через три ступеньки, и выбежал на площадь в поисках извозчика.

— На пристань, — крикнул он самому плечистому. — Заплачу в два раза больше, если доставишь меня туда как можно скорее. — Эш устроился в углу повозки и стал рассовывать оружие по карманам. Если с головы Филлиды упадет хоть один волосок, кое-кто за это ответит.


Филлида не помнила дороги. Знала только, идти надо куда-то по лабиринтам переулков и дворов, зажатых между Батцерс-роу, Пиллори-Лейн и Нью-стрит, где шум и запахи Смитфилдского рынка соперничали с вонью нечистот, через переполненные кладбища и кожевенные заводы. Она однажды ходила этой дорогой, дрожа от страха и боли, в ужасе от того, что с ней произошло, сжимая горстку монет, которую дал ей Гарри Бак.

Только потом осознала, как ей повезло. Бак сдержал слово и воспользовался ею только раз, а мог просто повернуть ключ в замочной скважине, сделать ее своей заложницей и пользоваться снова и снова.

Полненькая девушка в красной накидке и с открытой практически до неприличия грудью должна знать дорогу.

— Ты знаешь, где находится дом Гарри Бака?

— А что? Ищешь работу? — Девушка презрительно посмотрела на поношенное платье и коричневый плащ Филлиды. — Что-то уж больно хорошо выглядишь для этого.

— Слышала, он ищет повара. — Она произнесла гласные мягче, чем обычно, и пропустила букву «х». — Я ‘ороший повар.

— Да ладно! Его заповедник с кисками сразу за поворотом. — Продажная девка кивнула в сторону Смитфилда. — Тебе в самый лучший дом.

— Спасибо. — Филлида заставила ватные ноги идти. Она понятия не имела, как будет выпутываться из этой ситуации, но прекрасно понимала необходимость незамедлительных действий, прежде чем Бак растрезвонит на весь мир, что сестра лорда Фрэншема обычная шлюха.

Приступ тошноты настиг, как только она увидела дом, три этажа представительного вида кирпичного здания, черного от сажи и грязи. Только парадная дверь была чистой. Красная, гладкая, освещенная свисающими лампами, будто приманивала посетителей.

Филлида поднялась по лестнице и постучала в дверной молоток. Створка на двери открылась, из нее высунулся парень со сломанным носом и изучающе уставился на нее. Она отпрянула, узнав одного из постоянных телохранителей Бака.

— Мистер Бак попросил меня прийти к нему сюда, — произнесла она.

— Правда, что ли? Ты, видно, умеешь делать что-то особенное, раз он желает тебя видеть. — Створка захлопнулась, послышалось лязганье замков, и дверь открылась. — Ну, заходи, раз пришла, хозяин дома.

Открыв дверь на втором этаже, он вгляделся в ее лицо:

— Ты та торговка, да?

— Да, — ответила она, замявшись, перед тем как войти в логово. — Я перекупаю товар. — «А не продаю свое тело».

— Что там? — резко спросил Бак, как только она вошла. — Что ты там говоришь, Джем?

— К вам перекупщица товара с того склада, хозяин. Ну, вы помните. Покупала китайское барахло, когда тот индийский нахал позволил себе наехать на вас.

— Нет, это наша новая проститутка, вот кто она.

Филлида подняла взгляд от извилистых узоров на турецком ковре, посмотрела на Бака, покачивавшегося на стуле за огромным письменным столом.

— Что ж ты так плохо оделась, дорогуша. Вчера на ужин к своим порядочным друзьям ты вырядилась совсем по-другому. — Громила закрыл за ней дверь. Филлида выпрямилась и посмотрела Баку прямо в глаза. Она не доставит ему удовольствия лицезреть то, что на самом деле чувствует, находясь в его обществе. Но, несмотря на всю решительность, воспоминания начали всплывать в ее голове, заволакивая отвратительным туманом разум.

«Ты хорошенькая. Думаю, я сам тебя опробую. Почему бы и мне не развлечься время от времени».

Толстые пальцы. Грязное тело. Боль и стыд.

— Я здесь. Что ты хочешь за свое молчание?

— Денег, дорогуша, я же уже сказал.

— Сколько?

— Сто.

Филлида могла без проблем достать эту сумму, но понимала, что этим дело не кончится.

— После этого мы в расчете? Ты будешь держать язык за зубами?

— Не будь глупышкой. Мне нужны эти деньги каждый месяц. Если денег не будет, придешь сюда и отработаешь. Ты платишь или работаешь, и я ничего не говорю, — злобно улыбнулся Бак. — Ты тогда была совсем худышкой, но я запомнил твои глаза, большие и круглые, такие же, какими ты смотрела на меня на складе. И еще родимое пятно на груди в форме сердца. У меня очень хорошая память, о да. Я следил за тобой, пока не вспомнил, кто ты такая.

Шантаж — серьезное преступление. А еще шантажистам всегда мало денег. Она прекрасно это понимала. Бак никогда от нее не отстанет.

— И этого достаточно, чтобы посадить меня, — согласился Бак, самодовольно ухмыльнувшись. — Но кому ты об этом скажешь?

Ответ ясен — никому. Филлиде нужно было время на раздумье. Теперь, когда она знала, чего он от нее хочет, нужно придумать, что она может ему противопоставить. Может, удастся разузнать нечто такое, чем она станет шантажировать его в ответ? Хотя, скорее всего, Гарри Бак уже совершил все возможные преступления и по-прежнему на свободе. Никто не смел тронуть его.

— Я не могу сразу дать тебе денег. Мне нужно время, чтобы собрать нужную сумму.

Бак смерил ее сальным взглядом с головы до ног:

— Я знаю, ты врешь. Начнем сегодня, ты не против? Я получу сотку с твоего тела. Сегодня у меня небольшая вечеринка. Ты понравишься моим гостям.

— О нет. — Филлида метнулась к двери, толкнула ее и попала прямиком в объятия Джема.

— О да, — произнес Бак. — Леди остается, Джем. Отведи ее в комнату наверху и запри. Мы же не хотим, чтобы она заблудилась и нашла неприятности, не так ли?

Филлида попыталась пробиться, колотила по пропахшему потом шерстяному пальто, понимая, что это совершенно бесполезно. Джем схватил ее и перебросил через плечо, как маленького ребенка.

Комната, в которую он ее привел, очевидно, оборудована для развлечения клиентов. Рассматривая безвкусные занавески из красного бархата, огромную кровать и зеркала, Филлида гадала, была ли это та же самая комната, в которой она оказалась в прошлый раз. Все как в тумане. Она отчетливо помнила лишь лицо склонившегося над ней Бака, тяжесть его тела, боль, чувство беспомощности и абсолютный ужас.

Но теперь она уже не беззащитная девчонка и готова на все. Филлида раскрыла окно и высунулась наружу, опершись руками на грязный подоконник. Комната, в которой ее заперли, находилась на третьем этаже. Окна выходили в переулок. В пределах досягаемости ни козырька, ни водосточной трубы. Выйти оттуда можно либо через окно, либо через дверь.

Филлида сняла плащ, повесила его на зеркало, сняла полусапожки и ударила по зеркалу каблуком. Стекло разлетелось на части. Она взяла один из осколков, случайно порезав палец, стянула с кровати покрывало и принялась нарезать его на ленты.


Глава 19 | Запятнанная репутация | Глава 21