home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

На Земле уже вступала в свои права зима. По академии витал запах мандаринов, которые находились в столовой в совершенно свободном доступе. Такая приятная новогодняя радость. Хоть на Луне летоисчисление было другое, мы жили по земному времени, поэтому все готовились к небольшим новогодним каникулам. Как и где их проводить я не знала.

У нас и у молекулярного факультета скоро предстояла игра, остальные матчи было решено перенести на следующий год, так как подходит время сессии, и её самое страшное преддверие — зачеты. Свои навыки я улучшила, так что уже могла быть хоть каким-то союзником. Тем более у меня был один маленький хитрый план, который я хотела осуществить на предстоящей тренировке.

Овладеть переносом нематериального оказалось труднее, чем переносить себя. Я просто не могла настроить обратные координаты, то есть правильно разрезать ноль-пространство с другой стороны. Вчера мне пришла гениальная мысль: я решила переносить предметы вместе с собой. Куратор долго возмущался, говоря, что так человечество не приблизится к созданию телепортов, но мне было откровенно наплевать на человечество. У меня был план переноситься вместе с доской по полю, тогда я могу стать просто незаменимым членом команды. Эти мысли меня веселили весь день, поэтому даже предстоящая контрольная точка по химии прошла с душевным равновесием.

— Не верно! Вы, что, издеваетесь?! — кричала химичка, когда ни один из нас не дал верного ответа на самые простейшие вопросы.

Она доставала нас на протяжении всего семестра, теперь мы решили сделать ей что-то в отместку. Но даже не представляли, во что для нас это выльется. Неожиданно стекла у неё очков лопнули, причем мы даже не поняли, отчего, а в следующую секунду она старательно отводила взор и кричала, чтобы мы все выметались из аудитории. Из её глаз выходили лазерные лучи! Черт, лазерные лучи! Мы могли здесь все умереть!

— И чья это была идея взбесить её?! — закричала я, выбегая из кабинета вместе с Илисией.

— Она сумасшедшая!

И ровно через час нашу группу сняли с другой пары, и мы предстали перед очами самого ректора. Мужчина отличался широкой костью, густыми бровями и шрамом на правой щеке. Он вольготно развалился в кресле и с обреченностью во взгляде рассматривал нашу группу. Было видно, что мы ему нафиг не сдались, и он бы проще отпустил бы нас, но положение не позволяет.

— Итак, зачем вы сорвали пару и вывели из равновесия миссис Стокс?

Так вот как её зовут! Причем, кажется, об этом подумали многие. Я лично из вредности её имя не узнавала, и таких вредных оказался весь поток.

— Отвечать не собираетесь? — хмыкнул ректор, а мы поняли, что из-за своего удивления пропустили вопрос мимо ушей. — Ладно, идите.

Оставалось добавить фразу: «И больше так не делайте!», но ректор решил иначе. Мы не сдвинулись с места, тогда он оценивающе посмотрел на нас. Мы из-за ступора не сразу сообразили, что нас отпускают.

— Чего хотите? А, вспомнил, наказание же не отдал. Вместо занятий с куратором будете очищать библиотеки от пыли. Да-да, библиотеки с книгами.

Мы удивленно переглянулись, и вздохнули. М-да, жаль, что мы сразу не ушли. Зато после того, как ректор для чего-то вновь открыл рот, нас уже снесло. Большего наказания никто из нас не желал.

— Грымза, а не химичка…

— Еще и глаза её эти ужасные…

— Всё из-за неё!

Наша группа бурно негодовала, направляясь в столовую. У меня эмоции были заняты предстоящей тренировкой, поэтому все остальное проходило ровно и мимо. Мимо, пока не случилось то, что способно взорвать мои эмоции, устроив фейерверк. Столовая опять замерла в ожидании чего-то, впрочем, такое случилось часто, только главные действующие лица были разные, сейчас же все внимание было приковано к ошеломленному Романову. Парень сидел за столом, а напротив него стояла миловидная азиатская девушка-землянка. У этой части населения Земли очень важными были традиции, и в их традиции входила открытость в чувствах, и сейчас, кажется, она призналась Роме в любви. Жених сидел ошеломленный, потом встал, открыв рот. Его взгляд случайно нашел меня, и Рома нахмурился, воздохнув.

— Мне очень приятна твоя искренность, но у меня есть невеста, — он сказал это во всеуслышание, отчего столовую накрыл шепот девушек. — Прости.

Парень взял свой поднос, выбросив в утилизатор, и направился ко мне, то есть к выходу. Я не могла отвести от него взгляда, сердце в груди колотилось с бешеной силой. Рома же бросал на меня короткие взоры, оглядываясь по сторонам. Он бы побежал, если бы не толпа зевак, столпившихся у входа.

— Привет, — прошептала я, когда он проходил мимо.

Почему-то мне было необходимо сейчас услышать его голос.

— Привет, — кивнул он, пряча взор и пробираясь сквозь толпу студентов.

— Вот это да! — воскликнула Илисия, улыбаясь, — это так круто. Он мне все больше нравится. Интересно, а кто его невеста? Как она выглядит? Мне кажется, что он будет замечательным мужем! Юр, ты в порядке?

Потормошила меня подруга, и я кивнула, направившись к терминалу для выбора еды и оплаты счета. У меня в голове не укладывалось то, что он буквально лишил себя всех отношений. Ведь теперь, если он переспит с кем-то, о нем пойдут неприятные слухи. Но тогда зачем он это сделал? Так уверен, что скоро найдет меня, и мы поженимся? Но ведь судя по его словам, он действительно хочет, чтобы я получила образование, поэтому торопить со свадьбу не будет. Я ничего не понимала, поэтому решила оставить эту тему.

— Ребят, зайдите на страницу ИнСверха! — крикнула какая-то девушка, когда мы с Илисией присели за свободный столик. — Главная новость вас очень взбодрит!

— Рождественский бал?! — воскликнули справа, и все тут же, включая меня, полезли в сеть, чтобы проверить достоверность новости.

— Чего вы всполошились? Его каждый год проводят, — отвечали старшекурсники, а я с удивлением листала новости, где в записи были прикреплены фотографии прошлых лет.

Фотографии двигались, показывая незабываемые улыбки и счастье казалось бы учеников девятнадцатого столетия. Красивые камзолы, пышные платья, веера и главный аксессуар — маски. Здесь нельзя было кого-то различить, только догадываться. Атмосфера данного мероприятия передавалась даже сквозь сенсорный экран планшета, и мне уже сейчас хотелось с довольствием окунуться в рождественское счастье. Надеть пышное платье, кокетливо взмахивать веером, закрыть лицо красивой маской…

Но этому не бывать. Никаких вееров и платьев. Я же парень!

Настроение резко поползло вниз. Но меня неожиданно озарила замечательная идея! Ведь мне скоро нужно будет обновить импланты, а если обновить их чуточку позже? Скажем, настолько позже, чтобы успеть прийти на бал в женском обличии? Мысль забилась в голове раненой птицей, желая найти пути осуществления. Мне необходимо поговорить с Александром Николаевичем.

— Как здорово! А где же мы платья возьмем? — удивленно приподняла бровь Илисия, рассматривая изображение на планшете. — А вот, увидела! Мы же на каникулы поедем, там и сможем платье приобрести. Так круто! Юр, ты чего такой задумчивый?

— Да вот думаю, хватит ли стипендии на приобретение… камзола, — вовремя исправилась я, и девушка закивала.

— Конечно, хватит! Не обязательно же брать дорогой, — пожала плечами подруга, и я поняла, что у меня совершенно другие представления о ценах.

Осталось теперь найти на Луне бутики, непривычные для меня, но необходимые для моего нынешнего финансового положения. Столько дел, столько дел!

Следующей по расписанию была лекция у Симонова-младшего. На неё все студенты шли с охотой, не прогуливая. Даже не пугало то, что он читает каждую мысль. Чужие секреты он хранил при себе, а мысли читал не от бездельничества, а по неизбежности.

— Привет, шутники, — поздоровался он, усмехнувшись и уперевшись кулаками в стол, — довели миссис Стокс, да? Ладно, записывайте тему лекции. Кромолов, останешься потом.

Я изумленно вскинула голову, но поток удивления не выказал. Преподаватель кивнул мне и начал повествование, а я аккуратно водила стилусом по поверхности планшета.

— Вы что-то хотели от меня, Вячеслав Александрович? — подошла я к Симонову, когда пара была окончена и студенты покидали аудиторию.

— Да, — прошептал мужчина, чуть наклонившись ко мне, — мне нужно, чтобы ты подыграл мне.

— Каким образом? — недоумевала я, и разговор замедлился, пока все студенты не покинули аудиторию.

Преподаватель решил не закрывать дверь, так как лекция была последняя и зайти все равно никто не мог, поэтому тут же начал выкладывать суть проблемы.

— Понимаешь, наши с Эмилит взаимоотношения полны трудностей. Я знаю, что она любит меня, но ей мешают собственные предрассудки, которые она аргументирует тем, что у неё есть жених. Да, Юрька, у неё есть жених. Но на её планете неволить её не станут, а я вообще Эмилит никакому жениху не отдам. Но есть еще одна проблема, именно в ней самой. Она боится отношений со мной, так как я умею читать мысли. Понимаю, в семейной жизни это будет не просто, но я её люблю уже очень давно, как и она меня. У нас всякое бывало, мы пытались строить отношения, но она неизбежно от меня отдалялась, — преподаватель рассказывал быстро и сухо, словно раскладывал все по полочкам. — Но я всегда верно следовал за ней, читая её мысли. Она очень чиста. Она откровенна. Это невероятное сочетание женственности и мужества! Но, понимаешь, она меня боится и думает, что сможет разлюбить. Мне нужно доказать ей, что без меня она не сможет, что они никому не отдаст меня.

— Отличный план, а причем тут я?

— Ты должна заставить её ревновать ко мне.

— Вячеслав Александрович, вы головой стукнулись?! — немного забылась я, и тут же решила сбавить обороты, — простите, то есть я хотела сказать, что я же для общественности парень.

— А для неё — девушка. И тем будет достовернее то, что я мог тобой увлечься, понимаешь? Общие секреты объединяют.

В его словах есть правильность. Тем более он сохранил мой секрет, пусть и по своим каким-то странным причинам, но сделал это. Так имею ли я сейчас право отказать ему в просьбе?

— Я согласна. Но как мы провернем это, не раскрывая моё инкогнито?

— Дай-ка подумать, — ухмыльнулся Симонов, наклонившись близко над столом, из-за чего его лицо оказалось непозволительно близко рядом с моим, — ты же преуспел в аэробординге?

— Слав, я к тебе… — Романов, влетевший в кабинет не вовремя, застыл на пороге.

Я отшатнулась от Симонова, удивленно глядя на жениха. Преподаватель усмехнулся, а Рома изумленно смотрел на меня. Его черты как-то ожесточились, и он повернулся к телепату.

— Кажется, я не вовремя.

— Ты прав, — кивнул Симонов, и Рома, сжав руки в кулаки, вылетел из аудитории. — Интересно… Это мой любимый Романов же твой жених?

Мои щеки вспыхнули, и я повернулась к донельзя довольному преподавателю. Кажется, настоящие события начинают забавлять его все больше.

— Да, он мой друг с детства и по совместительству жених, а еще сосед по боксу, — пожаловалась я, и мужчина рассмеялся, звонко и озорно.

— Да ты влюблена! — воскликнул он, и тут же прочитал мои мысли, — и он тебя любит. Тогда чего не вместе?

— Я узнала о его чувствах недавно, будучи парнем, — вздохнула я, абсурдность ситуации выводила из равновесия.

Преподаватель вновь рассмеялся. Весельчак, блин. А мне что теперь делать? Как выпутываться из сложившейся ситуации?

— Хочешь совет? — я кивнула. — Расскажи все Роме первому, и уже потом раскройся перед всеми. Из-за твоей редкой способности прийти второй раз не получится… Хотя можно попробовать со следующего года. Но так ты потеряешь год обучения, и будешь проходить программу заново. Но подозрения у всех останутся.

— Но если я раскроюсь, то обо мне, Джоне и Роме поползут слухи, и тогда я точно не смогу выжить в студенческом обществе. Не говоря уже о реакции администрации.

— Что верно, то верно, — развел руками преподаватель, и я вздохнула. — Сама эту кашу заварила. Объяснились бы по-человечески, а ты сразу рубишь с плеча.

— С того времени много воды утекло, и я уже поняла свою скоропалительную ошибку, — серьезно ответила я, — с тех пор я сильно изменилась. Кажется, что начало года было недостижимо далеко, как в прошлом столетии. Изменилась не только я, но и мои взгляды. Я действительно повзрослела.

— Рад это слышать, — улыбнулся преподаватель, — но даже если ты повзрослела, не теряй искорку озорства, присущую твоему возрасту. А вообще я думаю, что у вас с Ромой будет замечательное совместное будущее, даже не сомневайся в этом.

— Спасибо за добрые слова, — смутилась я, улыбнувшись.

Мне тоже в последние слова Симонова хотелось верить. Только осталось размотать клубок лжи, связанный с моей половой принадлежностью. И как я буду извиняться перед Джоном и Ромой? Ума не приложу.

— Ты лучше меня не благодари, а помоги. Или уже забыла о моей просьбе? Не говори, я уже знаю, что ты успела забыть. Кстати, ваши с Романовым мысли довольно забавны относительно друг друга.

Я непонимающе воззрилась на преподавателя, который ответил лишь загадочной улыбкой. На этом мы и распрощались, решив обсудить детали плана, когда Симонов его придумает. Пока у него были только догадки.

Поговорить с Александром Николаевичем возможность мне не выпала, так как всю нашу группу забрали на отработку в библиотеку. Она занимала с тридцать первого по тридцать шестой этажи второго корпуса и состояла из двух отделений: печатные книги и накопители информации, защищенные от копирования.

— Вот фронт работы, — бодренько объявил комендант этого корпуса, — на каждом этаже по пять-шесть тружеников. Разбираем орудия труда!

— Это что? — удивленно указала я на тряпочки, ведро, средство для мытья окон и сметку для пыли.

— А это ваши друзья и помощники, — улыбнулся комендант, торжественно вручая мне разноцветную сметку.

— Мы, что, руками будем это все делать?! — высказал общее недоумение балагур группы.

— Именно так! Удачи! — ответил мужчина и развернулся, но потом, вспомнив, добавил, — кстати, чуть не забыл. С той стороны окна мыть только тем, кто владеет телекинезом, чтобы не упасть. Ну или Кромолову это дело отдайте, он все равно если что перенесется, когда падать будет.

Весело насвистывая мелодию, комендант направился к лифтам, оставив нас в недоумении. Делать было нечего, поэтому мы разбились на команды и отправились каждый на необходимый этаж. Я отправилась мыть окна, вручив сметку для пыли недовольной Илисии. Открыв первое окно, я поставила на подоконник ведро с водой и моющее средство. Надев перчатки и вооружившись тряпочкой и водосгоном, я принялась за помывку стекол.

— Как будто в каменном веке живем! — недоумевали одногруппники, то и дело чихая от запылившихся книг.

— Несправедливо! Мы чуть не пострадали из-за очкастой грымзы, так нам еще и наказание!

Ворчания было много, но все оно было пустое. Я с интересом поглядывала вниз, понимая, что аэробординг научил меня не бояться высоты. К пяти часам пришел комендант, естественно, мы успели сделать далеко не все, но он махнул рукой, царственно позволив нам прийти завтра. И так в течение недели.

Выходя из второго корпуса, я заметила пристальный взгляд какого-то парня. На Земле я была привычна к мужскому вниманию, но сейчас меня это настораживало. Он чуть не налетел на коменданта, но удивленных глаз от меня не отвел. И тогда я поняла, что к людям, посвященным в мою тайну, добавился еще один. Телепат. Я усмехнулась, послав парню воздушный поцелуй. Не станет же он трезвонить об этом на каждом углу?

— У меня ко всем важная новость, — тренер вошел с раздевалку весьма хмурый, — из-за предстоящих сложных зачетов наш матч было решено перенести на завтра.

— Что?! — воскликнула я, но остальных почему-то этот факт не удивил.

— Игра завтра в шесть. Новость уже висит на страничке ИнСверха, так что сегодня генеральная тренировка и к нам на поле придет физический факультет.

Значит, молекулярный сегодня тренируется с природным. Тренер вышел, зато к нам развернулся капитан, окинув всех оценивающих взглядом. Я была взбудоражена новостью, ведь я даже не пробовала переноситься вместе с доской и тем более использовать это в игре.

— Что ж, все из вас знают, что делать, — серьезно произнес кэп, после чего, прихватив доску, покинул раздевалку.

Я направилась за ним. Рома вместе со своей командой уже были в воздухе, перебрасывая друг другу мячи. Увидев нас, они спустились, чтобы начать разминку. Сосед чуть кивнул мне головой, после чего начал пробежку по внутреннему кругу, а я бежала в толпе ребят со своей сборной. В команде физического факультета была одна девушка, причем на вид она больше походила на парня с её разворотом плеч. Как я успела заметить, на молекулярном в команде было две девушки, на природном ни одной. Все-таки мало кто из девушек занимался аэробордингом.

Сначала я сидела в запасных и просто наблюдала за ходом игры. Команда физического факультета действительно играла превосходно, она была слаженная. И именно в этом было её преимущество. Рома будто чувствовал каждого участника команды, они после нового сброса с хлопком ударяли по рукам друг друга, и только потом судья давал новый старт.

— Кромолов, на замену!

Я вздрогнула, поднявшись в воздух. Игра началась. Я была в защите. Играла вполне неплохо, но посредственно. Тот же Романов легко обходил меня, бросая мяч в ворота. Но наш вратарь действительно был ловким, поэтому перенаправлял удар другому защитнику, а тот уже уводил игру на вторую половину поля. Я была в сомнениях. С одной стороны воспользоваться своими способностями было необходимо, но с другой стороны меня останавливал страх. А вдруг не получится? Вдруг проиграем? Вдруг я опозорюсь? В общем, к концу игры я так и не решилась, а меня уже заменили другим игроком. До девяти мы успели сыграть три матча с небольшими перерывами.

— Завтра я очень надеюсь на вас, — со вздохом и легкой улыбкой проговорил тренер в раздевалке. — Обыграть молекулярный факультет не так уж сложно. Выспитесь хорошо. Юр, это и тебя касается. Не задерживайся и иди в бокс.

Я кивнула, послушавшись приказа старшего. Рома сидел в гостиной и задумчиво вертел в руках карточку с документами, погруженный в свои мысли. Джона не было, в последнее время он все чаще пропадал у своей девушки. Жених поднял на меня задумчивый взгляд, потом отвел его к окну, всматриваясь в вечернее небо.

— Твои навыки улучшились.

— Во многом благодаря тебе, — ответила я, закусив губу.

— Благодаря мне… — задумчиво прошептал Романов, после чего резко поднялся. — Что ж, тебе пора ложиться спать. Завтра важный матч.


* * * | Совсем не по Шекспиру, или Институт Сверхъестественного | * * *