home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

— Чуть левее, — приказал Лестра Оксик дроиду. — Когда будешь опускать, убедись, что он ровно посередине.

Дроид-грузчик издал утвердительную трель и медленно поставил мраморную плиту на пол кабинета рядом с большим камином. Подав знак дроиду отъехать, Лестра сделал шаг назад и стал придирчиво разглядывать результат. Тонкий металлический стержень высотой полметра возвышался над квадратным постаментом. Стержень завершался чашей диаметром не больше пальца Оксика, на которую тот водрузил хрустальную сферу. Этот небольшой предмет был самим дорогим его приобретением на последнем аукционе. Сфера заключала в себе звездную карту и, как многие думали, происходила из Храма джедаев, где хранилось великое множество подобных устройств. Ее нашли вскоре после завершения йуужань-вонгской войны на работах по восстановлению Храма и тайно переправили на склад на Билбринджи. Впоследствии сферу случайно обнаружил дроид-уборщик, и неизвестные лица продали ее частному коллекционеру, который и выставил этот лот на Хайдианском аукционе. Во времена Старой Республики звездные карты включались с помощью чашеобразного считывающего прибора, копию которого Оксик изготовил, чтобы использовать в качестве подставки. Теперь сферу можно было включить небольшим пультом, который ему продали вместе с устройством.

Перейдя в центр кабинета, Лестра утопил кнопку на пульте, и хрустальная сфера засверкала что есть силы, разбросав во все стороны пучки света, а комната наполнилась маленькими светящимися шариками. Подняв к потолку лицо, расцвеченное световыми бликами, адвокат стал кружиться на месте, но вдруг деревянные двери кабинета распахнулись и в зал вошла Кои Квайр.

— Ничего так, — протянула она, оглядевшись.

— Это звездные системы сектора Сверкающей драгоценности. — Оксик снова щелкнул кнопкой на пульте и вопросительно взглянул на помощницу.

— Они вернулись, — сообщила та.

Лестра посмотрел на хронометр на своем запястье:

— Мне бы не стоило тратить на них время. Новые доказательства по делу коликоидов должны быть завтра рассмотрены в суде. Если вынесут решение в нашу пользу, мы будем на гребне успеха, но для этого нам надо хорошенько подготовить нашего главного свидетеля.

— Если хотите, я могу сама поговорить с Синнером и остальными.

Адвокат задумался:

— Нет, пригласи их. Я сам их вразумлю — во избежание будущих ошибок.

Квайр кивнула и вышла, а Оксик принялся расхаживать вдоль череды окон в восточной стене кабинета. Длинные пальцы его рук были сплетены за спиной, а каждый шаг тонких, как жердочки, ног уносил его вперед на метр. Перед окнами расстилался город Эпика, за последние годы успевший заполонить своими строениями всю долину между соседними горами. Когда-то центром его культурной жизни был Хайдианский аукционный дом, и в годы Республики вокруг него было построено несколько зданий — ярких образчиков стиля эпохи. С холодного моря наползал туман, который часто обволакивал город, но особняк Оксиков стоял намного выше уровня тумана, и, когда внизу нельзя было разглядеть даже пальцы собственной руки, над домом сияло лазурное небо.

Сфера со звездными картами была куплена для коллекции предметов корускантского искусства республиканского периода, которую Лестра собирал уже больше двадцати лет и на которую истратил целое состояние. Но занимался он этим отнюдь не ради вложения денег, а ради удовольствия. С большой любовью вспоминал он годы роскошной жизни, проведенные им перед Войной клонов в столице Галактики среди сенаторов, сановников и знаменитостей, интересы которых он представлял. В военное время Оксик частенько защищал в суде лиц, обвиненных в подстрекательстве к мятежу канцлером Палпатином и кликой его жутких фаворитов, которых адвокат на дух не переносил.

За прошедшие годы его фирма сильно уменьшилась в размерах и подрастеряла влияние. По сути, всю контору олицетворял один Оксик, хотя у него на службе на разных должностях состояла почти сотня работников. И сейчас вслед за блистательной Квайр в кабинет вошли четверо из них. Двое, как отметил про себя адвокат, были по-прежнему обклеены бактовыми пластырями, которые скрывали ранения, полученные на Нар-Шаддаа.

Издавна привыкнув выступать перед присяжными и судьями, Лестра неожиданно оказался на их месте и занервничал. Он был знаменит своим умением собирать факты и доводить их до слушателей, что было предметом зависти многих юристов, — и вот язык подвел его. Даже когда Оксик повернулся спиной к окнам и бросил вопросительный взгляд на Кои, которая знала его лучше всех, та лишь сочувственно пожала плечами.

Адвокат остановился и яростно накинулся на подчиненных:

— Да вы вообще понимаете, сколько времени и средств я вложил в этого человека?

Лестра удивился собственному гневу и пожалел, что задал вопрос. Хотя какая разница: они уловили, что он имел в виду. Потому Квайр и была удручена. Она ведь с самого начала выступала против того, чтобы операцию проводил наутоланин. И вот все четверо стоят перед Оксиком, понурив головы и уставясь в пол, полагая, что того желает начальство.

— Посмотрите на меня.

Громилы разом подняли головы.

— Он не преступник. Его не разыскивают власти. С чего вы принялись за него, как за уголовника?

— Может, мы по-другому не умеем? — произнес вслух Синнер.

Адвокат навис над ним, усиливая внушительным ростом выразительность своих слов:

— Это вопрос или так и есть? Если последнее, — добавил Лестра, пока подчиненные неуверенно переглядывались, — то нам лучше распрощаться.

— Да нет, мы умеем. Просто не ожидали, что он так может…

— Как так?

У Синнера на голове дернулось с полдесятка щупалец, и он указал на единственного громилу-человека в команде:

— У Рематы нос. У меня — ребра…

— А у меня — аэроспидер, — счел нужным добавить Лестра.

— Ага, — кивнул наутоланин. — Аэроспидер.

— Он нас заметил, — сказал Ремата. — И вел себя в точности как беглый преступник.

— Не приходила ли вам в голову мысль подождать, пока он не очутится в менее людном месте? Пока не покинет космопорт, где повсюду камеры?

— Да он бы то же самое устроил, — буркнул Синнер.

Оксик поглядел на Кои, и та еле заметно кивнула.

Адвокат испустил протяжный вздох и сложил руки на груди:

— В следующий раз вы получите от меня более подробные указания.

Разговор явно был закончен. Громилы поднялись и друг за другом вышли. Квайр уже стояла у бара и готовила Лестре напиток.

— Вам вредно сердиться — доктор Сомпа потратил на вас немало труда за эти годы, — мягко пожурила она босса.

Лестра заспешил к зеркалу за баром, чтобы проверить, не появились ли снова на лице морщины:

— Да, не все расы столь безупречны, как твоя.

— И далеко не всякая раса обладает долголетием, которое приобрели вы. Не все ли равно, как выглядеть?

Адвокат бросил взгляд на ее отражение:

— Я же не хатт. Мне нужно поддерживать репутацию — я не смогу выигрывать процессы у молодых юристов, если стану выглядеть как старик, из которого сыпется песок.

Помощница протянула ему бокал, и он присел с ним на диван.

— Сомпа сглупил. Не стоило действовать по его плану. Если бы он рассказал Джадаку правду об аварии или помог ему вернуть воспоминания, мы бы просто посадили его под замок в «Авроре». Вместо этого мы подарили ему загадку и новый смысл в жизни. — Он поглядел на Кои. — Он еще на Нар-Шаддаа?

— Мы не знаем.

Оксик повернулся к ней:

— Только не говори, что мы его упустили.

Она успокаивающе повела рукой:

— Луна контрабандистов уже не та, что раньше. Ему не выбраться оттуда незамеченным.

Лестра встал и вновь стал вышагивать по комнате:

— Что вообще нам известно?

— Камеры космопорта зафиксировали аэроспидер, в котором он скрылся, и сняли владельца этой машины. Номера на ней поддельные, но на снимках можно разобрать черты лица. Это Флитчер Пост, уличный сирота. На его счету мелкие правонарушения, он неоднократно сидел в тюрьмах Нар-Шаддаа. — Квайр нащупала в сумке инфоустройство: — Хочешь на него посмотреть?

— А зачем?

— Думаю, этот Пост теперь помогает Джадаку.

Адвокат помедлил с ответом.

— А что, они раньше где-то встречались? — наконец спросил он.

— Вряд ли. Но я на всякий случай приказала Синнеру найти Поста — вдруг он наведет нас на цель. За ним было нетрудно следить — по крайней мере какое-то время.

— Он тоже скрылся?

— Пост где-то день болтался по разным мастерским, расспрашивая о механиках, работавших шестьдесят лет назад.

Лестра обдумал услышанное:

— Когда Джадак попал в аварию?

— Я считаю, он ищет свой старый корабль, «Звездный посланник». — Кои дождалась, когда Оксик присядет. — Нам не удалось прослушать звонки Поста, но мы выяснили, что у него была встреча в кафе в Кореллианском секторе.

— С Джадаком?

Фирреррео кивнула:

— Но мы узнали об этом поздно — когда показывали по кантинам их снимки. Джадак и Пост встречались с пожилым человеком. Того опознали как механика, работавшего на «Черное солнце».

У Лестры отвисла челюсть:

— На «Черное солнце»?

— Не думаю, что это имеет значение. Пилот просто ищет «Звездного посланника». — Она выдержала его встревоженный взгляд: — Упоминал ли сенатор Дес’син, что корабль играет в этом деле решающую роль?

Оксик мысленно вернулся к разговору на смертном одре своего старого друга и клиента. Дес’син был одной из самых ярких личностей среди двух тысяч сенаторов, которые открыто высказались против жесткой политики Палпатина перед Войной клонов и в ее ходе. Он также состоял в тайной организации, называвшей себя обществом «Республика». Организация разоблачала предателей в Сенате, отслеживая потоки кредитов, текшие с Корусканта на счета производителей оружия и космических кораблей по всей Галактике. Когда Палпатин провозгласил образование Империи, многие члены «Республики» исчезли или были убиты. Дес’син остался в живых, но ушел из политики и заделался коммерческим консультантом. Именно в этот период он и подружился с Оксиком. Тот был посвящен во все его дела и даже составил его завещание, а также был гостем на свадьбе дочери бывшего сенатора. Когда врожденная болезнь начала одолевать Дес’сина, Лестра предпринял путешествие с Эпики на Корускант, чтобы увидеться с ним в последний раз.

Именно тогда тот и посвятил его в тайну.

Опасаясь, что Палпатин осмелится провозгласить себя Императором, общество «Республика» спрятало на окраинной планете некое сокровище, которое, как они надеялись, в дальнейшем поможет восстановить Республику. А привести к тайнику мог бывший пилот «Республики» по имени Тобб Джадак, который исчез за несколько дней до завершения войны, будучи пилотом на фрахтовике ИТ-1300 под названием «Звездный посланник».

Спрятанное сокровище искали и другие, но только Оксик знал имя пилота. Да и то было слабой подсказкой, пока вскоре после битвы при Эндоре в руки Лестры не попали документы, принадлежавшие бывшему главе имперской разведки Арманду Айсарду. Они не достались дочери сановника, ставшей его преемницей и палачом, и содержали беглое упоминание о преследовании корабля у Корусканта клонами, участвовавшими в бою. Пилоты не смогли догнать «Звездного посланника», но засекли вектор гиперпрыжка. После года изучения возможных точек выхода Оксик выяснил не только то, что корабль оказался у Нар-Шаддаа, но и то, что Тобб Джадак выжил в аварии и находился в коме — к тому моменту уже больше двадцати лет.

Потратив немалые деньги из личных сбережений, Лестра перевез пилота в медцентр «Аврора» и отдал под присмотр молодого нейрохирурга по имени Сомпа. На лечение и восстановление пациента ушло еще сорок лет.

— Дес’син сказал мне, что ключ к тайнику — Джадак, — наконец вымолвил адвокат.

— Мог ли ваш друг спрятать что-то на борту «Посланника»? — спросила Квайр. — Или сведения о местонахождении клада, неизвестные пилоту, могут быть заложены в сам корабль?

Оксик опять вскочил на ноги.

— Надо было нацепить на Джадака следящий маяк! — выпалил он.

— Сомпа нас и слушать бы не стал.

— Опять ты про Сомпу, — раздраженно бросил адвокат, стремительно развернувшись к ней. — Сколько можно.

Помощница примирительно улыбнулась:

— Рано или поздно вы снова отправитесь в «Аврору» на лечение.

Адвокат вздохнул:

— Да, ты знаешь меня лучше, чем я сам.

— Иногда две личности с изъяном вполне могут составить одну безупречную.

Словно забыв, что держит в руках пульт от звездной сферы, Оксик стал жать кнопку активации — снова и снова, снова и снова.


* * * | Тысячелетний сокол | Глава 18