home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

— Хорошо, — произнесла Эми, разливая вино. — Я хочу услышать все подробности. Утро она провела в библиотеке, а днем приготовила обед для двух возвратившихся женщин.

Потребовались все силы, чтобы преодолеть то, что по ее опасениям могло стать глубокой депрессией. Да, она спасла Тристана, но она также и потеряла его. Это чувство было понятным, но ей не нравилось разочарование от того, что в ее жизни, казалось, ничего не изменилось. Но разве она не говорила, что ее жизнь идеальна? Соответственно, должна радоваться, что ничего в ней не изменила.

Она позвонила домой, поговорила со свекром, и он был тем же грубым мужланом, каким она его всегда знала. Чего она ожидала? Что если спасет жизнь его предку, то Льюис Хэнфорд станет джентльменом? Этого не случилось.

Стивен с мальчиками все еще были в лагере, но они вернутся, чтобы встретить самолет Эми. Она с нетерпением ждала встречи с ними, хотя знала, что не расскажет ни Стивену, ни кому бы то ни было о том, что с ней случилось. Стивен сказал бы, что она начиталась любовных романов, и посмеялся бы.

За приготовлением еды она поняла, что единственными людьми, с кем можно поговорить о случившемся, были Зои и Фэйт. Ирония в том, что эти две женщины, которых она опасалась как незнакомцев, могли стать ее подругами на всю жизнь.

Эми оставила их за столом и пошла на кухню за хлебом, который испекла. «Без зависти!» — сказала она себе. Чтобы не произошло с Фэйт и Зои за три недели в прошлом, — а в настоящем за пару минут, — это, несомненно, сильно их изменило.

Эми вспомнила, как впервые увидела Фэйт сгорбленной старой женщиной, ожидавшей, что люди на нее рассердятся. Теперь в летнем домике стояла женщина с прямой осанкой, и выглядела она так, словно ей принадлежал весь мир. Что, черт возьми, произошло?

Зои тоже выглядела прекрасно. На ней была одежда Нью-Йоркского типа, словно с подиума. Ее глаза светились, и она смеялась над каждой шуткой.

На обеих женщинах были обручальные кольца.

Эми глубоко вдохнула и вошла в столовую.

— Расскажите мне! — произнесла Эми, разрезая хлеб. — Во всех подробностях. Единственное, что они сказали ей, — это что обе хотели запомнить обе все жизни, как новую, так и старую.

— Это все кажется было так давно, — сказала Зои, обращаясь к Фэйт. — Не так ли?

— Целая жизнь. Принимая во внимание, что мы провели три недели в восемнадцатом веке, а когда вернулись — наши жизни были прежними, на этот раз моя жизнь совершенно другая, — произнесла Фэйт. — Как насчет тебя?

— Совершенно другая, — сказала Зои.

Она посмотрела на Эми.

— Та же самая, — сказала она. — Ни одного изменения, о котором можно было бы сказать.

Фэйт и Зои взглянули на нее с сочувствием.

— Что произошло с Тристаном? — спросила Фэйт.

— Он жил. Помните, я рассказывала, что отправила его в Лондон, чтобы нанять генеалога? Итак, кажется он нашел моих предков и женился на девушке, которая является мои прародителем, и у них родилось четверо детей. И знаете что?

— Что? — спросила Фэйт вежливо.

— Двое его сыновей стали докторами, а дочери вышли замуж за врачей.

— Боже мой! — удивилась Фэйт. — Вся семья из них. Как замечательно.

— Плохие новости заключаются в том, что сразу после Первой Мировой Войны титулы исчезли, и имение было продано. Мы не спасли его род навсегда, но он смог протянуть подольше благодаря нам.

Возникла пауза.

— Это выглядит замечательно, — сказала Зои, уставившись на еду. — Я умираю с голоду.

— Итак? — спросила Эми. — Вы замужем? Дети?

Фэйт и Зои кивнули и молча опустили головы.

Эми стукнула деревянной разделочной доской по столу.

— Вот оно что! Я не собираюсь смотреть, как вы обе сочувствуете мне. Вы забыли, как выглядит мой муж? А мои дети? Всего лишь день назад, вернее, всего лишь день назад в настоящем времени, вы обе жалели себя, потому что у меня было все. А теперь вы жалеете меня, потому что у вас есть все. Вы не можете чувствовать сожаление в обоих случаях!

Фэйт и Зои переглянулись и начали смеяться.

— Она права, — сказала Фэйт.

— Совершенно права. Итак, кто первый?

— Зои, — спросила Фэйт. — Я хочу знать, почему город ненавидел тебя.

— Они не ненавидели, — ответила Зои, затем выдержала паузу в нерешительности.

— Они ненавидели человека, который заставил мужчину покончить с собой. Но они просто осуждали меня, — она положила руку на руку Фэйт. — Тебе понравится то, что я сейчас скажу: всему причиной моя сестра.

— К черту мою талию, дай еще пасты! — сказала Фэйт. — Я хочу узнать все подробности. Не упускай ничего.

— Вы должны понять, — начала Зои, — что когда я отправилась назад, я знала не больше, чем когда прибыла сюда. Моя память не вернулась до…

— До ночи автокатастрофы, — сказала Эми.

— Верно. Откуда ты знаешь?

— Это сделало бы историю хорошей, — ответила она, неопределенно помахав рукой. — Продолжай. Извини что прервала.

— Я отправилась за две недели до аварии, — сказала Зои. — И все было в порядке. Никто не ненавидел меня. Не уделял излишнего внимания. Я была просто обычной девушкой из обычного городка, где ничего существенного не происходит. Я закончила школу, но не планировала поступать в колледж.

— С твоим талантом? — удивилась Фэйт. — Ты была сумасшедшей?

— Это странно, — сказала Зои. — Я была настолько ординарной, что не знала о наличии у себя таланта. Вы, девчонки, может быть, слишком стары, чтобы помнить это, но в школах очень сильно сократили финансирование, и поэтому уроков рисования больше не было. Мои учителя обычно просили нас нарисовать ферму, и мы делали это. Ни один из них не просил нарисовать лицо одноклассника, и поэтому я никогда не пыталась. А дома меня не окружали творческие люди.

Она съела совсем немного.

— Я должна рассказать предысторию. Когда умерли мои родители, мне было всего лишь тринадцать, и меня отправили жить к сестре. Она была на десять лет старше, замужем, с двумя детьми, так что не очень ждала меня. Все, о чем она говорила в мой последний учебный год, это как ее радует, что я могу устроиться на работу и помогать с расходами.

— Приятная женщина, — произнесла Эми.

Зои никак не прокомментировала.

— Тогда, когда я была там, я не видела, насколько все плохо. Вернувшись назад со своими знаниями, я поняла как это ужасно. Моя сестра была самой красивой девушкой в школе. Она ездила на всех местных праздничных платформах и выиграла все конкурсы красоты. Весь город праздновал, когда она выходила замуж за свой мужской аналог, красавца и капитана футбольной команды в одном наборе.

— Золотая пара, — произнесла Эми, отворачиваясь. Это было похоже на нее и Стивена. — Но настоящий мир другой, ведь так?

— Верно, — сказала Зои. — Она была беременна, когда выходила замуж, а он устроился на работу по продаже поддержанных машин. Удивительно как исчезает школьная слава. Когда я вернулась назад, моя сестра выглядела старой и изнуренной.

— А что ты сделала с автокатастрофой? — спросила Фэйт.

— Ты однажды сказала мне, что если тебе придется пройти через это снова, то ты просто покинешь город.

— Это я и сделала, — ответила Зои. — Я поняла, что бы ни собиралось произойти, это все равно случится, со мной или без меня, а я не хотела в этом участвовать. У меня был доступ к ста пятидесяти долларам, и я взяла их, немного одежды, и покинула город никому ничего сказав. Я поехала в Нью-Йорк.

— Полагаю, ты разыскала того человека, о котором узнала в интернете, — произнесла Эми просто.

— Да, — Зои ухмыльнулась.

— Вы обе не обращаете на меня внимания, — возмутилась Фэйт. — Какого мужчину ты нашла в интернете?

— Кто сказала, что это мужчина? — удивилась Зои.

— О, извини, — произнесла Фэйт. — Уверена, ты узнала о своей сводной сестре, с которой не была раньше знакома. Итак, ты нашла ее, и именно она вернула тебе улыбку.

Эми посмотрела на Зои.

— Ты украла мою идею?

— Да, — ответила Зои. — Я украла твою идею. В ночь, когда мы вернулись из восемнадцатого века, я стала искать информацию о Расселе Джонсе в интернете. Я читала много книг по истории живописи, но не помню, чтобы слышала его имя. Но после нашего возвращения сеть полна им. И знаете, чем он известен?

— Картинами простых людей, — предположила Эми. — Во времена Тристана он всегда рисовал нас, когда мы пекли хлеб. Ему нравились прачки. Эй! Думаете, мы есть в его картинах?

— Не знаю как насчет вас, но я видела несколько своих изображений в обнаженном виде, — сказала Зои, и все они рассмеялись.

— В Лувре, — добавила Фэйт, и они засмеялись еще громче.

— Так, а что с ним произошло? — спросила Эми, разрезая ломтик хлеба. — Он был таким талантливым человеком.

— Он женился, и у него были дети, — сказала Зои просто. — Я плакала от ревности, когда прочитала это.

— Но не сейчас, — сказала Эми, указывая на обручальное кольцо на пальце Зои.

Зои покрутила кольцо на пальце.

— Никогда больше. Видишь ли, я воспользовалась идеей Эми о потомках, и разыскала генеалогическое дерево Рассела.

— Не говори мне! — сказала Эми. — Ты нашла одного из потомков, живущих в Нью-Йорке, запомнила адрес, и когда покинула сестру, уехала к нему. Он художник?

Фэйт и Зои изумленно уставились на нее.

— Когда ты стала так хороша в рассказах? — удивилась Фэйт.

— Думаю, я похожа на Зои и ее искусство. Думаю, всегда была хороша, просто не знала об этом. Итак, я права?

— Да, — ответила Зои, — но он не художник, он…

— Фотограф, — сказала Эми, но заметив выражение их лиц, добавила. — Хорошо, молчу. Рассказывай сама, Зои.

— Спасибо. Но, да, он фотограф. Он делает коммерческие работы, но имя он сделал… — она взглянула на Эми, опасаясь ее вмешательства.

Эми жестом закрыла рот на замок.

— Расс фотографирует людей в обычных ситуациях за обычными делами. Он выиграл много наград.

— Расс? — удивилась Фэйт.

Зои пожала плечами.

— Фамилия — Эндрюс, но имя совпадает.

— Ты безумно любишь его, — произнесла Эми, затем добавила, взглянув на них. — Могу я это сказать?

Зои рассмеялась.

— Конечно. Хотите услышать нечто странное?

— Не знаю, выдержу ли, — сказала Фэйт. — Я немножко в шоке.

— Когда Рассел и я были вместе, он задавал мне много вопросов о моей жизни. Я не могла ему рассказать об Орегоне, поскольку его тогда не существовало, и я рассказала ему все, что знаю о своем роде того времени.

Она посмотрела на Эми, словно подначивая ту закончить историю за нее. Эми сосредоточенно нахмурилась, затем ее лицо просветлело.

— Ты не сделала этого! Он не сделал этого!

— Я запуталась, — произнесла Фэйт.

Зои улыбнулась.

— Кажется, великий художник Рассел Джонс поплыл в американские колонии осенью 1797 года. Он поселился в Вильямсбурге, и сегодня вы можете увидеть написанные им портреты наших предков.

— Надеюсь, он познакомился с другом Эми Томасом Джефферсоном, — невозмутимо произнесла Фэйт.

— Кто тебе рассказал? — удивилась Эми. Она посмотрела на Зои. — На ком он женился?

— На девушке с фамилией Прентисс.

— Полагаю, фамилия твоей семьи, — произнесла Эми.

Фэйт на мгновение нахмурилась.

— Если ты в родстве с женой Рассела, а твой муж потомок их детей, значит ли это, что ты и твой муж кузены?

— Как в королевских семьях, — произнесла Зои, и они рассмеялись.

— Хорошо, теперь расскажи нам, что заставило город ненавидеть тебя, — сказала Фэйт.

— Ах, это, — ответила Зои. — Память об этом полностью вернулась ко мне в тот самый момент, когда, я полагаю, произошел несчастный случай. Я собиралась запомнить дату и уберечь себя, но, оказавшись в Нью-Йорке, в первый же день поехала к Рассу. И мы тут же отлично поладили, и, гм…

— Ты была с ним в постели, когда случилась авария, не так ли? — спросила Эми.

Когда Зои кивнула, Фэйт спросила:

— Как ты это делаешь?

— Не знаю, кажется, будто я вижу это в печатном виде. Я, кажется, просто знаю. Но я буду молчать. Зои, расскажи, что ты вспомнила.

— Я не люблю вспоминать это, даже понимая, что оно на самом деле не произошло. По крайне мере без моего участия.

— Что твоя сестра сделала тебе? — спросила Фэйт, тем самым вызвав у них улыбку.

— Теперь ты рассказчик, — сказала Зои. — И ты совершенно права. Во всем виновата моя сестра.


* * * | Возвращение в летний домик | * * *