home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 11

Пугливо озираясь на дверь, Лорелея за полночь торопливо складывала свои вещи в рюкзак, любовно задерживая каждую из них в дрожащих от страха и возбуждения руках.

Запасной комплект крепкой, теплой одежды. В прошлом году Сильвейн вырос из пары шерстяных брюк. Умелые руки отца Гастона перешили их на ее хрупкую фигурку. Она погладила пальцами пояс брюк, который украшали вышитые розы. Над рукоделием отца Гастона подшучивали, но он упорствовал, желая придать ее одежде хоть что-то женственное.

Девушка уложила брюки на дно рюкзака и взяла в руки молитвенник. Эту книгу подарил ей отец Джулиан в день ее конфирмации[18]. Настоятель собственноручно вывел ее инициалы на переплете из телячьей кожи. Лорелею переполняло чувство любви и благодарности к этому строгому человеку, который воспитывал ее с младенчества и заменил ей отца. У Лоре леи было тяжело на сердце. Ее тайный побег с Дэниелом обидит отца Джулиана. Но разве у нее есть выбор? Она не могла оставаться здесь и постоянно терзаться мыслями о том, что кто-то из обитателей приюта мог быть убийцей. Не могла и согласиться уехать в монастырь и позволить до конца дней своих заточить себя там. Ей остается уйти с Дэниелом, последовать зову своего сердца.

Следующими Лорелея бережно упаковывала свои записи вместе с несколькими медицинскими инструментами, подаренными отцом Ансельмом. Самые ценные его подарки нельзя было упаковать в рюкзак. Она носила их в своем сердце и памяти. Старый каноник научил ее различать добро и зло, ценить человеческую жизнь выше всех других ценностей.

Он дал ей знания на всю жизнь. Девушка положила в рюкзак щетку для волос, искусно вырезанную из рябины, со щетиной дикого кабана, подаренную ей в прошлом году отцом Эмилем. На обратной стороне щетки было вырезано маленькое ветвистое дерево. Лорелея подозревала, что это было Дерево Свободы — символ революционеров, сохраненный отцом Эмилем со времен его пребывания в Париже.

При воспоминании о Революции Лорелея перекрестилась. Дорогой ей человек жил с кровоточащей раной на сердце. И ни один врач не в силах залечить душевные шрамы, которые он носил в себе. «Возможно, — с надеждой подумала она, — это сумеет сделать любящая женщина».

Лорелея быстро собрала оставшиеся вещи, каждая из которых хранила в себе дорогие воспоминания о доме и любимых ею людях: маленькая фигурка собаки, вырезанная из кости отцом Дрозом; губная гармошка от отца Клайвза; нож и вилка от Маурико.

Девушка аккуратно сложила блузку, подаренную ей Жермин де Штайль. Тонкая шуршащая материя ласкала ее пальцы. Полная смятения, Лорелея стояла на пороге неведомого мира, который был так непохож на ее маленький, привычный мирок.

Последним она уложила бархатный мешочек, в котором лежали четки — единственное наследство от родителей, которых девушка никогда не видела. Лорелея надела жакет, повязала шарф и забросила за плечи рюкзак. Пора было уходить.

Открыв дверь своей комнаты, она, настороженно оглядываясь, вышла в темень коридора и глубоко вдохнула такие знакомые ей за столько лет запахи родного дома. Очень тихо Лорелея закрыла за собой дверь в свою комнату, детство и единственно известную ей жизнь.

Но счастье и радость сильнее печали. И Лорелея на цыпочках прокралась по коридору, выскользнула через входную дверь здания и побежала к озеру.

Дэниел увидел пробирающуюся в тени деревьев гибкую фигурку. Он все еще не верил, что она приняла его дерзкое предложение и согласилась уйти с ним. Дэниел чувствовал себя виноватым перед девушкой. Его затея удалась, и она сама облегчила ему задачу. Чертовски здорово облегчила. Овечка из приюта Святого Бернара поверила волку Жозефины.

Лорелея стремительно бежала по берегу. Даже с тяжелым рюкзаком за плечами она двигалась легко и изящно.

— Привет, Дэниел, — задыхаясь от бега, она обняла его и поцеловала в щеку. Ее горящие любовью Глаза рассеивали окружающую тьму и согревали его сердце.

— Готова? — спросил Дэниел, бросив настороженный взгляд поверх ее головы. Темные, без единого огонька, здания приюта мрачными исполинами высились на фоне звездного неба.

— Да, — ответила Лорелея и шагнула в лодку.

— Лорелея, ты уверена, что поступаешь правильно? — осторожно спросил Дэниел. «Боже, скажи — нет», — молила одна его половина, в то время как другая была в ужасе от того, что девушка могла передумать.

— Я очень даже уверена, Дэниел.

— Мы можем найти какое-нибудь другое решение…

— Нет. Я хочу выйти за тебя замуж.

— Но…

— Я все очень тщательно продумала, — она поудобнее устроилась в лодке. Волны набегали на берег, шурша мелкой галькой. — Если я не выйду за тебя замуж, тогда… Ты знаешь, что человек действительно может умереть из-за потерянной любви? Я слышала, что такой случай произошел в Падуа. Женщина умерла оттого, что была отвергнута своим возлюбленным. Совершенно здоровая женщина, без каких-либо признаков болезни. Я уверена, что со мной произойдет то же самое, если я потеряю тебя, Дэниел.

— Ради Бога, Лорелея — пробормотал Дэниел, не глядя на девушку. Он взял весла и начал осторожно грести.

— Дэниел, я знаю, что такому мужчине, как ты, должно быть, трудно говорить о своих истинных чувствах. В этом ты похож на отца Джулиана, — Лорелея обхватила колени. — Каждый раз, когда я уходила с отрядом спасателей, он говорил мне: «Будь осмотрительна, Лорелея». Только эти слова, — на ее губах появилась ласковая улыбка. — Но на самом деле ему хотелось сказать мне: «Береги себя, девочка. Ты же знаешь, что я люблю тебя».

«На самом деле? — насмешливо подумал Дэниел, прислушиваясь к тихим всплескам от весел в воде. — Быть может, под бесстрастной маской скрывается подлый, расчетливый убийца?» Сломанная рука еще болела. Перед уходом он догадался надеть перчатки, защищавшие сейчас его руки от ночного холода.

От разговоров Лорелеи о любви и смерти Дэниелу стало не по себе. Он верил в любовь, он сам испытывал возвышенные чувства. Но все это было еще до войны, до Революции. И до Жозефины. Отбросив мрачные воспоминания, Дэниел сосредоточился на своем теперешнем плане. Он пришел в приют с намерением убить Лорелею. Сейчас он везет ее в безопасное место — в замок в Коппе. Там, в уютной гостиной барона Неккера, Лорелея сможет свободно общаться с учеными, продолжит изучение медицины. На Неккера и его своевольную дочь Жермин вполне можно было положиться. Они сохранят тайну и жизнь Лорелеи.

Лодка, покачиваясь на волнах, стремительно продвигалась вперед. Дэниел выбрал водный путь, чтобы сбить со следа собак. Он старался быстрее переплыть озеро и за ночь как можно дальше уйти от приюта. Дэниел взглянул на неподвижно сидевшую Лорелею. Широко открытыми, затуманенными от слез глазами она смотрела на удаляющийся от них с каждым новым гребком приют. Лорелея безмолвно прощалась со своим родным домом, где она была так безмятежно счастлива.

— Еще не поздно вернуться, — прошептал он. Девушка отрицательно покачала головой:

— Я не думала о возвращении. Но помнишь ли ты, как я однажды сказала, что боюсь всего, что лежит за пределами гор?

— Помню.

Дэниел знал, о чем она сейчас его попросит.

— Ты позаботишься обо мне, Дэниел? Я все еще боюсь. Но это хороший страх, тот, который делает меня сильнее. Я рада, что решилась сделать этот шаг.

Дэниел едва сдержался, чтобы не обнять ее. В очередной раз девушка удивила его. Лорелея никогда и ни для кого не будет в жизни обузой. Она храбрая и самоотверженная, и сама за себя всегда сможет постоять.

Лодка зашуршала днищем о гальку и ткнулась носом в противоположный берег озера. Дэниел помог девушке выйти, а затем с силой оттолкнул лодку от берега. Они, молча наблюдали, как она, мягко покачиваясь на волнах, поплыла прочь. Наконец Дэниел повернулся и, не оглядываясь назад, быстро пошел к лесу.

Уже вторые сутки Дэниел все дальше уводил Лорелею от ее дома. Он знал наверняка, что Бонапарт со своей армией уже в день их бегства подошел к приюту Святого Бернара. О времени прибытия сообщил отцу Джулиану курьер первого консула. Исчезновение Лорелеи было обнаружено во время утренней службы. И совсем нетрудно было догадаться, с кем она ушла. Несомненно, настоятель обратился к Бонапарту за помощью в ее розыске. Сейчас их уже ищут не только монахи, но и разведчики первого консула. Именно поэтому Дэниел стремился проложить свой путь как можно дальше от дорог, по которым будет следовать в Италию сорокатысячная армия; делать короткие привалы на возвышенных местах, с которых отлично просматривается все вокруг.

Дэниел предполагал, что Бонапарт остановится в приюте лишь на несколько часов, чтобы дать небольшой отдых измученным трудным переходом людям и лошадям, оставить больных на попечение монахов. Бонапарт спешил в Италию. Дэниел торопился доставить Лорелею в безопасное место, как можно дальше от глаз Жозефины. Он боялся, что их пути с Бонапартом пересекутся.

Дэниел благодарил Бога за лунные ночи, позволявшие им не останавливаться в пути на это время суток. Уже вторую ночь они настойчиво продвигались на север, минуя утесы, возвышающиеся до самого звездного неба; перебираясь через глубокие ущелья по стволам упавших деревьев; пробегая мимо водопадов, над которыми в воздухе стояли холодные туманы.

— Здесь уже побывала армия, — пробормотал Дэниел.

Лорелея несмело ступила на изуродованную колеями дорогу.

— И, я бы сказала, совсем недавно.

«Он опередил меня, — в бессильной ярости Дэниел едва не закричал. — Теперь нужно быть предельно осторожными, потому что легко можно наткнуться на его разведчиков».

Беглецы подошли к далеко простирающемуся древнему леднику, испещренному глубокими расщелинами, через которые им предстояло перебраться. Дэниел остановился у одной из них, край которой был покрыт снежными сугробами. Он достал из рюкзака моток веревки, предусмотрительно захваченный с собой, и бросил Лорелее один конец.

— Привяжи себе к поясу. Нам придется совершить длинный прыжок.

Девушка прошептала молитву и перекрестилась, Дэниел крепко ухватил веревку одетыми в перчатки руками и подал Лорелее команду прыгать.

Она не испытывала страха. Вера в него была настолько глубока, что девушка не боялась черного рва перед нею. Лорелея отступила на несколько шагов, затем бросилась вперед, легко перемахнула через расщелину и удачно приземлилась на противоположной стороне.

— Теперь отвяжи веревку, — крикнул ей Дэниел.

— О нет. Нет, пока ты тоже благополучно не перепрыгнешь.

Дэниел сверкнул глазами:

— Послушай. Веду я, ты идешь следом. Уверен, что ты знаешь основные правила альпинизма.

— Хорошо. Ты ведешь, я иду следом.

— Отлично.

— Но я не отвяжу веревку.

— Черт возьми, женщина! Если я упаду, то потащу тебя за собой.

— Тогда лучше постарайся не упасть, — заявила Лорелея, дерзко глядя на него.

Дэниел снова выругался, разбежался, легко и изящно, словно перед ним была небольшая канавка, перемахнул через расщелину и приземлился рядом с Лорелеей.

— Лорелея, ты неудачный экземпляр для существа слабого пола, — пробормотал он, отвязывая веревку и с восхищением глядя на девушку.

Она затянула ремни на своем рюкзаке и поудобнее устроила его за плечами.

— А ты выдающийся командир. Мы отличная пара.

Тропа узкой лентой вилась над головокружительно глубокой пропастью с отвесными стенами. Чтобы не соскользнуть вниз, они привязали к сапогам металлические скобы с острыми шипами, которые громко стучали о камни, нарушая предрассветную тишину.

— Расскажи о том месте, куда мы идем, — попросила Лорелея, оглядываясь. — Расскажи мне о замке в Коппе.

— Жак Неккер купил его и титул барона почти двадцать лет тому назад. Замок стоит на берегу озера.

— И ты уверен, что нас там примут?

— Я ни в чем не уверен, Лорелея. Но мне показалось, что ты понравилась Жермин.

— Мне она тоже понравилась.

Лорелея взглянула на шедшего рядом мужчину, И по ее лицу пробежала тень. Несмотря на их обручение, девушка с беспокойством подумала, что Дэниел был сейчас очень далек от нее. Она хотела спросить, о чем он думает, но не отважилась. Как-нибудь в другой раз.

— Ты не думаешь, что барон Неккер сочтет меня… странной?

Уголок рта Дэниела насмешливо приподнялся.

— С такой дочерью, как Жермин, барона вряд ли чем удивишь. Ты будешь там так же желанна, как приход весны.

Лорелея приняла его слова близко к сердцу. Она рисовала в своем воображении жизнь в замке как волшебный праздник, где она свободно сможет продолжить свою работу и учебу и где Дэниел освободится от тяготившего его прошлого.

Из-за зубчатых горных вершин показалось солнце. Усталая и изможденная, не в силах вымолвить ни слова, Лорелея зажмурилась и подставила ласковым лучам озябшее от сырости и ночного холода лицо. Хотя местность напоминала ту, которая окружала приют, мир казался новым и странным, и потому пугающим.

— Давай отдохнем, — вывел ее из раздумий голос Дэниела, который тяжело опустился на ствол упавшего дерева. Лорелея с благодарностью взглянула на него и присела рядом. Ей казалось чем-то сверхъестественным то, что после такого изнурительного путешествия по горам, коротких часов сна и отдыха на редких привалах, Дэниел выглядел свежим и бодрым. Мягкий утренний свет позолотил смуглую кожу его лица и, словно дымкой, окутал черные волосы.

— У тебя еще болит колено? — спросила она.

— Да, — коротко ответил Дэниел. — А ты от усталости вот-вот упадешь с бревна.

— Но ты ведь здесь и поддержишь меня. А теперь почему бы нам не перекусить?

Дэниел порылся в рюкзаке и достал последние булочки, оставшиеся у них. Им придется туго, если они вскоре не выйдут к какому-нибудь населенному пункту.

Лорелея прошептала благодарственную молитву и оглянулась на Дэниела, который уже с аппетитом жевал черствую булочку.

— Прости, — пробормотал он. — Я не догадался подождать. — Наклонившись, девушка поцеловала его в щеку.

— Дэниел, ты не должен из-за меня менять свои привычки…

Утреннюю тишину разорвал яростный собачий лай. Дэниел вскочил и вынул из ножен нож. Секундой позже на холме появился огромный зверь и стремглав бросился к ним.

— Это же Барри, — радостно воскликнула Лорелея. И вот пес уже рядом, облизывает теплым, влажным языком ее лицо. — Барри, — бормотала она, — ты хулиган. Ты не должен был приходить сюда.

Она посмотрела на Дэниела и увидела, что он внимательно изучает верхнюю тропу. Он ожидал того, кто появится вслед за собакой.

— Пес прибежал один, — заверила его Лорелея.

— Мне это не нравится, — Дэниел спрятал нож. — Нас очень быстро нашли. Получается, что наше отсутствие было обнаружено через считанные часы, И преследователи шли за нами след в след. Задержись мы, на каком привале чуть дольше, и нас бы нашли гораздо раньше.

Опустившись на колени, Лорелея потрепала пса по массивной шее.

— Он всегда был мастером сбегать, — девушка вдруг стала очень серьезной. — Но если Барри шел по следу, то отец Джулиан сделал удачный выбор. Барри всегда легко находил меня, — выражение лица Дэниела заставило ее вздрогнуть. — Что ты собираешься делать?

— Ты должна заставить его вернуться назад.

Девушка еще крепче обняла пса за шею.

— Но…

— Я сказал, заставь его вернуться назад. Ты же знаешь какую-нибудь команду, чтобы отослать его в приют?

— Да, но… Дэниел. Барри шел за нами двое суток. Как я могу сейчас отослать его? — растерянно спросила Лорелея. Как ей сказать ему? Как объяснить, что значит навсегда расстаться со всем, что было дорого?

Лорелея внимательно посмотрела в непреклонное лицо Дэниела и попробовала думать так, как он: огромный пес будет обременять их в пути, который они для себя выбрали.

Девушка встала и, отступив от пса на шаг, скомандовала:

— Уходи, Барри. Возвращайся в приют.

Пес отбежал на несколько шагов, обернулся и посмотрел на нее печальными карими глазами.

— Уходи! — в отчаянии повторила она. — Уходи, Барри!

Пес понурил голову и затрусил вверх по тропе.

— Он спас тебе жизнь, — сказала она Дэниелу.

— Что?

— Барри первым отыскал тебя в снежном завале. Ты должен об этом знать, — произнесла она, провожая удаляющегося с поджатым от обиды хвостом Барри.

— Ты очень сентиментальна, Лорелея.

— Но он же принадлежит мне. Отец Дроз подарил его лично мне. Я думаю, что и это нужно знать.

— Ты преподнесла все так, что мне нечего возразить.

Девушка помолчала, переваривая его слова.

— Нечего возразить? Ты хочешь сказать…

— Позови его назад.

Лорелея вскрикнула от радости, подскочила и крепко обняла Дэниела.

— Ты милый, чудесный человек! — быстро проговорила она и крепко поцеловала его в губы. — Барри, ко мне!

Дэниел снисходительно посматривал на новую встречу двух друзей. Внутренний голос нашептывал ему необходимость избавиться от пса. Но глядя на уткнувшуюся в блестящую пятнистую шерсть Барри девушку, он не нашел в себе силы разлучить их. Ему придется взвалить на свои плечи ответственность не только за незаконнорожденную принцессу, но и за ее пса.

— Да поможет нам всем Бог, — прошептал Дэниел. Как легко он уступал ей. Как опасно это было для них обоих.

Ложь, которую он преподнес Лорелее, чтобы выманить ее из приюта, не давала ему покоя. Дэниел не собирался жениться на ней. Он скажет ей об этом, когда они доберутся до Коппе. К тому времени, уверял себя Дэниел, он найдет способ убедить ее, что они не подходят друг другу. Лорелея останется под покровительством Неккера, он же займется своим делом: точно выяснит, что же произошло с бернским золотом, и снимет обвинения с Мьюрона. Уже одного этого будет с него достаточно. Черт возьми, должно быть достаточно.

Дэниел прислонился к дереву, намереваясь хоть на минуту вытянуть гудящие от усталости ноги. Громкий треск заставил его вскочить.

— Выстрел из мушкета! — крикнул он, бросаясь к Лорелее. — Спрячься!

Они присели за большое ветвистое дерево. Барри жался к ним. Лицо Лорелеи было бледным.

— Дэниел, что…

Он увидел огненную вспышку на хребте напротив, затем струйку дыма, поднимающегося в небо. Прогремел другой выстрел.

— Стреляют из-за хребта.

— Солдаты Бонапарта? Но зачем им стрелять в нас?

Третий выстрел донесся откуда-то ниже. Пуля угодила в землю, выкрошив мелкие кусочки льда, которые веером полетели им под ноги. С нависшей над дорогой скалы вниз загрохотали камни.

— Он движется в нашу сторону, — сквозь стиснутые зубы проговорил Дэниел. — Боже! Своей стрельбой он вызовет обвал.

Дэниел достал из колчана стрелу. Чтобы выстрелить, ему нужно было подняться на ноги и на считанные мгновения самому стать отличной мишенью.

— Не высовывайся, — сказал он Лорелее.

Дэниел чуть вышел из-за дерева и натянул тетиву на луке. В данных обстоятельствах его оружие было более подходящим. Но он был весь на виду, а снайпер скрывался за поворотом дороги.

Фигура преследователя двигалась высоко на хребте горы, приближаясь к затаившимся беглецам. Вскоре можно было рассмотреть длинную коричневую рясу. Преследовавший их монах что-то крикнул и нацелил мушкет на Дэниела. Лицо человека было скрыто капюшоном.

— Это один из каноников, — проговорила Лорелея. — О, Дэниел…

Прозвучал еще один выстрел. Пуля попала в ствол дерева где-то за их спинами. С горы снова полетели тяжелые камни и ледяные глыбы. Не медля больше ни секунды, Дэниел прицелился и отпустил стрелу.

— Нет! — закричала Лорелея.

Стрела с жалобным свистом пролетела на фоне розовеющего утреннего неба и вонзилась в грудь преследователя. С ужасным криком он сорвался со скалы и полетел в пропасть. Барри заскулил, предупреждая о надвигающейся опасности. Нависающая над дорогой, покрытая льдом каменная глыба пошатнулась и медленно полетела вниз, погребая под собой тело. В лицо Дэниелу полетели мелкие осколки камней и льда.

Забросив за плечо лук, Дэниел повернулся и обнял Лорелею, прикрывая ее от летящих вниз комьев земли, камней и снега. Лицо девушки было бледным и испуганным.

— Мы обнаружили нашего убийцу, — сквозь грохот камнепада прокричал Дэниел, — чтобы снова его потерять.

Переждав опасность, Лорелея вскочила на ноги и направилась к ущелью.

— Нам нужно спуститься вниз и посмотреть, сможем ли мы спасти его.

— Не глупи, — предупредил Дэниел. — Если стрела не убила его, то обвалившаяся глыба наверняка раздавила.

Лорелея взглянула на отвесные склоны.

— Тогда мы должны вернуться в приют и обо всем рассказать отцу Джулиану.

— Если только он не погребен здесь, — холодно произнес Дэниел.

Он сел на поваленное дерево и устало провел рукой по лицу. Казалось, что убийство каноника полностью лишило его сил. Лорелея с ужасом глядела на него. Ей захотелось уйти отсюда как можно скорее, постараться забыть, что один из каноников был убийцей. Но в ней не ослабевало желание узнать правду.

— Я собираюсь спуститься вниз и узнать, кто это был, — заявила упрямо девушка и пошла по тропинке.

Дэниел схватил ее за руку:

— Лорелея, ты не можешь…

Угрожающе зарычал Барри. Дэниел напрягся, когда за их спинами затрещали кусты. Он стиснул руку Лорелеи и прижал ее к себе. Очень медленно они повернулись на шум.

Шесть острых штыков, которые держали в руках солдаты из армии Бонапарта, холодно поблескивали в ярких лучах восходящего солнца и были нацелены прямо на них.


ГЛАВА 10 | Ворон и роза | ГЛАВА 12