home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



33

Тамас смотрел, как Олем чистит его лошадь после дневного перехода. В обложенном камнями костре потрескивали ветки степного кустарника. Солнце еще висело над горизонтом, освещая плато красными, оранжевыми и розовыми отблесками.

Уже на второй день марша по Северной равнине припасы подошли к концу. Две недели назад, сразу после сражения, солдаты Тамаса прирезали тысячи кезанских лошадей, но смогли унести с собой лишь небольшую часть добычи. Фунт мяса в день на человека – это совсем не много. Но как бы мало еды ни оставалось, ее необходимо разделить поровну.

Ветер принес издалека странный звук. Тамас поднял голову и несколько секунд прислушивался, затем снова уставился на костер. Олем подбросил в огонь новые ветки.

Разведчики все еще не обнаружили эту таинственную адроанскую армию, но видели много ее следов. Опустошенные бобовые плантации, сожженные деревни. Мертвые и больные, ослабевшие старики – больше на Северной равнине не осталось никого. Все плато превратилось в сухую бесплодную пустыню. Чья бы армия ни прошла здесь две недели назад, она истребила все живое.

По приказу фельдмаршала солдаты вырыли шестифутовую траншею вокруг всего лагеря. Это был каторжный труд, но будь он проклят, если позволит врагу застать себя врасплох. Некоторые солдаты еще продолжали копать: Тамас слышал удары лопат по каменистой земле и ругань пехотинцев, вынужденных работать после долгого дневного перехода.

Фельдмаршал снова поднял голову. Что это был за звук? Откуда прилетел? Тамас обернулся, пытаясь определить направление.

Ничего.

Может быть, деливцы решили выступить против него? Этим летом, когда Тамас попросил помощи против Кеза, король Делива проявил твердость. Он отказался, но обещал соблюдать нейтралитет.

– Фельдмаршал, разрешите составить вам компанию?

Тамас очнулся от своих мыслей. Длинные тени на мгновение обманули его глаза, но затем он разглядел Беона-же-Ипилла. Тамас показал на голую землю по другую сторону костра. Беон осторожно сел, скрестив ноги. Глаза генерала запали, лицо побледнело. Кроме него, Тамас оставил в плену лишь нескольких кезанских офицеров, прочих отпустил.

– Как ваша рука? – спросил Тамас.

Беон посмотрел на висевшую на перевязи левую руку:

– Спасибо, хорошо. Врач говорит, что она сломана, но я потерял в бою довольно много крови. Скоро я должен выздороветь. А как ваши раны?

– Превосходно. – Тамас провел пальцами по ребрам, вздрогнув от прикосновения. Он надеялся, что не сломал их в драке с Гэврилом, но все тело казалось ему сейчас одним большим синяком. – Жаль, что я не взял с собой доктора Петрика, когда покидал Будвил. С другой стороны, мои тогдашние планы значительно отличались от того, что вышло в итоге.

Беон кивнул, глядя в огонь. Он глубоко вздохнул и открыл было рот, но тут же снова закрыл. Лишь через несколько минут генерал наконец заговорил:

– Я помню, как однажды проезжал по Северной равнине. Наверное, лет шесть или семь назад. Вместе с Избранным моего отца мы направлялись с посольством в Делив. Тогда эта земля была зеленой и густо населенной. – Беон печально улыбнулся. – В деревнях устраивали празднества в нашу честь. Здесь жили тысячи крестьян – гордые, счастливые люди. А сейчас я не могу не думать о том, что произошло с моей страной. – Беон оглянулся. – За последние два дня мы видели множество покинутых деревень. Поля опустели. Земля засохла и потемнела. Я услышал о засухе, случившейся здесь, как и во всем остальном Девятиземье, но не предполагал, что все настолько плохо. И кроме того, куда подевались все люди? Этим утром мы проезжали мимо деревни, достаточно близко, чтобы увидеть: кто-то втоптал в грязь урожай и сжег дотла все дома. Я должен спросить у вас, фельдмаршал: вы послали вперед солдат, чтобы разорить эти земли?

– Клянусь вам, – ответил Тамас, задетый этими подозрениями, – то опустошение, которое вы видите, устроили вовсе не мои люди.

– Значит, это были разбойники.

Тамас задумался, как ответить Беону.

– Я так не думаю.

Беон, казалось, не слышал его.

– Два дня назад я встретил старика верхом на муле. Он попросил меня навести порядок и прогнать адроанских захватчиков, которые надругались над нашей землей.

Беон говорил, тщательно подбирая слова, как будто пробовал воду, перед тем как искупаться в ней.

– Мои разведчики докладывают, что по этой дороге прошла другая армия, – объяснил Тамас. – По сообщениям уцелевших крестьян, они были одеты в синие адроанские мундиры. Это озадачивает меня, поскольку я точно знаю, что в Северном Кезе не может быть других наших войск.

Беон смотрел на фельдмаршала, наморщив лоб, как будто пытаясь определить, правду ли ему говорят.

– Вы не знаете, – спросил Тамас, – не посылал ли ваш отец войска на север, переодев их в адроанские мундиры, чтобы через деливские земли и горные перевалы выйти нам в тыл?

– Не знаю. К тому же наши солдаты не стали бы творить подобное на своей земле.

Тамас задумался, откуда у Беона такая вера в высокую нравственность кезанской пехоты.

Внезапно Олем схватил ружье и вскочил на ноги:

– Сэр, вы слышали?

Тамас прислушался. Ничего.

– Нет, подождите. Похоже на крик. Очень отдаленный. – Фельдмаршал встал. Неподалеку находился небольшой холм, с которого легче осмотреть окрестности. Тамас поднялся на него и окинул взглядом горизонт, снова прислушиваясь.

– Там, – указал на север Олем.

Над плато клубилась пыль, поднятая множеством всадников, скакавших во весь опор.

– Седлай мою лошадь, – велел Олему Тамас. – Быстрее!

Фельдмаршал побежал через лагерь. В нескольких сотнях ярдов от его палатки расположились пороховые маги. Здесь собрались почти все. Вытянув ноги и скинув сапоги, они неспешно беседовали. По кругу ходила неизвестно откуда взявшаяся бутылка вина. Увидев Тамаса, Влора тут же вскочила.

– Андрийя, Влора! – рявкнул Тамас. – За мной! Остальные пусть поднимут тревогу. С севера приближаются всадники.

– Сколько их, сэр? – спросила Влора, когда они выбежали обратно к северному краю лагеря.

– Как раз это нам и нужно выяснить. Вы не знаете, где Гэврил?

– В дозоре, – сказал Андрийя.

– Где?

– Думаю, на севере.

– Бездна! Найдите себе лошадей.

Олем подвел Тамасу лошадь и передал ружье. Фельдмаршал вскочил в седло и помчался на север, не дожидаясь остальных. Олем быстро догнал его: он еще не успел расседлать свою лошадь после дневного перехода.

– Что происходит, сэр? – выкрикнул он сквозь стук копыт по пыльной земле.

– Всадники. Много.

– Может быть, это просто разведчики Гэврила?

Фельдмаршал уже хотел было согласиться, но снова взглянул на облако пыли вдалеке. Оно разрасталось. Слишком большое, чтобы его могли поднять два десятка всадников, притом что разведчики Гэврила обычно действовали попарно.

Тамас с Олемом выскочили из лагеря и поскакали вдоль дороги. Оглянувшись через плечо, фельдмаршал увидел, что позади мчится кто-то еще.

Подпрыгивая с каждым шагом лошади, он отыскал в кармане патрон, положил прямо в рот и раскусил. Почувствовал горький вкус серы и хруст пороха на зубах. Выплюнул мокрую бумагу; по венам побежал пороховой транс.

Земля летела из-под копыт его лошади, горизонт стал виден намного четче. Он отыскал вдали облако пыли и обнаружил его источник. Там, за много миль впереди, скакал одинокий всадник.

Тамас нахмурился. Всего один? Наездник наклонился к шее лошади, обхватив ее руками. Это разведчик.

Несколько мгновений спустя на холме позади него показались другие всадники.

Они были в синих с серебряной отделкой мундирах и в конических шлемах адроанских драгун, украшенных хвостами из конского волоса.

Тамас выругался. Адроанские драгуны? Этого не могло быть. И разведчик не стал бы так удирать от своих. Тамас оглянулся на Олема, но телохранитель не мог видеть так далеко.

– Драгуны! – прокричал ему Тамас. – Гонятся за нашим разведчиком! Они в адроанских мундирах, но это враги.

Олем в ответ погнал лошадь еще быстрее.

Тамас опустил голову и считал удары копыт, мчась навстречу разведчику.

Он уже определил, что драгуны отстали приблизительно на полмили. На губах у лошади беглеца выступила пена, животное тяжело мотало головой. Долго не выдержит.

Тамас помахал разведчику пистолетом, давая знак остановиться. Его лошадь дрожала и пошатывалась, выкатив глаза. Одежда всадника покрылась пылью, грязь пополам с потом была размазана по всему лицу.

– Где Гэврил? – потребовал ответа Тамас.

Разведчик задыхался, не в силах произнести ни слова, затем вытянул руку назад.

– Далеко… сзади… задержал их… чтобы я мог уйти.

– Кто они?

– Кезанцы… Мы думали… встретили своих… они напали, когда Гэврил… заговорил по-адроански.

Тамас повернулся к драгунам и быстро пересчитал их. Шестнадцать. Они уже видели Тамаса и Олема, но не собирались останавливаться, что-то крича на скаку и доставая карабины. Еще минута-другая – и они будут здесь. Тамас поднял пистолет, прицелился, закрыв один глаз, и спустил курок.

Мысленно он отсчитывал секунды, затем поджег порох, удерживая пулю в воздухе намного дальше того расстояния, какое она сама могла пролететь. Одновременно фельдмаршал засунул пистолет за пояс и вытащил другой.

«Раз. Два. Три…»

Драгун, скакавший позади остальных, упал. Пуля угодила ему точно в глаз.

Тамас нацелил второй пистолет и выстрелил. Второй драгун свалился с лошади. Снова из задних рядов. Тамас не хотел отпугнуть драгун, и они, казалось, не заметили падения товарищей.

– Олем! За мной!

Засунув за пояс второй пистолет и обнажив тяжелую кавалерийскую саблю, Тамас послал лошадь вперед. Старая, отделанная кожей рукоять удобно легла в руку.

Приблизившись на семьдесят ярдов, драгуны подняли карабины. Пуля просвистела над самым ухом у Тамаса.

Попасть в движущуюся цель на скаку – нелегкая задача, если только ты не пороховой маг.

Присматриваясь к переднему драгуну, Тамас занес саблю для удара. У того не было одного уха. Одноухий убрал карабин и быстрым движением выхватил палаш.

Не отпуская поводьев, Тамас нашарил в кармане пригоршню пуль. Отметил положение палаша одноухого, затем пробежался взглядом по остальным драгунам, затратив на все не больше двух секунд. Фельдмаршал отклонился вправо и высоко поднял саблю.

Они сошлись.

Тамас скользнул влево в седле, едва избежав встречи с палашом одноухого. Его сабля распорола мягкую плоть, верхние три дюйма лезвия рассекли шею врага. Тамас мысленным усилием поджег патрон, большим пальцем левой руки подбросил пулю и направил в сердце следующему драгуну. Махнул саблей над головой лошади, чтобы отбить удар еще одного противника слева от себя. Затем подбросил вторую пулю, поджег порох и послал ее в спину одноухому.

Тамас натянул поводья и развернулся в седле. Драгун из заднего ряда отчаянно рубанул палашом, подавшись всем телом вперед.

Тамас парировал удар. Затем еще один.

Драгун был быстр и хорошо обучен. Новую пулю Тамас, подбросив в воздух, послал в плечо драгуну. Тот опустил палаш и схватился за раненую руку, а сабля Тамаса тут же пронзила его грудь.

Фельдмаршал оглянулся, ища следующего противника, но увидел, что двое драгун уже сдались Олему. Чуть позади поднимались клубы порохового дыма – это приближались Влора и Андрийя. Тамас подъехал к кому-то из сдавшихся в плен.

– Где Гэврил? – спросил он по-кезански.

Драгун смотрел мимо него.

– Где Гэврил? Огромный всадник! Где он?

Драгун покачал головой.

– Бездна! – Тамас обтер саблю и вложил ее в ножны. – Олем, за мной!

– Сэр, моя лошадь захромала.

Телохранитель уже спешился. Его лошадь была перепугана, кровь текла из раны на ее шее.

– Так возьми другую!

– Но пленные…

– Брось их! Я не хочу потерять и второго брата в этой забытой богом стране!

Не дожидаясь ответа, Тамас поспешил вперед. Чуть погодя он посмотрел через плечо и увидел Олема и пороховых магов, изо всех сил старавшихся не отстать от него.

На западе уже садилось солнце, погружая землю в сумерки. Тамас продолжал скакать, теплый ночной воздух трепал его мундир и ерошил волосы, кровь на лице давно засохла. Лошадь начала сбиваться с шага, тяжело дыша и замедляя скорость, несмотря на все его понукания.

Олем скрылся из вида в опустившейся на плато темноте. Сквозь свист ветра донесся жуткий волчий вой. Пороховой транс ослабевал, и Тамас раскусил второй патрон, чтобы вернуться в него. Под перестук копыт он несся в полумраке дальше.

Он не знал, как далеко ускакал и сколько прошло времени. Вдруг лошадь споткнулось, его выбросило из седла. Он пролетел несколько футов и при падении больно ударился плечом.

Шатаясь, Тамас встал на ноги. Тишина. Ни единого звука в ночи. Никто не мчался за ним следом. Не скакали навстречу драгуны. Только тяжело дышала загнанная лошадь.

Где теперь Гэврил? Что с ним случилось? Тамас провел рукой по потным, грязным волосам. Шляпа пропала, он даже не заметил, когда ее сдуло с головы. Он присел, чтобы осмотреть лошадь, ноги не слушались после долгой отчаянной скачки.

Лошадь лежала на боку и молча глядела на него. Кровавая пена выступила у нее на губах. Тамас сморгнул слезу и попытался успокоить бедное животное, поглаживая по боку. Она дернулась и попыталась встать, но только жалобно заржала. От этого звука все перевернулось в душе Тамаса.

Она сломала ногу так, что кость торчала наружу. Должно быть, наступила в яму или просто упала от усталости.

Тамас достал пистолет, медленно, тщательно зарядил его.

Над плато прозвучал выстрел.

Тамас снял седельные сумки с патронами, пистолетами и ружье и побрел дальше на север.

Он не помнил, как и когда остановился. Только вдруг понял, что стоит на коленях, уставившись на свои руки. Они были стерты поводьями до крови. Когда он успел снять перчатки? Тамас покачал головой и подумал, что надо встать и идти.

Вместо этого он уронил голову на руки. Второй брат. Вся его семья погибла, кроме, может быть, сына. Он опять проиграл.

Нужно взять себя в руки. Допросить кезанских драгун. Выяснить, жив ли Гэврил и где они наткнулись на него. Сколько всего солдат у них в отряде.

Тамас понимал, что поступил как глупец. Отчаявшийся глупец, пытавшийся спасти брата. В одиночку.

Фельдмаршал заплакал.

Слезы уже высохли, когда Тамас услышал цокот копыт по дороге. Кто-то размеренно двигался легким галопом с юга. Судя по звуку, один.

– Тамас? – позвал женский голос.

Влора.

Она снова прокричала его имя. Цокот копыт стал ближе, затем оборвался. Влора спрыгнула с лошади, гравий захрустел под ее ногами. Затем ее руки затрясли фельдмаршала за плечи.

– Сэр, прошу вас, ответьте мне. Тамас!

Он глубоко вдохнул, задержал воздух в груди на несколько ударов сердца и только потом выдохнул:

– Я здесь.

Он сам удивился хриплому шепоту, сорвавшемуся с его губ.

Тамас почувствовал, как ему в руку что-то вложили, и опустил взгляд. Фляга. Он сделал глоток.

– Ваша лошадь…

– Сломала ногу, – объяснил Тамас. – Пришлось пристрелить.

– Знаю. Я видела ее. Почти в двух милях отсюда. Неужели вы прошли так далеко пешком?

– Бедное животное. Умерло потому, что я вовремя не остановился.

Влора положила холодную руку ему на затылок:

– Выпейте еще.

– Я не нашел Гэврила. Пытался. Но не нашел. Снова подвел. Не спас и второго брата. Последнего, кто у меня… – Он почувствовал, что слезы снова подступают, и замолчал, несколько раз глубоко вдохнув. – Где Олем?

– Его лошадь потеряла подкову почти в пятнадцати милях позади.

– Пятнадцать миль…

Влора повернула его лицо к себе, заставив посмотреть ей в глаза. Он задумался, кого она сейчас видит. Сломленного старика, покрытого грязью после долгой дороги?

– Тамас, – заговорила Влора, – вы проскакали почти сорок миль. Через час начнет светать.

Он сморгнул слезы и поднял голову. Такое ощущение, что мир вокруг изменился. Луна стояла высоко в небе, ярко горели звезды.

Влора внимательно рассматривала его. Она наверняка видела, что он остался без пороха и патронов. Ружье тоже где-то потерял. Но только не пистолеты. Те самые, которые подарил ему Таниэль. Нет, он ни за что не расстанется с подарком Таниэля, своего сына.

Тамас поднялся на ноги, позволив Влоре поддержать себя, и посмотрел на север. Сорок миль. Он уже в Деливе. Ближе к Альватону, чем к своей армии.

Глупо. Ужасно глупо.

Влора подошла к своей лошади и начала расседлывать ее.

– Что ты делаешь?

– Мы останемся здесь, – объявила она.

– Я должен вернуться…

– Тамас, не говорите глупости. Через два дня наша армия догонит нас. Если вы снова куда-то пойдете сегодня ночью, то к Авальтону будете совсем разбитым.

Она была права, конечно. Но его это не радовало.

Он выпрямился:

– Я твой…

– Мой командир. Я знаю. Поспите немного. Я подежурю первой.

Тамас посмотрел на походный матрас, который она сунула ему в руки, затем на луну и наконец на север, где на самом краю плато скрывался в темноте Альватон.

– Второй брат, – услышал он собственный голос. – Второй.


* * * | Кровавый поход | cледующая глава