home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЛАИРИЭЛЬ

Очнулась я от магической атаки шамана с дикой головной болью. Когда он пустил в нас заклинание паралича, меня частично успела прикрыть собой Иримэ, но шаман им не ограничился и кинул после какую-то уже свою дрянь. Мне, должно быть, попало больше всех, они уже упали без чувств, а я удержалась.

Если бы не головная боль, подумала бы, что всё произошедшее лишь ужасный сон. Снился недавно один такой, что проснулась с криком. И там действительно было от чего кричать. Снилось, что целовалась с ЧЕЛОВЕКОМ! Ужас! Хотя человек был какой-то странный. Похожие ростом и телосложением выставляются для охоты. Этот был всё равно какой-то другой. В нём чувствовались сила и уверенность, а это сильно пугало. Испугало ещё то, что во сне меня к нему тянуло, и очень сильно. Кричала, словно меня медленно пытали на алтаре Древа. Один раз видела, как пытали пленного гнома, так вот он меньше, наверное, кричал, чем я.

Поняла, что произошедшее не сон, и сразу же появился звук. До осознания вокруг меня стоял полог тишины, а сейчас его сняли. Открыла глаза и обнаружила, что моя голова лежит на ногах Иримэ, лишь она имела из моего окружения красивый золотистый загар, который очень шёл к её пепельно-серебристым длинным волосам. Глянула дальше и – лучше бы не смотрела, а ещё лучше, и не приходила бы в себя. Мы по-прежнему находились в моих покоях, на моей постели трое орков насиловали мою фрейлину. Но происходящее зверство даже сначала не смогла понять, а подумала, зачем эти зелёные уроды довольно рычат и копошатся на моём ложе. Видно, ещё не до конца отошла от магического удара. И вот когда всё же осознала, что творится, то меня накрыл дикий ужас от будущих реалий моей судьбы, но я не позволила этому позорному чувству завладеть собой. Зажмурилась со всей силы и уже мгновение спустя с ледяным спокойствием открыла глаза. Массаниэ не может испытывать страх, какой бы ни был враг и что бы ей ни грозило.

Орки одновременно, втроем проникали в бедную девушку, которая совершенно не сопротивлялась насилию. Почему, я поняла сразу. Рабский ошейник полного подчинения чёрной полосой охватывал её шею, и самое страшное, что она всё осознаёт, но ничего не может сделать. Лучше смерть, чем такие мучения. Ведь обычный рабский ошейник подчинения даёт шанс пойти против хозяина ценой мучительной смерти, а вот такой полностью подавляет личность, и ты становишься безвольной куклой, готовой ради хозяина на всё. Но всё же шанс ещё был: ошейник вступал в полную силу от пяти до десяти дней, а до этого если воля не сломлена, то есть шанс умереть. Да, умереть, и очень жестокой смертью, но на такой поступок решаются очень немногие. Не уверена, что и сама смогу решиться пойти на такие мучения. О, Древо! За что?!

– Глотай всё, длинноухая шлюха! Кому сказал! – раздался противный голос, который я сразу же узнала. Шаман орков!

Перевела взгляд в сторону голоса и увидела его. Он азартно, с безумной клыкастой улыбкой на своей уродливой морде заканчивал насиловать стоящую перед ним на коленях вторую фрейлину. Меня внезапно затошнило, но я через силу подавила рвотные позывы и попыталась сесть. Мне тут же помогли Иримэ и Риниэль, которая также оказалась рядом. Посмотрела на них, и так тоскливо стало! Обе, как, впрочем, и я, оказались раздеты, и рабские ошейники полного подчинения на всех. Риниэль грустно улыбнулась и шёпотом, можно сказать, лишь губами сказала, что не позволит мне подвергнуться насилию. Через силу кивнула ей, давая разрешение на такой поступок, зная, что ожидает мою подругу после него. Но это был её выбор и последний долг передо мной как её госпожой. Отличный выход из данной ситуации, как для меня, так и для неё. Риниэль в плену у орков как воительницу ожидала более ужасная смерть через долгие пытки, чем если бы смерть от наказания духа ошейника.

Иримэ, видя, что предложила Риниэль, также кивнула, чем сделала и свой выбор. Пока ошейник не подавил полностью личность носителя, Риниэль и Иримэ, являясь магами, могут успеть лишить меня позора насилия, но потом они и сами умрут. Хотя умирать совсем не хотелось, да и девушек было очень жалко, но роль плотской игрушки хуже смерти.

В покои вошли ещё пятеро орков и, безразлично окинув сцену насилия, подошли к нам. Почувствовала, как напряглись мои подруги по несчастью, но орки лишь соединили наши ошейники магической цепочкой, пинками заставив нас встать. Под пошлые шутки нас погнали прочь из покоев.

Мой, уже бывший, приёмный зал был завален множеством трупов, как орков, так и эльфов. Среди них заметила своего друга. Анарендил лежал с неестественно вывернутой головой среди множества трупов врагов и безразлично смотрел в потолок своими синими глазами. Сердце защемило, но я удержала готовую появиться слезу. Даст Древо, и мы отомстим этим зелёным. Жаль, что тогда я буду уже мертва. Иримэ и Риниэль обещали, и я им верю. Главное, пока не спешить.

Кругом во дворце лежали мёртвые орки и мои сородичи, попадались и люди-рабы. Видно, те, что не успели спрятаться, так как другие рабы уже таскали куда-то трупы.

Нас привели в тронный зал, где я с удивлением увидела множество вооружённых эльфов. Осмотрелась и поняла – это предатели из стражи, а на троне лорда Рощи сидел довольный Халлон и о чём-то говорил с громадным орком. Тот стоял, облокотившись на трон, и вежливо наклонил голову, украшенную волчьим черепом.

Нас втолкнули в толпу таких же пленных, как и мы. Сразу заметила своего мужа и трёх других его жён. Он кивнул мне, а жёны сделали вид, что меня не знают. Они всегда так делали, хотя и знали, что я в жёны Полдону не набивалась. Так получилось. Подходить не стала, осталась рядом с Риниэль и Иримэ, на краю толпы пленных.

Один из приведших нас орков подошёл к возвышению трона и что-то прорычал на своём языке. Орк в волчьем черепе ему кивнул и заговорил с Халлоном. Тот его выслушал и встал. В зале сразу наступила тишина.

Халлон обвёл пленных взглядом и презрительно улыбнулся. Нас здесь оказалось не так и много. Неосознанно пересчитала всех. Пятнадцать – трое мужчин и двенадцать женщин (девушек).

Полдон и три его жены вышли вперёд, мне пришлось встать рядом. Риниэль и Иримэ пристроились за мной.

Я ожидала, что Халлон сейчас толкнёт речь, какой он умный и дальновидный, но ошиблась. Сказать более, растерялась после его слов.

– Я, новый лорд Белой Рощи, предлагаю одному из вас пятерых, – указал на нас, стоящих впереди, – стать моей игрушкой!

Не успел он закончить, как Полдон уже упал у его ног на колени и склонил голову до пола:

– Я хочу стать твоей игрушкой, повелитель!

Все были поражены, даже Халлон, лишь орки безразлично смотрели на всё.

– Вот мразь, – прошипела за моей спиной Риниэль.

Халлон ехидно улыбнулся и пристегнул к ошейнику новой игрушки золотую магическую цепочку.

– Отныне твоё имя будет Куэ.

– А подходит, – злорадно опять прошептала Риниэль. – Быть ему теперь голубкой до самой смерти.

– Остальных убить!

И это, после такого предложения, ожидаемое решение. Халлон решил действовать согласно древней традиции, где после выбора игрушки из пленных остальных убивали.

Послышался звук натягиваемых луков. Вот и смерть. Я сделала шаг назад и взяла за руки Иримэ и Риниэль.

– Друг, лорд, подожди, – шагнул к Халлону орк в волчьей голове. – Ты можешь отдать мне вон тех троих? – Он указал на нас.

Этого только не хватало! Сжала сильнее руки Иримэ и Риниэль.

Орк, увидев недовольство предателя, самозванца-лорда, поспешил объяснить:

– Мой шаман говорит, что они ещё не знали мужчин, и это очень понравится моему Великому хану.

Самозванец задумался и дал согласие:

– Забирай, но сегодня же они должны покинуть Рощу или умрут.

– Благодарю, лорд. Их сегодня же увезут.

Риниэль сжала крепче мою ладонь. Раздалась команда, и нас шустро вывели во двор дворца, где уже ждал отряд из пяти орков. Жаль, умереть придётся не в Роще.

Бежать за конём пришлось до вечера. Орки не спешили, но я всё равно устала, хотя это скорее нервное, бежать в таком темпе могу очень долго.

Границу Рощи пересекли под вечер, но наши конвоиры остановились лишь в полных сумерках. Отцепив наши цепки от лук сёдел, нам дали воды и по лепёшке, затем устроили свой лагерь. За это время мы проглотили свои лепёшки. Никогда не была такой голодной. Мы хоть и выносливый народ, но целый день ничего не есть, а потом бежать за лошадьми… Если так и дальше будет, то вряд ли мы долго протянем, и Риниэль не нужно будет выполнять своё обещание.

– Вы ложитесь отдыхать, а я посторожу.

Но Риниэль не пришлось сторожить наш сон. Опять подошёл орк, бросил нам шерстяное одеяло, и, когда мы улеглись, прижавшись друг к другу, он просто вырубил нас амулетом.

…Бежали уже третий день. Вчера уже по Диким землям. День начинался с лепёшки и воды, после бег, и вечером снова лепёшка и вода. Стала немного чувствовать магию, и это было плохо. Выходило, ещё два-три дня – и я потеряю свою личность. Знала, что то же происходит и с моими подругами. Во время вечерней трапезы Риниэль спросила Иримэ, действительно та за свою жизнь ни с кем не была? Это был очень нескромный вопрос, но теперь нам уже не до приличий. Та лишь смущённо ответила, что ни с кем. Я была удивлена: а как же её флирт, загадочные взгляды с придворными красавчиками, слухи? Это и спросила.

– Игра. Просто игра.

Её ответ нас поразил, но развивать тему никто не стал.

А на четвёртый день мы решили вечером умереть, и это был наилучший выход в данной ситуации, так как если промедлить, то Риниэль уже не сможет меня убить. Она уже чувствовала, что скоро не сможет сопротивляться магическому влиянию ошейника, а значит, не сможет причинить вред имуществу хозяина.

К обеду наша тропинка вдруг вышла на старую дорогу древних. Наши рейды, согласно традиции, так далеко не проходили, и обнаруженная дорога меня сильно удивила. Двигались мы по ней недолго и за очередным поворотом подошли к полуразрушенному мосту, где я увидела небольшой лагерь орков. Он состоял из одного затасканного грязного шатра и убогого шалаша.

Когда подошли ближе, увидела, как возле шалаша зелёный орк с гребнем на голове насиловал молоденького эльфа, совсем мальчика. В груди вспыхнула ярость, но терпеть заставил сжавший шею ошейник. Подавила в себе гнев и обратила внимание, что к нам подошёл орк в кожаной броне и заговорил с командиром. Они говорили на странном оркском диалекте, но понять их смогла.

– Привет, бездельники! Вижу, развлекаемся с ушастыми, а как же служба? – обратился к подошедшему орку и скаля зубы командир нашего конвоя, спрыгнув с коня. Тот лишь отмахнулся. – Что случилось, Грых? – удивился такому приёму командир.

– Да-а, вон, видишь связанного придурка возле шатра?

– Ну? Это, кажись, твой племянник?

– Да, он. Представляешь, Харг, этот урод испортил подарок от хана!

– А что за подарок и кому?

– Подарок нашему шаману.

– Это плохо. Он очень злопамятный и такое вряд ли простит. Кранты твоему племяннику, – с умным видом вынес вердикт Харг. – А подарок?

– Да вон, – он махнул в сторону шалаша, – Дрог им пользуется.

Дрог услышал своё имя, на мгновение отвлёкся от стонущего мальчишки и, махнув рукой, продолжил своё дело.

– Хан решил подарить шаману трёх полуэльфов из Горной долины, а этот придурок ночью их всех поимел. Один ушастый еле дожил до утра. Пришлось его пустить на мясо. Девчонка и этот ещё живы, но если хочешь, то сегодня будет эльфятинка.

Они радостно заржали, а у меня волосы чуть не встали дыбом от такого.

О Горной долине я знала лишь то, что там находится питомник Первого леса и туда также ссылаются неугодные и нарушившие закон эльфы. Попасть в эту долину – значит на века покрыть себя позором. Там их заставляют производить полукровок от мерзких людишек, пленных орков и гномов. Полукровки из долины потом несут охрану на границе с орками и гномьими горами.

Неужели эти чужие орки захватили уже и Первый лес?

Боковым зрением увидела, как орк-насильник удовлетворённо зарычал и, схватив свою жертву за волосы, резко поднял в воздух. На разбитом лице мальчишки появилась гримаса боли, но он покорно переносил издевательство, а зеленокожий, хохоча, заорал:

– Вы будете не сильно против, если я уже заправлю блюдо?

Все орки дико заржали, и тут произошло то, чего я никак не ожидала услышать, а когда осознала масштаб постигшего не только нашу Рощу, но и весь Первый лес несчастья, ужаснулась. Размах набега орды и подлого заговора наших предателей просто поражал.

– Слушай, Грых, я могу тебе помочь в твоей беде.

– И как? Отдашь своих эльфиек?

– Они не мои, а хана, – осадил Грыха Харг. – Садись на коня и езжай к Белой Роще, там собирается отряд для похода на помощь родам, штурмующим Серебряную гору. Гномы там крепко засели, а их скорей нужно выбить и валить оттуда. А то придут эльфы из Первого леса и гномы с местной ордой, тогда не серебро, а полная жопа нам будет.

– И?..

– Там сейчас много пленных полукровок с застав ушастых, которые нам сдали.

– Понял. Спасибо за совет.

– С тебя эльфятинка.

– Эй, Дрог, тащи сюда этот кусок мяса! Будем угощать наших друзей!

Один из конвоиров повёл нас к шалашу, а остальные орки, весело смеясь и громко разговаривая, двинулись к костру. Мимо нас громадный орк поволок, держа за волосы, еле трепыхающегося обнажённого мальчишку. Тот был очень сильно избит, весь в царапинах и синяках. Заметила, что полукровка хотел кричать, но лишь беззвучно хватал воздух ртом с выбитыми передними зубами и кровавым пятном вместо губ.

Первый раз в своей жизни видела полукровку и сразу заметила разницу с истинным эльфом. Нет, внешне он был вылитый эльф, но лишь на первый взгляд, а после бросалось в глаза его отличие. Даже в таком виде, в каком его протащили мимо нас, увидела иной разрез глаз и еле заметный зелёный оттенок кожи. Стало даже противно увидеть такую подделку под перворождённого, и жалость почти ушла. Зачем такому существу жить? Но смерть в желудках орков, даже для полукровки, – это жестоко. И жалость всё же ушла не до конца.

Орк подвёл нас к вонючему шалашу, отдал стандартный приказ, накинул наши цепки на длинный колышек и спокойно ушёл. А чего ему опасаться? Ошейник полного подчинения решал многие проблемы орков по нашему конвоированию и ограждал от многих проблем, которые мы могли доставить.

Шалаш оказался скорее навесом, и там лежала молоденькая черноволосая полукровка. Она, как и мальчишка, была сильно избита и, было видно, неоднократно изнасилована. Девочка, хотя нет, девушка затравленно смотрела, как мальчишку тянут к толпе возбуждённо орущих орков. Ей было лет шестнадцать, и она совсем не отличалась от истинных эльфов, такое же идеально красивое лицо с большими светло-серыми глазами. Идеальная фигурка, красивая упругая грудь, тонкая талия, длинные ноги. Если не знать, что полукровка, то и не отличишь. Наверное, её мать была из эльфов. Слышала, что в долину иногда отправляли зарвавшихся любовниц высоких эльфов и там их кидали в загоны к толпе рабов. Но это были лишь слухи и домыслы придворных, а сейчас я увидела наглядное им подтверждение. И всё же что-то в ней было не так. Уши! Да, её ушки были немного, но другой формы! Чуть короче и шире. Заметив это отличие, почему-то успокоилась и поймала себя на том, что смотрю на полукровку с лёгким презрением. Скосила глаза на Иримэ и Риниэль. Они, оказывается, смотрели на неё с таким же презрением.

Девушка, не обращавшая на нас внимания, наверное, почувствовала наши взгляды и, быстро зыркнув на нас, с немалым усилием встала на колени и упёрлась взглядом в землю. Было видно, что ей очень больно, но позу покорности приняла.

Иримэ презрительно фыркнула и отвернулась. Мы последовали её примеру. Какая-то полукровка недостойна нашего внимания, даже если и сами мы не в лучшем положении.

Тем временем мальчишку подвесили за ноги вниз головой на ветке дерева, и Грых, довольно потирая руки, потребовал нож. Взмах лезвия, тихий вскрик мальчишки – и кишки полукровки падают на землю.

– Кожу не снимай! Я люблю эльфов с хрустящей корочкой, – весело попросил Харг.

Всё орки его дружно поддержали, а кто-то крикнул:

– Да тут жрать-то нечего! Давай сюда и девчонку, а то гномий самогон закусывать нечем будет!

– А попользовать?

– Надоела уже, но если хочешь… Дрог, притащи маленькую шлюшку нашим гостям!

От весёлого гогота мне стало плохо. Отвернулась и тут же замерла с открытым ртом, глупо хлопая глазами. На дорогу из леса вышел на двух ногах какой-то мохнатый зверь. Его странная шерсть была из полосок и всё время меняла окрас, подстраиваясь под окружение. Зверь сделал по дороге пару шагов и, замерев, стал нас рассматривать. Глаз его видно не было, но я как-то чувствовала, что смотрит он именно на нас. Несколько мгновений он нас изучал, а после поднял правую лапу и… сбросил с головы шерсть! И я увидела лицо ЧЕЛОВЕКА! Это был не зверь, а человек в странной одежде, и его заметила не только я.


РИНИЭЛЬ | Игрушки Анкалимы | ВЛАДИСЛАВ