home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

Сикс Труви был заядлым, до мозга костей игроком — из уважения к памяти отца, как он часто уверял. Он научился делать ставки в раннем детстве и еще до своего восемнадцатилетия покинул благополучный Корулаг, чтобы стать профессиональным игроком. В отличие от отца, который играл только на свуповом тотализаторе, Сикс, достигнув зрелого возраста, делал ставки везде, где их принимали: гонки на карах, матчи по шин-бре, партии в ларо, пазаак, «точку пять» и сабакк. Он играл в рулетку и кости, ставил на погоду, демографическую кривую и колебание цен на сальциевые бобы. Огромные богатства попадали ему в руки и тут же утекали сквозь пальцы. Кредиты у Труви не задерживались: он тут же спускал их на вино, женщин, роскошные гостиничные номера, костюмы из мерцающего шелка и хромированной кожи. Нередко он тратил больше, чем выигрывал, и тогда за ним тянулся шлейф из неоплаченных долгов, обманутых друзей и брошенных женщин.

На какое-то время его единственным пристанищем стал юркий фрахтовик ИТ-1300, когда-то названный «Тысячелетним соколом» и оснащенный гиперприводом первого класса, столиком для игры в дежарик и надфюзеляжной лазерной пушкой. Но управление кораблем, уже пятьдесят пять лет как бывшим на ходу и состоящим наполовину из неродных деталей, требовало определенной ловкости, а Сикс был мастак разве что тасовать карты, сгребать в карман выигрыш, да наспех корябать долговые расписки. Сикс любил «Сокола», но тот выжимал из него все соки. Постоянно требовался то новый гиперпривод, то электронный мозг; тысячу мелких деталей нужно было подтянуть, подкрутить или же вовсе заменить. И все же Сикс никогда всерьез не думал о продаже фрахтовика или обмене его на корабль попроще — по крайней мере до тех пор, пока внезапная поломка «Сокола» не помешала ему вовремя поспеть в клуб «Иноземец» на Корусканте на важный турнир с высокими ставками. И Труви понял, что ему отчаянно нужен по-настоящему крупный выигрыш, который позволит не только вести жизнь, к которой он привык, но и полностью отремонтировать корабль, по милости которого он не вылезал из долгов. Так что, когда один родианец намекнул ему, что хатты устраивают невиданное пари, Сикс тут же ухватился за свой шанс обеими руками.

— Что за игра? — начал он выпытывать у родианца.

— Не игра, а бой, — поправил его собеседник. — Между имперским флотом и бандой так называемых повстанцев. Через месяц на Яг’Дуле.

Сикс так и не понял, как хатты разнюхали о будущей схватке. Тем не менее и родианец, и другие игроки, бывшие в курсе дела, рассказывали, будто Империя прознала о космической станции, которую повстанцы строят на Яг’Дуле, и решила сделать ее первой мишенью недавно введенного в строй звездного разрушителя «Разоритель». Но об этих планах в свою очередь проведали повстанцы и намеревались внести разрушитель в свой пока короткий список побед.

До битвы при Явине оставалось еще пять лет, и имперцы не считали повстанцев сколько-нибудь серьезным противником. Как правило, отряды ополчения занимались мелким вредительством, устраивая набеги на транспорты снабжения и имперские базы. Если мятежники и одерживали значимые победы, ГолоСеть, подконтрольная имперской цензуре, не трубила о них, хотя на Нар-Шаддаа поговаривали, что молодое Сопротивление мало-помалу набирает силу и размах. Злачные уголки города полнились разговорами о будущем вторжении на Илизию и об удачных вылазках ополченцев в скопление черных дыр Утробу, где, по слухам, Империя заканчивала строительство огромного военного корабля, начатое пятнадцать лет назад.

Условия пари были весьма просты.

Разумеется, хатты не верили, что повстанцы смогут взорвать «Разоритель», и ставки принимались отнюдь не на победу той или иной стороны. Устроители просто предлагали угадать, сколько имперских и повстанческих истребителей будет сбито в бою.

Намереваясь взять себе процент как с победителей, так и с проигравших, хатты, безразличные к исходу сражения, установили верхнюю «планку» в сорок пять истребителей. Как только они будут сбиты — пари разыграно, и неважно, чьих кораблей будет уничтожено больше, имперских или повстанческих, или даже потери сторон будут равны. Игроки могли сделать одну из двух ставок: либо в бою будет взорвано больше сорока пяти истребителей, либо меньше; в каждом случае коэффициент выигрыша был одинаков. В идеале хатты должны были получить одинаковое количество ставок на оба исхода. Если же нет, они вполне могли поднять или опустить «планку», чтобы гарантированно получить прибыль.

Сиксу казалось безнравственным, что предметом пари станет бой, и все же он начал собирать сведения, надеясь найти хоть какое-то логическое оправдание тому, что он собрался участвовать в этой авантюре. Стараясь не афишировать свои намерения, он переговорил со всеми, с кем только мог: контрабандистами, торговцами оружием и информацией, вероятными участниками Сопротивления и лицами, им сочувствующими. Постарался перекинуться словечком с барменами, музыкантами и официантками в низкопробных кантинах и закусочных, а также с подвыпившими имперскими военными в тех же самых заведениях.

Чтобы заполучить невиданный доселе куш в яг’дулском пари, ему нужно было раздобыть надежную информацию. Хатты не установили бы такие коэффициенты выигрыша, предварительно не изучив ситуацию от «аурек» до «зерек».

«Разоритель» был одним из кораблей новой серии: дредноут в тысячу шестьсот метров длиной щетинился лазерными пушками и нес на борту десантные войска, боевую технику и СИД-истребители. Придя на смену V-крылам, СИДы брали не столько маневренностью, сколько числом. Часто Империя одерживала победы, элементарно выпуская их в бой звено за звеном. У зловещих черно-серых истребителей была лишь пара мощных лазерных орудий; ни гиперпривода, ни системы жизнеобеспечения, ни защитных экранов. Спроси у бывалого летчика, что он думает о СИДах — и в девяти случаях из десяти он презрительно усмехнется. Многие считали, что умелому стрелку СИД сбить — что гражданскому клопа раздавить.

Повстанцы же обходились Зет-95 — «охотниками за головами», лучше вооруженными и имевшими гиперпривод. «Охотник» был надежен и прост в управлении, несмотря на отсутствие тяжелой брони и недостаток маневренности. К тому же большинство повстанческих пилотов когда-то учились в имперских академиях или служили в имперском флоте, а затем дезертировали. Остальные, как поговаривали, пришли в Сопротивление по зову сердца. Имперские же пилоты были призваны на службу и летали из-под палки.

Даже не слишком доверяя слухам об успехах повстанцев в Утробе, Сикс разузнал, что Империя бросает все больше сил на борьбу с Сопротивлением, очевидно, уже считаясь с ним, как с серьезным противником. К тому же в битве на Яг’Дуле повстанцы будут воевать на «своей» территории. Наконец, мятежники знали о готовящемся нападении.

Когда весть о пари уже разнеслась по Галактике, Сикс прослышал о том, что печально известные братья Баат с Корусканта имеют собственный взгляд на исход сражения. Они были уверены в победе имперцев и потому предлагали собственное, независимое от хаттов пари, объектом которого была разница в числе сбитых истребителей с одной и с другой стороны. В качестве «планки» выступала цифра десять. Сикс начал склоняться к тому, чтобы поставить на фаворита. Он не без оснований рассчитывал на то, что сбитых повстанческих истребителей — даже за вычетом десяти — все равно будет больше, чем имперских. Но ему хотелось твердой уверенности в успехе.

Когда инфокарточка Сикса уже начала ломиться от собранной информации, он нанял бывшего не в ладах с законом хакера, чтобы тот загрузил все, что ему удалось наскрести, в протокольного дроида. На последнем стояла программа игрового аналитика: дроиду удавалось неплохо предсказывать результаты гонок на свупах.

— Вы не учли множество переменных, — почтительным тоном сообщила машина.

— Например?

— Кто командует имперским разрушителем?

— Мне не удалось этого узнать.

— А кто возглавляет силы повстанцев на Яг’Дуле?

— И тут я ничего не раскопал.

— Я рад, что вы сочли нужным сообщить мне дату схватки, чтобы я имел возможность рассчитать гравитационное воздействие трех яг’дулских лун. Но вы не предоставили мне гиперпространственных координат точки выхода звездного разрушителя.

— Ты думаешь, у меня есть связи в имперском командовании?

— А вы думаете, я смогу при таком количестве переменных сделать уверенный прогноз?

— Тогда произведи простую оценку, насколько удастся.

— В этом случае я снимаю с себя всякую ответственность.

— Отлично, я согласен. Итак, каковы шансы?

Игрок прослушал выкладки.

Его собственные догадки подтвердились, и Сикс принялся занимать кредиты в количестве, достаточном для того, чтобы сделать ставку. Размер ее был таков, что в случае успеха Труви вполне мог поправить свои финансовые дела даже с учетом выплат завышенных процентов братьям Баат по их пари и кредиторам по займам. У него не было даже мысли, что он может проиграть.

Яг’Дул был родиной расы гуманоидов с экзоскелетом — гивинов, математические способности которых хорошо послужили Конфедерации Независимых Систем во время Войны клонов. Планета располагалась на перекрестке Римманского торгового пути и Кореллианской торговой дуги. Множество кораблей выходили из гиперпространства в этой системе, и вооруженные столкновения уже многие тысячелетия были здесь делом обыкновенным. Несколько раз в год три яг’дулских луны не только устраивали мощные бури в морях и атмосфере планеты, но и чинили препятствия навигационным системам космических кораблей, увеличивая время возвращения в реальное пространство и расчета новых координат перед прыжком. Гравитационная обстановка таила в себе опасность: корабли становились легкой добычей пиратов, гнездившихся на самой отдаленной из местных лун. Вскоре после Войны клонов пиратов истребили или попросту разогнали, и бывшая база стала перевалочным пунктом для путешественников. Со временем там открылась курортная зона для игроков и болельщиков, приезжавших на яг’дулские космогонки. Местные власти закрыли гонки, когда началось сооружение космической станции, но спортивный курорт, где заправляли гивины, остался на плаву и собрал у себя множество крупных игроков, привлеченных яг’дулским пари.

Между двумя ближними лунами по постоянной орбите двигался управляемый дроидом кораблик и в реальном времени передавал картинку в игровой зал на огромный голоэкран. Возбужденные игроки различных биологических видов предавались возлиянию и экспромтом заключали пари на то, уцелеет ли станция. Наконец на экране возник вышедший из гиперпространства «Разоритель». Быстрый упреждающий удар мятежников застал имперцев врасплох, и количество сбитых СИДов за считанные минуты возросло до двенадцати. Сикс был рад, что не поставил на «больше-меньше сорока пяти». Но теперь ему пришлось болеть за имперцев, ибо прыть повстанцев рушила ему все расчеты.

Грызя ногти, он изучал обновления счета на экране. За его спиной слышался гомон взволнованных голосов. У повстанцев было тринадцать очков, у имперцев — пять. Но СИДы продолжали с гулом вылетать из отсеков «Разорителя», да и сам звездный разрушитель, неуязвимый внутри защитных экранов, начал нацеливать турболазеры на «охотников» и АР-170.

Сикс не отрывая глаз следил за счетом на экране. Теперь вели имперцы — у них на счету было уже более тринадцати сбитых кораблей. Но им нужно было еще постараться, чтобы Сикс заработал на своем пари.

Безрассудно смелые пилоты-мятежники избегали стычек с СИДами: они охотились на огромный корабль, выпуская по нему весь свой скудный боезапас, и один за другим исчезали в огненных клубах взрывов.

Толпа была на взводе, явно разделившись на тех, кто ставил у братьев Баат, и тех, кто держал пари с хаттами. Число сбитых кораблей уже почти достигало сорока пяти, а бой был еще далек от завершения.

Вдруг все изображения разом покрылись помехами и исчезли. Счет прервался на девятнадцати кораблях, сбитых мятежниками, и двадцати восьми в зачете у имперцев. Игроки взревели: многие вскочили на столы и стали грозить кулаками гивинам — владельцам клуба.

— Голокамера сбита! — объявил наконец один из стюардов. Сверившись со своими данными, он быстро добавил: — Шифрованную передачу с камеры перехватил «Разоритель», и имперцы думают, что мы шпионим на повстанцев. Разрушитель близко… В нас целятся!

— По кораблям! — возопил кто-то в толпе, и два десятка игроков вскочили с мест и пустились бежать к коридорам, ведшим к небольшому космопорту. В зале воцарился хаос: пытаясь пробраться к выходу, игроки спотыкались, врезались друг в друга, поскальзывались на пролитых напитках и летели вверх тормашками. В этой сутолоке Сикс все же нашел своего второго пилота, и они вдвоем сумели втиснуться в один из битком набитых коридоров, вприпрыжку бросившись к ангару, где стоял «Сокол». При этом Сикс не переставал у всех спрашивать, какой сейчас счет.

Имперцы сбили больше, сообщил родианец. Мятежники сравняли счет, сказал им еще кто-то. Хаттскую «планку» уже превзошли.

Первый залп «Разорителя» сотряс луну, когда «Сокол» разогревал двигатели. Пол-ангара как не бывало, а крыша над кораблем почти вся развалилась. Сикс аккуратно провел ИТ через бушующее пламя и клубы черного дыма, и корабль рванул в космос. Алые пучки энергии без устали молотили по злополучной луне, и улепетывающие корабли рядом с «Соколом» исчезали в огненных вспышках.

— Поднять экраны! — отдал приказ Сикс. — И вытаскивай нас из этой заварухи! — Сикс, надевая одной рукой наушники, другой уже включал их. — Надо узнать счет!

Корабль содрогнулся и чуть не перевернулся кверху брюхом.

— Лазерная пушка, — объявил второй пилот, придя в себя. — Гивинскому курорту крышка. Теперь импы стреляют по кораблям!

Труви отвел глаза от гарнитуры связи и поглядел в иллюминатор. «Разоритель» висел в нескольких градусах по правому борту, и его передние батареи разносили в пух и прах луну и все, что оказалось рядом. Сикс выполнил бочку и быстро увел корабль влево, едва избежав смертельного попадания.

— Нам не уйти в гипер с этой стороны луны, — оценил ситуацию второй пилот. — Нужно как-то обойти зону обстрела.

— Или пролететь сквозь нее, — бросил Сикс, сорвав с головы наушники и вцепившись в ручку управления. — Последи за счетом!

Вдалеке вспыхнул огненный шар, и рубку залило зарево.

— Космическая станция! — воскликнул пилот. — Не повезло повстанцам.

Сикс вполголоса выругался:

— Я же знал, что надо было ставить на это!

— Передает «Закрытая карта» с Яг’Дула! Сопротивление уничтожило двадцать имперских истребителей и потеряло тридцать один. Уцелевшие «охотники за головами» уходят на сверхсветовую.

Сикс круглыми глазами посмотрел на напарника. Если вычесть десять из имперского счета, то конечный итог получался двадцать к двадцати одному. А это значит, что он выиграл!

— Результат окончательный?

— Они не сказали. Но раз корабли повстанцев уходят…

Сикс заулюлюкал. Имперский счет сбитых минус десять — самое то!

— Теперь мы просто обязаны выжить. — Труви надавил на рычаг и послал корабль в штопор навстречу второй луне. «Разоритель» был далеко по правому борту, но несколько СИДов внезапно заинтересовались фрахтовиком и пристроились ему в хвост.

Выстрелы забарабанили по кормовому экрану.

— Да мы сейчас собой счет пополним! — прокричал товарищ Сикса, хватаясь за приборную доску.

— Вот этого нам точно не надо, — процедил Труви сквозь стиснутые зубы. — Главное — смотри не нажми на гашетку.

— Мощность экранов упала на сорок процентов! Еще разок — и мы сыграем в ящик.

— Тебе легко говорить!

Сикс проскользнул между двумя летящими навстречу СИДами и ушел в вираж, меняя курс.

— «Разоритель» близко, его кормовые орудия движутся… — Спутник Труви нервно сглотнул: — Нам не уйти… — Иллюминатор заполнил светлый полумесяц второй луны. — Такую скорость даже из «Сокола» не выжмешь…

— На что спорим?

Сикс выровнял корабль и перевел рычаг на максимальную тягу. Энергозаряды поливали нос «Сокола» и свистели рядом с обоими жвалами. Корабль с грохотом рванул вперед. Что-то отлетело от переборки и разбилось о палубу.

— «Разоритель» держит нас на мушке. Он…

Труви крутанул ручку управления, и корабль помчался вдоль лунных кратеров навстречу звездному сиянию.

У самого левого борта, ближе к корме, расцвело два огненных шара.

— Что там?

— СИДы. Их задело выстрелом с «Разорителя», — вздохнул с облегчением Сикс. — Еще чуть-чуть, и…

Труви повернулся было к навикомпьютеру, но вдруг его спутник пробормотал проклятие.

— Число сбитых СИДов!

У Сикса упала челюсть. Он завопил:

— Как же так! Ведь бой окончился!

Второй пилот некоторое время прислушивался к гарнитуре, его лицо вытягивалось:

— Один из «охотников» еще не успел уйти в гипер, когда были подбиты СИДы. По правилам, бой не считается оконченным, пока все истребители повстанцев не совершат прыжок.

Труви не сводил глаз с товарища:

— Эти СИДы были в бою? Точно были?

Напарник кивнул:

— Первый сбитый СИД довел счет до «планки», а второй сделал разницу меньше десяти. — Он хлопнул глазами: — Мы проиграли.

— Везет как утопленникам… — безжизненно произнес Сикс.


* * * | Тысячелетний сокол | * * *