home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15

Приподнявшись в стременах, Тамас наблюдал в подзорную трубу за кезанскими разведчиками, что показались на вершине холма. Только он отделял две потрепанные пехотные бригады фельдмаршала от кавалерии врага.

Тамас опустился в седло и передал трубу Олему:

– Когда они догонят нас, две трети наших людей уже будут в лесу.

Позади него над равниной возвышался лес Хун-Дора. Местность вокруг еще сто лет назад была нанесена на карты с точностью до последнего кустика. Но сам лес оставался непроходимой чащей, особым королевским декретом он был объявлен государственной собственностью Кеза. Ландшафт здесь резко менялся. Пологие предгорья уступали место остроконечным хребтам, тянущимся, словно могучие старые корни, к Янтарной равнине.

Как подозревал Тамас, главная трудность с нанесением на карту леса Хун-Дора заключалась в том, что здесь находились королевские охотничьи угодья.

Фельдмаршал пришпорил лошадь и поскакал догонять своих солдат. Они шли медленно, поскольку впереди колонна перестраивалась с шести человек в ряд на четыре, чтобы уместиться на узкой лесной дороге.

– Полковник Арбор! – позвал Тамас, поравнявшись с задними рядами.

Арбор казался таким же древним, как армейские знамена. Он был на десять лет старше Тамаса и давно потерял слух, а также все зубы. Несмотря на возраст, он ходил в походы, сражался и пил наравне с тридцатилетними, объясняя свою бодрость тем, что каждый вечер перед сном обязательно принимал стакан вина и выкуривал хорошую сигару. Полковник шел рядом с солдатами из охранения, с ружьем на плече, словно рядовой, но с кавалерийской саблей на боку. Первый батальон Седьмой бригады был лучшим в армии Тамаса. Неслучайно именно они прикрывали колонну с тыла.

– А? – отозвался полковник.

– Вам следует ехать верхом.

Тамасу пришлось чуть ли не кричать, чтобы полковник услышал его.

Арбор выпятил подбородок и выплюнул в руку вставные зубы.

– А я не хочу, – проворчал он. – Я так растрясу, в бездну, свои старые яйца. Кроме того, сэр, лошади нам нужны для разведки.

Он посмотрел на лошадей Тамаса и Олема так, словно считал, что они больше пригодились бы разведчикам.

– Мы ожидаем гостей примерно через пятнадцать минут, – сообщил Тамас. – Вы будете командовать арьергардным охранением. Я хочу, чтобы мы отступали организованно. И жду от ваших людей стойкости и храбрости.

Арбор откашлялся и выплюнул комок мокроты.

– Батальон! – гаркнул он так, что стоявший поблизости капитан подскочил от неожиданности на полфута. – Примкнуть штыки! Прекратить болтовню. Разбиться на десятки!

Сержанты передали приказ по колонне, хотя половина бригады, вероятно, уже услышала его. Арбор протер вставные зубы об мундир и засунул во внутренний карман.

– Не хотелось бы повредить их в предстоящей заварушке, – подмигнул он Тамасу.

– Правильно.

Тамас послал лошадь вперед, к своим пороховым магам. Батальон Арбора рассредоточился по степи, образовав позади колонны заслон в форме полумесяца.

– Сэр!

Как только Тамас подъехал, Андрийя обернулся и отсалютовал. Вокруг него собрались пятеро пороховых магов. Они потратили всю ночь на охоту и разведку и теперь, с мешками под глазами, были похожи на вернувшихся из бездны. Вокруг них облаком висел запах пороха.

Тамас обуздал лошадь.

– Передовой отряд кезанцев уже за холмом. Примерно двенадцать сотен драгун, скачущих во весь дух.

– Мы остаемся встретить их? – спросил Андрийя с таким же голодным взглядом, как всегда, когда наступало время пролить кезанскую кровь.

– Нет. Приблизительно через час после авангарда появятся их основные силы. К этому времени нам следует быть глубоко в лесу. Не волнуйся, – добавил Тамас, заметив разочарование на лице Андрийи. – У нас еще будет много возможностей убить их.

Фельдмаршал осмотрел поле предстоящего боя. Не пройдет и часа, как здесь прольется кровь. Он тщательно изучил расположение деревьев и рельеф местности, затем древние каменные стены заброшенного города Хун-Дора. Будь у него больше времени на подготовку – день или хотя бы несколько часов, – он сумел бы придумать ловушку и истребить авангард кезанской армии. Но сейчас нужно просто увести людей с открытого места.

Он указал туда, где над степью поднимались деревья.

– Андрийя, размести свою команду вон за теми деревьями, через пару сотен ярдов. А ты, Влора, вон на тех скалах. – Он махнул рукой на север. – Атакуйте передних всадников, как только они окажутся в пределах досягаемости. Постарайтесь задержать весь отряд. Когда они перестроятся в боевой порядок, стреляйте в офицеров. По местам.

Один за другим пороховые маги разошлись. Через несколько минут они займут позиции и в нужный момент откроют огонь. Это даст бригадам Тамаса время войти в лес.

Фельдмаршал разместил пороховых магов на высотах, чтобы они могли стрелять с максимальной дальности. Дорога спускалась в широкий и пологий овраг, а затем, уже возле самого леса, снова шла вверх. Атаковать здесь кезанскому авангарду будет нелегко.

Прямо на опушке занял позиции четвертый батальон Седьмой бригады. Они прикроют огнем первый батальон, если тем придется отступать в лес.

Тамас развернул лошадь к лесу, а затем спешился. Разломал патрон и высыпал немного пороха на язык. Пороховой транс мгновенно овладел им.

– Карабин, – приказал Тамас.

Олем, все это время молча следовавший за ним, передал фельдмаршалу заряженный карабин. Тамас опустился на колено. Из карабина с укороченным стволом проще стрелять на скаку, и перезаряжается он быстрее, чем обычное ружье. Но когда стоишь на твердой земле, выстрел получается точнее. Вместо приклада к стволу карабина крепилась стальная рукоятка, позволяющая крепче держать его.

Тамас навел оружие на далекий горизонт, дожидаясь появления разведчиков.

Военачальники старшего поколения считали драгун просто пехотой, усаженной в седла. Те передвигались верхом, но сражались в пешем строю. Более молодые полководцы использовали их как легкую кавалерию. Каждый кезанский драгун был вооружен карабином, пистолетом и палашом.

Как обычно, сначала они дадут залп из карабинов, затем из пистолетов и только потом бросятся в атаку, надеясь смять арьергардное охранение. Тамас готов был поставить свою лошадь на то, что их командир выберет именно эту тактику.

Через какое-то время передовой отряд кезанцев поднялся на далекий холм. Тамас мягко выдохнул и опустил карабин. Драгуны находились на расстоянии мили с небольшим и все еще скакали в колонну по четыре. Конские хвосты на их остроконечных шлемах развевались по ветру и раскачивались на каждом шагу.

Слева от Тамаса прозвучал хлопок: Андрийя сделал первый выстрел. Через пару секунд вступили и другие пороховые маги.

Драгун из первого ряда пошатнулся. Его лошадь кувыркнулась через голову. За ней упала еще одна, а потом еще. Над дорогой поднялось облако пыли. Лошади задних шеренг сбились с аллюра, многие попали под копыта сородичей.

Тамас не хотел слышать ржание лошадей, но оно эхом отозвалось в голове.

Кезанцы должны были знать, что у Тамаса остались пороховые маги, но все же держали плотный строй. Тамас невольно покачал головой, удивляясь такой ошибке. Драгуны не могли не подумать об этом.

Но с другой стороны, кто ожидает пули, когда враг всего лишь крошечная точка на горизонте?

Тамас спустил курок.

Через мгновение пуля угодила в глаз лошади. Та дернулась и упала. Всадник перелетел через ее голову и ударился о землю с такой силой, что сломал себе шею.

Тамас передал Олему карабин и взял другой, заряженный.

Кезанские кавалеристы начали расходиться в стороны от дороги, расширяя фронт. Все больше и больше всадников появлялось на вершине холма. Первоначальная радость Тамаса при виде десятка сраженных врагов быстро прошла. Теперь нужно справиться еще с двенадцатью сотнями. Рано мечтать о победе, подстрелив несколько всадников во главе колонны.

Фельдмаршал осматривал строй драгун в поисках офицерских эполетов. Вскоре он нашел цель и приложил карабин к плечу. Глубоко вдохнул. Выдохнул. И спустил курок.

Пуля угодила молодому офицеру в горло. Тот вылетел из седла, а Тамас немедленно выбрал следующую жертву.

Еще несколько минут его пороховые маги стреляли одиночными, и почти каждая пуля, за редким исключением, несла смерть врагу. Авангард кезанцев приближался.

– Лучше сядьте в седло, сэр, – предложил Олем с оттенком беспокойства.

Тамас уже просчитал маневр драгун. Они перестроились в шесть рядов к востоку от дороги и собирались атаковать фланг первого батальона, отрезая ему путь к стенам Хун-Доры. Драгуны налетят мощно и стремительно, не ломая строй, а через несколько мгновений снова выйдут за пределы досягаемости обычных выстрелов из мушкета. Они могут обогнуть сзади стены города, прячась от пороховых магов, а затем ударить во фланг отступающей колонны.

Кезанцы дружно вскинули карабины к плечам. Тамас наклонился в седле и прочистил ствол оружия.

– Следи за стенами, – приказал он Олему.

Батальон Арбора начал медленно отступать. Внезапно солдаты первой шеренги остановились и припали на колено. Арбор отдал команду, и в воздух поднялось облако порохового дыма. Пятьдесят или даже больше драгун упали. Солдаты вскочили на ноги и продолжили отход, перезаряжая мушкеты.

Тамас поскакал к арьергардному охранению, обнажая кривую кавалерийскую саблю.

Драгуны дали залп из карабинов, оставив за собой еще одно облако дыма, словно воспоминание.

Шеренга солдат дрогнула. Некоторые упали, некоторые захромали дальше, прося о помощи. Ни один не покинул строя, чтобы наклониться к раненым.

Они были хорошо обучены.

Драгуны убрали карабины в седельные сумки, выхватили пистолеты и прицелились.

Вторая шеренга адроанских солдат развернулась и выстрелила.

Клубы дыма взвились над драгунами: они ответили огнем из пистолетов. Через мгновение они уже выскочили из темного облака и с обнаженными палашами ринулись в атаку.

Батальон Арбора развернулся, чтобы встретить их. Примкнутые к мушкетам штыки удлиняли оружие, ими можно было пользоваться как пиками. Тамас выругался. Строй был слишком разомкнутым…

В грохоте копыт драгуны налетели на солдат Тамаса.

Ржали пронзенные штыками лошади. Всадники падали на землю. Драгуны рубили палашами адроанских солдат. Ряды пехоты и кавалерии перемешались в кровавой неразберихе.

Тамас подался вперед, подгоняя лошадь, Олем скакал рядом. На поле боя, напротив того места, где старые стены Хун-Доры огибали холм, появился другой кавалерийский отряд.

Всадниками командовал Гэврил. Двести адроанских кирасиров в темно-синих рейтузах и кроваво-красных мундирах. Тяжелая конница помчалась по степи как раз в тот момент, когда потрепанные остатки кезанских драгун отскочили в сторону от первого батальона.

Хотя кирасир Гэврила было втрое меньше противника, они атаковали с мощью пушечного ядра. Звук столкновения далеко разлетелся по степи, послышались отчаянные вопли драгун, не ожидавших удара. Где-то среди этой суматохи прозвучала труба, сыгравшая кезанцам сигнал к отступлению.

Мгновение спустя сам Тамас вступил в бой и взмахом сабли разрубил кезанцу сонную артерию. Развернулся в седле, едва успев перехватить палаш другого драгуна. Потянулся пороховым чутьем к противнику, отыскал патрон в его нагрудном кармане и взорвал. Затем снова погнал лошадь вперед, выискивая следующую цель.

Последний драгун из передового отряда вырвался из боя и помчался назад к своим.

Среди солдат Тамаса раздались радостные возгласы. За первым батальоном их подхватила и Девятая бригада, уже скрывшаяся в лесу.

Тамас пытался отдышаться, пока его лошадь пробиралась между кучками пехотинцев и всадников к Гэврилу.

– Останови своих кирасиров! – крикнул ему Тамас.

Гэврил кивнул и отдал приказ.

– Их основные силы будут здесь через час, – напомнил Тамас, все еще тяжело дыша.

Сердце бешено стучало, дым разъедал глаза, напоминая фельдмаршалу, что он постарел.

Гэврил подъехал ближе и спросил, понизив голос:

– Что будем делать с убитыми и ранеными?

Тамас посмотрел на тела солдат, усеявших поле боя. По меньшей мере тысяча, считая кезанцев и адроанцев вместе. Кезанцы не стали бы отступать, если бы у них осталось больше трехсот бойцов. Фельдмаршал не мог забрать раненых с собой.

– Арбор! – крикнул Тамас, озираясь по сторонам. – Олем, найди Арбора.

Несколько мгновений спустя к нему подошел старый полковник: свежая рана на щеке, рукава мундира опалило порохом. Похоже, он сам участвовал в схватке.

– Сэр?

– Состояние первого батальона?

– Бодры и полны сил, сэр. Мы отправили их в бездну. Точно не подсчитывал, но я потерял не больше двухсот солдат.

Двести солдат из лучшего батальона Тамаса. Почти четверть. Это была потрясающая победа над двенадцатью сотнями драгун, но фельдмаршал не мог позволить себе потерять даже одного бойца, не говоря уже о двухстах самых лучших.

– Соберите своих раненых. Отправьте их в голову колонны. Заберите с поля боя все ценное.

– Разрешите прирезать лошадей, сэр? – попросил Арбор. – Нам нужно мясо.

– Действуйте. Убитых оставьте на месте. Сожалею, но у нас нет времени на похороны. Когда здесь появятся основные силы кезанцев, мы должны быть далеко отсюда.

Арбор коротко кивнул и отошел, раздавая приказы солдатам.

– Оставить убитых, сэр? – переспросил Олем.

– Так мы делали в Гурланском походе. Когда вражеская армия теснила нас после боя, мы обертывали наших убитых в брезентовые палатки с подписанными именами и оставляли, надеясь, что у противника достанет благородства похоронить их должным образом.

Тамас вздохнул. Ему и самому не нравилось бросать убитых на поле боя. Они заслуживали больших почестей.

– А они?

– Что «они»?

– Они похоронили убитых должным образом, сэр?

– В четырех случаях из пяти – нет. Оставили гнить под гурланским солнцем.

Тамас соскочил с седла и опустился на колени рядом с раненым адроанским солдатом. Тот смотрел в небо, стиснув зубы, его колено превратилось в кровавое месиво. Фельдмаршалу хватило одного взгляда, чтобы понять: ногу, скорее всего, придется ампутировать. Как этот солдат сможет идти дальше? Тамас достал свой нож и протянул ручкой вперед раненому.

– Закуси его, – велел Тамас. – Это немного ослабит боль. Олем, возьми несколько солдат и осмотри город. Возможно, там найдутся брошенные повозки. Гэврил, пусть твои ребята поймают всех здоровых кезанских лошадей. Они нам могут понадобиться.

Фельдмаршал посмотрел на южный горизонт. Скоро на этот холм выскочат пятнадцать тысяч кавалеристов.


предыдущая глава | Кровавый поход | * * *