home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

— Тристан, — вздохнула Эми. — Я не могу прохлаждаться с тобой весь день. У меня много дел. Я …

Он притянул строптивицу обратно на раскинутое покрывало в центре уединенной рощицы у озера.

— Еще мой прадедушка посадил эти деревья и кусты, — сказал он, игнорируя ее озабоченность. — Видишь, какое превосходное укрытие они образуют? Никто не разглядит это место, кроме как с озера. А каждый, обнаруживший сей укромный уголок, полагает, что только его посетила мысль, насколько удобно устраивать здесь свидания. Я ожидал, что столкнусь с необходимостью бороться за это убежище с Расселом. Он проводит здесь целые дни с той девушкой.

— Здесь? — удивилась Эми, присевшая на дальний уголок подстилки.

После обеда Тристан подошел и заявил, что нуждается в ней по какому-то вопросу. Из-за выражения его лица Эми предположила, что приключилась беда. Она без слов последовала за ним из дома, без протеста позволила усадить себя на лошадь, а затем, не мешкая, устроилась у мужчины за спиной.

Увидев ожидающий ее пикник, который Тристан подготовил на уединенной полянке, среди деревьев и благоухающих цветущих кустарников, она попыталась было возмутиться, но не смогла.

— Тристан, пожалуйста, — только это она и сумела произнести, когда он спустился на землю и посмотрел на нее снизу вверх.

— Идем, посиди со мной. Я запасся французским вином. — Он протянул к ней руки, и Эми почти упала в надежные объятья. Тристан отнес ее к покрывалу. Разливая вино, он поинтересовался:

— Как давно тебе удавалось по-настоящему выспаться?

— Как раз перед приездом сюда, — ответила она, не раздумывая, хотя понимала, что говорит неправду. Она помнила, как жила и работала в этом доме гораздо раньше этих двух недель, задолго до того дня, когда наведалась в солнечную комнату Мадам Зои. Между днем выбора и сегодняшним пролегли столетия.

— Теперь ты можешь расслабиться. Я здесь с тобой, и никто не сможет приблизиться незамеченным. Я в безопасности.

Эми не удержалась и оглядела окружающий лесок. Деревья около шести футов высотой с густыми раскидистыми кронами и довольно широкими просветами между стволами. Предприимчивый человек отыщет это укрытие.

— Эми, пожалуйста, — увещевал Тристан, — мне ничего не угрожает. Это бессмысленные сны. Сны, и ничего большего. Тебе пригрезилось, что какое-то событие может произойти, но этого не случится.

Она не могла признаться недоверчивому рационалисту, что прочитала о его смерти в книге двадцать первого века. Там коротко сообщалось, что неизвестный недруг заколол его насмерть в 1797 году. Подробностей не приводилось. Решив перенестись в прошлое, Эми пожелала «за три недели до убийства Тристана». Она полагала, что сумеет вычислить, кто хочет его смерти. Но до сих пор не нашла ни единого человека, относящегося к Тристану хотя бы с неприязнью.

Эми выпила много вина. Теплый день, жужжание пчел, вид на живописное озеро и, самое главное, присутствие Тристана заставили ее расслабиться.

— Иди ко мне, — прошептал он, протягивая к ней руку. Эми приложила все усилия, чтобы выпрямить спину, отвергая неуместные заигрывания. Нельзя позволить страху и усталости ослабить ее.

— Я не буду тебя домогаться, — настаивал искуситель. — Просто положи голову ко мне на колени и закрой глаза. В твоих кошмарах мы же не вместе, не так ли? Значит, с тобой я защищен. Возможно, чтобы оберечь, ты должна проводить со мной каждую секунду.

Эми не смогла сдержать улыбку, и поскольку мужчина все еще сидел с протянутыми руками, она переместилась к нему, положила голову на теплые колени и позволила векам опуститься. В течение нескольких минут она заснула.

Очнувшись, Эми обнаружила, что лежит на покрывале, укрытая пледом. Занимался закат, а Тристана нигде не было видно. Она немедленно вскочила со страхом в сердце.

— Шшш, — обнаружился возмутитель спокойствия. — Я здесь.

Эми протерла глаза.

— Долго я спала?

— Несколько часов. Тебе это было необходимо. Эми, если бы ты…

Хмурый негодующий взгляд заставил Тристана рассмеяться.

— Я всего лишь пытаюсь сказать, что если бы ты оставалась в постели по ночам, то не возникло бы необходимости спать днем.

— Когда я уверюсь, что тебе ничего не грозит, я буду спать вдоволь.

— Когда же это случится, Эми? — присел он рядом с провидицей.

— Не знаю, — пробормотала она, понимая, что врет. Когда он окажется в безопасности, ее выдернут отсюда, заберут от него. — Нет, не знаю, — повторила она.

Было тепло, и Тристан снял сюртук, оставшись в облегающих темных бриджах и свободной белой рубашке. Эми боялась лишний раз взглянуть на спутника. Из-за волнующей красоты этого мужчины ей было трудно сосредоточится на разумных соображениях. Аромат цветов, закат, отражавшийся в озере, теплый ласкающий бриз совсем не помогали вспомнить другое время, иное место и непохожего кавалера.

— Твои подруги замечательно проводят время, — сменил тему Тристан глубоким бархатным голосом. — Они нашли, чем заняться. Целительница Фэйт организовала аптеку в старой оранжерее. В день она принимает до дюжины людей, и каждый говорит о ней только хорошее. Бет старается проводить рядом с ней как можно больше времени.

Он загляделся на озеро.

— А твоя приятельница Зои…

— Не надо, не говори, — перебила Эми. — Я слышала перешептывания на кухне. Две молоденькие служанки мечтали повыдергать ей волосы. Горячие поклонницы Рассела.

— Твоя подруга и мой художник совместно творят, — продолжил Тристан мечтательно. — До чего я им завидую. Он должен был корпеть над портретом Бет. Но отложил эту работу. Я не настолько бессердечен, чтобы велеть ему вернуться к рутине, — он откинулся, облокотясь на локти, всего лишь в нескольких футах от нее.

— Знаешь, что я сделал?

— Что? — заинтересовалась Эми, обернувшись к собеседнику. Его полуулыбка заинтриговала ее.

— Я пробрался к нему в комнату, чтобы разведать, чем же он занимается.

— Что-нибудь выяснил?

Тристан отхлебнул еще вина, затем растянулся, подложив руки под голову.

— Он рисует работников.

— Он постоянно это делает, — пожала плечами Эми. — Я много раз замечала его, когда он, наверное, думал, что никто его не видит.

— Но обнаружилось кое-что еще.

— Может, прекратишь дразниться и скажешь, что нашел?

— Пожалуй, нет. Это шокирует тебя.

— Шокирует меня? — переспросила Эми, уставясь на него. — Тристан, если ты что-то узнал о Расселе, тебе следует мне рассказать. Зои — ранимая беззащитная девушка, и она прошла через многое в своей жизни. Я должна оберегать ее.

— От Рассела? — удивился Тристан. — Он хороший парень.

Она склонилась к упрямцу.

— Итак, ты узнал о существенных обстоятельствах, а я знаю, что ты знаешь. Просмотрев все серии «Закона и порядка», я…

Допрашиваемый с любопытством воззрился на нее.

— Ты говоришь очень странные вещи. Почему бы тебе не объяснить, что именно ты просмотрела?

— Не собираюсь потакать твоим чрезмерным запросам. Немедленно расскажи, что Рассел делает с Зои.

— А что Рассел делает с Зои?

— Тристан! — не выдержала она.

— Загляни в мой карман и сама увидишь.

Эми взяла сюртук, обследовала два наружных кармана, но ничего не нашла. Во внутреннем кармане обнаружился плотный лист бумаги. Вытащив, она разглядела добычу. Это было изображение мускулистого мужчины, слегка наклонившегося с выставленной вперед ногой. Позировал, очевидно, Рассел, причем, полностью обнаженный. А его улыбка, обращенная к художнику, не оставляла никаких сомнений о мыслях в его голове.

После минутного шока Эми рассмеялась. Когда Тристан потянулся за рисунком, она отпрянула.

— Ну уж, нет. Это мое! — она отложила улику на дальний край покрывала, затем улеглась, сохраняя дистанцию фута в два от спутника. — А я-то волновалась о ней.

— В той комнате были и другие картинки.

— Дай, угадаю. Изображения Зои. В естественном виде.

— Если ты подразумеваешь, обнаженной, то так и есть. Она, безусловно, привлекательная молодая девушка.

Эми уставилась на темнеющее небо.

— Итак, у Фэйт есть Уильям, а у Зои — Рассел.

— Надеюсь, твоя Фэйт не рассчитывает, что действительно заполучила моего дядю. Он постоянно находился в поиске. Мог выбрать любую прелестницу в жены, но не смирился с самой мыслью, что придется ограничиться единственной женщиной.

— Как и ты, — улыбнулась Эми.

— Я?! Мне…

— Я не имею в виду, что ты повеса. Но ты тоже можешь заполучить любую, если пожелаешь.

Он взял ее за руку.

— Эми, мне не нужна любая. Я хочу…

— Тристан, это невозможно, — покачала она головой.

Уверенная рука медленно поползла к талии.

— Пожалуйста, не надо, — взмолилась Эми с жалобным видом. — Есть кое-что, чего ты обо мне не знаешь.

— Тогда расскажи! — вскинулся Тристан. — Прямо сейчас. Расскажи, я выслушаю все, что ты считаешь необходимым.

Эми не поднялась из лежачего положения и не позволила его гневной вспышке поколебать свое спокойствие.

— Ты мне не поверишь. Просто не сможешь.

— А ты попробуй.

Эмми, чуть пристав, оперлась на локоть. Она бесконечно устала. И чувствовала себя одинокой. Хоть Фэйт и Зои прибыли вместе с ней, они, кажется, бросили ее. Она надеялась, чтобы подруги помогут охранять Тристана, но те подыскали себе иные занятия. Фэйт переехала из большого дома на второй же день. Да, конечно, дядя Тристана, наверняка, умер бы без вмешательства целительницы, но в глубине души Эми хотела крикнуть, что они вернулись в прошлое, чтобы спасти именно Тристана. Они переместились сюда не для того, чтобы спасать любезного, волочащегося за каждой юбкой, дядюшку, который, скорей всего, никогда не женится и ничего не оставит после себя в этом мире.

Эми была уверена, что жизнь Тристана важна для ее семьи, особенно для Стивена, а, возможно, даже для всего мира.

Но Эми осталась одна в миссии спасения Тристана. Зои проводит каждый день, позируя и рисуя картинки со своим обнаженным дружком, а Фэйт сделалась местным лекарем.

— Поведай мне свои секреты, — попросил Тристан, садясь рядом и беря ее за руку.

— Я не могу…

— Да! — воскликнул он. — Ты не можешь дальше так продолжать. — Он положил руки ей на плечи и повернул к себе лицом. — Знаю, я не твой муж, хотя видит Бог, хотел бы. Но я здесь, а он — нет. И здесь я вместо него.

Эми попыталась чуть отодвинуться, но твердые пальцы впились ей в плечи.

— Не смотри на меня с такой укоризной. Неужели я еще не доказал, что не применю к тебе насилие? Да мне гордость не позволит. Эми, разве я не вижу, что с тобой происходит? Ты смотрелась в зеркало?

Он не дал ей времени ответить.

— Ты потеряла в весе, а лицо осунулось. Одежда висит. Глаза запали, а взгляд стал старше на двадцать лет, чем неделю назад.

Тристан приблизил к ней лицо.

— Я действительно намеревался сделать тебя своей любовницей, но если не судьба, надеюсь, чтобы ты станешь мне другом. Ты рассказала, что периодически видишь сны, в которых меня обнаруживают мертвым. Но, наверняка, имеется что-то большее. Тревожные сновидения рассеиваются при дневном свете. Признайся, что на самом деле так тревожит тебя.

— Иначе что? — шепнула Эми, их лица разделяло всего лишь несколько дюймов.

— Ничего, — ответил Тристан. — Между друзьями не бывает угроз. Я забочусь о тебе и хотел бы знать из-за чего ты изводишь себя.

Ей необходимо с кем-то посоветоваться. Ей необходима хоть чья-нибудь помощь. Эми пыталась заручиться поддержкой, приведя с собой двух женщин, но с тем же успехом могла прибыть одна. Судьба Тристана не заботит ее подруг.

— Все полагают, что я сильная, — начала она. — Мой муж Стивен, а теперь Зои и Фэйт… Словно я оплот силы. Но это совсем не так. Я потеряла ребенка и…

Она не смогла закончить фразу. Мужчина сел на одеяле, привалился спиной к дереву и протянул к ней руки.

— Иди сюда, позволь обнять тебя, пока будешь рассказывать. Я знаю, каково это — потерять ребенка.

И она рассказала все. Солнце село, звезды зажглись на небе. Корзинка с вином и яствами опустела, но они оставались на прежнем месте. Эми продолжала откровенное повествование. Как потеряла ребенка, как муж организовал ее проживание с незнакомками в штате Мэн…

Тристан слушал молча, не задавая вопросов. Наконец она рассказала о книжном магазине и о книге, в которой прочла об его убийстве.

— Значит, это был не обыкновенный сон, — протянул он, словно огорчаясь, что оказался прав.

Когда Эми дошла до момента, когда женщины оказались в конюшне в незнакомом времени, его объятия стали крепче, но он помалкивал.

Закончив историю, Эми посмотрела на слушателя. Лунный свет посеребрил и обесцветил его лицо.

— Если бы известные мне обстоятельства не подтверждали твой рассказ, я бы тебе не поверил. Но я замечаю больше, чем ты думаешь. И хотя подобное происшествие невероятно, наверное, это правда.

Он передвинулся так, чтобы их лица оказались напротив друг друга.

— Я хочу знать о твоем мире. Много ли различий с сегодняшним днем, и какие? — его глаза возбужденно блестели.

— О, нет, — возразила Эми. — Если я поделюсь подробностями о своем мире, ты все запишешь и изменишь будущее.

Неужели будущее настолько хрупко, что не сможет выдержать крохотных изменений?

— На самом деле, я полагаю, оно перенесет гораздо более значительные вмешательства, но не считаю, что имею права на что-либо подобное.

— А что натолкнуло тебя на эту осторожность? Разве ведьма, отправившая вас сюда, предостерегала от действий, которые могут исказить грядущее?

— Нет, — подтвердила Эми. — Нам дано три недели как раз чтобы преобразовать будущее. Но только мое будущее. Я верю, что ты как-то связан с моей судьбой. У Фэйт и Зои есть возможность отправиться в любое время, куда они захотят. Судя по всему, они предпочтут вернуться сюда же еще на три недели.

— А может, я отправлюсь с тобой в твою эпоху.

Эми с ужасом взглянула на фантазера.

— И что там будешь делать? Сутками спать в моей гостиной? Не думаю…

Тристан поднялся и принялся расхаживать, заложив руки за спину.

— Если то, что ты рассказала, правда…

— В отличие от предположения, что я сумашедшая.

— Точно, — кивнул Тристан. — Если все это — правда, значит, ты должна что-то изменить здесь и сейчас. И ты это уже совершила.

— Что же я изменила?

— Мой дядя будет жить.

— Это заслуга Фэйт, не моя. Тристан не имеет значения, к каким выводам ты придешь в своих умозаключениях, разложив все по полочкам. Убеждена, меня отправили сюда, чтобы спасти тебя от убийства. И именно это я пытаюсь сделать.

— Похоже, здесь что-то большее. Хотел бы я… — он посмотрел на Эми с такой болью, что у нее перехватило дыхание.

— Что?

— Хотел бы я, чтобы вы вернулись сюда до смерти моей жены. Чтобы Фэйт была здесь и спасла их с ребенком.

— Гигиена и чистоплотность, — понурилась Эми. — Вот все, что требовалось. Твой кошмарный ретроград — доктор принял двойню в деревне, не озаботившись мытьем рук ни до ни после. Затем приехал к твоей жене и принял у нее роды грязными зараженными руками. Так и возникает родовая лихорадка, и никто не узнает об этом до Викторианской эпохи, лет через сто.

— Неужели все так просто?

— Да. Сожалею. В нашем мире не нашли лекарства от всех болезней. Но мы соблюдаем правила гигиены. Я видела старинные картины, на которых мужчины в обычной одежде оперирует какого-то несчастного.

— А что надевают лекари в твоем времени?

— Мужчины и женщины при операциях надевают специальные балахоны, маски и резиновые перчатки на руки. Они работают в стерильной обстановке.

Тристан протянул руку, чтобы помочь ей подняться.

— Расскажи поподробнее, — его голос охрип. — Пусть то, что случилось с моей женой и дядей больше не повторится.

— Ты собираешься стать доктором?

— Нет, я просто намерен позаботиться о собственной семье.

— Заведешь охранника, чтобы сопровождал тебя повсюду? — спросила она. — Постоянно. Мечтаю сохранить тебе жизнь до тех пор…

— Пока ты жива?

Он посмотрел на нее, затем заключил в объятия и поцеловал. На мгновение они застыли, ее макушка подпирала его подбородок, а его сердце гулко билось прямо у ее щеки.

— Не говори, что я не вправе к тебе прикасаться. Он заполучит тебя на всю оставшуюся жизнь. Ты вернешься к мужу и родишь от него детей. А у меня осталось лишь несколько дней, чтобы побыть с тобой.

— Тристан, — взмолилась Эми, но не смогла его оттолкнуть.

Он сам отпрянул на расстояние вытянутой руки.

— Ты и я не сделаем ничего предосудительного. Займемся обучением. Научи меня тому, что может оказаться полезным в этом мире. Чтобы никогда больше не пришлось наблюдать, как на моих руках умирает женщина. Ее кровь струилась как ручей смерти. Никогда больше я не хочу видеть родного мне человека, простертого на смертном одре и чахнущего, когда для исцеления достаточно полноценного питания и регулярных омовений.

— Разумеется. Я сделаю, что смогу, но мне по-прежнему нужно оберегать тебя. Ведь кто-то ненавидит тебя настолько, что задумал убить.

Тристан успокаивающе улыбнулся.

— Я отыщу злоумышленника, даже если придется сидеть в засаде всю ночь. Пойдем! Разживемся в доме пищей телесной. А затем ты напитаешь мою жажду знаний.


Глава 19 | Возвращение в летний домик | Глава 21







Loading...