home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 6

— Что случилось после этого? — спросила Эми, когда Фэйт закончила свой рассказ. — Не дразни нас. Я в курсе, что ты вышла замуж за Эдди, но что стало с Таем?

— Не знаю, — ответила Фэйт, допивая бокал вина и наливая себе ещё один. — Я на самом деле не знаю, что с ним стало.

Эми и Зои на мгновение замолчали.

— Что случилось после той ссоры? — спросила Зои.

— Тай высадил меня у моего дома, и я отправилась восвояси. Мама дожидалась меня, готовая отчитать своим едким языком. Она сказала, что я ничем не лучше проститутки и выгляжу, как одна из них, в своей мокрой одежде и с запутанными волосами. Но впервые в жизни я не защищалась. Пройдя в свою комнату, я переоделась и легла спать. Я была настолько подавлена, что думаю, могла бы оставаться там всю оставшуюся жизнь, если бы Эдди не приехал на следующий день меня спасать. Мама была так рада его видеть, что впустила ко мне комнату.

— Уходи, — сказала Фэйт, натягивая одеяло на голову. — Я не хочу никого видеть.

— Я не кто-нибудь, — возразил он, осторожно отодвигая одеяло.

Но Фэйт не открыла лицо.

— Оставь меня одну. Я выгляжу ужасно.

— Как будто я никогда не знал, как ты можешь выглядеть, — ответил он. — Я видел тебя покрытой грязью с ног до головы. А помнишь, как вы с Таем катались по ядовитому плющу? Вы выглядели тогда по-настоящему отвратительно.

— Не упоминай при мне его имя.

— Ах, — вздохнул Эдди, присаживаясь в кресло с розовой обивкой. — Тайлер. Я так и думал, — растеряв весёлые нотки, его голос стал глухим и подавленным. — Так что на этот раз случилось между вами?

Отбросив одеяло, Фэйт села на кровати и почти улыбнулась. Он был для неё таким знакомым, и прекрасно смотрелся в её детской комнате. Ей вдруг стало интересно, как он будет выглядеть в старости. Конечно же, он станет лысым, поскольку его отец тоже облысел, а у матери местами поредели волосы. У него образуется небольшой живот, и он будет носить очки.

— Почему ты так на меня смотришь?

— Я просто представляю тебя стариком.

Она не дождалась от него той улыбки, которую ожидала.

— Я хочу знать, что произошло между тобой и Таем.

— Всё по-старому, — ответила она, отбрасывая с глаз волосы. Она не принимала душ после того, как гуляла с Таем, и от неё пахло озёрной водой. Волосы, будучи грязными, тем не менее кудрявились.

— Это значит, что вы оба превосходно проводили время, пока один из вас не сказал нечто, что другой растолковал по-своему, и началась битва.

— Что-то вроде того, — ответила Фэйт, избегая его взгляда. Она не могла раскрыть ему всё, поскольку тогда пришлось бы рассказать и о поцелуе под водой.

Он поднялся с кресла и подошёл к окну.

— Я думал, что у тебя с ним всё кончено, — произнёс он тихо, глядя в окно. — Я полагал, годы, проведённые вместе со мной, сотрут из твоей памяти Тая. Но вижу, что это не так.

— Ничего не стёрлось из моей памяти за исключением того, что я не могу подолгу находиться рядом с ним.

Эдди обернулся и посмотрел на неё, его лицо выглядело неприятно хмурым.

— Кажется, я помню, когд'a вы проводили много времени вместе.

Фэйт отвела взгляд в сторону, стараясь не покраснеть. Через мгновение, она снова взглянула на него.

— Хорошо, мы проводили время вместе, но ведь я не осталась здесь, с ним, разве не так? Я уехала вместе с тобой.

— Только потому, что твоя мать заполнила за тебя заявление в колледж и заплатила кому-то, чтобы за тебя же написали вступительный тест.

— Хорошо, может мне и не очень хотелось ехать в колледж, отправляясь за тысячу миль от всех моих знакомых.

— От Тая. Только он имел для тебя значение в этом городе. Ты бы стала учиться даже в школе на луне, лишь бы сбежать от матери.

Фэйт провела ладонями по лицу.

— Ты всё оборачиваешь против меня. Да, это правда, что в прошлом мне не хотелось уезжать. Но я действительно хотела получить образование, и потому не стану торчать в доме, меняя пеленки следующие двадцать лет.

— И для меня.

— Что? — переспросила она. — О, верно. Я хотела уехать, чтобы быть рядом с тобой. Эдди, ты всегда был для меня таким же другом, как и Тай.

— Да, но не таким образом как он.

В ответ она посмотрела на него, сузив глаза:

— Если ты имеешь в виду секс, то это не моя вина.

На третьем курсе, когда они с Эдди стали говорить о браке так, словно уже произнесли свои клятвы, однажды, когда соседка по комнате уехала, Фэйт решила устроить ужин при свечах, весь смысл которого состоял в том, чтобы Эдди после провёл с ней ночь.

Но этого не случилось. Когда Эдди вошёл в комнату, то напряжённо вытянулся при виде открывшейся сцены. На протяжении всего ужина он выглядел, как солдат на смотре. Он не притронулся к вину, которое разлила Фэйт, и практически выскочил из комнаты сразу после окончания ужина. Фэйт была так обижена, что почти две недели даже не могла смотреть на него.

В течение всех этих недель Эдди заваливал её комнату цветами, но она всё же не могла простить его. В начале третьей недели он поймал её за руку, когда она прогуливалась на окраине студенческого городка и заставил сесть и поговорить с ним. В тот день он сказал, что хочет воздержаться до брачной ночи. Затем она получила от него бриллиантовое колечко в три карата. Странно, что он не произнёс: «Ты выйдешь за меня замуж?». Но Фэйт решила, что кольцо обо всём сказало. Однако, как только она начала надевать подарок на палец, он сказал, что хочет, чтобы она повесила кольцо на цепочку… он даже купил ей цепочку. Ему не нужно было говорить, что он боялся, как бы кто-нибудь не увидел кольцо и не сообщил бы его матери.

Несмотря на секретность, великолепное кольцо служило достаточным основанием для того, чтобы Фэйт простила Эдди, но несколько раз она всё же напомнила ему о том, как он убежал от её приглашения к близости. И не имело значения, что он поступал правильно, ей всё еще было больно.

— Да, это моя вина, — произнес Эдди с горящими глазами. — Я не Тай с его потрясающей внешностью, с его вульгарными машинами и с его непринуждённостью в обращении с женщинами. Я никогда не был таким, как он. Но я полагал, ты знаешь меня достаточно хорошо, чтобы понять это. Я думал, что между нами все решено.

Фэйт откинула одеяло и подошла к комоду за расческой. На ней были брюки от тренировочного костюма и футболка.

— Под словом «решено» ты имеешь в виду помолвку? Или хочешь поинтереоваться, не выбрала ли я уже платье?

Не дав ему ответить, она добавила:

— Послушай, Эдди. Я не знаю, что сейчас со мной происходит. Я считала, что в моей жизни уже всё устроено, но теперь я в этом не уверена.

— Что ты говоришь? — в его голосе прозвучали панические нотки. — Ты ведь не собираешься отменять свадьбу?

Фэйт прижала ладони к вискам.

— Временами у меня возникает ощущение, что я играю в одноактном сюрреалистичном спектакле, — она взглянула на него. — Эдди, я знаю, ты подарил мне кольцо, и я два года носила его на шее. Я знаю, что мы с тобой говорили о браке, словно давно всё решили. Но правда в том, что ты никогда не просил моей руки официально, а я не принимала твоего предложения.

Он хотел что-то сказать, но Фэйт жестом остановила его.

— Нет. Просто послушай меня. Мне нужно время, прежде чем решить, что делать.

— Чёрт бы его побрал! — прокричал Эдди, сжимая кулаки.

— Минуточку! Я думала, Тай был тебе таким же другом, как и мне.

— Только когда это не касается любви, — ответил он ей, тяжело посмотрев холодными голубыми глазами.

Под его взглядом она шагнула назад. Взгляд Эдди был таким же гневным и исполненным ненависти, как у его матери.

Фэйт открыла эмалированную стоявшую на комоде шкатулку и вытащила из неё кольцо Эдди на цепочке.

— Думаю, тебе следует хранить его у себя, пока между нами всё не прояснится, — произнесла она спокойно.

— Фэйт, ты не можешь позволить себе, проведя лишь один день с Таем, изменить своё будущее.

— Откуда ты знаешь, сколько времени я с ним провела?

— Ты думаешь, в этом городе можно сделать что-нибудь в тайне ото всех? — он шагнул к ней. — Мы с тобой помолвлены, но ты пошла гулять с другим мужчиной.

— Мы будем помолвлены только тогда, когда ты расскажешь об этом своей матери, и мы провозгласим тост, подняв с бокалами с шампанским в твоём доме.

Эдди остался стоять на месте, ничего не говоря.

Фэйт улыбнулась ему и бросила кольцо в карман его рубашки.

— Давай подождём с этим, хорошо? Когда ты будешь готов выйти со мной в общество, тогда я буду готова тебя выслушать. А пока, я думаю, нам следует… — она была не уверена, стоит ли продолжать.

— Что нам следует? Остаться просто друзьями? Это ты хочешь сказать, но не можешь набраться смелости? Мы провели с тобой последние четыре года, а ты даёшь мне от ворот поворот после всего лишь нескольких часов, проведенных со своим бывшим любовником? И это то, что я должен понять?

— Эдди, мне не нравится твой тон.

— А мне не нравится, что ты делаешь со мной. Мы всё спланировали. А ты посылаешь наши планы к чёрту, — он глубоко вздохнул и справился со своим гневом. — Фэйт, — произнёс он голосом человека, который даёт совет ребёнку, — ты одна из самых умных женщин, которых я когда-либо встречал. И сейчас тебе нужно поразмыслить над тем, что ты делаешь. Ты не можешь отвергнуть меня ради такого типа, как Тайлер Паркс.

— Что это значит? Думаешь, ты выше него?

— Не будь смешной. Я думаю о реальных фактах. Где вы будете жить, когда поженитесь? В лачуге на окраине леса? Ты собираешься залететь в первую брачную ночь и проработать всю беременность в закусочной Кинга?

— К вашему сведению, мистер Эдвард Уэллман, пока мы с вами прекрасно проводили время в колледже, Тай здесь зарабатывал деньги. И более того, он купил для меня дом.

— Дом? — переспросил Эдди подавленным голосом с расширившимися от удивления глазами. — Что за дом?

— Большой старый фермерский дом сразу за местечком Карсон.

Эдди задумчиво нахмурился. А когда он вспомнил дом, то ещё больше нахмурился.

Выражение его лица заставило Фэйт улыбнуться.

Она не хотела предавать доверие Тая и рассказывать кому бы то ни было о новом шоссе, но было приятно видеть, что Эдди знал этот дом и знал, что это не просто «лачуга в лесу».

Эдди пришёл в себя.

— Чем Тай занимался, чтобы заработать деньги?

Было что-то в его голосе, что не очень понравилось Фэйт. А ещё ей не понравилось направление, которое принял их спор. В жизни у неё было очень немного разногласий с Эдди. В детстве во всех делах зачинщиками были она и Тайлер. Они придумывали планы для каких-нибудь волнующих проделок, как, например, таких, когда они подкладывали монеты на рельсы — под тяжёлые колёса проходящих мимо локомотивов.

Эдди же всегда был их последователем, готовым выполнить всё, что они задумали, но лишь до того момента, пока дело не требовало приложения слишком серьёзных усилий. Тогда он превращался в стороннего наблюдателя, не принимающего участия в происходящем.

Она бы сказала, что знает об Эдди всё, но теперь он предстал перед ней своей другой стороной. Она вдруг разглядела, в нём черты его матери. Она никогда об этом раньше не задумывалась, но ведь неизбежно, что он унаследует хоть немного снобизма своей матери. Особенно её расстраивало то, что он направил этот снобизм против их общего друга. Принимая во внимание, что этот друг в детстве дважды спас ему жизнь, Эдди не следовало бы быть снобом. Но с другой стороны, когда ему в первый раз спасли жизнь, Эдди сказал, что если бы не Тай, то он вообще не оказался бы в том месте, так что в некоторой степени это была обязанность Тая. Тай въехал ему в нос кулаком. Во второй раз, когда ему спасли жизнь, Эдди сказал «спасибо».

Сейчас, слушая Эдди, ей пришла в голову мысль, что она хочет одного: чтобы он покинул её дом и больше никогда не возвращался. Вместо этого она сказала:

— Думаю, для нас обоих, было бы лучше взять тайм-аут этим летом и подумать, чего же мы на самом деле хотим.

Весь его гнев вдруг испарился:

— Я знаю, чего хочу, с того времени как мне исполнилось шесть лет, — тихо произнёс он. — Я хочу тебя с тех самых пор, как ты одолжила мне синий карандаш.

— Потому что твой сломался, — ответила она, улыбаясь воспоминаниям. — Ты открыл новую коробку карандашей, а синий сломался. Я думала, ты сейчас заплачешь, и одолжила тебе свой.

— И ты одолжила все карандаши — и твои, и мои — Таю, потому что у него их не было, — напомнил он.

Фэйт улыбнулась ещё шире. Их троих связывали крепкие узы. Она перестала сердиться на Эдди.

— Давай за лето решим, что будем делать, хорошо? Ты поговоришь со своей матерью и постараешься внушить ей мысль, что я смогла бы стать частью вашей семьи, а я буду…

— Что будешь? Проводить дни с Таем? Спать с ним? — он почти выплюнул эти слова.

И опять она сделала шаг назад.

— Он никогда не захочет больше видеть меня, так что твои опасения на этот счёт напрасны. Я думаю, что стану…

— Станешь что? — спросил Эдди, но на этот раз легче.

— Думаю, что устроюсь на работу, — Фэйт ни разу не задумывалась об этом, но внезапно осознала, что в последние два года была так поглощена идеей стать женой Эдди, что мысль найти работу стала для неё в новинку. Но сейчас ей эта мысль понравилась. Она могла бы начать покрывать долги за обучение в колледже.

— И что ты будешь делать? — удивился Эдди.

— Не знаю, — ответила Фэйт, приободрившись. — Возможно, стану консультантом по брачно-семейным отношениям, — положив руку на плечо Эдди, она подтолкнула его к двери. — Как бы я ни наслаждалась твоей ревностью, я хочу, чтобы теперь ты ушёл, и тогда я смогу подумать о том, чем займусь этим летом.

— А когда лето закончится?

— Не знаю, — сказала она. — Может быть, выйду замуж за мистера Такера.

Эдди слегка улыбнулся. Мистер Такер был разнорабочим, у которого не было зубов и которому было лет за восемьдесят. И он был самым большим бабником в городе.

— Могу я быть твоим посажённым отцом? — спросил Эдди с невозмутимым видом.

Фэйт рассмеялась и сильнее толкнула его в плечо, но Эдди не уходил. Вместо этого он схватил Фэйт и подарил ей самый страстный поцелуй изо всех, которыми когда-либо целовал её.

Когда он отпустил её, его глаза блестели.

— Есть кое-что, что я делаю так же хорошо, как Тайлер Паркс.

Фэйт только легко улыбнулась и, открыв дверь, проводила его взглядом. Её мать стояла в нескольких футах и задумчиво смотрела на левую руку Фэйт. Было ли на ней обручальное кольцо? Когда она заметила, что его нет, то вздохнула так, чтобы Фэйт поняла, как разочаровала мать.

Фэйт закрыла за Эдди дверь, и на минуту прислонилась к ней.

— Нет, ты не можешь, — прошептала она в ответ на утверждение Эдди. Он целовался не так хорошо, как Тай. Когда она целовалась с Таем, то была так поглощена им, что не заметила, как они очутились под водой, и то, что к ним приближалась моторная лодка. Если бы не Тай, то они уже были бы мертвы.

Направляясь в душ, она размышляла над тем, что произошло за последние несколько дней.

— И что случилось? — спросила Эми.

Фэйт вздохнула.

— Кажется, что прошло гораздо больше времени, чем шестнадцать лет. Тай бросил всё и уехал из города.

— Что он сделал? — переспросила Эми.

— Он покинул город. Его больше никогда не видели. Когда пошло три недели и Тай не появился, я пошла к его матери. И та сказала, что он вернулся домой сменить мокрую одежду. А переодевшись, сел в кабриолет и уехал. По моим сведениям, ни один человек в городе его больше не видел.

— Как странно, — прошептала Эми. — Ты думала, он будет бороться за тебя.

— Нет, — тихо ответила Фэйт, — в тот день, когда он увидел, во что, по его мнению, я превратилась, Тай больше не захотел иметь со мной ничего общего.

— Или, может быть, он попал в аварию и потерял память, — вставила Зои, не отрываясь от холста. — Вы знаете, что такое случается.

Нахмурившись, Эми снова взглянула на Фэйт:

— Что произошло между тобой и Эдди?

Фэйт улыбнулась.

— Всё изменилось. Словно поняв, что может потерять меня, он вступил в бой с драконом.

— А дракон — это его мать, — уточнила Зои.

— О, да. Через пару дней после нашей ссоры у меня дома он сказал матери, что женится на мне, и женился.

— И вы сыграли небольшую свадьбу, поскольку всё оплачивала твоя мать. А позже как отнеслась его мать к тебе? — спросила Зои.

Фэйт откинула голову назад и издала рвущийся из души стон.

— Она превратила мою жизнь в ад. Пока Эдди болел…

— Когда он заболел? — спросила Эми.

Фэйт опустила взгляд на свои руки.

Когда пауза затянулась, Зои посмотрела на неё:

— Он ведь всегда болел?

Фэйт кивнула, не поднимая глаз.

— Ох! — воскликнула Эми. — Вот почему он никогда не участвовал вместе с тобой и Таем в спортивных играх. Вот почему он всегда держался позади, — она на мгновение замолчала. — Но ты ведь не знала об этом, когда выходила замуж?

— Нет, — ответила Фэйт. — Его мать была самым настоящим снобом и не могла допустить, чтобы кто-нибудь узнал о том, что она смогла родить только одного ребенка, да и того со слабым сердцем. Она возила его к врачам далеко от нашего маленького городка, и поэтому ни один человек не знал, что с мальчиком что-то не так. Она ежедневно напоминала Эдди, что он должен сохранять в тайне болезнь сердца.

— Возможно, ей не хотелось, чтобы он женился на пышущей здоровьем рыжеволосой девушке, опасаясь, как бы она не убила его в постели, — предположила Зои.

Фэйт улыбнулась.

— Может, это и имело какое-то значение, но мне кажется, что главная причина была в том, что я стояла ниже на ступеньках социальной лестницы, чем её драгоценный сын.

— А причиной его воздержания от секса до свадьбы была его болезнь?

— Да, — ответила Фэйт, мгновенная вспышка промелькнула в её глазах. — Я была очень зла на него из-за этого. Эдди знал, что я спала с Таем, и догадывался, что тот был великолепным любовником, и потому не хотел с ним соперничать. Эдди хотел связать меня узами брака, прежде чем я обнаружу, что он …

— Он что? — спросила Зои.

— Прежде чем я обнаружу, что он был… Как бы понеобиднее сказать? Недозрелым в постели.

— Тебе лгали и обманом заманили в брак, — сказала Зои. — Почему ты не развелась с ним?

— Я думала об этом. Трижды я пыталась от него уйти. Одно время я даже сошлась с другим мужчиной, но, в конце концов, всегда возвращалась к Эдди. Он так сильно нуждался во мне, а я… — она подняла голову. — Правда в том, что я любила его. Я любила его с детства. Между нами столько всего было. В те дни, когда Эдди чувствовал себя хорошо, мы смеялись и веселились вместе. Это был наш маленький секс, правда, в другом смысле.

Когда Зои и Эми переглянулись, Фэйт продолжила, и голос её при этом звучал настойчиво, будто она оправдывала себя.

— Я знаю, всё выглядит, как будто бы моя жизнь была ужасной, но это не так. По крайней мере, первые годы не были. Можете думать, что хотите, но Эдди был богатым. Первые пять лет нашего супружества мы путешествовали. Я имею в виду самые настоящие путешествия. Не те, в которых за шесть дней посещаешь шесть стран. Мы с Эдди отправились в круиз на лайнере, останавливались только в пятизвездочных отелях. Месяц мы провели в Венеции, шесть недель в Париже.

— К тому же это давало тебе возможность уехать из своего города и от его матери.

— И более того, что тебя ожидало в твоём городе? Твоя настоящая любовь ведь уехала.

— Настоящая любовь, — повторила Фэйт. — Ты имеешь в виду Тая?

— Да, — ответила Эми, но Фэйт ничего не ответила.

— Что случилось с дорогой во владениях Тая? — спросила Зои.

Фэйт пожала плечами.

— Дорогу построили, а деньги за землю передали матери Тая. Она тоже уехала из города. Я никогда её больше не видела. Не знаю, что случилось с ней, но поговаривали, будто бы она живет с Таем.

— А что с домом, который Тай хотел перестроить для тебя? — поинтересовалась Эми.

— Его снесли. Эдди предложил мне его купить и перенести, куда я захочу. Но я не могла даже смотреть на этот дом, тем более жить в нём.

— И где же вы с Эдди жили? — спросила Зои, не отрываясь от холста.

Когда Фэйт не ответила, обе слушательницы уставились на неё.

— Только не говори нам, что вы жили с его матерью, — произнесла Эми. — Ты не могла этого сделать. Скажи мне, что это не так.

— Так и было. Эдди сказал, что это временно, пока мы не обзаведёмся собственный жильём. Но как только мы у неё поселились, он сказал, что у его мамы никого нет, кроме него, и его сердце не выдержит при мысли, что она живет одна одинёшенька в этом огромном доме, — Фэйт пожала плечами. — Но к тому времени я была так подавлена ими обоими, что не очень возражала.

— Что случилось с ней? — спросила Эми.

— Ничего. Она всё ещё жива и всё так же ненавидит меня.

Зои чуть присвистнула.

— Ты всю жизнь мирилась с этой бой-бабой?

— Да, — ответила она, улыбнувшись. — Но я расквиталась с ней. И не слабо врезала.

— Каким образом? — спросила Эми. — Какой-то информацией?

— Нет, — ответила Фэйт, улыбаясь еще шире. — На похоронах Эдди я дважды ударила её кулаком в лицо. Сперва правым, а потом левым. Бух! Бух! Это было замечательно. Конечно же, меня оттащили от неё, и я провела ночь в местной тюрьме. Но я всё ещё помню этот случай как самое высокое достижение в моей жизни.

— Очень жаль, что ты не сделала этого до свадьбы с Эдди, — пробурчала Зои.

— Но ты любила Эдди, — сказала Эми. — Я могу понять многое из того, что ты делала несмотря ни на что, только тем, что ты любила его.

— Ты действительно романтичная натура, не так ли? — заметила на это Фэйт.

— Если бы мне достался такой муж, как у неё, я бы тоже была романтичной, — Зои показала эскиз портрета Стивена. Непонятно, как это возможно, но она сделала так, что на портрете он выглядел ещё лучше, чем в жизни. Рисунок был чёрно-белым, и потому нельзя было бы увидеть его светлые волосы. И Зои изобразила его с тёмными глазами и волосами. А брови его были изогнуты в той манере, в которой он привык получать то, что хотел.

— Боже мой! — прошептала Фэйт удивленно.

Эми взяла картину из рук Зои.

— Думаю, что мне, вероятно, придётся сегодня ночью полететь домой, — сказала она, глядя на портрет.

— Можно мне с тобой? — воскликнула Зои. В её голосе прозвучала такая искренность и страсть, что все трое рассмеялись.

— Могу я купить его у тебя? — спросила Эми, держа в руках портрет, словно от него зависела её жизнь.

— Нет, но ты можешь оставить его себе.

— Ты не можешь… — начала Эми, но потом замолчала. — Спасибо. Спасибо тебе большое. Я в долгу перед тобой, — она неохотно вручила портрет обратно.

Фэйт зевнула.

— Не знаю, как вы, но я хочу спать. Я провела сегодня сеанс четырехчасовой терапии.

— Не будет ли Дженни гордиться нами? — сказала Зои, убирая принадлежности для рисования.

— Ах, да. Раз мы заговорили о ней, — произнесла Фэйт поднимаясь, — никто из вас не получал сегодня визитные карточки?

— Визитные карточки? — переспросила Эми, словно не понимая, что это такое.

— Я — нет, — ответила Зои. — Я сегодня ничего не купила, кроме как ленча. И никто не давал мне визитки.

— Почему ты спрашиваешь об этом? — поинтересовалась Эми.

— Я вчера разговаривала с Дженни, и она сказала, чтобы мы собрали все визитки, который нам предложат. Кажется, для неё это важно.

Эми с Зои переглянулись и пожали плечами.

— Извини, ничем не могу помочь, — сказала Эми. — Мы завтра выйдем и посмотрим, что сможем найти. Может, она коллекционирует визитки.

— Нет, — возразила Зои. — Возможно, у неё есть сумасшедшие пациенты, которые используют их…

— Для строительства экспериментальных домов, — поспешно докончила за неё Эми до того, как Зои смогла придумать какую-нибудь изощрённую участь для этих визиток.

— Конечно, — согласилась Зои. — Я в постель. Ты хочешь принять ванну первой? — спросила она у Фэйт.

— Я бы хотела принять душ, если ты не возражаешь.

— Ха! — воскликнула Зои. — Ты предпочитаешь проводить часы в ванной. Я видела те банки-склянки с вонючей дрянью, которые ты накупила.

— Это очень долго, — объяснила Фэйт. — Я только приму душ и…

— Прими ванну! — приказала Эми командным голосом. — Зои не закончила портрет моего сына. И кроме того, она может воспользоваться моей ванной. Иди и наслаждайся.

— Ладно, я пойду, — сказала Фэйт и вышла.

Когда они остались одни, Зои направилась на кухню, а Эми последовала за ней.

— Так о чём ты хотела со мной поговорить? — спросила Зои, открывая холодильник и вытаскивая оттуда бутылку белого вина.

— Что заставило тебя подумать, будто я хочу поговорить с тобой? — вопросом на вопрос ответила Эми, ополаскивая бокалы для вина.

— Ты солгала Фэйт о рисунке, который я даже не начинала, и осталась со мной в комнате. Одна. Так, и что ты хотела сказать?

— Не знаю. Просто история Фэйт расстроила меня. Как ты думаешь, что случилось с Тайлером?

— Он покинул город. Это она сказала. Он проторчал в том городе, ожидая, пока вернется из колледжа девушка, которую он любит. И когда она вернулась, он увидел, что Фэйт хочет не только его. И Тайлер поступил по-умному — уехал из города.

Эми протянула Зои бокалы, чтобы та наполнила их из только что открытой бутылки.

— Я не знаю. В её истории мне не дает покоя что-то, от чего меня бросает в дрожь.

— Ты имеешь в виду, что Эдди обманывал и манипулировал ею, как и его мать?

— Да, это то, что я имею в виду. Бедная Фэйт, — произнесла она, опираясь на барную стойку и делая глоток вина. — Мне так её жаль. Она всё ещё твердит, что Эдди был любовью всей её жизни. Но как это может быть?

— Так, и что ты надумала своим светлым умишком? Отвести её к парикмахеру и придать ей новый облик?

— Ты можешь прекратить это? — прервала Эми, уставившись на неё. — Я уже могу разглядеть в тебе тебя, хоть ты и прячешься, изображая девчонку-хулиганку.

— Полагаю, я просто испуганный маленький ребёнок под толстым слоем макияжа.

— Это то, что говорит тебе Дженни.

Зои улыбнулась.

— Да, точная цитата.

Эми взглянула на дверь ванной комнаты, откуда доносился шум воды.

— Мы можем кое-что сделать для неё. Сложно себе представить всё, что с ней произошло за последние годы. Она превратилась из…

— Пышногрудой рыжеволосой девицы, — подсказала Зои.

— Да, пышногрудой, страстной рыжеволосой девушки в … — она взглянула на Зои.

— В разбитую подавленную женщину, которой нет ещё и сорока.

— Мне интересно, что случилось с её матерью.

— Умерла несколько лет назад, — ответила Зои. — Фэйт рассказала мне до твоего приезда. Держу пари, что старая карга умерла счастливой.

— Почему бы и нет? Она шантажировала и заставила своего единственного ребёнка выйти замуж за человека с пороком сердца и …

— И получить свекровь у которой не было сердца, но было много денег.

— Клянусь, что позволю своим детям жениться, на ком они захотят, — обещала Эми.

— Неужели? А что если один из твоих прекрасных сыновей с дипломом колледжа приведёт домой крашеную блондинку, которая даже школу не закончила, и скажет, что хочет жениться на ней и усыновить её троих незаконнорожденных детей?

— Хороший удар, — сказала Эми, глядя на сад через окно. Уже было поздно и ей следовало бы лечь спать, но её не покидали мысли о попусту растраченной жизни Фэйт. — Интересно, а мы смогли бы найти Тайлера?

— Мы? Когда это ты и я стали «мы»?

— Когда ты изобразила моего мужа как сексуального бога.

— Держу пари, правда в том, что он пьёт и изменяет тебе.

— Нет, это его браться так поступают. Они женаты по два и три раза. Но мой Стивен идеальный.

— А это хоть чуточку не надоедает?

— Конечно, нет! — ответила Эми, затем, осушив бокал, вымыла его. — Думаю, что завтра проверю некоторые поисковые системы, которые помогают найти людей.

— Что ты знаешь об этом Тае, что поможет тебе найти его?

— Его имя, город, в котором он вырос и братья, которые переехали на Аляску. Я думаю, что смогу собрать воедино достаточно кусочков, чтобы хоть что-нибудь разузнать. Ну, ладно, я спать. Увидимся утром.

Когда Эми ушла, Зои простояла на кухне несколько минут, затем пошла в спальню и вытащила свой ноутбук. Несмотря на то, что приближалась полночь, она не устала. С тех пор как она оказалась в больнице, у неё были проблемы со сном, и ей редко удавалось проспать дольше четырёх часов. Обычно она рисовала, но сегодня ей хотелось посмотреть, что она откопает в интернете. Как только компьютер включился, и беспроводный интернет заработал, она налила себе еще один бокал вина и села.

— Ну, мистер Тайлер Паркс, если у вас всё ещё это имя, я собираюсь вас найти, — сказала она экрану, начиная печатать.


Глава 5 | Возвращение в летний домик | Глава 7







Loading...