home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Эва провела рукой по мягко облегающему фигуру материалу цвета – как она только что узнала от молодой продавщицы с внешностью мисс мира – верблюжьей шерсти. У нее еще никогда не было такого платья. Замерев, она смотрела на себя в зеркало в примерочной бутика, куда заглянула по случаю приезда в Ольштын.

Платье великолепно подчеркивало грудь, приподнятую благодаря хитроумному декольте, придававшему ей красивую форму, и бедра, плотно обтянутые тканью. Эва была гармонично сложена, без лишних килограммов, но с милыми глазу округлостями там, где нужно. Красиво обозначенная покроем платья талия наводила на мысль об идеальных песочных часах – объекте желания большинства женщин, недовольных своей фигурой. Признаться, она очень нравилась себе в этом платье. Вообще себе нравилась! Наконец-то! Впервые в жизни она ощущала собственное тело – что оно есть и чувствует свойственные ему потребности. В тот день в библиотеке, среди книг, Александр сорвал с Эвы одежду, а потом увлек за собой на самые сумасшедшие в ее жизни американские горки и разбудил в ней ощущение силы женской привлекательности. Придал смелости. И она осознала, что получила от природы много козырей.

До этого времени секс не находился в жизни Эвы на первом плане. Если случалось ей с подругами и Кристианом выпить лишнего, следствием чего обычно был поток интимных признаний, у нее было меньше всего пикантных рассказов. Честно говоря, она крепко сомневалась в историях о космических оргазмах своих друзей и считала, что они сильно приукрашены. Лидировал в этом Кристиан, который за хорошую, а еще лучше заканчивающуюся отпадом челюсти слушателей историю дал бы себя убить. Не отставала от него и Оля, вечно смеющаяся и привлекающая людей, в том числе противоположный пол, своим заразительным оптимизмом и беспроблемным нравом. Эва, хотя и считала, что в их поведении было много позы, завидовала свободе, с которой друзья относились к сексу, умели им заниматься и – по крайней мере они так говорили – выжимать из него максимум удовольствия, не путая это с глубокими чувствами. Сама же Эва представляла старую, скучную школу, делающую ставку на постоянство и ощущение безопасности, которые ценила выше, чем приключение и озноб возбуждения. Когда компания насмехалась над ней, как над самой застенчивой, девушка отбивала подачу, утверждая, что секс слишком уж разрекламирован. Однако после памятного приключения с Александром на полу библиотеки ей пришлось диаметрально пересмотреть свое мнение по этому вопросу.

Подбивая эротический баланс своей жизни, Эва не могла обойти стороной Марека, который был для нее сейчас очень сложной темой. Отношения с ним были первыми серьезными в ее жизни, не считая детских увлечений, но, безусловно, неудовлетворительными в сексуальном плане. Парадоксально, но, когда они начали жить вместе, секс несколько отошел на второй план. И происходил всегда по одной, до боли предсказуемой схеме: Марек начинал целовать ее в шею, потом мял грудь. Затем – Эва была в этом уверена, как в том, что ровно в полдень раздастся сигнал с башни Мариацкого костела, – немного оральных ласк, которые, к сожалению, совершенно на нее не действовали, зато были формой меновой торговли: «Сначала я тебе, потом ты мне». Через некоторое время, немного смущенная собственным цинизмом, она стала так об этом думать и отвечала взаимностью, а когда он решал, что уже пора, то переходил непосредственно к действиям, и, раньше чем Эва начинала хоть что-нибудь чувствовать, кончал с чувством хорошо выполненного задания. Впрочем, нельзя сказать, что Эве было неприятно. Напротив, она получала удовлетворение от секса с Мареком. Только его источником было не сладострастие любовных порывов, а чувство, что, несмотря на все, в те мгновения, когда их тела соединялись, они были близки друг другу как никогда.

Эва потрясла головой, чтобы отогнать нежеланные мысли. Ей было очень тяжело вспоминать Марека.


* * * | Ни за какие сокровища | * * *