home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 3

— Вы хорошо провели время? — спросила Зои, и в её голосе прозвучала злоба. — Ну что, вы наладили свои отношения? — она стояла в саду позади дома около металлического стола, на котором лежали две акварели.

— Они хороши, — сказала Эми, удивлённо глядя на картины. — На самом деле, они очень хороши, — она взяла в руки одну, на которой были изображены трое маленьких детей с трудом тащивших каноэ на скалистый берег. — Если бы я увидела её в магазине, то точно купила бы, — она посмотрела на Зои совершено другими глазами.

— Королева заговорила, — сказала Зои, отвешивая небольшой поклон в сторону Эми.

— Однако, если бы встретилась с художником, я могла бы поменять своё мнение.

Зои рассмеялась.

— Вы хорошо провели день? Купили много барахла?

— Эми полгорода закупила, — отозвалась Фэйт, садясь за стол и рассматривая картины Зои. — Ты, наверное, сотни часов провела в школе, чтобы научиться так рисовать.

— На самом деле, я никогда не ходила в художественную школу, — ответила Зои.

— Кому-нибудь из вас налить спиртное? Я могу приготовить кувшин «Маргариты», — не дождавшись ответа ни от одной из них, она добавила. — Позвольте предположить, вы — два ангела среднего класса Америки, не пьёте.

— Мне текилу, — Эми кивнула Зои, — ты когда-нибудь говоришь что-нибудь приятное?

— Нет, ничего не могу с собой поделать, — ответила Зои, направляясь на кухню. Открыв холодильник, она обрадовалась, обнаружив полдюжины небольших коробок с обедами на вынос. Она была уверена, что они пошли обедать без неё, но это оказалось не так. Она чувствовала себя преданной. Они с Фэйт приехали первыми, а Эми последней. Если тут и должны были образоваться оппозиционные стороны, то разве не логичнее, если бы ими стали Фэйт и Зои против Эми?

Когда она начала выжимать сок из лаймов, то почти услышала голос Дженни, спрашивающий её, почему всегда кто-то должен быть против кого-то. Почему они не могут быть просто одной командой?

Несколько минут спустя Зои наполнила кувшин, обсыпала солью кромки трёх стаканов и вынесла всё это на подносе. На минуту остановившись перед окном, Зои наблюдала, как Фэйт и Эми рассматривают её работы, над которыми она трудилась целый день.

Ей доставляло удовольствие наблюдать, как они удивлённо качают головой. Фэйт решила, что она провела много времени в школе, обучаясь рисованию. Но нет, Зои проснулась однажды утром с металлической пластинкой на голове и без воспоминаний о своей предыдущей жизни. Это случилось, когда ей вручили шариковую ручку и лист бумаги, чтобы писать, поскольку у неё болело горло. И она начала рисовать портреты людей, окружающих её. Это всё был медицинский персонал клиники. Никто из родственников и друзей не навещал её.

Она вынесла поднос и поставила его на стол. Фэйт убрала картины в дом — подальше от опасности намочить, а затем вернулась, чтобы разлить напитки.

— Здесь чудесно, — произнесла Эми, глядя на розы, нависающие над изгородью. — Я теперь могу понять, почему Дженни посылает сюда своих травмированных.

Когда Зои, сузив ярко накрашенные глаза, взглянула на Эми, готовая сказать что-то ужасное, Фэйт опередила её.

— Травмированные не означает сумасшедшие.

— Думаю, что вечно сующая свой нос не в свои дела Дженни может не согласиться с тобой, — насмешливо возразила Зои.

— Если она тебе так не нравится, почему ты ходишь к ней? — спросила Эми.

— Решение суда, — когда остальные никак не отреагировали, она провела рукой по своей голове. — Половина этого не моя. Это надставка. Я попала в автомобильную катастрофу и верхняя часть моего черепа снесло. Доктора собрали его заново, но… — она пожала плечами. — Что-то случилось у меня в голове. Я не помню часть своей жизни.

— По крайней мере, ты сохранила свой талант.

— Не думаю, что он был у меня до катастрофы.

— Ты не думаешь? А что говорит твоя семья? — спросила Эми.

— Мои родители мертвы. У меня есть только одна сестра, которая меня ненавидит.

Фэйт издала невнятное мычание.

— Исходя из моих наблюдений, все сёстры ненавидят друг друга. Чистая зависть. Думаю, что если одна из сестёр окажется бездомной, в то время как другая будет жить в Макмэншене на Лонг Айленде, но у первой волосы от рождения волнистые, то это обязательно вызовет зависть и ненависть другой сестры.

Эми и Зои одновременно посмотрели на неё с изумлением.

— Это мое личное мнение, — закончила Фэйт, допивая напиток.

— Когда я впервые увидела тебя, — сказала Зои, — то подумала, что ты самый скучный человек, которого я когда-либо встречала, но теперь моё мнение начинает меняться.

— В твоем замечании присутствует комплимент? — осведомилась Фэйт.

— Если и присутствует, то я его не заметила, — улыбнулась Эми.

— Давайте накроем стол здесь, — предложила Зои, — поужинаем, а Фэйт развлечет нас историей своей жизни. Хочу услышать ту часть, в которой ты родилась в семье бедняков.

Эми с интересом посмотрела на Фэйт.

— Это правда?

— Более или менее, но я вышла замуж за самого богатого мужчину в городе.

— Это поэтому ты носишь часы за двадцать тысяч долларов? — полюбопытствовала Зои.

Фэйт накрыла часы рукой, но затем заставила себя убрать руку.

— Эдди купил мне их пять лет назад. Я говорила ему не делать этого и даже хотела вернуть в магазин, но из-за гравировки не смогла.

— Почему ты хмуришься? — спросила Зои. — Не очень приятные воспоминания?

— Не об Эдди, нет, но его мать закатила истерику по поводу часов. Видите ли, не имело значения то, что я закончила колледж и получила учёную степень, не имело значения то, что я пятнадцать лет своей жизни посвятила заботе об её сыне, для Рут Уэллман я была ничем иным как нищим отребьем. Самым низменным существом. Ничтожеством.

— Так расскажи нам, — предложила Эми. — Нам здесь не остается ничего иного, кроме как слушать.

— Больше нечего рассказывать. Я выросла в маленьком городке. Влюбилась в парня из самой богатой семьи в городе, и мы поженились.

— Большая церемония? — поинтересовалась Зои.

— Маленькая, но хорошая.

— Из-за матери? — тихо спросила Эми.

— И да, и нет. На самом деле, больше да. Миссис Уэллман, которая была чрезвычайно богатой вдовой, настояла на том, что семья невесты должна оплатить свадебную церемонию. Моя мать тоже была вдовой, но её муж, мой отец, умер в долгах. Мама работала шестьдесят часов в неделю, чтобы прокормить, обеспечить крышу над головой и одевать нас.

— И всё же, твоя свекровь заставила оплачивать свадьбу, — сказала Эми.

— И полагаю, что это было сделано с целью отвратить тебя от свадьбы с ее сыном, — произнесла Зои.

Фэйт кивнула.

Эми встала и отправилась на кухню, чтобы принести еду на вынос, которую они днем купили вместе с Фэйт. Она не собиралась проводить время с этими женщинами, которым прикрепили ярлык «жертва травмы», но день, проведенный с Фэйт, оказался весёлым. Фэйт сказала, что ей некому покупать подарки, и это заставило Эми вздрогнуть от ужаса, но затем Фэйт так заинтересованно расспрашивала об её семье, что напряжение сошло на нет.

С тех пор, как у Эми появилась склонность общаться только со знакомыми людьми, ей не так часто представлялась возможность поговорить о своей семье. В первую очередь она рассказала о своих сыновьях, том, какие они умные и как хорошо занимаются спортом.

— Извини, что хвастаюсь, — сказала она.

— Продолжай. Звучит удивительно. Рассказывай ещё.

Большей частью говорила Эми, а Фэйт помогала ей выбирать подарки её мальчикам. Когда они сели за ленч, Фэйт заметила, что Эми ни словом не упомянула о своём муже. Но тон её голоса наводил на мысль, что не всё хорошо между нею и мужем.

Покопавшись в своей сумочке, Эми вытащила небольшой фотоальбом, открыла на каком-то снимке и вручила Фэйт.

— Бог ты мой! — глаза Фэйт удивлёно расширились. — Он действительно так выглядит, или это фотография удачная?

— В жизни он намного лучше, — ответила Эми, а затем показала другие фотографии — своих красавцев-сыновей.

— Они все красивы, как кинозвезды, — улыбнулась Фэйт. — Однажды…

— Что?

— Ох, ничего, — Фэйт начала просматривать меню.

— Нет, расскажи мне, — начала её подталкивать Эми.

— Прошлой ночью Зои говорила мне такие вещи и …

— Ужасные?

— Конечно. Это же Зои, — ответила Фэйт с улыбкой, на которую Эми не ответила.

— Что случилось?

— Зои напомнила мне события многолетней давности, и сейчас, когда я смотрела на фотографии твоего мужа, мне снова вспомнилось.

Прежде чем она успела сказать ещё что-то, официантка взяла у них заказ. Они обе заказали салат из омаров. Когда официантка ушла, Эми наклонилась вперед к Фэйт.

— Что ты собиралась рассказать?

— Ничего особенного. Ребёнком я любила парня, который слегка походил на твоего мужа, только у него были тёмные волосы и глаза.

— На самом деле? — произнесла Эми удивлённо.

— Да, на самом деле, — ответила Фэйт. — Но кажется, что твой муж из хорошей семьи, и…

— Это с какой стороны посмотреть. Иногда в одной семье бывают совершенно разные люди. Отец и трое братьев моего мужа на редкость примитивны. Они считают великим искусством тракторную тягу. Но Стивен чувствует себя непринужденно в смокинге.

— Тайлер был ещё более тракторным человеком, — сказала Фэйт. — Он даже школу не закончил. Обычно он был перемазан маслом тех машин, которые ремонтировал. И он редко ел что-то, что не было завёрнуто в бумагу. Он действительно был самым грубым, самым… — внезапно замолчав, она опустила глаза.

— Ты была в него влюблена? — мягко спросила Эми.

— Всем сердцем.

Эми через стол положила руку на запястье Фэйт.

— Что случилось с ним?

Фэйт рассмеялась, и отстранённый взгляд исчез из её глаз.

— Не знаю. Ничего. Убежал, полагаю. Кто знает? А если серьёзно, ты ведь не замужем за таким же мистером Популярность?

— Полагаю, нет, — Эми вздохнула. — Мне повезло, что у мужчины, которого я люблю, есть всё. Он умный и весёлый, внимательный и трудолюбивый. Он идеален.

Когда официантка ставила перед ними их салаты, Фэйт воскликнула:

— Да ну! Есть что-нибудь, что тебе в нём не нравится? Хотя бы какая-нибудь мелочь.

— Нет, ничего, — ответила Эми честно. — Мне хотелось швыряться в него посудой, когда он сообщил, что отправляет меня в эту поездку. Но я начинаю думать, что он был прав.

— Ты ведь не собираешься сообщать ему об этом?

— Конечно, нет, — ответила Эми. — Он может быть идеальным, но я нет.

Женщины рассмеялись и покончили со своим ленчем. Остальную часть дня они провели, болтая о своей жизни, но не рассказали ничего откровенного.

И сейчас Эми поставила тарелки и еду на поднос и вынесла всё наружу. Фэйт и Зои сидели в тишине, попивая свои напитки и уставившись в никуда.

Это смешно, подумала Эми. Мы не можем так проводить время.

— Зои, — сказала она прямо, — сделай нам кувшин холодного чая. Фэйт, помоги Зои, затем принеси ножи, вилки и салфетки.

Когда ни одна из женщин не пошевелилась, она добавила:

— Когда мы соберем все здесь, Фэйт расскажет нам о мужчине, по имени Тайлер.

— Про того, за которого она вышла замуж? — спросила Зои со скукой в голосе.

— Нет. Тайлер — это ослепительно красивый молодой человек, которому она позволила выскользнуть у неё из рук. Это любовь, которая преследует её и тянет вернуться обратно. Это звено, которое связывает её с прошлым. Это любовь, которая должна была быть, но не получилась.

Они обе уставились на неё с изумленно открытыми ртами.

— Идите! — Эми будто со своими маленькими детьми говорила. Они поспешили на кухню с нетерпением школьниц. Эми улыбнулась, раскладывая еду. Может быть, время, проведенное в штате Мэн, в конце концов, будет не таким уж плохим.


Глава 2 | Возвращение в летний домик | Глава 4







Loading...