home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 16

Поиск нового жилья. Визит сына

Работа моя была не слишком обременительной, и, что самое замечательное, я могла свободно распоряжаться своим временем. Переводы научных текстов, просмотр и отбор научных журналов Академии наук нельзя было сравнить с журналистикой или преподаванием языка. Поскольку я трудилась самостоятельно, то и процесс был несколько монотонным. Но все же это была работа, и это не могло не радовать.

После обязательных курсов с утра и, если удавалось, совместных обедов с Генрихом, я шла в университетскую библиотеку, а порой брала работу на дом. Приходилось готовиться также к занятиям по немецкому, так как в течение всего курса устраивались письменные экзамены, подразделенные на ступени освоения языка.

Иногда Флетчер заезжал после работы и помогал мне с немецким, проверяя грамматику и безжалостно критикуя за малейшую ошибку. В хорошую погоду мы любили посидеть во дворе пансиона. Здесь располагалась уютная беседка, в которую редко наведывался кто-либо, кроме нас. Хозяин дома все время любил повторять, что для него гости ну просто «короли, князья, и почетнее их никого нет», не говоря уж о том, что желание гостя для него закон. Однако эти «короли и князья» ему, похоже, вскоре надоели. Выйдя как-то во двор, я увидела, что беседка забаррикадирована стульями. «Наверное, ремонт или садовая уборка», – предположила я, но на следующий день ситуация повторилась.

Узнав от меня свежие новости, Генрих только иронично усмехнулся и сказал, что можно без проблем снять комнату в студенческой коммуналке, надо только следить за объявлениями в газете.

Обойдя несколько адресов, где типичные немки с любопытством рассматривали восточноевропейскую гостью в сопровождении солидного друга, им все же удалось найти приличную комнату в трехкомнатной квартире. Там жили исключительно мужчины: немец, студент машиностроительного факультета, и турок, получавший образование в одном из колледжей города. Эта квартира как нельзя лучше подходила: десять минут до университета, спокойные, дружелюбные соседи. К тому же все нужные магазины рядом и до центра города рукой подать.

Флетчер, ум которого никогда не уставал бурлить новыми идеями, уже составил план действий и решил, что перво-наперво нужно выкрасить стены моей комнаты. Уже через день я смогла въехать, получив некоторую мебель от Генриха и с его же помощью купив недостающее: стол, лампу, полки для книг и ковровую дорожку, которые привнесли окончательный уют в мою новую обитель. Постельное белье и полотенца мне презентовала супруга Флетчера. Она изъявила желание лично приехать и ознакомиться с ситуацией на месте. Я показала ей свою комнату, уже порядком устроенную, на что супруга Генриха, передавая чисто выстиранные старенькие полотенца, безэмоционально произнесла: «Prima!» – что означало «неплохо». Не задавая ненужных вопросов, спокойная и деловая, она поспешила ретироваться, захватив с собой супруга.

Я на минуту задумалась: «Интересно, знает ли она о наших отношениях или только догадывается?» Интуиция меня не обманывала: супруга Генриха знала больше, чем я могла предполагать…

Время летело так быстро, что в разгар лета, не без помощи предприимчивого Флетчера и им же организованного приглашения, я ждала в гости сына. Саша должен был лететь один – по правилам таможни для этого требовалось согласие двух родительских сторон.

Генрих предложил для комфорта снять квартиру в тихом, уютном курортном городке Бад-Липшпринге, где предлагалась масса апартаментов, сдававшихся на время отпуска. Я была в восторге от отдельной меблированной квартиры с обустроенной кухней и всем самым необходимым для жизни.

Саша прибыл в аэропорт Ганновера, где мы с с Генрихом ждали его. Соскучившись по маме, но стесняясь незнакомца, мальчик был поначалу скован и сдержан, но потом освоился и стал прежним Сашком, ласковым и любопытным.

Все вместе мы посетили известный бассейн и термы Бад-Липшпринге, а также огромный парк отдыха с аттракционами, зоопарком и детской железной дорогой. Генрих, прихватив с собой второй шлем, возил Сашу на своем мотоцикле BMW и фотографировал, как заправского гонщика. Они катались на велосипедах вокруг живописного озера, совершали прогулки в местный лесопарк.

Когда настал день отъезда, я не находила себе места от волнения. Укладывая вещи сына, я прятала от него и самой себя горькое волнение. И только в аэропорту Ганновера, когда самолет взлетел в воздух, взяв курс на Россию, я не смогла больше сдерживать себя и разрыдалась… Слезы душили меня, катились по мокрым щекам, и я не могла их остановить… Я плакала и на обратном пути, в машине, и дома. Генрих пытался меня успокоить, но состояние пустоты и грусти после отъезда сына не покидало…


Глава 15 Жизнь в новых условиях | Как я свалила из Германии обратно в Россию | Глава 17 Время как в полете. Волна воспоминаний