home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

— Может, прекратите глазеть на меня, как на деревенского сказочника? — проворчала Фэйт, сделав глоток вина.

Они поужинали, убрали со стола и теперь переместились в гостиную. Зои открыла бутылку шардоне и разлила всем по бокалу. И теперь они сидели, уставясь в ожидании на Фэйт.

— Мне действительно не о чем рассказывать, — она посмотрела на Эми, ясно давая понять, что та предала её доверие, и Фэйт отнюдь этому не рада. Она могла рассказать что-то нормальному человеку, но Зои? Нет, спасибо!

— Разве нам не полагается рассказывать о своей травмированной жизни, тем самым делая за Дженни её работу? — спросила Зои.

— Хорошо, тогда ты расскажи о себе, предложила Фэйт.

— Прекрасно, — ответила Зои. — Однажды я проснулась в больнице вся в бинтах и с гипсом на обеих ногах. Я не помнила, что произошло со мной и до сих пор не помню.

— Кто навещал тебя в больнице? — поинтересовалась Фэйт, мило улыбнувшись.

— У Дженни длинный язык, — пробурчала Зои.

— Что я пропустила? — спросила Эми, переводя взгляд с одной на другую.

— Дженни рассказала только то, что все в городе были разгневаны на Зои. Я только хочу знать, почему.

— У меня нет никаких мыслей на этот счёт, — ответила Зои.

— Разве ты не расспросила их?

— Нет.

Фэйт и Эми взглянули друг на друга.

— Ты имеешь в виду, что у тебя есть семья и друзья, и они ненавидят тебя, а ты не помнишь почему, но никогда не спрашивала, что вызвало их ненависть? — спросила Эми.

— Сильно сказано, — заметила Зои. — Ненависть. Гнев. Нет, я никогда никого не расспрашивала. Когда я не смогла вспомнить значительную часть своей жизни, суд назначил мне Дженни. Я хожу к ней уже год. Настоящая скукотища.

— А как насчёт того, где ты выросла? У тебя есть родители? Братья или сёстры? — допытывалась Эми.

— У меня есть сестра, но она не хочет иметь со мной ничего общего, также как и я с ней. Может, прекратим это? Я предпочитаю послушать историю Фэйт о потерянной любви.

— А как насчёт бойфренда? — не унималась Эми.

— Это ещё один вопрос, ответ на который мне не известен. У меня не было парня на школьном балу в старшем классе, и это последнее моё воспоминание. Но после этого большой кусок своей жизни я не помню. Я проснулась в больнице со сшитой скобками головой и без единого воспоминания после школьного бала.

— Почему?.. — снова начала Эми, но Зои послала ей такой тяжёлый взгляд, что та сразу закрыла рот.

— Фэйт, — заговорила Зои, — теперь ты. Развлеки нас, пока я буду делать наброски.

Она взяла большой альбом для рисования и карандаш, подтянула колени и посмотрела на Эми, явно собираясь её рисовать.

Эми вскочила на ноги и, достав свой маленький фотоальбом из сумочки, передала его Зои.

— Ты можешь срисовать с фотографий?

— Конечно, — глаза Зои расширились от удивления, стоило ей лишь взглянуть на снимки. — Это твоя семья?

Эми улыбнулась.

— По сравнению с ними голливудские семьи выглядят уродцами. Я не уверена, что смогу зафиксировать на бумаге такое совершенство.

— Зои, похоже, я бы смогла найти в тебе, в конце концов, кое-что приятное.

Зои застонала:

— О, нет! Не говори так! Моя репутация будет погублена. И не говори об этом Дженни. Она поднимет цену и возьмет кредит за то, что сделала меня лучше.

Эми уселась на ситцевой софе и взглянула на Фэйт.

— Думаю, ты должна нам рассказать свою историю.

— На самом деле, — ответила Фэйт, — нет никакой истории. Любовью всей моей жизни был муж. И, конечно, если вы хотите слушать о нём, я рассажу вам, но…

— Я хочу послушать о великолепном жеребце, который от тебя ускакал, — заявила Эми. — А ты, Зои?

— Я хочу послушать о твоей сексуальной жизни с этим мужиком, — выдала та, глядя на фотографию.

— Переведи дух, — бросила Эми, заставив женщин улыбнуться. — Фэйт?

— Хорошо, откуда мне начинать? — сдалась она, глядя на бокал вина. — Может начать, как я вернулась домой из колледжа. Мы с Таем были друзьями всю нашу жизнь, все школьные годы.

— Как и мы со Стивеном, — перебила её Эми. — Даже когда были детьми, мы знали, что когда-нибудь поженимся, — она взглянула на Фэйт. — Извини. Продолжай.

— Держу пари, у тебя были семейные проблемы, — вставила Зои, не отрывая глаз от альбома.

— Нет, на самом деле нет, — начала Эми. — Ой, извини еще раз. Фэйт, у тебя были семейные проблемы?

— Были ли у нас! Я жила одна с матерью, которая делала всё возможное, чтобы обеспечить мне лучшую жизнь. Она проводила бесконечно много времени на работе, а это означает, что я была предоставлена сама себе. Мне полагалось сидеть дома и учиться, что я и делала по большей части. Я делала всё, как учили. Я всегда была хорошо одета и не влезала ни в какие неприятности. До старших классов.

— Как насчет Тайлера? — спросила Эми.

— Бог его знает! — ответила Фэйт. — Я никогда не знала, сколько детей у них в семье, а Тай никогда не говорил об этом. Когда мы были детьми, я однажды увидела его дом. Он был построен там, где, как мне казалось, рос лес. Там, где я жила, дома стояли рядом друг с другом и вдоль улиц тянулись тротуары, ну, а захудалый домишко Тая был окружен деревьями, старыми машинами и собаками, которых привязывали к железным стойкам.

— А что твоя мама думала по поводу твоей дружбы с Таем? — поинтересовалась Эми.

— Примерно то, что вы могли себе представить, — Фэйт вздохнула. — Моя мать была карьеристкой. Она часто любила повторять, что опустилась вниз, выйдя замуж за моего отца. Он сделал то, что делают люди низшего класса — умер, не оставив страховых денег. Она так и не простила его.

— Что она сделала, чтобы поддержать вас? — задала вопрос Зои.

— Косметические процедуры. Она ходила по домам богатых женщин в радиусе пятидесяти миль от нашего городка и ухаживала за их волосами, ногтями, лицами. Она выщипывала брови, делала татуаж и обёртывания тела. Думаю, что половина наших проблем возникла из-за того, что моя мать проводила всё своё время в окружении роскоши. Она бывала в домах, в которых имелась горничная, чтобы открывать дверь, и повар, чтобы готовить обед, а мама чувствовала, что это всё принадлежит ей. Я не помню дня, чтобы она не сказала, что её самой главной ошибкой было замужество по любви.

— Ах, — вздохнула Зои.

— Что это обозначает? — обратилась к ней Фэйт.

— Так вот почему ты вышла замуж за самого богатого человека в городе.

— Я вышла замуж по любви, — отчеканила Фэйт. — Мой муж Эдди был любовью всей жизни. Травма, которую я пережила, это его потеря. Он был моим миром.

Эми пронзила Зои острым взглядом, но та не подняла глаз и не заметила этого.

— Давай не будем всё омрачать, хорошо?

— В этом случае нам следует послушать твою историю, — заявила ей Зои. — Насколько я могу судить, самой большой твоей проблемой была заусеница. Замужество за мистером Красавчиком, двое великолепных детей. Могу поспорить, что ты живёшь в совершенно новом доме с гранитной столешницей на кухне и одной из тех плит с шестью конфорками. Держу пари, что в каждой вашей спальне есть своя ванная комната.

Эми ничего не ответила, поскольку Зои была права на все сто процентов.

— А я могу поспорить, что ты совершила не один ужасный поступок в своем городе, а сотни. И держу пари, что твой несчастный случай послужил для всех только поводом, чтобы избавиться от тебя навсегда.

Зои рассмеялась.

— Возможно, ты права.

— Фэйт, — Эми вернулась к прежнему разговору. — Извини, что прервали тебя. Пожалуйста, продолжай свою историю. Что произошло, когда ты вернулась из колледжа?

— Я не знаю, — ответила она, глядя на свои руки. — То есть, я знаю, но в то же время не знаю. Я не смогла этого понять. Моя мать узнала, в какой колледж поступил Эдди, и меня отправила туда же.

Зои подарила Эми взгляд я-же-тебе-говорила.

— Это выглядело совсем не так! — запротестовала Фэйт. — Мы с Эдди были такими же друзьями, как и с Тайем. Фактически, все школьные годы мы были неразлучной троицей, хотя и выглядели немного странно. Тай говорил, что мы представляем собой все слои общества. Независимо от нашего социального положения мы оставались друзьями, несмотря на попытки матери Эдди нас разлучить. Она устраивала большие торжества по случаю дней рождения Эдди, но нас с Тайем не приглашала.

Помолчав немного, Фэйт улыбнулась.

— На свой шестой день рождения Эдди был так зол, что мать не пригласила нас, что проник на кухню и открыл нам с Тайем дверь. И мы украли именинный торт. Его мать так расстроилась, что вызвала врача прописать ей успокаивающие средства. Когда она легла в постель, Эдди выскочил из дома и присоединился к нам. Мы съели так много торта, что нас стошнило. После этого его мать устраивала торжества только в ресторанах.

Фэйт улыбалась, вспоминая.

— Но всё изменилось в старших классах. Эдди состоял в дискуссионном клубе, был лидером математического кружка, в то время как Тайлеру приходилось работать после школы. Он пропадал по нескольку дней, потому что часто требовался зачем-то своему отцу. Мы никогда не знали зачем, а Тай нам не рассказывал.

— А как насчёт тебя? — спросила Эми.

— Боюсь, что посеяла несколько диких зерен. В основном с Тайлером. У него был скоростной кабриолет, а у меня красные волосы. Опасное сочетание.

Эми посмотрела на Фэйт и не смогла представить её такой. Теперь её волосы были туго стянуты назад, платье опускалось ниже колен, а спина сутулилась. Весь её вид говорил о том, что она в жизни не делала ничего, хоть отдаленно вызывающее интерес.

Фэйт рассмеялась выражению лица Эми.

— Я была бесшабашной всего-навсего какое-то время. На самом деле, только последние два школьных года. Мне надоело сидеть за закрытой дверью дома с матерью, которая постоянно жаловалась. И, ну, в общем, я усвоила кое-что из её профессиональных навыков.

Зои оторвала взгляд от своего эскиза.

— Ты хочешь сказать, что была классной тёлкой.

— Более или менее, — ответила Фэйт. — В своём городке я, конечно же, выглядела лучше всех.

— Молодец! — воскликнула Эми.

— Я успокоилась только после школы — мне пришлось. Я поступила в тот же колледж, что и Эдди. И там мы по-настоящему разглядели друг друга. Ко второму году мы сошлись ближе и уже знали, что поженимся. Мы не объявляли об этом официально, потому что оба боялись рассказать его матери. Она выбрала ему невесту, третью кузину Эдди, выглядевшую, как те лошади, которых она любила.

— Так, а ты предпочла Эдди Таю, — мягко вставила Эми.

— Богатство над любовью, — пустила шпильку Зои.

— На самом деле, я не выбирала. Тай бросил меня.

— Хорошо, — сказала Эми, — теперь я уверена, что хочу услышать каждое слово.

Фэйт потребовалось мгновение, чтобы поразмыслить. Гордость не позволила ей рассказать Дженни о своей первой любви к самому красивому человеку города, человеку вне общества. Как и Зои, Фэйт не хотела идти к психиатру. Её вынудили это сделать после случившегося на похоронах Эдди. Её бывшая свекровь надавила на правосудие и перед Фэйт замаячила перспектива заключения в местную тюрьму и криминальное прошлое на всю оставшуюся жизнь. Потребовалось большое усилие, но она всё-таки заключила сделку с его матерью. От неё требовалось уехать из города и получить некоторую «помощь», и взамен обвинения были бы сняты. Поэтому Фэйт сняла квартиру в Нью-Йорке и начала ходить к психиатру, которого ей посоветовала её бывшая свекровь как единственно приемлемого.

Но это не сработало. С самого начала, Фэйт общалась с Дженни через мать Эдди — и это означало, что она должна была защитить себя любой ценой.

— Хорошо, — сдалась Фэйт, — я расскажу вам. Думаю, что существенная часть моей жизни началась… — она посчитала годы. — В это трудно поверить, но это было только шестнадцать лет назад. А такое чувство, будто прошло сто лет. Я тогда только вернулась из колледжа, и моя мать злилась на меня из-за отсутствия обручального кольца на пальце. Мне до смерти хотелось рассказать ей, что мы с Эдди почти помолвлены, но я знала, что она всё разболтает первому же клиенту, и через пять минут эта новость облетит город. Эдди нужно было время, чтобы рассказать всё матери и уберечь её от сердечного приступа.

— Я в спальне распаковывала вещи, когда Тай открыл окно и просунул голову внутрь. На мгновение у меня перехватило дыхание: он был даже ещё красивее, чем я его помнила.


Глава 3 | Возвращение в летний домик | Глава 5







Loading...