home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

Некоторых женщин вполне устраивают узы брака, но мне гораздо милее свобода вдовства, когда не надо ни перед кем отчитываться, кроме себя. При этом я могу уделить внимание одному любовнику или, если возникнет такое желание, более чем одному.

Из книги «Мемуары любовницы»

– Наслаждаешься вечером?

Этот вопрос отвлек внимание Дэниела от Каролины, которая стояла около чаши с пуншем на противоположной стороне многолюдной комнаты. Он повернулся и увидел Мэтью с бокалом шампанского в руке.

– Разумеется. – Это была явная ложь. Он не имел особого желания вести пустые разговоры с гостями, среди которых к тому же присутствовали Гидеон Мейн и Чарльз Рейберн, которые еще надеялись найти зацепку, ведущую к раскрытию убийства Блис. Он неоднократно чувствовал на себе их пристальные взгляды.

В данный момент, отдав должное обществу, Дэниел хотел лишь одного – уйти отсюда вместе с Каролиной, которая, несмотря на все его усилия, ни на мгновение не покидала его мысли. Особенно после чтения присланной ему книги. К тому же его крайне взволновала короткая записка, сопровождавшая посылку: «Я хочу всего этого».

Он готов был выполнить ее просьбу прямо сейчас, тем не менее, решил воспользоваться способом, который применил любовник анонимной леди. На званом вечере этот джентльмен намеренно сохранял дистанцию между собой и своей возлюбленной, стараясь усилить желание предстоящей встречи. Дэниел поступил точно так же, держась в стороне, хотя это требовало от него невероятных усилий. Наверное, было бы лучше воспользоваться другим способом, описанным в книге, а именно – затащить свою любовницу в ближайшую пустую комнату, запереть дверь и показать ей, как сильно он желает ее. Однако, учитывая толки, которые уже распространялись в связи с тем, что они оказались вместе ночью во время инцидента со стрельбой, он решил ради Каролины быть более осмотрительным.

Впрочем, увести ее, наверное, было бы лучше, поскольку этот ублюдок Дженсен сейчас разговаривает с ней. Он улыбается ей, и она, черт возьми, улыбается ему в ответ. Фактически они общаются как близкие друзья.

– Должен заметить, не очень-то верится, что тебе приятно находиться здесь, – сказал Мэтью. – Твой вид напоминает грозовую тучу.

Какое ему дело. Дэниел немедленно изменил выражение лица и сделал глоток бренди.

– Вечер великолепен.

– Рад, что ты так считаешь. Лично я не дождусь, когда смогу увести свою милую женщину домой и снять с нее это прелестное платье. А у тебя есть планы на продолжение этого вечера?

«Да. Прежде всего избавиться от этого дурака Дженсена, а потом заняться любовью с самой красивой женщиной».

– Почему ты спрашиваешь?

– Просто для поддержания разговора. – Мэтью сделал паузу, потом сказал: – Удивительная пара.

– Кто?

– Каролина и Дженсен.

Дэниел стиснул свой бокал.

– Они вовсе не пара, – сказал он, гордый тем, что произнес это безразличным тоном.

– Я тоже так думал, однако то, что рассказала мне моя жена четверть часа назад, изменило мое мнение.

– О? И что же она рассказала тебе?

– Дженсен целовал ее… то есть Каролину, конечно, а не мою жену. Если бы он поцеловал Сару, уверяю тебя, он не присутствовал бы на этом вечере.

Внутри у Дэниела все похолодело. Он медленно повернулся к Мэтью:

– Прошу прощения. Повтори, пожалуйста.

– Я сказал: «Если бы он поцеловал мою жену…»

– Нет, не это.

– А-а-а. Дженсен целовал Каролину.

Почувствовав себя так, словно ему нанесли удар, Дэниел резко спросил:

– Когда?

– Сегодня.

Дэниел покачал головой:

– Ты ошибаешься.

– Уверяю тебя, что нет.

– А где?

Мэтью сдвинул брови.

– Сара не сказала об этом, хотя можно догадаться, что в гостиной.

– Я имею в виду, в какую часть тела он поцеловал ее? В руку? В щеку? – Хотя Дэниелу было крайне неприятно слышать это, он полагал, что мог бы воздержаться от пинка под зад Дженсену, если тот ограничился лишь поцелуем руки или щеки Каролины.

Мэтью покачал головой:

– О нет. Он поцеловал ее в губы. И, по словам Сары, это был полноценный поцелуй.

Дэниел ощутил жар внутри.

– Что значит «полноценный», черт возьми?

Мэтью удивленно вскинул брови, услышав резкий тон.

– Ты достаточно опытный любовник и потому должен знать, что это такое.

Глаза Дэниела застлала красная пелена. Этот ублюдок целовал Каролину! Его Каролину. Он должен сделать нечто большее, чем просто пнуть колониальную задницу Дженсена. Он будет колотить его, пока тот не уберется в свою Америку. Дэниел открыл рот, чтобы заговорить, однако в бешенстве не мог найти нужных слов. Никогда еще в своей жизни он не был так зол. И не испытывал такой жгучей ревности.

Впрочем, нелепо переживать. Он не имел никаких прав на Каролину. Как и его предыдущие любовницы, она была свободна делать все, что пожелает, и с кем угодно. Так же, как и он. Проблема заключалась в том, что в отличие от прошлых любовных связей он не желал никакую другую женщину, кроме нее. Мысль о том, что она может хотеть кого-то другого, кроме него, и разделять с этим мужчиной ласки, которые делила с ним, неимоверно угнетала его. Ясно, что Дженсена влекло к ней. Однако испытывала ли Каролина такое же чувство?

– Какова была ее реакция на поцелуй Дженсена? – с трудом произнес Дэниел.

– Я не знаю. Но ясно одно – она не рассердилась на него и не выцарапала ему глаза. – Мэтью наклонился ближе. – Меня удивляет, что ты так увлекся этой женщиной. Не следует так переживать.

– Почему ты решил, что я переживаю?

– По тебе видно, как ты относишься к тому, что она болтает с Дженсеном и улыбается ему.

Дэниел заметил, что Дженсен протянул Каролине бокал с пуншем, и постарался избавиться от неприятных мыслей о том, как этот негодяй целует его женщину. Пробует ее на вкус. Касается ее обнаженной кожи. Занимается с ней любовью.

«Она не твоя женщина. Она – очередная любовница, и больше ничего». Да, именно так. Ведь он хотел завести с ней лишь необременительный роман. И она согласилась на это, потому что ее сердце оставалось преданным Эдварду. Ужасно, что ему приходилось соперничать с ее покойным мужем – мужчиной, которого она возвела на пьедестал почти как божество. А теперь еще возник соперник в лице Дженсена. Это вполне живой человек, которого ничто не может смутить, когда он стремится к своей цели. И судя по тому, как Каролина улыбается ему, он явно нравится ей.

Что ж, Дэниел тоже не станет колебаться и преподнесет Дженсену сюрприз еще до окончания вечера.

Мэтью, стоявший рядом, тихо сказал:

– На твоем месте я бы не стал волноваться по этому поводу. Помнишь, ты однажды сказал, что все женщины одинаковы в темноте? В таком случае любая сможет удовлетворить твою страсть. В этой комнате присутствуют хорошенькие женщины, из которых можно выбрать любую по твоему вкусу.

Где? Здесь? Он что-то не заметил. Единственная женщина, к которой было приковано его внимание весь вечер, – это Каролина. Даже разговаривая с Кимберли и Гвендолин, с которыми Дэниел был когда-то в интимных отношениях, он не упускал Каролину из виду, фиксируя, где она находится, с кем разговаривает, сколько раз взглянула в его сторону. Ему пора пересмотреть свое убеждение, что «все женщины одинаковы в темноте», поскольку Каролина опровергла эту теорию.

Мэтью щелкнул языком.

– О, как меняется мнение.

– О чем ты говоришь?

– О тебе, мой друг. Совеем недавно ты утверждал, что желаешь только легких любовных связей и что твое сердце остается при тебе.

Дэниел оторвал взгляд от Каролины и Дженсена и посмотрел на друга:

– К чему ты клонишь?

– Мне кажется, ты попался в собственную ловушку. – Мэтью похлопал Дэниела по плечу, – Сочувствую тебе.

Дэниел побледнел.

– Ничего подобного. Ты ошибаешься.

– Я наблюдал за тобой, мой друг, и понял, что ты пропал.

– С каких это пор ты начал следить за мной?

Мэтью улыбнулся:

– Когда ты стал интересным объектом для наблюдения. Считай, что я в твоем распоряжении, если тебе потребуется поговорить по душам или поплакаться в жилетку.

– Едва ли дело дойдет до слез.

Мэтью одобрительно кивнул:

– Крепись, мой друг. Что касается меня, то я дождусь момента, когда смогу сказать: «Я же говорил тебе». И не исключено, даже заберу проспоренные тобой пятьдесят фунтов. А сейчас я намерен найти любовь моей жизни, увести ее домой и уложить в постель. Полагаю, ты сделаешь то же самое со своей возлюбленной. Желаю удачи.

Дэниел в замешательстве наблюдал за удаляющимся другом. Может быть, Мэтью прав? Может быть, он действительно потерял свое сердце?

Проклятие, он-то надеялся, что этого не случилось, иначе его ждет горькое разочарование, потому что Каролина дала ясно понять, что не хочет терять свое сердце.

Дэниел посмотрел на Каролину, которая теперь разговаривала со своими подругами – леди Джулианой и леди Эмили. Окинув взглядом комнату, он заметил, что Дженсен направляется к стеклянным дверям, ведущим на террасу.

Сжав челюсти, Дэниел последовал за ним. Выйдя наружу, он увидел своего соперника, стоящего в одиночестве в углу и любующегося небольшим садом.

– Удели мне минутку, Дженсен.

Тот повернулся к нему и приподнял брови, вероятно, удивившись повелительному тону.

Пробормотав что-то вроде: «Это выглядит весьма забавным», Дженсен склонил голову набок.

– Ты напоминаешь мне чайник, из которого валит пар, Сербрук.

Вполне вероятно, потому что именно так Дэниел и чувствовал себя.

– Ты целовал леди Уингейт?

Дженсен насмешливо взглянул на него:

– Не понимаю, каким образом это касается тебя.

– Очень даже касается. Ты направил свои амурные усилия не в ту сторону.

– Я волен поступать так, как мне нравится. – Он усмехнулся. – В отличие от вас, аристократов, меня не стесняют ни титул, ни строгие правила, касающиеся ухаживания за дамами и вступления в брак. На меня не давит необходимость непременно обзавестись наследником, чтобы передать ему какую-нибудь древнюю рухлядь.

– Однако ты всеми силами стараешься завоевать расположение виконтессы.

– Ты не хуже меня знаешь, что Каролина отличается от всех женщин, находящихся там. – Он кивнул в сторону гостиной. – Она получила титул; только выйдя замуж, и, слава Богу, сохранила простоту и естественность поведения.

Дэниел сжал руки в кулаки, услышав, как Дженсен фамильярно назвал Каролину просто по имени.

– Поэтому она слишком хороша для тебя.

– И вполне подходит тебе, я полагаю.

– Это не твое дело. Короче говоря, эта леди недоступна.

– Это ей решать. – Дженсен прищурился. – Вы обручены? – Прежде чем Дэниел ответил, Дженсен быстро добавил: – Нет, конечно. Твоя неприязнь к браку хорошо известна. – Его губы расплылись в медленной улыбке. – А я не испытываю подобного чувства и хочу найти подходящую спутницу жизни.

– Уверяю тебя, леди Уингейт не та женщина, на которую ты можешь рассчитывать. – Дэниел подошел ближе к Дженсену и испытал удовлетворение, от того что оказался чуть выше ростом американца. – Эта леди уже сделала свой выбор, и это не ты.

Дженсен некоторое время пристально смотрел на него, потом сказал:

– Я это знаю.

Дэниелу с трудом удалось скрыть свое удивление такой быстрой капитуляцией Дженсена. Он хотел спросить, откуда ему это известно, и тут же влепить пощечину, однако передумал. Не важно, откуда и как давно Дженсен узнал об этом. Плечи Дэниела слегка расслабились.

– Я тоже считаю, что она не подходит мне, – продолжил Дженсен.

Дэниел еще больше расслабился.

– Прекрасно.

– Однако знай – единственная причина, по которой, я говорю тебе это, состоит в том, что я не хочу чинить препятствия Каролине, – Дженсен окинул взглядом Дэниела: – Если она уже сделала свой выбор, я рад, что это ты.

– Почему?

– Потому что совершенно ясно, что ты влюблен в нее. И она заслуживает любви.

Дэниелу потребовалось немало усилий, чтобы сохранить бесстрастное выражение лица. Черт побери, сначала Мэтью, а теперь еще и Дженсен говорят об одном и том же. Неужели по нему все видно? Да, он действительно заботится о Каролине и желает ее с тех пор, когда впервые увидел. И хотя откровение Дженсена подспудно раздражало его, он по достоинству оценил честность этого человека. Ему пришла в голову мысль, что со временем, если Дженсен будет держаться подальше от Каролины, не исключено, что у него могут появиться даже дружеские чувства к нему.

Дэниел откашлялся.

– Что касается поисков подходящей женщины, Дженсен, то при всем твоем пренебрежительном отношении к аристократам я готов держать пари, что ты, в конечном счете, вывернешься наизнанку, чтобы добиться расположения благородной англичанки. – Он засмеялся. – По иронии судьбы.

Дженсен усмехнулся:

– Если я и выберу англичанку, то это едва ли будет высокомерная девица из высшего общества. Скорее я женюсь на официантке из бара.

– Тем не менее, на вечеринке в доме Мэтью ты сначала ухаживал за сестрой леди Уингейт, а потом и за самой леди Уингейт.

– Ни одна из них не является урожденной аристократкой.

Дэниел помолчал несколько секунд, затем спросил:

– Хочешь пари?

– Что ты имеешь в виду?

– Я ставлю пятьдесят фунтов на то, что ты влюбишься в аристократку.

– Идет, – сказал Дженсен без малейшего колебания. – Я их легко заработаю. Может быть, повысим ставки?

– Ты предпочитаешь потерять сотню фунтов?

– О, я не намерен проигрывать. Я даже готов поставить еще пятьдесят фунтов на то, что ты тоже влюбишься в женщину из высшего общества.

Дэниел внутренне усмехнулся. Он уже заключил подобное пари с Мэтью, так почему бы не удвоить свой выигрыш? Дженсен не понимал, что, достигнув возраста тридцати трех лет и до сих пор не сковав себя узами брака, он стал почти неуязвим для стрел амура. Даже если Каролине удалось похитить часть его прежде нетронутого сердца, то это еще не означает, что она полностью завладеет им. Его сердце остается при нем, хотя и с небольшой потерей.

– Согласен. – Дэниел улыбнулся и потер руки. – Я с удовольствием освобожу тебя от сотни фунтов, Дженсен.

Дженсен усмехнулся и покачал головой:

– Тебе не видать их. Я никогда не выберу аристократку, а ты, Сербрук, считай, уже с петлей на шее, и палач готов нажать рычаг люка на эшафоте. Тем не менее, желаю тебе удачи. – Продолжая посмеиваться, Дженсен двинулся вперед и скоро исчез в гостиной.

Непонятно чем раздраженный, Дэниел посмотрел сквозь стеклянные двери и увидел Каролину. Словно почувствовав его взгляд, она повернулась к нему, и Дэниелу показалось, что каменный пол террасы качнулся под его ногами.

И Мэтью, и Дженсен желали ему удачи, и он вдруг почувствовал, что удача действительно ему необходима.


Глава 16 | Тайные признания | Глава 18







Loading...