home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



26

Сидя на тенистой террасе кафе, Камиль ела бутерброд, когда зазвонил ее телефон.

Она поспешно ответила, поскольку с нетерпением ждала этого звонка.

– Спасибо, что позвонил, Борис.

– Привет, Камиль. Получил твое послание. Это еще что за бред? Теперь тебе вдруг сделался нужен регистрационный номер? Господи, разве ты не должна быть в дороге, ехать в отпуск?

– Я и еду.

– Что-то я шума мотора не слышу.

– Я перекусываю на солнышке, с очками на носу, рядом с Фонтенбло. Синее небо, птички поют, счастье.

– А ты, часом, не собираешься залезть в какое-нибудь другое дело? Сначала твои поиски с моего компьютера, профиль ДНК, а теперь вот эта просьба…

Камиль вздохнула, опять вспомнив о маленьком скелетике, об ужасных фотографиях в лаборатории, о крови в комнате Флореса.

– Слушай, я тебе потом все объясню, ладно? А пока прошу у тебя всего лишь информацию. И если ты мне звонишь, значит добыл… Я ошибаюсь?

Недолгое молчание.

– Ты зануда, Камиль, тебе это известно?

– Это мое фабричное клеймо.

Камиль догадалась, что он улыбается, и представила его в кабинете, сидящего, задрав ноги на стол, и с бутылкой кока-колы лайт в руке.

– Ладно… Последнего, за кем числится номер, который ты мне сообщила, зовут Драгомир Николич. Я немного покопался. По национальности серб, живет во Франции с две тысячи третьего года. Рабочий, специализация – строительство, керамика, кирпичное производство, что позволило ему получить долгосрочный вид на жительство. Переезжал шесть раз за десять лет. Неплохо, да?

– Судимости есть?

– А должны быть?

– Борис…

– Нет. Похоже, чист.

Вот именно, слишком чист, подумала Камиль.

– У тебя есть его последний адрес?

– Не знаю, надо ли…

– Ты ведь прекрасно знаешь, что я и сама смогу добыть то, что мне по-настоящему нужно.

Вздох.

– Живет в Руане, около года.

По ее просьбе Борис продиктовал адрес.

– Спасибо. Если бы ты смог отправить мне остальную информацию по эсэмэс, было бы гениально. Заодно сообщи мне, в какой компании он сейчас работает.

– Так далеко я не добрался.

– А где был предыдущий адрес?

– В Коломбе… Это рядом с Аржантеем, где работал твой донор, такое вот совпадение. Ты с той историей еще не закончила? Этот тип, Драгомир Николич, имеет какое-то отношение к твоим снам?

– Мне пора, Борис, вынуждена попрощаться. Ты в самом деле классный мужик.

– Ладно, двигай… Похоже, ты так погружена в свой бред, что наше дело на Кошачей горе тебя больше не интересует?

Камиль понадобилось три секунды, чтобы сообразить, о чем речь. Она начисто об этом забыла.

– А, да, конечно. Так что там нового?

– Ты меня удивляешь. Нам час спустя позвонили из биомедицинского агентства, подтвердили, что ими получен факс от судьи. Так что мы теперь знаем, кому пересадили кожу, а стало быть, и имя нашего убийцы: Мишель Лавинь, тридцать семь лет. Его взяли дома, сегодня утром. Не оказал никакого сопротивления. Он здорово обгорел больше года назад, заплаты на лице и на доброй части тела; вообще-то, не слишком приятное зрелище, несмотря на пластическую хирургию. Темная история… Месть.

Молчание на другом конце линии.

– Эй, ты еще здесь, Камиль?

– Да, я тебя слушаю. Месть, говоришь?

– Арно Лебар, наш задушенный, здорово отделал Лавиня прошлым летом в Лилле за то, что Лавинь гомосексуалист. Силой затащил его в какой-то тупик вместе с сообщником, облил бензином и поджег. Лавинь едва выкарабкался с ожогами третьей степени, но дело так и не было раскрыто.

– До сегодняшнего дня…

– Да, благодаря величайшей из случайностей. Неделю назад Лавинь, прогуливаясь, наткнулся на Лебара. Узнал его… Дошел до своей машины… И вернулся с эспандером, чтобы самому учинить правосудие. Продолжение ты знаешь. Напал на него сзади и задушил. Но Лебар, прежде чем умереть от асфиксии, расцарапал ему лицо. И так у него под ногтями оказались две ДНК, которые нас так заинтриговали.

– Очень грустная история. В любом случае браво, Борис.

– Ну, я не так уж много сделал.

– И спасибо тебе за номер. Как там Веточка?

– Прекрасно себя чувствует, хрустит своими сухариками. Но у меня все-таки впечатление, что ей тебя не хватает.

Камиль улыбнулась:

– Потискай ее за меня. Я тебе скоро пошлю малюсенькое письмецо, у меня есть еще несколько странных просьб. Я позвоню, как только доберусь до Аржелеса, ладно?

– Отвечу: да. Где бы ты ни была, береги себя.

– Обещаю.

– И вот еще что, Камиль, последняя штука… Это насчет сигарет на пассажирском сиденье машины… ну, той самой, с девочкой в багажнике, Орели Каризи…

– Да?

– Я проверил: это были «Мальборо лайт», пятнадцать штук в пачке. Так что твои сны – глупость.

Взволнованная Камиль положила трубку и быстро доела бутерброд.

Нет, это не глупость. Отнюдь нет.

Через пять минут она уехала.

В сторону Руана.


предыдущая глава | Страх | cледующая глава