home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



На скорости

Опять разговариваю с Грачевым по домофону.

Он начинает как обычно:

– Лиса, привет! – И дальше без переходов: – Давай одевайся быстро и спускайся!

– Зачем еще?

Тимофей не желает ничего объяснять.

– Сама увидишь.

Я не уверена, что мне стоить смотреть.

Сюрпризы у него, надо сказать, не всегда приятные. А нынешний меня еще больше тревожит. Что там такое, с чем он не может подняться на мой пятый этаж?

Я нарочно одеваюсь медленно. Пусть не думает, что по первому зову помчусь за ним куда угодно. Слишком жирно будет!

Спускаюсь, выхожу во двор.

Грачев стоит. Можно считать, что не один. Рядом с машиной.


Скажи, Лиса!

– И что?

Он самодовольно ухмыляется и показывает на тачку.

– Хочешь прокатиться?

Кроме него и меня поблизости никого нет. И в автомобильном салоне пусто.

– А кто за рулем?

– Я.

Тимофей жутко горд собой. Ждет, что сейчас я начну восторгаться его способностями.

– Ты? У тебя что, права есть?

– Конечно, нет. Я же еще несовершеннолетний.

– Грачев! Ты в своем уме? Нас же первый патруль остановит.

Тимофей снисходительно глянул на меня.

– А то у меня на лбу написано, что мне еще нет восемнадцати. И всем издалека видно. – Он коротко хмыкнул. – Чего ты боишься? Водить я давно умею. Когда-то в детскую автошколу ходил. Даже в соревнованиях участвовал.

– О-о-о! – уважительно протянула я, а самой так и хотелось усмехнуться. Но тут очередная мысль выскочила, словно из засады. Решила напугать своим неожиданным появлением.

– А где ты машину взял? Угнал?

Грачев обиделся.

– Слушай, Лиса! За кого ты меня все время принимаешь? Это моя тачка. Точнее, будет моей через пару лет.


Скажи, Лиса!

Вот так, потихоньку, ненароком, выясняются подробности его жизни. Я не ошиблась, предполагая, будто он из весьма обеспеченной семьи. Сыночку в ближайшее время и прав не получить, зато машина у него уже есть. Про запас.

– Ну так что, едем?

– Куда?

– Никуда. Просто покатаемся.

Я смотрю на Тимофея, смотрю и не могу понять.

– Грачев, почему?

– Что «почему»?

Как же это объяснить?

– Почему со мной? У тебя что, других друзей нет?

– Есть, – уверенно отвечает он. И добавляет вот так просто, без обиняков: – Но с тобой мне лучше.

Ну сколько раз я еще буду ронять челюсть от его слов?


Скажи, Лиса!

Я сжала зубы, но сразу поняла, что в таком положении вряд ли смогу достойно ответить.

– Я же тебя вечно достаю дурацкими вопросами!

– А может, мне это нравится?

И не осталось ничего другого, кроме как покорно усесться в машину.

Я совсем не разбираюсь в породах тачек. Ой, то есть в марках. Ориентируюсь только по фирменным эмблемам. Но грачевское авто видела лишь сбоку, а там никаких опознавательных знаков прилеплено не было. Да и какая мне разница, что у него за машина?

Я устроилась на переднем сиденье, рядом с водителем, долго боролась с ремнем безопасности. Он все никак не хотел вытягиваться до нужной длины. Грачев, улыбаясь, наблюдал за моими мучениями, а потом не выдержал, пристегнул меня сам.

– Ну, Лиса, ты даешь!

– Ладно! Не отвлекайся! На дорогу смотри!

Машина осторожно тронулась с места, выехала со двора. Видимо, Тимофей решил сразу доказать мне, что умеет водить.

Мы немного попетляли по улицам, потом выбрались на проспект, а дальше – за город.

Машины мчались потоком. Разные. Легковушки, грузовики, автобусы. Начиная от стареньких, помятых, дребезжащих и заканчивая дорогими, сияющими новизной и чистотой, словно только что из салона. И мы попали в общее течение, понеслись наравне со всеми, не отставая, но и не вырываясь вперед.


Скажи, Лиса!

Потом сплошной поток поредел, и Грачев резко увеличил скорость.

– Зачем?

Не понимаю тех, кто любит эту сумасшедшую езду. Когда не успеваешь разглядеть то, что мелькает за окном. Когда дорога стремительно разворачивается навстречу и кажется: еще немного, и колеса оторвутся от асфальта, а машина взлетит и уже никогда больше не приземлится.

– Ты что, боишься?

Наверное, да. Боюсь! Потому что внутри у меня что-то дрожит. И дыхание сбивается. И представляется, что ровное и гладкое не может продолжаться до бесконечности, и сейчас обязательно (нет, я этого не хочу, но с моим мнением не будут считаться), обязательно случится что-нибудь плохое.

А Грачеву нравятся свобода и скорость. И он…


Скажи, Лиса!

Машина резко вильнула, пару мгновений неслась по направлению к кювету, а потом выровнялась. Но этого я уже не видела.

Потому что глаза сами зажмурились и сердце остановилось. И скорее всего я завизжала:

– Перестань, Грачев! Стой! Пожалуйста, стой!

Теперь и он испугался. Надавил на тормоза.

– Лиса, ну это же так, несерьезно. Я просто сам, нарочно. Ничего бы не случилось.

Я его не слышала.

Я не могу больше сидеть в машине! Не хочу! В животе крутится страх, подкатывает к горлу мерзким комком. Обламывая ногти, я пытаюсь избавиться от ремня. Наконец получается, и, с ненавистью толкнув дверь, я вываливаюсь из машины. Но сил хватает только на несколько шагов.


Скажи, Лиса!

Я сижу на обочине, прямо на подернутой изморозью траве. Но внутри меня холодней, чем снаружи. И через дрожь тело пытается вытолкнуть этот внутренний холод.

– Лиса, ты как? Ты чего? Лиса!

Я точно могу объяснить, чего я и как мне.

– Мой папа погиб в аварии. Их в машине ехало четверо. И все остались живы. Кроме него. Он сидел рядом с водителем.

– Лиса, ну я же не знал! Ну, прости меня! Слышишь, Лиса! Я – урод! Ты права! Но я же не знал! Лиса, пожалуйста! Не надо здесь сидеть! Вставай! Пожалуйста, Лиса!

Назад мы ехали как полагается, на нормальной скорости и без всяких выкрутасов. И оба молчали. Всю дорогу. И потом молчали. Только у дверей моего подъезда Тимофей сказал:

– Прости меня, ладно?

И я кивнула. Ведь он же правда ни в чем не виноват.


Толик и еще один хороший человек | Скажи, Лиса! | Дышите глубже и ровнее